«Сво­им при­ме­ром я до­ка­зал, что че­ло­век с пе­ре­са­жен­ным серд­цем мо­жет да­же на Го­вер­лу под­нять­ся»

Сра­зу по­сле вос­хож­де­ния на са­мую вы­со­кую го­ру Укра­и­ны 34-лет­ний ки­ев­ля­нин Мак­сим Гре­ков, в гру­ди у ко­то­ро­го бьет­ся до­нор­ское серд­це, от­пра­вил­ся в пу­те­ше­ствие в Ру­мы­нию

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Игорь ОСИПЧУК

«Врач спро­си­ла: «У вас есть сто ты­сяч дол­ла­ров на пе­ре­сад­ку серд­ца?»

— «Нет». — «То­гда и го­во­рить не о чем».

О том, что день­ги на это долж­но

бы­ло предо­ста­вить го­су­дар­ство, вра­чи

по непо­нят­ной мне при­чине пред­по­чли

не го­во­рить».

«ФАК­ТЫ» со­об­ща­ли о том, что 34-лет­ний Мак­сим Гре­ков из Ки­е­ва, ко­то­ро­му два го­да на­зад пе­ре­са­ди­ли до­нор­ское серд­це, под­нял­ся на Го­вер­лу. Мы ему по­зво­ни­ли по­сле спус­ка с вер­ши­ны, но он уже в это вре­мя пе­ре­се­кал гра­ни­цу: «Я, на­вер­ное, пер­вый че­ло­век с пе­ре­са­жен­ным серд­цем, со­вер­шив­ший вос­хож­де­ние на са­мую вы­со­кую го­ру на­шей стра­ны, — за­явил нам то­гда по те­ле­фо­ну Мак­сим. — Из­ви­ни­те, боль­ше го­во­рить не мо­гу: я за ру­лем и мы как раз пе­ре­се­ка­ем по­гра­нич­ный пункт про­пус­ка. Рас­ска­жу по­дроб­но­сти вос­хож­де­ния, ко­гда вер­нусь в Укра­и­ну».

«От­жи­ма­юсь от по­ла 75—80 раз за тре­ни­ров­ку»

С Мак­си­мом Гре­ко­вым я встре­тил­ся сра­зу по­сле его воз­вра­ще­ния в Ки­ев.

— Мно­гие лю­ди ду­ма­ют, что ес­ли че­ло­ве­ку пе­ре­са­ди­ли серд­це, то он ста­но­вит­ся чуть ли не ин­ва­ли­дом-ко­ля­соч­ни­ком, но это не так, — го­во­рит Мак­сим. — На са­мом де­ле но­вое серд­це да­ет те­бе шанс жить пол­но­цен­ной жиз­нью.

— Как воз­ник­ла идея под­нять­ся на Го­вер­лу?

— Хо­те­лось до­ка­зать се­бе, что мне по си­лам за­брать­ся на нее. Хо­ро­шо, что она не очень вы­со­кая — 2061 метр. Про­чел в Ин­тер­не­те несколь­ко ста­тей о марш­ру­те на Го­вер­лу, впе­чат­ле­ния лю­дей, ко­то­рые по нему про­шли, и ре­шил: справ­люсь. По­со­ве­то­вал­ся с вра­чом, и он ска­зал, что, в прин­ци­пе, мож­но, но осто­рож­но — ид­ти раз­ме­рен­ным ша­гом, де­лать оста­нов­ки… Нуж­но бы­ло под­го­то­вить ор­га­низм к вос­хож­де­нию. Я и до это­го при­се­дал, от­жи­мал­ся от по­ла. Кста­ти, за пер­вый под­ход от­жи­ма­юсь 35 раз, все­го вы­пол­няю это упраж­не­ние 75—80 раз за тре­ни­ров­ку и до­во­лен та­ким ре­зуль­та­том. Пе­ред вос­хож­де­ни­ем на Го­вер­лу тре­ни­ро­вал­ся ре­гу­ляр­но.

