«Я знаю, где ты жи­вешь. Знаю твой го­род, дом, ули­цу. Все, кто мне пи­шет, — умрут»

В Укра­ине по­яви­лись пер­вые жерт­вы иг­ры Мо­мо. Из ок­на ше­сто­го эта­жа вы­бро­си­лась 13-лет­няя спортс­мен­ка

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ми­ха­ил СЕРГУШЕВ

Та­кое впе­чат­ле­ние, что Ма­ша не хо­те­ла со­вер­шать са­мо­убий­ство. За две неде­ли до слу­чив­ше­го­ся де­воч­ка от­пра­ви­ла ма­ме ссыл­ку на иг­ру Мо­мо. Кро­ме то­го, Ма­ша ми­нут со­рок рас­сы­ла­ла сво­им дру­зьям со­об­ще­ния, что со­би­ра­ет­ся по­кон­чить с со­бой. Она на­де­я­лась, дру­зья ее не оста­вят и по­пы­та­ют­ся спа­сти. Впро­чем, так и про­изо­шло. Дру­зья ее не оста­ви­ли.

«Про­сти, я се­го­дня уй­ду. Ме­ня боль­ше не бу­дет»

Эта тра­ги­че­ская ис­то­рия про­изо­шла 14 ав­гу­ста в Кри­вом Ро­ге. 13-лет­няя спортс­мен­ка Ма­рия Тро­ян (фа­ми­лия и имя из­ме­не­ны), брон­зо­вый при­зер чем­пи­о­на­та Ев­ро­пы по су­мо, чем­пи­он Укра­и­ны по сам­бо, при­зер мно­гих со­рев­но­ва­ний по дзю­до, ла­у­ре­ат пре­мии «Ода­рен­ные де­ти», вы­бро­си­лась из ок­на ше­сто­го эта­жа на гла­зах у сво­их дру­зей, ко­то­рые при­бе­жа­ли ее спа­сать. Де­воч­ка, к сча­стью, вы­жи­ла. Прав­да, це­лую неде­лю про­ве­ла в ко­ме. Дол­гое вре­мя о при­чи­нах по­ступ­ка Ма­ши ни­че­го не бы­ло из­вест­но, но на днях в по­ли­ции неофи­ци­аль­но ска­за­ли, что в те­ле­фоне юной спортс­мен­ки на­шли ссыл­ки на груп­пы смер­ти «Си­ний кит», «Крас­ная со­ва». Так­же в спис­ке кон­так­тов де­воч­ки бы­ла об­на­ру­же­на та са­мая Мо­мо. Офи­ци­аль­но пра­во­охра­ни­те­ли при­чи­ны по­пыт­ки су­и­ци­да школь­ни­цы по­ка не озву­чи­ва­ют.

— Сей­час про­во­дят­ся со­от­вет­ству­ю­щие экс­пер­ти­зы, — рас­ска­за­ла «ФАКТАМ» прес­со­фи­цер по­ли­ции Дне­про­пет­ров­щи­ны Ан­на Стар­чев­ская. — Го­во­рить о том, ви­но­ва­ты ли в этом слу­чае так на­зы­ва­е­мые груп­пы смер­ти, по­ка ра­но. Необ­хо­ди­мо вы­яс­нить, как ча­сто она их по­се­ща­ла, с кем пе­ре­пи­сы­ва­лась, о чем бы­ла эта пе­ре­пис­ка. Толь­ко по­том сде­ла­ем вы­во­ды.

Стар­чев­ская до­ба­ви­ла так­же, что по­ли­ция от­кры­ла уго­лов­ное про­из­вод­ство по ста­тье «До­ве­де­ние до са­мо­убий­ства», санк­ция ко­то­рой преду­смат­ри­ва­ет до де­ся­ти лет ли­ше­ния сво­бо­ды.

Меж­ду тем в юве­наль­ной пре­вен­ции, где за­ни­ма­ют­ся рас­сле­до­ва­ни­ем пра­во­на­ру­ше­ний и пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с несо­вер­шен­но­лет­ни­ми, со­об­щи­ли: с на­ча­ла го­да в Дне­про­пет­ров­ской об­ла­сти не бы­ло за­фик­си­ро­ва­но ни од­но­го слу­чая су­и­ци­да сре­ди под­рост­ков, вхо­див­ших в так на­зы­ва­е­мые груп­пы смер­ти.

