ХУ­ДОЖ­НИК-ПОСТАНОВЩИК МУЛЬТФИЛЬМА «СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА» ЛЕО­НИД ШВАРЦМАН: «ХРУСТАЛЬНУЮ ЗВЕЗДУ В НЬЮ-ЙОРКЕ ЗА ВКЛАД В МУЛЬТИПЛИКАЦИЮ МНЕ ВРУЧАЛ СЫН ОДРИ ХЕПБЕРН»

Ше­сть­де­сят лет на­зад бы­ла со­зда­на кар­ти­на, по­лю­бив­ша­я­ся мил­ли­о­нам де­тей во всем ми­ре

Fakty i kommentarii - - ЗАКУЛИСЬЕ - Оль­га СМЕТАНСКАЯ

Мульт­фильм «Снежная королева» ре­жис­се­ра Ль­ва Ата­ма­но­ва, сня­тый по од­но­имен­ной сказ­ке Ган­са Хри­сти­а­на Ан­дер­се­на, — на­сто­я­щий ше­девр ани­ма­ции. Он был от­ме­чен пре­стиж­ны­ми на­гра­да­ми на меж­ду­на­род­ных фе­сти­ва­лях в Кан­нах, Ве­не­ции, Ри­ме, Лон­доне.

На сво­ем род­ном язы­ке мульт­фильм смог­ли по­смот­реть де­ти в Аме­ри­ке, Гер­ма­нии, Фран­ции, Шве­ции, Мек­си­ке и дру­гих стра­нах ми­ра. При­чем в озву­чи­ва­нии ро­лей участ­во­ва­ли ми­ро­вые ки­но­звез­ды. К при­ме­ру, Кат­рин Де­нев и Кир­стен Данст. О том, как со­зда­вал­ся мульт­фильм, в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью «ФАК­ТАМ» рас­ска­зал ху­дож­ник-постановщик кар­ти­ны Лео­нид Шварцман, ко­то­ро­му недав­но ис­пол­ни­лось 97 лет. К сло­ву, имен­но он на­ри­со­вал зна­ко­мых нам с дет­ства Че­бу­раш­ку, кро­ко­ди­ла Ге­ну и ста­ру­ху Ша­по­кляк, ко­тен­ка по име­ни Гав, а так­же Уда­ва, Мар­тыш­ку, Сло­нен­ка и По­пу­гая.

«По­ехать в Ко­пен­га­ген мы не мог­ли, по­это­му изу­чать уклад жиз­ни и осо­бен­но­сти ар­хи­тек­ту­ры от­пра­ви­лись в При­бал­ти­ку»

— Лео­нид Аро­но­вич, мульт­фильм «Снежная королева» по пра­ву во­шел в ми­ро­вую зо­ло­тую кол­лек­цию ани­ма­ции. Помни­те, с че­го все на­ча­лось?

— Ре­жис­сер Лев Кон­стан­ти­но­вич Ата­ма­нов, с ко­то­рым мы до это­го сде­ла­ли кар­ти­ны «Алень­кий цве­то­чек» и «Зо­ло­тая ан­ти­ло­па», ре­шил по­да­рить де­тям еще один мульт­фильм — «Снеж­ную ко­ро­ле­ву». Тру­ди­лись мы пол­то­ра го­да. Ри­со­ва­ли фильм с ху­дож­ни­ком и мо­им дру­гом, ныне уже по­кой­ным Алек­сан­дром Ва­си­лье­ви­чем Ви­но­ку­ро­вым. Дей­ствие сказ­ки про­ис­хо­дит в Дат­ском ко­ро­лев­стве. Увы, по­ехать в Ко­пен­га­ген мы не мог­ли — до­бить­ся ко­ман­ди­ров­ки в ка­пи­та­ли­сти­че­скую стра­ну бы­ло очень труд­но. По­это­му изу­чать уклад жиз­ни и осо­бен­но­сти ар­хи­тек­ту­ры от­пра­ви­лись в При­бал­ти­ку, ко­то­рая в куль­тур­ном от­но­ше­нии бы­ла близ­ка к Ев­ро­пе.

Ра­бо­та­ли в Ри­ге, Тал­лине, Тар­ту. Счаст­ли­вое бы­ло вре­мя! Боль­ше все­го по­черп­ну­ли в Тал­лине. Мы там жи­ли до­воль­но дол­го. Мно­го фо­то­гра­фи­ро­ва­ли, ри­со­ва­ли с на­ту­ры, бе­се­до­ва­ли с мест­ны­ми жи­те­ля­ми… По­ра­жа­ло аб­со­лют­но все! Ведь до это­го за гра­ни­цей я ни­ко­гда не бы­вал. Уже по­том съез­дил в Ав­стрию, Че­хо­сло­ва­кию, Гер­ма­нию, США... В Тал­лине бы­ла ка­кая-то осо­бая ат­мо­сфе­ра. Каж­дое утро мы хо­ди­ли зав­тра­кать в ка­фе, пи­ли чай и ко­фе со все­воз­мож­ной вы­печ­кой. Ев­ро­пей­ский ком­форт чув­ство­вал­ся и в ма­не­ре об­слу­жи­ва­ния, и в сер­ви­ров­ке.