— С кем шли на го­ру?

— Нас бы­ла це­лая ком­па­ния: моя де­вуш­ка Ан­на, ее по­дру­га со сво­им мо­ло­дым че­ло­ве­ком и я. Сле­ду­ет ска­зать, что мы с Аней вме­сте уже мно­го лет. Она бы­ла ря­дом со мной в са­мые тя­же­лые дни, ее под­держ­ка для ме­ня слов­но элик­сир жиз­нен­ной си­лы.

— Ан­на от­го­ва­ри­ва­ла вас ид­ти на вер­ши­ну?

— Нет, она до­ве­ря­ет мне. Зна­ет, что я все тща­тель­но про­ду­мал, преж­де чем ре­шить­ся на вос­хож­де­ние.

Мы стар­то­ва­ли вско­ре по­сле обе­да. У ме­ня за спи­ной был рюк­за­чок с несколь­ки­ми ве­ща­ми, но са­мое тя­же­лое — во­ду — взя­ли в свою по­кла­жу Аня и ребята. В пу­ти я ста­рал­ся не до­во­дить се­бя до со­сто­я­ния, при ко­то­ром по­чув­ствую непри­ят­ные симп­то­мы — объ­яв­лял при­вал, ко­гда при­зна­ков уста­ло­сти еще не бы­ло. Ес­ли ча­сто­та пуль­са до­сти­га­ла 130— 140 уда­ров в ми­ну­ту, оста­нав­ли­вал­ся от­дох­нуть на ми­ну­ту-дру­гую. Ребята под­стра­и­ва­лись под мой темп. Во вре­мя вос­хож­де­ния чув­ство­вал се­бя нор­маль­но.

— В пу­те­во­ди­те­лях на­пи­са­но, что в сред­нем ту­ри­сты под­ни­ма­ют­ся на Го­вер­лу за три ча­са. Сколь­ко вре­ме­ни ушло у вас?

— Пять ча­сов. Уве­рен, до бо­лез­ни справился бы с этой за­да­чей ра­за в три бы­ст­рее. Я ведь был спор­тив­ным — с дет­ства се­рьез­но за­ни­мал­ся бас­кет­бо­лом, на ве­ло­си­пе­де про­ез­жал по сотне ки­ло­мет­ров. С но­вым серд­цем вер­нул­ся к за­ня­ти­ям бас­кет­бо­лом. Иг­раю на спорт­пло­щад­ке со школь­ни­ка­ми, они да­же не зна­ют, что у ме­ня пе­ре­са­жен­ное серд­це. Про­ез­жаю по несколь­ко де­сят­ков ки­ло­мет­ров на ве­ло­си­пе­де.

Так вот, мы немно­го по­бы­ли на вер­шине Го­вер­лы, сфо­то­гра­фи­ро­ва­лись на па­мять, и за два ча­са спу­сти­лись к под­но­жию го­ры, где бы­ла при­пар­ко­ва­на Ани­на ма­ши­на. Толь­ко се­ли в ав­то­мо­биль — хлы­нул дождь. Так что с по­го­дой нам по­вез­ло.

Пос­па­ли ча­сов пять в го­сти­ни­це — и к гра­ни­це. Несколь­ко дней пу­те­ше­ство­ва­ли по Ру­мы­нии. В этой стране со­хра­ни­лось мно­го ста­рин­ных зам­ков. Но мест­ная при­ро­да по кра­со­те пре­вос­хо­дит двор­цы ари­сто­кра­тии. Вре­ме­ни у нас бы­ло немно­го, по­это­му от­ка­за­лись от уто­ми­тель­ных экс­кур­сий по зам­кам — пред­по­чли лю­бо­вать­ся пей­за­жа­ми, бро­дить по ма­лень­ким уют­ным го­род­кам.