— Де­вять де­тей в Дне­про­пет­ров­ской об­ла­сти по­кон­чи­ли с со­бой в 2018 го­ду, и бы­ло 11 по­пы­ток су­и­ци­да, — го­во­рит на­чаль­ник от­де­ла юве­наль­ной пре­вен­ции по­ли­ции Дне­про­пет­ров­щи­ны Ан­на Кар­пе­чен­ко­ва. — Как пра­ви­ло, маль­чи­ки гиб­нут ча­ще, сре­ди де­во­чек пре­об­ла­да­ет так на­зы­ва­е­мый де­мон­стра­тив­ный су­и­цид — это ко­гда че­ло­век, не со­би­ра­ясь все­рьез ухо­дить из жиз­ни, та­ким об­ра­зом пы­та­ет­ся при­влечь к се­бе вни­ма­ние. Са­мый опас­ный воз­раст — 12—14 лет. Я бы по­со­ве­то­ва­ла ро­ди­те­лям ча­ще го­во­рить со сво­и­ми детьми и по воз­мож­но­сти сле­дить за тем, что они де­ла­ют в Ин­тер­не­те.

Та­кое впе­чат­ле­ние, что Ма­ша не хо­те­ла со­вер­шать са­мо­убий­ство. За две неде­ли до слу­чив­ше­го­ся де­воч­ка от­пра­ви­ла ма­ме ссыл­ку на иг­ру Мо­мо. За­чем? Она не объ­яс­ни­ла. Воз­мож­но, та­ким об­ра­зом хо­те­ла при­влечь к се­бе вни­ма­ние. Кро­ме то­го, Ма­ша ми­нут со­рок рас­сы­ла­ла сво­им дру­зьям со­об­ще­ния, что со­би­ра­ет­ся по­кон­чить с со­бой. Она на­де­я­лась, дру­зья ее не оста­вят и по­пы­та­ют­ся спа­сти. Впро­чем, так и про­изо­шло. Дру­зья ее не оста­ви­ли.

— Я не мог­ла в это по­ве­рить! — го­во­рит Машина по­друж­ка Све­та. — Бы­ла до­ма, ко­гда ко мне на те­ле­фон при­шло со­об­ще­ние от Маш­ки: «Про­сти, я се­го­дня уй­ду. Ме­ня боль­ше не бу­дет». Я на­бра­ла ее но­мер, но Ма­рия не под­ня­ла труб­ку. Пи­шу ей со­об­ще­ние: «Ты где?» «Я по­ка до­ма», — от­ве­ти­ла. «Ни­че­го не де­лай. Я сей­час бу­ду!» — на­пи­са­ла и тут же по­бе­жа­ла к ее до­му.

Сра­зу уви­де­ла, что под Маш­ки­ным до­мом уже стол­пи­лись ее од­но­класс­ни­ки. Их бы­ло пя­те­ро или ше­сте­ро. Са­ма Ма­ша си­де­ла на под­окон­ни­ке, све­сив но­ги вниз.

«Ма­ша по­ка­зы­ва­ла жут­кое ви­део, ко­то­рое ей яко­бы при­сла­ла Мо­мо»

— Я спро­си­ла у дру­зей: «Что она де­ла­ет?» — про­дол­жа­ет Све­та. — Ни­кто не знал, что от­ве­тить. Один маль­чик уго­ва­ри­вал Ма­шу вер­нуть­ся в квар­ти­ру. Из подъ­ез­да вы­шла жен­щи­на и крик­ну­ла: «Ма­рия, не де­лай это­го, ка­ле­кой оста­нешь­ся!» По­сто­я­ла ми­ну­ту и… по­шла по сво­им де­лам.

