«ХО­ЧУ В ШКО­ЛУ, НО БОЮСЬ СТАР­ШЕ­КЛАСС­НИ­КОВ, КО­ТО­РЫЕ ВРЫВАЛИСЬ КО МНЕ В ТУА­ЛЕТ»

В свя­зи с на­ча­лом но­во­го учеб­но­го го­да из­вест­ная те­ле­ве­ду­щая, сын ко­то­рой стал жерт­вой бул­лин­га, рас­ска­за­ла, как мож­но про­ти­во­сто­ять трав­ле ре­бен­ка в шко­ле

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Да­рия ГОРСКАЯ

В свя­зи с на­ча­лом но­во­го учеб­но­го го­да из­вест­ная те­ле­ве­ду­щая, сын ко­то­рой стал жерт­вой бул­лин­га, рас­ска­за­ла, как мож­но про­ти­во­сто­ять трав­ле ре­бен­ка в шко­ле

По ста­ти­сти­ке, каж­дый чет­вер­тый укра­ин­ский ре­бе­нок хо­тя бы раз ста­но­вил­ся жерт­вой на­си­лия со сто­ро­ны сверст­ни­ков. За­ча­стую де­ти, осо­бен­но дет­са­дов­ско­го и млад­ше­го школь­но­го воз­рас­та, не зна­ют, как ре­а­ги­ро­вать на трав­лю. Ча­ще все­го они за­мы­ка­ют­ся в се­бе, скры­вая про­ис­хо­дя­щее от ро­ди­те­лей. А бы­ва­ет, что ма­мы и па­пы, да­же узнав об из­де­ва­тель­ствах над их ре­бен­ком, не пред­при­ни­ма­ют ни­ка­ких ша­гов, что­бы его за­щи­тить и на­ка­зать обид­чи­ков. Не­дав­ний скан­дал в Одес­се, ко­гда де­воч­ки же­сто­ко из­би­ли свою сверст­ни­цу и за­сня­ли все это на ка­ме­ру, за­кон­чил­ся тем, что их ро­ди­те­лей обя­за­ли вы­пла­тить по­стра­дав­шей… 51 грив­ню штра­фа. При этом ма­ма из­би­той де­воч­ки несколь­ко дней не об­ра­ща­лась в по­ли­цию: бо­я­лась, что за это од­но­класс­ни­цы еще силь­нее по­бьют ее дочь или, не дай Бог, да­же обо­льют кис­ло­той.

Из­вест­ная те­ле­ве­ду­щая Яни­на Со­ко­ло­ва, ше­сти­лет­ний сын ко­то­рой то­же стал жерт­вой школь­ной трав­ли, по­сту­пи­ла ина­че. Узнав о том, что стар­ше­класс­ни­ки не да­ют ее ма­лень­ко­му сы­ну схо­дить в туа­лет, вры­ва­ют­ся к нему и сни­ма­ют на ка­ме­ры мо­биль­ных те­ле­фо­нов, она тут же со­об­щи­ла обо всем дру­гим ро­ди­те­лям и ди­рек­то­ру. Обид­чи­ков ее сы­на от­чис­ли­ли, в шко­ле уста­но­ви­ли ка­ме­ры на­блю­де­ния и на­ча­ли про­во­дить за­ня­тия по про­фи­лак­ти­ке бул­лин­га. По­дроб­но­стя­ми этой ис­то­рии Яни­на по­де­ли­лась с «ФАКТАМИ».

«Обид­чи­ков Ко­ли ис­клю­чи­ли: ро­ди­те­лям от­да­ли до­ку­мен­ты де­тей и ска­за­ли, что в этой шко­ле

им де­лать нече­го»

— Я дол­го не зна­ла о том, что над мо­им сы­ном Ко­лей из­де­ва­ют­ся стар­ше­класс­ни­ки, — рас­ска­зы­ва­ет ве­ду­щая «5-го ка­на­ла» Яни­на Со­ко­ло­ва.— Он мол­чал не по­то­му, что у нас нет до­ве­ри­тель­ных от­но­ше­ний. Про­сто не разо­брал­ся в том, что про­ис­хо­дит и как на это ре­а­ги­ро­вать. В его воз­расте де­ти да­ле­ко не все­гда мо­гут рас­по­знать, что что-то идет не так. Вот ес­ли их уда­ри­ли по го­ло­ве или раз­би­ли ли­цо, это оче­вид­но. А ес­ли над ни­ми сме­ют­ся, сни­ма­ют их на мо­биль­ные те­ле­фо­ны, за­став­ля­ют де­лать что-то, что им непри­ят­но, ма­лы­ши те­ря­ют­ся и… мол­чат. Это ви­на ро­ди­те­лей, ко­то­рые не да­ют де­тям чет­ко­го по­ни­ма­ния то­го, что, ко­гда на­ру­ша­ет­ся их сво­бо­да, они не долж­ны тер­петь. Ни кри­ков учи­те­лей, ни из­де­вок сверст­ни­ков, ни тем бо­лее трав­ли. В на­ше вре­мя де­ти долж­ны рас­ти эго­цен­три­ста­ми и уметь за се­бя по­сто­ять.

