«Я ВЕЗ ПАЧКУ ДО­КУ­МЕН­ТОВ, ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ, ЧТО

МОЙ БЕ­ЛЫЙ ПО­РО­ШОК — АДСОРБЕНТ, А НЕ ГЕРОИН» 18-лет­не­му ки­ев­ля­ни­ну Ни­ко­лаю Иван­чен­ко, по­лу­чив­ше­му в США зо­ло­тую ме­даль олим­пи­а­ды Genius за от­кры­тие со­ста­ва, спо­соб­но­го очи­щать во­до­е­мы от неф­ти, на днях вру­чи­ли па­тент на его изоб­ре­те­ние

Fakty i kommentarii - - ЧЕЛОВЕК СРЕДИ ЛЮДЕЙ - Да­рия ГОРСКАЯ

О том, что их сын ста­нет хи­ми­ком и вы­иг­ра­ет пре­стиж­ней­шую меж­ду­на­род­ную олим­пи­а­ду в Аме­ри­ке, ро­ди­те­ли Ко­ли Иван­чен­ко, ко­неч­но, и по­ду­мать не мог­ли. В ро­ду у них все лю­ди твор­че­ские, точ­ны­ми на­у­ка­ми ни­кто не увле­кал­ся. Да и сам маль­чик до де­вя­то­го клас­са не вы­ка­зы­вал осо­бо­го рве­ния к уче­бе. Его ин­те­рес к хи­мии про­яв­лял­ся толь­ко в со­зда­нии са­мо­дель­ных фей­ер­вер­ков. А чуть поз­же — в про­ве­де­нии до­маш­них опы­тов, ко­то­рые неред­ко за­кан­чи­ва­лись взры­ва­ми и да­же по­жа­ра­ми.

К сча­стью для Ко­ли, ро­ди­те­ли не за­пре­ща­ли ему экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, тем бо­лее что с де­вя­то­го клас­са он стал де­лать успе­хи, по­беж­дая на олим­пи­а­дах по хи­мии и эко­ло­гии.

В про­шлом го­ду 17-лет­ний Ни­ко­лай со­вер­шил насто­я­щий прорыв: он изоб­рел гид­ро­фоб­ный адсорбент, с по­мо­щью ко­то­ро­го неф­тя­ные пят­на на по­верх­но­сти мо­рей и оке­а­нов мож­но лег­ко со­брать. За свое изоб­ре­те­ние юный ге­ний по­лу­чил зо­ло­тую ме­даль меж­ду­на­род­ной олим­пи­а­ды Genius в Нью-Йор­ке. А на днях пре­зи­дент Ма­лой ака­де­мии на­ук Укра­и­ны Ста­ни­слав Дов­гий вру­чил Ни­ко­лаю Иван­чен­ко (уже сту­ден­ту пер­во­го кур­са КПИ) па­тент на его адсорбент.

«По­сле оче­ред­но­го экс­пе­ри­мен­та до­ма взрыв был та­ким силь­ным, что c тех пор за­ни­ма­юсь «мир­ной» хи­ми­ей»

— Ко­гда я увлек­ся сна­ча­ла пи­ро­тех­ни­кой, а по­том хи­ми­ей, ро­ди­те­ли пе­ре­жи­ва­ли, что это опас­но, — рас­ска­зы­ва­ет «ФАКТАМ» Ни­ко­лай Иван­чен­ко. — В ка­кой-то сте­пе­ни так и бы­ло, ведь все опы­ты я де­лал до­ма. В шко­ле на хи­мии прак­ти­че­ских за­ня­тий по­чти нет. Я ис­кал в Ин­тер­не­те ви­део ин­те­рес­ных хи­ми­че­ских опы­тов, до­бы­вал ре­ак­ти­вы и по­вто­рял все это.

— Где, ин­те­рес­но, школь­ник мог до­быть хи­ми­че­ские ре­ак­ти­вы?