Мы не зна­ли, что де­лать. Кри­ча­ли Ма­ше, что­бы она не пры­га­ла. Но по­друж­ка во­об­ще ни­как не ре­а­ги­ро­ва­ла на нас. Ми­мо про­шел муж­чи­на и ска­зал, что на­до бы най­ти ка­кое­то оде­я­ло, мол, все рав­но бу­дет пры­гать. И то­же ушел. Не­по­да­ле­ку сто­я­ли еще взрос­лые. Не­ко­то­рые сни­ма­ли про­ис­хо­дя­щее на мо­биль­ные те­ле­фо­ны. И ни один не до­га­дал­ся

По дан­ным ки­бер­по­ли­ции Укра­и­ны, зло­ве­щий пер­со­наж Мо­мо, ко­то­рый по все­му ми­ру вы­нуж­да­ет под­рост­ков со­вер­шать са­мо­убий­ства, неак­ти­вен с на­ча­ла июля. Иг­ра про­су­ще­ство­ва­ла все­го па­ру недель, на­де­лав мно­го шу­ма. У Мо­мо по­яви­лись свои по­чи­та­те­ли, ее изоб­ра­же­ния юные поль­зо­ва­те­ли со­ци­аль­ных се­тей ста­вят се­бе на ава­тар­ку. Сре­ди под­рост­ков бы­ло мод­но по­зво­нить мон­стру, чей те­ле­фон мож­но лег­ко най­ти в Ин­тер­не­те, а по­том рас­ска­зы­вать дру­зьям о том, как их по­пы­та­лись на­пу­гать. Не­смот­ря на то что взрос­лые по все­му ми­ру на­ча­ли го­во­рить об опас­но­сти но­во­го увле­че­ния для мо­ло­де­жи, са­ми де­ти ис­ка­ли встречи с Мо­мо, по­рой да­же не за­ду­мы­ва­ясь о том, ка­кие их ждут по­след­ствия. По­сле ис­чез­но­ве­ния за­га­доч­но­го ин­тер­нет-мон­стра, ко­то­рый зна­ет о по­зво­нив­шем ему аб­со­лют­но все, в сети по­яви­лось несколь­ко кло­нов. по­зво­нить в по­ли­цию или спа­са­те­лям. Да и мы рас­те­ря­лись…

Ма­ша си­де­ла на под­окон­ни­ке ми­нут де­сять. По­том за­чем-то за­жа­ла паль­ца­ми нос, как буд­то со­би­ра­ет­ся ны­рять, и прыг­ну­ла вниз.

«Ско­рая» при­е­ха­ла до­ста­точ­но быст­ро. Кто­то из взрос­лых все-та­ки по­зво­нил вра­чам. Де­воч­ка, к сча­стью, бы­ла жи­ва. Но без со­зна­ния.

— Школь­ни­ца по­сту­пи­ла к нам в очень тя­же­лом со­сто­я­нии, — рас­ска­за­ли «ФАКТАМ» в Дне­про­пет­ров­ской дет­ской об­ласт­ной боль­ни­це. — У нее трав­ма го­лов­но­го моз­га, ушиб лег­ких, под­же­лу­доч­ной же­ле­зы, пе­че­ни, осколь­ча­тые пе­ре­ло­мы. По­стра­дав­шая впа­ла в ко­му. Неде­ля—две — это ре­ша­ю­щий пе­ри­од, ко­гда мож­но го­во­рить, вы­жи­вет ли она. Мы де­ла­ем все воз­мож­ное, что­бы спа­сти де­воч­ке жизнь.

Что же слу­чи­лось с юной спортс­мен­кой, все­об­щей лю­би­ми­цей? Почему она ре­ши­лась на та­кой шаг? Дру­зья Ма­ши утвер­жда­ют, что в по­след­нее вре­мя их по­друж­ка ча­сто го­во­ри­ла о Мо­мо.

— Ко­му-то из маль­чи­шек Ма­ша по­ка­зы­ва­ла жут­кое ви­део, ко­то­рое ей яко­бы при­сла­ла Мо­мо, — рас­ска­зы­ва­ет од­но­класс­ник школь­ни­цы Па­вел. — Я это­го ви­део не ви­дел. Од­ни утвер­жда­ют, что оно дей­стви­тель­но страш­ное. Дру­гие толь­ко улы­ба­ют­ся. Го­во­ри­ли, что по­хо­же на ви­део­ро­лик из япон­ско­го филь­ма ужа­сов «Зво­нок». Я ду­маю, это кто как вос­при­ни­ма­ет.