— Чи­та­ла, что вы со­би­ра­ли ма­те­ри­ал для кар­ти­ны так­же в биб­лио­те­ках и му­зе­ях.

— Да, мы пол­но­стью по­гру­жа­лись в мир бу­ду­щей сказ­ки. В биб­лио­те­ках смот­ре­ли аль­бо­мы с фо­то­гра­фи­я­ми, мно­го чи­та­ли. В му­зе­ях всмат­ри­ва­лись в де­та­ли кар­тин, пред­ме­тов де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го ис­кус­ства. Все это нас пи­та­ло. Я боль­ше ра­бо­тал над со­зда­ни­ем пер­со­на­жей и го­род­ской ча­сти, а Ви­но­ку­ров ри­со­вал пей­за­жи, чер­то­ги Снеж­ной ко­ро­ле­вы и об­ра­зы раз­бой­ни­ков. Он был ве­ли­ко­леп­ным жи­во­пис­цем.

— И при этом ведь ви­дел лишь од­ним гла­зом?

— Он был фрон­то­ви­ком. Глаз по­те­рял под Ста­лин­гра­дом. Но его та­лант не стал от это­го ме­нее зри­мым — он ви­ден во всех филь­мах, где Ви­но­ку­ров вы­сту­пал пре­жде все­го как де­ко­ра­тор.

— Дочь ре­жис­се­ра мультфильма Ль­ва Ата­ма­но­ва рас­ска­зы­ва­ла мне, что в об­ра­зе Оле-Лу­койе вы изоб­ра­зи­ли ее отца.

— В ка­кой-то ме­ре. Лев Кон­стан­ти­но­вич был та­ким же доб­рым че­ло­ве­ком, как ска­зоч­ник Оле-Лу­койе. На 70-ле­тие Ата­ма­но­ва я по­да­рил ему боль­шой шарж, ко­то­рый до сих пор ви­сит на стене в до­ме его до­че­ри. Изоб­ра­зил его в об­ра­зе Оле-Лу­койе на фоне ки­но­сту­дии «Со­юз­мульт­фильм».

— У осталь­ных героев бы­ли ка­кие-то про­то­ти­пы?

— Нет, я при­ду­мы­вал то, как они вы­гля­де­ли, оде­ва­лись. Кро­ме то­го, ак­те­ры, ко­то­рые озву­чи­ва­ли пер­со­на­жей, вхо­ди­ли в об­ра­зы и иг­ра­ли, а на­ши ху­дож­ни­ки-муль­ти­пли­ка­то­ры пы­та­лись уло­вить их дви­же­ния, ми­ми­ку и во­пло­тить в экран­ных об­ра­зах. Это у нас на­зы­ва­лось ме­то­дом Экле­ра. К зна­ме­ни­тым пи­рож­ным он не имел ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Так на­зы­ва­лась фир­ма-про­из­во­ди­тель то­кар­но­го стан­ка, сто­яв­ше­го у нас на сту­дии. Ме­тод, вос­со­зда­ю­щий на­ту­раль­ные дви­же­ния, ис­поль­зо­вал и Дис­ней, со­зда­вая свой фильм о Бе­ло­снеж­ке.

— Гер­ду в ва­шем мульт­филь­ме озву­чи­ва­ла Яни­на Жей­мо, сыг­рав­шая Зо­луш­ку в зна­ме­ни­том од­но­имен­ном филь­ме, Снеж­ную ко­ро­ле­ву — из­вест­ная те­ат­раль­ная ак­три­са Ма­рия Ба­ба­но­ва. Да и го­ло­сом Кая, ока­зы­ва­ет­ся, в кар­тине го­во­рит… жен­щи­на, ак­три­са Ан­на Ко­мо­ло­ва.

— Здесь нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го. Кай — ре­бе­нок, а дет­ские го­ло­са ча­сто в филь­мах озву­чи­ва­ют ак­три­сы.

«Со­здать об­раз Снеж­ной ко­ро­ле­вы для ме­ня бы­ло слож­нее все­го»

— Об­ще­ние с кем из ак­те­ров вам за­пом­ни­лось?

— Яни­на Жей­мо бы­ла та­кой же тро­га­тель­ной и оба­я­тель­ной, как и ее Гер­да. Ма­рия Ба­ба­но­ва то­же иде­аль­но под­хо­ди­ла для озву­чи­ва­ния Снеж­ной ко­ро­ле­вы. У нее был го­лос ве­ли­че­ствен­ный, цар­ствен­ный.