— Са­мые ин­те­рес­ные из них — это ве­ще­ства, из ко­то­рых ли­бо взрыв­чат­ку го­то­вят, ли­бо нар­ко­ти­ки де­ла­ют. Их не ку­пишь. По­это­му необ­хо­ди­мые ре­ак­ти­вы я из­го­тав­ли­вал сам. На­при­мер, ко­гда нуж­на бы­ла сер­ная кис­ло­та, по­ку­пал мед­ный ку­по­рос и ме­то­дом элек­тро­ли­за по­лу­чал сла­бый рас­твор сер­ной кис­ло­ты. По­том упа­ри­вал его че­ты­ре ра­за и по­лу­чал кон­цен­трат. Это бы­ло так ин­те­рес­но! С де­вя­то­го клас­са я увлек­ся по­ли­мер­ной хи­ми­ей. По­сто­ян­но ста­вил опы­ты, вре­мя от вре­ме­ни что-то взры­вал. Один раз у ме­ня по­тек на бал­коне хо­ло­диль­ник, в ко­то­ром хра­ни­лась кон­цен­три­ро­ван­ная пе­ре­кись. Она вспых­ну­ла от жа­ры, за­го­рел­ся бал­кон.

— Как со­се­ди та­кое тер­пе­ли? — Они на­блю­да­ли наш по­жар с со­сед­не­го бал­ко­на — им по при­ко­лу бы­ло.

— А твои ро­ди­те­ли? Ты ведь мог по­ка­ле­чить­ся во вре­мя сво­их опы­тов?

— Ко­гда я стал по­беж­дать на олим­пи­а­дах, ро­ди­те­ли по­ня­ли, что нет смысла ме­ня оста­нав­ли­вать, ина­че не бу­ду раз­ви­вать­ся. Вот я и экс­пе­ри­мен­ти­ро­вал. Осо­бен­но ко­гда ни­ко­го до­ма не бы­ло. Оче­ред­ной взрыв был та­ким яр­ким и гром­ким, что сам пе­ре­пу­гал­ся. Хо­ро­шо, до­ма был толь­ко брат, он ме­ня не вы­дал ро­ди­те­лям. Но я сам был в шо­ке от слу­чив­ше­го­ся. С то­го вре­ме­ни за­нял­ся «мир­ной» хи­ми­ей — ока­за­лось, это то­же очень ин­те­рес­но.

Я по­шел в Ма­лую ака­де­мию на­ук, где стал изу­чать свой­ства лю­ми­нес­цент­но­го по­кры­тия. Оно на­би­ра­ет на се­бя све­то­вую энер­гию и от­да­ет ее, толь­ко в дру­гих диа­па­зо­нах волн. Све­ти­те фо­на­ри­ком на та­кое по­кры­тие — и оно ка­жет­ся зе­ле­ным. На прак­ти­ке лю­ми­нес­цент­ное по­кры­тие мож­но при­ме­нять, на­при­мер, для раз­мет­ки на до­ро­гах. От солн­ца днем раз­мет­ка бы за­ря­жа­лась, а но­чью яр­ко от­ра­жа­лась бы при све­те фар.

По­том мой на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель Гри­го­рий Кри­мец пред­ло­жил мне на вы­бор несколь­ко ин­те­рес­ных про­ек­тов, свя­зан­ных с эко­ло­ги­ей. Был ва­ри­ант за­ни­мать­ся су­пер­гид­ро­фоб­ны­ми по­кры­ти­я­ми, но я вы­брал пер­лит — гор­ную по­ро­ду с уди­ви­тель­ны­ми свой­ства­ми. Про­сто по­то­му, что ни­ко­гда рань­ше о ней не слы­шал. Че­рез пол­го­да нам уда­лось на ос­но­ве пер­ли­та и гид­ро­фо­би­за­то­ра по­ли­ди­ме­тил­си­лок­са­на со­здать ком­по­зит, спо­соб­ный по­гло­щать нефть и та­ким об­ра­зом очи­щать от нее во­до­е­мы.