Сей­час ре­бя­та го­во­рят, что Ма­ша бы­ла под­пи­са­на и на «Си­не­го ки­та», и на «Крас­ную со­ву». А ко­гда эти иг­ры ста­ли неак­тив­ны­ми, на­ча­ла пы­тать­ся до­зво­нить­ся до Мо­мо. Мо­жет быть, ей уда­лось это сде­лать.

В шко­ле, где учит­ся де­воч­ка, учи­те­ля в один го­лос го­во­рят, что Ма­ша боль­шая ум­ни­ца.

— Она вез­де успе­ва­ла — и на тре­ни­ров­ки, и на уче­бу, — вспо­ми­на­ют в учеб­ном за­ве­де­нии. — Кро­ме то­го, де­воч­ка круг­лая от­лич­ни­ца. Очень об­щи­тель­ная, ком­му­ни­ка­бель­ная. Мы ни­ко­гда не ви­де­ли, что­бы она бы­ла чем­то рас­стро­е­на. Ви­ди­мо, недо­гля­де­ли. На­вер­ное, Ма­рия все пе­ре­жи­ва­ния дер­жа­ла глу­бо­ко внут­ри.

— На сле­ду­ю­щий день по­сле то­го, как про­изо­шла тра­ге­дия, мы долж­ны бы­ли с Ма­шей ехать на сбо­ры, — го­во­рит тре­нер де­воч­ки Ва­лен­ти­на Тронь­ко. — Ма­рия уди­ви­тель­но та­лант­ли­ва, за­ни­ма­ет­ся тре­мя ви­да­ми борь­бы, име­ет на­гра­ды. В про­шлом го­ду на чем­пи­о­на­те Ев­ро­пы по су­мо в Бе­ла­ру­си в ве­со­вой ка­те­го­рии до 35 ки­ло­грам­мов на­ша вос­пи­тан­ни­ца вы­иг­ра­ла брон­зу. Она кан­ди­дат в ма­сте­ра спор­та по дзю­до и чем­пи­он Укра­и­ны по сам­бо.

Ко­гда ма­те­ри­ал го­то­вил­ся к пе­ча­ти, Ма­ша вы­шла из ко­мы. Об этом на сво­ей стра­ни­це в со­ци­аль­ных се­тях со­об­щи­ла ма­ма де­воч­ки: «Доч­ка вы­шла из ко­мы! Это уже по­бе­да! Но со­сто­я­ние по-преж­не­му оста­ет­ся ста­биль­но тя­же­лым. Доч­ку пе­ре­ве­ли в ней­ро­хи­рур­гию... Мо­лим­ся, что­бы в бли­жай­шее вре­мя сде­ла­ли слож­ней­шую опе­ра­цию на по­зво­ноч­ни­ке». Кро­ме то­го, жен­щи­на до­ба­ви­ла, что ря­дом с ее доч­кой в па­ла­те ле­жит 14-лет­няя де­воч­ка, ко­то­рая в ко­ме уже 23 дня: «Она вы­па­ла с вось­мо­го эта­жа. Си­ту­а­ция один в один, как у мо­ей Ма­шень­ки. Те же «груп­пы смер­ти». Бе­ре­ги­те сво­их де­тей».

«Про­грам­ма взла­мы­ва­ет все па­ро­ли

на смарт­фоне и про­ве­ря­ет со­ци­аль­ные сети и стра­ни­цы»

Ис­то­рия Мо­мо на­ча­лась в се­ре­дине июня в Ар­ген­тине. 12-лет­няя де­воч­ка по­кон­чи­ла с со­бой по­сле раз­го­во­ра с неиз­вест­ным 18-лет­ним пар­нем, на ава­тар­ке у ко­то­ро­го бы­ло изоб­ра­же­но жут­кое су­ще­ство в ви­де урод­ли­вой жен­ской го­ло­вы на ку­ри­ных нож­ках. Это фо­то­гра­фия скульп­ту­ры из­вест­но­го япон­ско­го ху­дож­ни­ка Ми­до­ри Ха­я­си. Ав­тор про­из­ве­де­ния да­же не ду­мал, что его «Пти­ца-мать» ста­нет сим­во­лом зло­ве­щей иг­ры.