Гра­фик был плот­ным, за­вер­ша­ю­щий марш-бро­сок в ав­то­мо­би­ле в Ки­ев за­нял око­ло 18 ча­сов. Все это вре­мя за ру­лем был я. Ребята не спа­ли, мы по­сто­ян­но об­ща­лись, это по­мог­ло успеш­но бо­роть­ся со сном. Чув­ство­вал се­бя нор­маль­но. По­сле воз­вра­ще­ния до­мой про­спал пол­дня.

Кста­ти, о пу­те­ше­стви­ях. У ме­ня есть за­мы­сел про­ехать на ав­то­мо­би­ле по ми­ру, что­бы встре­тить­ся в раз­лич­ных стра­нах с людь­ми, жи­ву­щи­ми с пе­ре­са­жен­ны­ми серд­ца­ми, за­пи-

сать с ни­ми ин­тер­вью и за­тем смон­ти­ро­вать до­ку­мен­таль­ный фильм.

Изна­чаль­но хо­тел со­вер­шить кру­го­свет­ное пу­те­ше­ствие. Несколь­ко недель про­кла­ды­вал по кар­там марш­рут, спи­сы­вал­ся и со­зва­ни­вал­ся с людь­ми, ко­то­рые мог­ли дать прак­ти­че­ские со­ве­ты. По­счи­тал, сколь­ко мне по­на­до­бит­ся де­нег для во­пло­ще­ния за­ду­ман­но­го. Ока­за­лось, при­мер­но столь­ко же, сколь­ко на пе­ре­сад­ку серд­ца — око­ло ста ты­сяч дол­ла­ров. Сум­ма неподъ­ем­ная. При­шлось скор­рек­ти­ро­вать план: нач­ну с пу­те­ше­ствия по Евра­зии. Ес- ли удаст­ся со­брать до­ста­точ­но де­нег, вна­ча­ле съез­жу в Ка­зах­стан, где жи­вет мо­ло­дой че­ло­век с пе­ре­са­жен­ным серд­цем, недав­но став­ший от­цом, а по­том от­прав­люсь в За­пад­ную Ев­ро­пу.

Кста­ти, очень жа­лею, что не уда­лось встре­тить­ся с ка­над­ским пар­нем с пе­ре­са­жен­ным серд­цем по име­ни Джор­дан. Недав­но он при­ез­жал в Хо­рва­тию, и я мог бы съез­дить ту­да по­ви­дать­ся с ним. Он жи­вет с до­нор­ским серд­цем с трех лет. Сей­час ему 25. Па­рень ис­ко­ле­сил всю Юго-Во­сточ­ную Азию, Вьет­нам (и это при том, что та­ким лю­дям, как мы с ним, при­хо­дит­ся осо­бен­но тща­тель­но предо­хра­нять­ся от ин­фек­ций, ведь им­му­ни­тет у нас ослаб­лен­ный). У него есть биз­нес в Ин­тер­не­те, при­но­ся­щий сред­ства на пу­те­ше­ствия.

— Вы за­тро­ну­ли те­му от­цов­ства. Пла­ни­ру­е­те за­ве­сти ре­бен­ка?

— Да, при­чем на­дол­го от­кла­ды­вать с этим не на­ме­рен. Я по­сто­ян­но пом­ню сло­ва од­но­го врача: «На­де­юсь, вы по­ни­ма­е­те, что до­жить до пре­клон­ных лет с пе­ре­са­жен­ным серд­цем, ско­рее все­го, не по­лу­чит­ся». А мне ведь нуж­но вре­мя, что­бы по­ста­вить ре­бен­ка на но­ги.

Со­глас­но ста­ти­сти­ке, че­ло­век с до­нор­ским серд­цем жи­вет око­ло се­ми лет. Но это усред­нен­ная циф­ра. Предо­ста­точ­но при­ме­ров, ко­гда та­кие лю­ди жи­вут уже два­дцать и бо­лее лет, хо­ро­шо се­бя чув­ству­ют.

«Врач спро­си­ла: «У вас есть сто ты­сяч дол­ла­ров?» — «Нет». — «То­гда и го­во­рить не о чем»

— Вы со школь­ных лет уси­лен­но за­ни­ма­лись спор­том. Зна­чит, до опре­де­лен­но­го воз­рас­та бо­лезнь серд­ца не да­ва­ла о се­бе знать?