Ко­гда стар­шие маль­чи­ки ста­ли под­ка­ра­у­ли­вать мо­е­го Ко­лю в туа­ле­те, но­га­ми от­кры­вать дверь в ка­бин­ку, вла­мы­вать­ся сле­дом и, хо­хо­ча, сни­мать на ка­ме­ру, как он пи­са­ет, сын про­сто не по­нял, что про­ис­хо­дит. Ему не при­шло в го­ло­ву, что его пы­та­ют­ся уни­зить, по­ста­вить в нелов­кое по­ло­же­ние. Ведь он не де­лал ни­че­го дур­но­го, так по­че­му ему долж­но быть стыд­но? Ко­ля лишь ис­пы­ты­вал дис­ком­форт от то­го, что над ним сме­ют­ся. Но он рас­су­дил так: боль­шие маль­чи­ки сме­ют­ся, по­то­му что он ма­лень­кий. Это по­вто­ря­лось неод­но­крат­но, но Ко­ля ни­че­го мне не рас­ска­зы­вал.

Вс­плы­ла эта история со­вер­шен­но слу­чай­но, на ве­сен­них ка­ни­ку­лах. Мы в тот день еха­ли в ав­то­мо­би­ле, я спро­си­ла сы­на, хо­чет ли он в шко­лу. Ре­бе­нок от­вер­нул­ся к ок­ну, по­мол­чал ми­ну­ту, а по­том, вз­дох­нув, ска­зал: «Да, в шко­лу хо­чу, а ви­деть тех стар­ше­класс­ни­ков, ко­то­рые вры­ва­ют­ся за мной в туа­лет, — нет». Я по­хо­ло­де­ла. Мыс­ли о том, с ка­кой це­лью стар­ше­класс­ни­ки мо­гут вры­вать­ся в туа­лет к мо­е­му ма­лень­ко­му сы­ну, бы­ли са­мые страш­ные. Тем бо­лее что он учит­ся в той са­мой сто­лич­ной шко­ле, где три го­да на­зад сын нар­де­па Алек­сандра Они­щен­ко вме­сте с од­но­класс­ни­ком из­де­ва­лись над пер­во­клаш­кой. Под­ка­ра­у­ли­ва­ли его в туа­ле­те, сры­ва­ли шта­ны и, угро­жая шваброй, за­став­ля­ли мо­чить­ся и сни­ма­ли весь про­цесс на ка­ме­ру. Ко­гда о скан­да­ле ста­ло из­вест­но, сы­на Они­щен­ко, несмот­ря на вли­я­тель­но­го па­пу, за­став­ля­ли из шко­лы уй­ти. Я пе­ре­пу­га­лась, что и с Ко­лей мог­ло про­изой­ти то же са­мое, ес­ли не ху­же. Но ви­ду не по­да­ла, что­бы не на­пу­гать ре­бен­ка. Оста­но­ви­ла ма­ши­ну на обо­чине, по­вер­ну­лась к сы­ну и как мож­но мяг­че по­про­си­ла рас­ска­зать, что он име­ет в ви­ду.

Ко­гда он рас­ска­зал по­дроб­но­сти, у ме­ня был шок. Пер­вое же­ла­ние — схва­тить ре­мень и по­ехать в шко­лу раз­би­рать­ся. Но я оста­но­ви­ла се­бя. На­пи­са­ла в «Вай­бе­ре», в ро­ди­тель­ской груп­пе, о слу­чив­шем­ся и по­шла го­то­вить­ся к эфи­ру. Ко­гда вер­ну­лась, на те­ле­фоне уже бы­ло ку­ча про­пу­щен­ных звон­ков. Со мной сра­зу же свя­за­лась ди­рек­тор шко­лы, по­обе­ща­ла, что ре­шит эту про­бле­му в крат­чай­шие сро­ки. На сле­ду­ю­щий же день она установила обид­чи­ков Ко­ли (при­чем вы­яс­ни­лось, что они про­де­лы­ва­ли та­кие же га­до­сти и с дру­ги­ми детьми, и ни­кто из ма­лы­шей не при­знал­ся ро­ди­те­лям). Стар­ше­класс­ни­ков ис­клю­чи­ли: вы­зва­ли их ро­ди­те­лей к ди­рек­то­ру, от­да­ли им до­ку­мен­ты де­тей и ска­за­ли, что в этой шко­ле им де­лать нече­го. Кро­ме то­го, на вхо­де в туа­ле­ты по­ста­ви­ли ви­део­ка­ме­ры. Что про­ис­хо­дит в ка­бин­ках, там, ко­неч­но, не вид­но, а вот кто и ко­гда за­хо­дит в туа­лет, мож­но от­сле­дить. Кро­ме то­го, в шко­ле те­перь про­во­дят се­ми­на­ры о том, как рас­по­знать бул­линг и как пра­виль­но на него ре­а­ги­ро­вать.