— А те­перь мож­но то же са­мое, толь­ко что­бы бы­ло по­нят­но?

— Я изоб­рел гид­ро­фоб­ный, то есть не про­пус­ка­ю­щий в се­бя во­ду, адсорбент. Не пу­тать с аб­сор­бен­том! Аб­сор­бен­ты по­гло­ща­ют, вса­сы­ва­ют ве­ще­ство из рас­тво­ра всей сво­ей мас­сой. Ад­сор­бен­ты — толь­ко по­верх­но­стью. Ра­бо­ту мы на­ча­ли с то­го, что ку­пи­ли у ки­тай­цев три раз­ные мар­ки пер­ли­та (все де­ше­вые, ведь мы хо­те­ли со­здать до­ступ­ный адсорбент) из раз­ных ме­сто­рож­де­ний и на­ча­ли ис­сле­до­вать их свой­ства. Об­ра­ба­ты­ва­ли раз­ны­ми ве­ще­ства­ми, изу­ча­ли по­лу­чив­ши­е­ся ком­по­зи­ты. Цель изна­чаль­но бы­ла та­кой: по­лу­чить адсорбент, ко­то­рый бу­дет хо­ро­шо по­гло­щать нефть и при этом не за­со­рять со­бой во­до­ем, то есть бу­дет эко­ло­ги­че­ски чи­стым. Су­ще­ству­ет, ко­неч­но, много дру­гих при­род­ных ад­сор­бен­тов. На­при­мер, всем из­вест­ный ак­ти­ви­ро­ван­ный уголь. Но ес­ли про­бо­вать очи­щать им во­ду от неф­ти, он бу­дет по­гло­щать од­но­вре­мен­но и то и дру­гое. Неф­ти по­гло­тит ма­ло — все ме­сто зай­мет во­да. КПД бу­дет низ­ким. А мой адсорбент гид­ро­ге­не­зи­ро­ван­ный. Он от­тал­ки­ва­ет во­ду и на­би­ра­ет в семь раз боль­ше неф­ти по объ­е­му, чем сам.

— Что про­ис­хо­дит в во­де с ком­по­зи­том, по­гло­тив­шим нефть?

— Он оста­ет­ся на по­верх­но­сти в ви­де твер­до­го те­ла, его мож­но за­про­сто сгре­бать ло­па­той и вы­во­зить на неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие про­из­вод­ства.

«Уче­но­му, ко­то­рый до­ка­зы­вал, что мой про­ект несо­сто­я­те­лен, жен­щи­на­хи­мик ска­за­ла: «Вы оши­ба­е­тесь, а маль­чик прав»

— Рас­ска­жи, как те­бе уда­лось по­пасть на все­мир­ную олим­пи­а­ду в США?

— На Genius я по­ехал бла­го­да­ря по­бе­де во все­укра­ин­ском кон­кур­се на­уч­но­го твор­че­ства Intel Eco, — го­во­рит Ни­ко­лай. — Кста­ти, по­бе­да да­лась мне очень непро­сто. Там огром­ная кон­ку­рен­ция. В со­ста­ве жю­ри про­фес­со­ра, пре­по­да­ва­те­ли из уни­вер­си­те­тов. На от­бо­роч­ном ту­ре бы­ло еще и сту­ден­че­ское жю­ри, ко­то­рое «ва­ли­ло» всех, ко­го толь­ко мож­но бы­ло от­се­ять. В том чис­ле участ­ни­кам при­хо­ди­лось за­щи­щать свои про­ек­ты на ан­глий­ском языке. Те, кто про­шел от­бо­роч­ный тур, по­па­да­ли в фи­нал. Зри­те­лям ту­да до­ступ был за­крыт. Толь­ко участ­ни­ки и жю­ри. Тут «ва­ли­ли» еще силь­ней.