— Имен­но так. Мое дет­ство при­шлось на 1990-е го­ды, я жил то­гда в при­мор­ском го­ро­де Бер­дян­ске. Мой при­я­тель за­пи­сал­ся в бас­кет­боль­ную сек­цию, и я по­сле­до­вал его при­ме­ру. У нас бы­ва­ло и по две тре­ни­ров­ки в день, ле­том они про­хо­ди­ли на пес­ке на пля­же. Я был очень креп­ким, силь­ным пар­нем. То­гда еще Ин­тер­нет был мно­гим недоступен, мы до­ста­ва­ли ви­део­кас­се­ты с за­пи­ся­ми мат­чей с уча­сти­ем ко­манд NBA — На­ци­о­наль­ной бас­кет­боль­ной ас­со­ци­а­ции США.

С 18 лет жи­ву в Ки­е­ве. Учил­ся в На­ци­о­наль­ном авиа­ци­он­ном уни­вер­си­те­те. Ушел с чет­вер­то­го кур­са, что­бы не от­вле­кать­ся от ра­бо­ты. Я стал успеш­ным ри­ел­то­ром. Ра­бо­таю по этой спе­ци­аль­но­сти по сей день.

— Сколь­ко вам бы­ло лет, ко­гда про­яви­лись про­бле­мы с серд­цем?

— 31 год. Бо­лезнь серд­ца вы­яви­ли неожи­дан­но: у ме­ня слу­чил­ся ост­рый ап­пен­ди­цит, пе­ред опе­ра­ци­ей сде­ла­ли кар­дио­грам­му, ко­то­рая по­ка­за­ла сра­зу три раз­но­вид­но­сти арит­мии. В нор­ме при каж­дом со­кра­ще­нии серд­це вы­бра­сы­ва­ет 55—75 про­цен­тов кро­ви, мой по­ка­за­тель был в пре­де­лах 30 про­цен­тов.

Вра­чи объ­яс­ни­ли, что бо­лезнь про­яви­ла бы се­бя рань­ше, но ор­га­низм дер­жал­ся бла­го­да­ря то­му, что мно­гие го­ды я ак­тив­но за­ни­мал­ся спор­том. Кар­дио­ло­ги за­яви­ли: по­на­до­бит­ся пе­ре­сад­ка до­нор­ско­го серд­ца.

— День­ги на это долж­но бы­ло предо­ста­вить го­су­дар­ство?

— Да, но вра­чи по непо­нят­ной мне при­чине пред­по­чли не го­во­рить об этом. Я спро­сил у док­то­ра, что мне де­лать. Она от­ве­ти­ла во­про­сом на во­прос: «У вас есть сто ты­сяч дол­ла­ров?» — «Нет». — «То­гда и го­во­рить не о чем».

— Как вам уда­лось най­ти сред­ства на транс­план­та­цию?

— По­мог че­ло­век, с ко­то­рым по­зна­ко­мил­ся по ра­бо­те мно­го лет на­зад. Я спра­ши­вал, мо­гу ли на­звать его имя жур­на­ли­стам, он от­ве­тил: «Нет». Этот че­ло­век по­зво­нил, ко­гда я уже был со­всем плох: не мог прой­ти без пе­ре­дыш­ки боль­ше 50 мет­ров, спать при­хо­ди­лось си­дя (ле­жа не хва­та­ло воз­ду­ха), хар­кал кро­вью, из-за пло­хо­го кро­во­об­ра­ще­ния ног­ти бы­ли си­ни­ми, а их кор­ни — по­чти чер­ны­ми, по­сле де­ся­ти ми­нут си­де­ния но­ги ужас­но оте­ка­ли. Из-за очень пло­хо­го са­мо­чув­ствия был по­сто­ян­но взвин­чен.