— Во Фран­ции Снеж­ную ко­ро­ле­ву в ва­шем мульт­филь­ме дуб­ли­ро­ва­ла Кат­рин Де­нев, а Гер­ду в США (в вер­сии 1998 го­да) — Кир­стен Данст…

— Зна­е­те, очень мно­го кар­тин из кол­лек­ции ки­но­сту­дии «Со­юз­мульт­фильм» дуб­ли­ро­вал на ан­глий­ский язык из­вест­ный ак­тер Олег Ви­дов. Де­лал это очень ква­ли­фи­ци­ро­ван­но. Ко­гда в 1979 го­ду я при­ле­тел в НьюЙорк, где мне в од­ном из ки­но­те­ат­ров на Бро­д­вее вру­ча­ли пре­мию «Гол­ли­вуд — де­тям» за вклад в мультипликацию, Олег пе­ре­во­дил, ведь це­ре­мо­ния ве­лась на ан­глий­ском язы­ке. А вручал мне хрустальную звезду Шон Фер­рер — сын Одри Хепберн и ки­но­ак­те­ра Ме­ла Фер­ре­ра, ко­то­рый сыг­рал Ан­дрея Бол­кон­ско­го в аме­ри­кан­ском филь­ме «Вой­на и мир». По­сле это­го по­ка­за­ли на­шу с Ата­ма­но­вым и Ви­но­ку­ро­вым «Снеж­ную ко­ро­ле­ву», дуб­ли­ро­ван­ную Оле­гом Ви­до­вым на ан­глий­ский язык. В за­ле при­сут­ство­ва­ло мно­го де­ти­шек, они под­хо­ди­ли ко мне, бла­го­да­ри­ли… Это ме­ня так рас­тро­га­ло, что не мог сдер­жать слез. И сей­час вспо­ми­наю по­езд­ку в Нью-Йорк с теп­лом и но­сталь­ги­ей.

— Мульт­фильм «Снежная королева» по­лу­чил при­зы на меж­ду­на­род­ных ки­но­фе­сти­ва­лях в Ве­не­ции, Кан­нах, Ри­ме, Лон­доне. А вы ез­ди­ли их по­лу­чать?

— Нет, ни мы с Ви­но­ку­ро­вым, ни Ата­ма­нов не бы­ва­ли на це­ре­мо­ни­ях вру­че­ния. Ез­ди­ли чи­нов­ни­ки. К сло­ву, и на пер­вом Все­со­юз­ном ки­но­фе­сти­ва­ле на­ша «Снежная королева» по­лу­чи­ла осо­бый приз. Ко­неч­но, бы­ло очень при­ят­но.

— Я ви­де­ла аме­ри­кан­ский трей­лер ва­шей кар­ти­ны 1959 го­да. Про­сто по­тря­са­ю­щий ре­клам­ный ро­лик!

— Мы вкла­ды­ва­ли в со­зда­ние филь­ма все свое уме­ние и ду­шу, имен­но по­это­му, ду­маю, он стал по­пу­ля­рен во мно­гих стра­нах ми­ра и до сих пор нра­вит­ся де­тям.

— Ма­ло кто зна­ет, что в со­зда­нии мультфильма при­ни­ма­ли уча­стие и из­вест­ные по­эты Ми­ха­ил Свет­лов и Ни­ко­лай За­бо­лоц­кий. Ми­ха­ил Свет­лов со­чи­нил раз­бой­ни­чью пес­ню, а Ни­ко­лаю За­бо­лоц­ко­му при­над­ле­жат бе­лые сти­хи, про­зву­чав­шие из уст Снеж­ной ко­ро­ле­вы: Я за­кли­наю вас, оскол­ки ле­дя­ные, Я за­кли­наю вас моей

вол­шеб­ной вла­стью: Ле­ти­те прочь и в ди­ком шу­ме вет­ра Но­си­тесь над зем­лею и впи­вай­тесь В гла­за, в серд­ца

лю­ди­шек этих глу­пых. И тот, ко­му оско­лок в глаз вон­зит­ся, Пусть ви­дит всю­ду

лишь од­но дур­ное, А тот, ко­му стек­ло

во­пьет­ся в серд­це, Пусть ста­нет злым

и толь­ко зло на све­те Тво­рит все­гда!

Пусть бу­дет так. Ле­ти­те!..