Один из уче­ных ярост­но до­ка­зы­вал мне, что про­ект несо­сто­я­те­лен, по­то­му что я по­ня­тия не имею об ад­сорб­ции и аб­сорб­ции. Я стал при­во­дить ему факты, объ­яс­нять, до­ка­зы­вать, но он и слу­шать не хо­тел. А по­том к нам по­до­шла жен­щи­на-хи­мик из ин­сти­ту­та сверх­твер­дых ма­те­ри­а­лов. По­ло­жи­ла ру­ку на пле­чо муж­чи­ны и ска­за­ла: «Вы оши­ба­е­тесь, а маль­чик прав». Толь­ко то­гда он от­стал. На сле­ду­ю­щий день нас со­бра­ли, что­бы объ­явить по­бе­ди­те­лей.

— Не спал, на­вер­ное, ночь пе­ред этим?

— Я не спал все че­ты­ре дня кон­кур­са. Ме­ня про­сто ша­та­ло от нер­вов. А ко­гда при­шел на на­граж­де­ние, уже рас­сла­бил­ся. Ду­мал: будь что бу­дет. Слу­шал впол­уха, кто ка­кое ме­сто за­нял, ко­го от­прав­ля­ют на олим­пи­а­ду за гра­ни­цу. И вдруг слы­шу: «Ни­ко­лай Иван­чен­ко, пер­вое ме­сто». По­езд­ка в Нью-Йорк! Я то­гда по­ду­мал, что меч­ты сбы­ва­ют­ся.

— Ор­га­ни­за­то­ры Intel Eco опла­ти­ли по­езд­ку в Аме­ри­ку?

— Ни­че­го они не опла­ти­ли. Со­бра­ли всех по­бе­ди­те­лей, ска­за­ли, что мы мо­лод­цы, но спон­со­ров се­бе долж­ны ис­кать са­ми. Мол, Genius опла­чи­ва­ет нам про­жи­ва­ние и пи­та­ние, а пе­ре­лет се­бе и со­про­вож­да­ю­ще­му, аме­ри­кан­ские ви­зы (4800 гри­вен) и взно­сы за уча­стие в олим­пиа­де мы долж­ны опла­чи­вать са­ми. На­зва­ли да­же при­мер­ную сто­и­мость по­езд­ки — 25 ты­сяч гри­вен. Я про­сто «вы­пал в оса­док»: та­ких де­нег мо­им ро­ди­те­лям взять бы­ло неот­ку­да. Сум­му со­бра­ли, что на­зы­ва­ет­ся, всем ми­ром. По­мо­га­ли и род­ные, и дру­зья, и Ма­лая ака­де­мия на­ук. День­ги на ви­зу да­ло ру­ко­вод­ство Обо­лон­ской рай­ад­ми­ни­стра­ции.

Кро­ме по­ис­ка средств, нуж­но бы­ло со­брать еще ку­чу до­ку­мен­тов. На­при­мер, у ме­ня бы­ла це­лая пач­ка бу­маг на ан­глий­ском языке, под­твер­жда­ю­щая, что бе­лый по­ро­шок, ко­то­рый я ве­зу — это адсорбент, а не героин. На Genius нуж­но бы­ло не толь­ко рас­ска­зать тео­ре­ти­че­скую часть изоб­ре­те­ния, но и по­ка­зать все это на прак­ти­ке. Это ведь не толь­ко олим­пи­а­да, это шоу, ко­то­рое смот­рят мил­ли­о­ны че­ло­век. По­это­му опы­ты долж­ны быть яр­ки­ми и зре­лищ­ны­ми.

Адсорбент у ме­ня с со­бой был, а вот нефть, необ­хо­ди­мую для про­ве­де­ния опы­та, я не мог взять в са­мо­лет: ме­ня сра­зу при­ня­ли бы за тер­ро­ри­ста. При­шлось в Аме­ри­ке до­бы­вать ми­не­раль­ное мас­ло, ко­то­рое мог­ло ее за­ме­нить.