«Зво­ни в Бе­ло­рус­сию, до­го­ва­ри­вай­ся об опе­ра­ции — день­ги у те­бя есть», — ска­зал мой зна­ко­мый. Я уди­вил­ся и очень об­ра­до­вал­ся. Но быст­ро спо­хва­тил­ся — силь­ные эмоции, пусть и по­ло­жи­тель­ные, бы­ли про­ти­во­по­ка­за­ны.

К то­му вре­ме­ни бы­ло со­бра­но на опе­ра­цию то ли 15, то ли 17 ты­сяч дол­ла­ров. Но тре­бо­ва­лось сто ты­сяч дол­ла­ров. По­на­ча­лу сбор средств шел до­воль­но жи­во, тем бо­лее что сре­ди мо­их дру­зей есть про­грам­ми­сты, ко­то­рые хо­ро­шо за­ра­ба­ты­ва­ют. Но, ко­гда по­жерт­во­ва­ли все, на ко­го я мог рас­счи­ты­вать, по­ступ­ле­ния рез­ко умень­ши­лись.

Я по­чти уве­рен, что сбо­ром средств по прин­ци­пу «с ми­ра по нит­ке» ни­ко­му в Укра­ине не удаст­ся на­ко­пить нуж­ную сум­му для транс­план­та­ции серд­ца, поч­ки или пе­че­ни. Ес­ли уда­ет­ся най­ти тре­бу­е­мые сред­ства, ос­нов­ную их часть предо­став­ля­ет бла­го­тво­ри­тель­ный фонд или нерав­но­душ­ный че­ло­век, ко­то­ро­му по кар­ма­ну опла­тить опе­ра­цию.

Но не у всех нуж­да­ю­щих­ся по­лу­ча­ет­ся най­ти та­ко­го ме­це­на­та или до­сту­чать­ся до фон­дов. По­это­му крайне важ­но, что­бы го­су­дар­ство ли­бо на­ла­ди­ло си­сте­му транс­план­та­ции до­нор­ских ор­га­нов в Укра­ине, ли­бо без про­во­ло­чек вы­де­ля­ло день­ги на опе­ра­ции за ру­бе­жом. Под­черк­ну, что вре­мя для па­ци­ен­тов име­ет огром­ное зна­че­ние — за­тя­ги­вать с пе­ре­сад­кой нель­зя, ведь со­сто­я­ние здо­ро­вья боль­но­го стре­ми­тель­но ухуд­ша­ет­ся. Я все это ис­пы­тал на се­бе. Мне по­вез­ло: ко­гда лег в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный ме­ди­цин­ский ин­сти­тут в Мин­ске, в рас­по­ря­же­нии вра­чей быст­ро по­яви­лось до­нор­ское серд­це, ко­то­рое по­до­шло мне. Сыг­ра­ло важ­ную роль то, что у ме­ня рас­про­стра­нен­ная груп­па кро­ви — один плюс.

Ме­ня под­го­то­ви­ли к опе­ра­ции (с по­мо­щью ме­ди­ка­мен­тов вы­ве­ли из ор­га­низ­ма один­на­дцать лит­ров лиш­ней жид­ко­сти). Ко­гда на­шлось нуж­ное серд­це, его сра­зу же до­ста­ви­ли в Минск на вер­то­ле­те и пе­ре­са­ди­ли мне.

Нуж­но ска­зать, что, хо­тя в Укра­ине нема­ло высококлассных вра­чей, об­щий уро­вень кар­дио­ло­гии и транс­план­то­ло­гии в Бе­ла­ру­си зна­чи­тель­но вы­ше, чем в на­шей стране.

— Зна­е­те имя че­ло­ве­ка, в гру­ди ко­то­ро­го рань­ше би­лось ваше но­вое серд­це?

— Эта ин­фор­ма­ция стро­го за­сек­ре­че­на. Од­на­ко, ко­гда ме­ня вез­ли на ка­тал­ке в опе­ра­ци­он­ную, я успел под­смот­реть в до­ку­мен­тах, что это­му че­ло­ве­ку бы­ло 34 го­да, по­гиб в ре­зуль­та­те че­реп­но-моз­го­вой трав­мы.