С се­ре­ди­ны июня в смарт­фо­нах у под­рост­ков по все­му ми­ру в спис­ке кон­так­тов на­ча­ла са­ма по се­бе по­яв­лять­ся Мо­мо. По­пыт­ки уда­лить незна­ком­ку из сво­их кон­так­тов, как пра­ви­ло, не по­лу­ча­лись. Мо­мо по­яв­ля­лась в смарт­фо­нах сно­ва и сно­ва. Ко­гда же кто-то из лю­бо­пыт­ства пы­тал­ся по­зво­нить ей, то слы­шал в труб­ке ка­кое-то ши­пе­ние. По­том связь пре­ры­ва­лась. Неко­то­рое вре­мя спу­стя Мо­мо на­чи­на­ла пи­сать со­об­ще­ния че­ло­ве­ку, толь­ко что зво­нив­ше­му ей. При­чем де­ла­ла это все­гда на язы­ке сво­е­го ад­ре­са­та: «Я все знаю про те­бя. Где ты жи­вешь, что ты де­ла­ешь. Знаю так­же, что ты ско­ро умрешь». И в ка­че­стве под­твер­жде­ния на­зы­ва­ла ад­рес зво­нив­ше­го и при­сы­ла­ла не­ко­то­рые его фо­то. При­чем, по сви­де­тель­ству участ­ни­ков этой иг­ры, фо­то­гра­фии бы­ли не толь­ко те, ко­то­рые мож­но бы­ло най­ти в Ин­тер­не­те, со­ци­аль­ных се­тях, но и та­кие, где они изоб­ра­же­ны на ди­ване с те­ле­фо­ном в ру­ке, об­ща­ясь с Мо­мо.

В Ин­тер­не­те тут же по­яви­лись ви­де­об­ло­ге­ры, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ли о сво­ем об­ще­нии с Мо­мо. Наи­бо­лее по­пу­ляр­ной сре­ди под­пис­чи­ков бы­ла 17-лет­няя Ан­на Пор­тер из Моск­вы. Она про­ве­ла экс­пе­ри­мент и, что на­зы­ва­ет­ся, в пря­мом эфи­ре про­ве­ла се­анс свя­зи со зло­ве­щим пер­со­на­жем.

— Я на­пи­са­ла: «При­вет», не ожи­дая, что кто­то от­ве­тит, — рас­ска­за­ла Ан­на «ФАКТАМ». — Призна­юсь, ме­ня охва­ти­ла дрожь, ко­гда уви­де­ла, что мое со­об­ще­ние вско­ре бы­ло про­чи­та­но и мне пи­шут от­вет. «Зря», — на­пи­са­ла Мо­мо. «Что зря?» — спра­ши­ваю. «Зря на­пи­са­ла. Теперь те­бя ждет…» — «Что ждет?» — «Смерть. Зря на­пи­са­ла. Я все знаю про те­бя. Ты глу­пая, урод­ли­вая, без­дар­ная ма­ло­лет­ка». Она зна­ла, что я де­вуш­ка и что ма­ло­лет­ка! По­ни­ма­е­те? Я по­пы­та­лась от­ве­тить: «За­чем ты так гру­бо?» Мо­мо же, буд­то не за­ме­чая мо­е­го во­про­са, про­дол­жи­ла: «Я знаю, где ты жи­вешь. Знаю твой го­род. Дом. Ули­цу. Все, кто мне пи­шут, — умрут. Че­ты­ре дня до тво­ей смер­ти». Я ре­ши­ла вый­ти из пе­ре­пис­ки. Но неко­то­рое вре­мя спу­стя, на­вер­ное, че­рез ми­ну­ту, раз­дал­ся зво­нок. Я уви­де­ла на экране ужас­ную мор­ду Мо­мо. Ко­гда сня­ла труб­ку, услы­ша­ла жут­кий ше­пот, от ко­то­ро­го во­ло­сы ста­но­вят­ся ды­бом.