— Хва­ти­ло тво­их зна­ний ан­глий­ско­го язы­ка?

— Что­бы пред­ста­вить свое изоб­ре­те­ние — да, хва­ти­ло. По­том ко мне под­хо­ди­ли чле­ны жю­ри, за­да­ва­ли уточ­ня­ю­щие во­про­сы. С тре­мя из су­дей я го­во­рил со­вер­шен­но сво­бод­но. Од­на из них бы­ла под та­ким впе­чат­ле­ни­ем от мо­е­го ад­сор­бен­та, что сра­зу по­ста­ви­ла 30 бал­лов из 30. А вот во­про­сы чет­вер­то­го чле­на жю­ри я во­об­ще не по­нял. Мне ка­жет­ся, у него ка­кой-то силь­ный ино­стран­ный ак­цент. Из всей его ре­чи я по­нял толь­ко «хэл­лоу». По­жал ему ру­ку и ска­зал, что не по­ни­маю его аб­со­лют­но. Он кив­нул и ушел. Я был уве­рен, что «сре­жет» ме­ня, но он на удив­ле­ние вы­со­ко оце­нил мой адсорбент. В ре­зуль­та­те я, сам то­го не ожи­дая, по­лу­чил пер­вое ме­сто.

— Пред­чув­ствие по­бе­ды бы­ло? — Ой, я, ес­ли чест­но, не ду­мал об этом. Пе­ре­жи­вал толь­ко, что­бы до­стой­но за­щи­тить­ся, хо­ро­шо пред­ста­вить свой ком­по­зит. А на на­граж­де­нии уже рас­сла­бил­ся. Си­дел, кру­тил спин­нер, ждал, что бу­дет. За­мерз толь­ко, ведь на­граж­де­ние про­хо­ди­ло на ле­до­вом ста­ди­оне. Участ­ни­ков бы­ло много, бо­лее 1200 че­ло­век. В каж­дой от­рас­ли — фи­зи­ке, био­ло­гии, эко­ло­гии — бы­ли свои по­бе­ди­те­ли. Ме­ня на­зва­ли са­мым по­след­ним, ко­гда я уже стал ду­мать, что во­об­ще «про­ле­тел». Я за­кри­чал «ура» и по­бе­жал на сце­ну.

Кро­ме ди­пло­ма, по­лу­чил план­шет и грант на обу­че­ние в Го­су­дар­ствен­ном нью-йорк­ском уни­вер­си­те­те. Но это не пра­во бес­плат­ной уче­бы, как мно­гие ду­ма­ют, а все­го лишь скид­ка. То есть я смо­гу по­сту­пить ту­да без эк­за­ме­нов и пла­тить за обу­че­ние не два­дцать пять ты­сяч дол­ла­ров в год, а «все­го» пят­на­дцать. Вряд ли вос­поль­зу­юсь этим гран­том — взять пят­на­дцать ты­сяч дол­ла­ров еже­год­но мо­ей се­мье неот­ку­да. К то­му же у ме­ня ду­ша к Аме­ри­ке не ле­жит. Я сей­час учусь в КПИ на хи­ми­ко-тех­но­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те. Очень хо­тел бы стать «сту­ден­том по об­ме­ну» и по­учить­ся в уни­вер­си­те­те Гис­се­на в Гер­ма­нии. Кста­ти, немец­кий язык учу с 11 лет. Мне немно­го не хва­та­ет сло­вар­но­го за­па­са, но при раз­го­вор­ной прак­ти­ке я это быст­ро на­вер­стаю. Так же бы­ло в Аме­ри­ке: по­пав в сре­ду, я сра­зу на­чал об­щать­ся с дру­ги­ми ре­бя­та­ми на ан­глий­ском языке.

«В Аме­ри­ке на швед­ском сто­ле бы­ла греч­ка»

— Во вре­мя по­езд­ки на Genius уда­лось посмот­реть Нью-Йорк?