— Как вы се­бя чув­ство­ва­ли по­сле пе­ре­сад­ки серд­ца?

— Счаст­ли­вым че­ло­ве­ком. До­став­ля­ло ра­дость, что на­ко­нец-то мо­гу ле­жать и при этом не за­ды­хать­ся (в боль­ни­це в Мин­ске спал си­дя, с кис­ло­род­ной по­душ­кой и ка­пель­ни­цей). Вра­чи с пер­вых же дней ве­ле­ли мне по­ти­хонь­ку хо­дить.

Сра­зу по­сле пе­ре­сад­ки им­му­ни­тет был очень ослаб­лен. Вер­нув­шись в Ки­ев, на­до бы­ло по­се­лить­ся в квар­ти­ре, в ко­то­рой нет гриб­ков и ин­фек­ций. Бла­го­да­ря дру­зьям по­до­бра­ли нуж­ное жи­лье — в но­вом до­ме. Что­бы за­щи­тить­ся от ви­ру­сов и бак­те­рий, я вы­хо­дил на ули­цу со спе­ци­аль­ны­ми филь­тра­ми в ви­де ша­ри­ков, ко­то­рые встав­лял в нос. Как ни бе­рег­ся, вско­ре по­сле опе­ра­ции под­хва­тил на­сморк. Про­сту­да не про­хо­ди­ла три неде­ли. Сей­час им­му­ни­тет стал го­раз­до силь­нее, но все рав­но, ко­гда ми­нув­шей зи­мой на ста­рый Но­вый год про­сту­дил­ся, тем­пе­ра­ту­рил це­лых три ме­ся­ца.

Но на­зло ин­фек­ци­ям уже че­рез пол­го­да по­сле опе­ра­ции мы с Аней по­ле­те­ли пу­те­ше­ство­вать в Гру­зию. Взя­ли там на­про­кат ав­то­мо­биль, за­бра­лись в го­рах в та­кие де­бри, что по­тре­бо­ва­лось из­ряд­но по­ста­рать­ся, что­бы вер­нуть­ся об­рат­но.

— Вам по­жиз­нен­но нуж­но при­ни­мать ле­кар­ства, что­бы ор­га­низм не от­тор­гал пе­ре­са­жен­ное серд­це?

— Ко­неч­но. При­чем в пер­вое вре­мя их нуж­но бы­ло очень мно­го. По­ка до­би­лись, что­бы го­су­дар­ство вы­де­ли­ло их бес­плат­но, по­тра­ти­ли все, что оста­ва­лось от со­бран­ных средств. Сей­час Мин­здрав пы­та­ет­ся эко­но­мить на за­куп­ках ме­ди­ка­мен­тов, при­об­ре­тая ана­ло­ги (ге­не­ри­ки) ори­ги­наль­ных пре­па­ра­тов. Су­ще­ству­ет мно­го ка­че­ствен­ных ге­не­ри­ков, но за­ку­па­ют­ся са­мые де­ше­вые и недо­ста­точ­но про­ве­рен­ные. И, что са­мое пе­чаль­ное, по­сто­ян­но раз­ные, а из-за сме­ны пре­па­ра­тов воз­ни­ка­ют про­бле­мы. При­хо­дит­ся от них от­ка­зы­вать­ся. Нуж­ные мне ле­кар­ства по­ка по­ку­па­ют­ся за счет мест­но­го бюд­же­та. По­лу­ча­ет­ся, го­су­дар­ство по­сту­па­ет в со­от­вет­ствии с по­го­вор­кой «Ску­пой пла­тит два­жды».

«Аня для ме­ня слов­но элик­сир жиз­ни», — го­во­рит Мак­сим о сво­ей де­вуш­ке Анне Ка­п­лун

Сел­фи Мак­си­ма на вер­шине Го­вер­лы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.