Это все бы­ло 3 ав­гу­ста. 4 ав­гу­ста она по­зво­ни­ла сно­ва. На этот раз ше­пот до­пол­нил­ся жен­ским пла­чем на даль­нем плане, ко­то­рый пе­ре­хо­дил в ис­те­ри­че­ский смех. По­сле это­го Мо­мо при­ка­за­ла мне зай­ти в пе­ре­пис­ку. Ко­гда я за­шла в со­об­ще­ния, то уви­де­ла при­слан­ный от Мо­мо файл. Она при­сла­ла ин­фор­ма­цию обо мне. Там дей­стви­тель­но был мой ад­рес, несколь­ко фо­то­гра­фий, ко­то­рые, по­чти уве­ре­на, я не вы­кла­ды­ва­ла в Ин­тер­нет. Так­же бы­ли опи­са­ны не­ко­то­рые со­бы­тия из мо­ей жиз­ни. Вп­лоть до по­дроб­но­стей, что ела на зав­трак. Я не знаю, как это воз­мож­но. По­том она при­сла­ла со­об­ще­ние: «Про­чи­та­ла? Бу­дешь де­лать, что я ска­жу». По­ка боль­ше свя­зи с Мо­мо не бы­ло. Ста­ра­юсь как мож­но ре­же вклю­чать свой смарт­фон.

Прав­да, вско­ре Анне при­шлось уда­лить все ви­део, свя­зан­ные с Мо­мо. На нее об­ру­шил­ся це­лый шквал кри­ти­ки и об­ви­не­ний в том, что она яко­бы все под­стро­и­ла и ни­ка­ко­го ре­аль­но­го об­ще­ния с Мо­мо не бы­ло. Од­на­ко в укра­ин­ской ки­бер­по­ли­ции под­твер­ди­ли, что диа­ло­ги с Мо­мо на са­мом де­ле при­мер­но так и вы­гля­дят.

— Ско­рее все­го, Мо­мо — это опас­ный бот, ко­то­рый име­ет функ­цию са­мо­обу­че­ния, — объ­яс­ни­ли «ФАКТАМ» в ки­бер­по­ли­ции. — Про­грам­ма рас­сы­ла­ет­ся как ви­рус. Она дей­стви­тель­но мо­жет мно­гое узнать о вас, так как в мо­мент свя­зи во­ру­ет все ва­ши дан­ные из смарт­фо­на. Ко­гда под­рост­ку по­ка­зы­ва­ют его же фо­то­гра­фию, ко­то­рую он сам вы­кла­ды­вал в со­ци­аль­ной сети, он не мо­жет сра­зу со­об­ра­зить, от­ку­да Мо­мо зна­ет про это фо­то.

Про­грам­ма взла­мы­ва­ет все па­ро­ли на смарт­фоне и про­ве­ря­ет со­ци­аль­ные сети и стра­ни­цы, при­вя­зан­ные к но­ме­ру. Ко­гда на­хо­дит­ся ка­кая-то ком­про­ме­ти­ру­ю­щая под­рост­ка ин­фор­ма­ция, его мо­гут шан­та­жи­ро­вать, что об­на­ро­ду­ют ее, ес­ли он не бу­дет вы­пол­нять то, что ему го­во­рят.

Боль­шин­ство под­рост­ков по все­му ми­ру уве­ре­ны, что ни­ка­кая Мо­мо не мо­жет сде­лать им ни­че­го пло­хо­го, и вос­при­ни­ма­ют ее как иг­ру, раз­вле­че­ние. Но, как ви­дим, ино­гда Мо­мо ли­бо ее кло­нам, к со­жа­ле­нию, уда­ет­ся до­би­вать­ся сво­их це­лей.

В на­сто­я­щий мо­мент Ма­ша уже вы­шла из ко­мы

Скрин­шот из ви­део, раз­ме­щен­но­гов со­ци­аль­ных се­тях

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.