— Призна­юсь, со­здать об­раз Снеж­ной ко­ро­ле­вы для ме­ня ока­за­лось слож­нее все­го. Нуж­но бы­ло пе­ре­дать не толь­ко ее ве­ли­че­ствен­ную кра­со­ту, но и ледяную сущ­ность. Мно­го при­шлось экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с те­нью и све­том. Ее ко­ро­на изо льда от­све­чи­ва­ет все­воз­мож­ны­ми гра­ня­ми. В об­ра­зах героев каж­дая де­таль не слу­чай­на, а ха­рак­тер­на и узна­ва­е­ма. Та­ков, к при­ме­ру, вол­шеб­ный зон­тик Оле-Лу­койе, с по­мо­щью ко­то­ро- го он по­ка­зы­ва­ет де­тям уди­ви­тель­ные сны. Все дви­же­ния Оле-Лу­койе в кар­тине со­здал муль­ти­пли­ка­тор Фе­дор Хит­рук, ко­то­рый по­том стал ве­ду­щим ре­жис­се­ром на ки­но­сту­дии. В ра­бо­те Фе­дор Са­ве­лье­вич был дос­ко­на­лен. И мне ка­жет­ся, что об­раз Оле-Лу­койе по­лу­чил­ся в кар­тине са­мый жи­вой.

«Сны, уви­ден­ные в да­ле­ком дет­стве, пом­ню до сих пор»

— В кон­це кар­ти­ны Оле-Лу­койе го­во­рит: «Смею ду­мать, что у них (Кая и Гер­ды. — Ред.) и у вас впе­ре­ди еще мно­го чу­дес­ных ска­зок...» А в ва­шей жиз­ни слу­ча­лись чу­де­са?

— Ино­гда я ви­жу уди­ви­тель­ные ска­зоч­ные сны. Прав­да, они по­че­му­то быст­ро вы­вет­ри­ва­ют­ся. А вот сны, уви­ден­ные в да­ле­ком дет­стве, пом­ню до сих пор. На­при­мер, ка­кто мне сни­лось, что иду-иду и при­хо­жу к краю зем­ли. Впе­ре­ди — об­рыв, а вда­ли — ог­ни и фан­та­сти­че­ские го­ро­да…

— Как вы ду­ма­е­те, это был зна­ко­вый сон?

— Нет, ко­неч­но. Во сне все что угод­но пе­ре­ме­ши­ва­ет­ся. А что ка­са­ет­ся чу­дес, вся жизнь — чудо. То, что я вы­жил во вре­мя вой­ны, уже неве­ро­ят­но. Мно­го зна­ко­мых мне лю­дей то­гда по­гиб­ли. Один за дру­гим ухо­ди­ли…

— Над чем вы ра­бо­та­е­те се­год­ня?

— Над про­дол­же­ни­ем дет­ской книж­ки ре­жис­се­ра Ко­ва­лев­ской «До­ра-До­ра По­ми­до­ра». Ав­тор счи­та­ет, что каж­дая ис­то­рия в кни­ге — сце­на­рий для бу­ду­ще­го филь­ма. В кни­ге мно­же­ство пер­со­на­жей. Кста­ти, ино­гда идеи при­хо­дят мне во сне.

— Прав­да, что вы лев­ша?

— Да, это так. Та­ким ро­дил­ся. Кста­ти, мно­гие ве­ли­кие лю­ди бы­ли лев­ша­ми. На­при­мер, Лео­нар­до да Вин­чи.

— Как вы от­ме­ти­ли но­во­год­ние празд­ни­ки?

— Каж­дый год мы с же­ной ста­вим неболь­шую жи­вую елоч­ку и укра­ша­ем. Стоит она у нас ме­сяц, а то и два. За сто­лом со­би­ра­ют­ся близ­кие лю­ди. Мы же уже ни­ку­да не хо­дим и не ез­дим.

— Ка­кое блю­до у вас в се­мье ко­рон­ное?

— Ка­жет­ся, нет та­ко­го. А вот из на­пит­ков люб­лю джин с то­ни­ком.

— О чем вы се­год­ня меч­та­е­те?

— Как го­во­рит­ся, же­ла­тель­но быть на но­гах. Это са­мое глав­ное, что­бы здо­ро­вье поз­во­ля­ло жить и что-то де­лать. То, что я сей­час си­жу и ри­сую ил­лю­стра­цию к книж­ке, — для ме­ня боль­шое чудо. Ни­как не ду­мал, что су­мею этим за­нять­ся. В 97 лет и зре­ние уже не то, и ру­ки не со­всем по­слуш­ны. И то, что я что-то со­здаю, — для ме­ня боль­шая ра­дость. Хо­чет­ся, что­бы у всех бы­ло свет­ло на ду­ше и лю­ди ве­ри­ли в сказку.

зна­ко­мы всем. Об­ра­зы Кая, Гер­ды и Снеж­ной ко­ро­ле­вы королева» Кадры из мультфильма «Снежная

Лео­нид Шварцман на­ри­со­вал Че­бу­раш­ку и мно­гих лю­би­мых на­ми с дет­ства муль­ти­пли­ка­ци­он­ных героев

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.