— По­сле олим­пи­а­ды ор­га­ни­за­то­ры устро­и­ли нам три дня от­лич­но­го от­ды­ха, — про­дол­жа­ет Ни­ко­лай. — Ме­ро­при­я­тия, экс­кур­сии, по­езд­ка на Ниа­гар­ский во­до­пад. Я, по­ка охран­ни­ки не ви­де­ли, пе­ре­лез че­рез за­бор­чик и за­шел в сам во­до­пад, что­бы его сфо­то­гра­фи­ро­вать вбли­зи. Немно­го за­лил те­ле­фон, за­то снял су­пер­ское ви­део.

— Чем кор­ми­ли в Аме­ри­ке? Тра­ди­ци­он­но — гам­бур­ге­ра­ми и кар­тош­кой фри?

— Кор­ми­ли здо­ро­во. У нас был швед­ский стол со мно­же­ством вкус­но­стей. Там бы­ли на­ци­о­наль­ные блю­да раз­ных стран. Мне по­нра­вил­ся швед­ский смё­ре­брод — бу­тер­брод с мо­ре­про­дук­та­ми. Но боль­ше все­го ме­ня по­ра­зи­ла греч­ка. Ни­как не ожи­дал ее в Аме­ри­ке уви­деть.

— Как по­сле по­бе­ды на олим­пиа­де из­ме­ни­лась твоя жизнь?

— Немно­го устал от ин­тер­вью — за­ни­ма­ет много вре­ме­ни, а у ме­ня сей­час уче­бы вы­ше кры­ши. Пер­вый курс все-та­ки. Кро­ме то­го, ра­бо­таю над про­ек­том по очи­ще­нию во­ды с по­мо­щью раз­лич­ных окис­ли­те­лей. У мо­е­го на­уч­но­го ру­ко­во­ди­те­ля есть за­дум­ка: со­здать про­то­тип пе­ре­нос­ной си­сте­мы очи­ще­ния во­ды, ко­то­рая бу­дет быст­ро в по­ле­вых усло­ви­ях очи­щать во­ду от мно­гих ор­га­ни­че­ских за­гряз­ни­те­лей и био­му­со­ра. Я каж­дый день по­сле лек­ций бе­гу в ла­бо­ра­то­рию.

— Чем за­ни­ма­ешь­ся в сво­бод­ное вре­мя?

— Ка­та­юсь на ве­ли­ке, встре­ча­юсь с дру­зья­ми. А еще я хо­ро­шо знаю про­грам­ми­ро­ва­ние и пи­шу по нему кур­со­вые и ре­фе­ра­ты для дру­гих ре­бят. Это от­лич­ная под­ра­бот­ка.

— Те­перь, ко­гда Ма­лая ака­де­мия на­ук вру­чи­ла те­бе па­тент на адсорбент, ты смо­жешь за­ра­ба­ты­вать и на сво­ем изоб­ре­те­нии.

— Ком­по­зит очень хо­ро­шо по­ка­зал се­бя при очи­ще­нии во­ды от неф­ти. Но, что­бы внед­рять его на прак­ти­ке, нуж­но бы­ло бы про­ве­сти еще ряд до­пол­ни­тель­ных ис­сле­до­ва­ний, а это во­прос вре­ме­ни. Ну и, ко­неч­но, нуж­ны ин­ве­сто­ры, ко­то­рые бу­дут за­ин­те­ре­со­ва­ны в очи­ще­нии во­до­е­мов. Сей­час боль­ше со­сре­до­то­чен на уче­бе. Мне ведь толь­ко 18. Все мои ин­ве­сто­ры и за­ра­бот­ки еще впе­ре­ди.

Вы­иг­рав зо­ло­тую ме­даль са­мой из­вест­ной на­уч­ной олим­пи­а­ды, Ни­ко­лай Иван­чен­ко по­лу­чил грант на обу­че­ние в Го­су­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те Нью-Йор­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.