Лич­но я счи­таю, что для за­щи­ты на­ших де­тей от трав­ли долж­ны быть уза­ко­не­ны две ве­щи. Пер­вая — шпин­га­ле­ты в ка­бин­ках туа­ле­тов. Ка­жет­ся, ме­лочь. На са­мом же де­ле это во­прос ком­фор­та де­тей и их без­опас­но­сти в са­мые де­ли­кат­ные мо­мен­ты. Ми­ни­стер­ство об­ра­зо­ва­ния за­пре­ща­ет уста­нав­ли­вать за­движ­ки, так как шпин­га­ле­ты мо­жет за­кли­нить и ма­лы­ши за­стря­нут в ка­бин­ках. Как по мне, это не страш­но: в край­нем слу­чае, по­зо­вут на по­мощь. Это ерун­да по срав­не­нию со стра­хом, что к ним во­рвут­ся, сфо­то­гра­фи­ру­ют раз­де­ты­ми и си­дя­щи­ми на унитазе, а за­тем вы­ло­жат в Ин­тер­нет. Лич­но знаю де­тей, ко­то­рые, став жерт­ва­ми та­ко­го бул­лин­га, во­об­ще бо­ят­ся хо­дить в шко­ле в туа­лет, тер­пят до до­ма и тем са­мым пор­тят се­бе здо­ро­вье.

Вто­рое: Ми­ни­стер­ство об­ра­зо­ва­ния долж­но за­пре­тить поль­зо­вать­ся мо­биль­ны­ми те­ле­фо­на­ми в учеб­ное вре­мя. Пси­хо­ло­ги от­ме­ти­ли, что в тех шко­лах, где га­д­же­ты изы­ма­ют­ся у де­тей пе­ред уро­ка­ми и воз­вра­ща­ют­ся по­сле их окон­ча­ния, про­цент бул­лин­га по­чти ну­ле­вой. По­то­му что у де­тей нет ис­ку­ше­ния са­мо­утвер­дить­ся за счет бо­лее сла­бых, устро­ив трав­лю и за­сняв все это на ка­ме­ру. Кро­ме то­го, в та­ких шко­лах де­ти на пе­ре­ме­нах об­ща­ют­ся, а не «за­ли­па­ют» в ком­пью­тер­ных иг­рах, ко­то­рые неред­ко вы­зы­ва­ют в них агрес­сию и же­ла­ние из­лить ее на дру­гих.

«Ма­лы­ши долж­ны твер­до усво­ить «пра­ви­ло тру­си­ков»: то, что на­хо­дит­ся внут­ри, име­ют пра­во ви­деть толь­ко

ро­ди­те­ли и врач»

— К со­жа­ле­нию, в по­след­нее вре­мя слу­ча­ев бул­лин­га дей­стви­тель­но ста­ло боль­ше, — рас­ска­зы­ва­ет «ФАКТАМ» кли­ни­че­ский пси­хо­лог тер­ри­то­ри­аль­но­го ме­ди­цин­ско­го объ­еди­не­ния «Пси­хи­ат­рия» Ири­на Они­щен­ко.— При­чем в ос­нов­ном сре­ди маль­чи­ков. В про­шлом го­ду ко мне по­валь­но об­ра­ща­лись ро­ди­те­ли де­тей, ко­то­рые ста­но­ви­лись жерт­ва­ми трав­ли и на­си­лия. В лет­них ла­ге­рях (кста­ти, до­ро­гих и хо­ро­ших) стар­шие маль­чи­ки по­рой при­нуж­да­ли 5—7-лет­них ма­лы­шей к ораль­но­му сек­су и сни­ма­ли все это на мо­биль­ные те­ле­фо­ны. К со­жа­ле­нию, по­стра­дав­шие маль­чи­ки не го­во­ри­ли об этом вос­пи­та­те­лям и не сра­зу при­зна­лись ро­ди­те­лям. Все­го один из них не по­бо­ял­ся ока­зать со­про­тив­ле­ние, за­явив, что он та­ким за­ни­мать­ся не бу­дет. И тут же рас­ска­зал о си­ту­а­ции ма­ме, ко­то­рая, в свою оче­редь, об­ра­ти­лась ко мне.

Очень важ­но, что­бы меж­ду ро­ди­те­ля­ми и детьми был кон­такт, до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния. Ма­мам и па­пам нуж­но с ран­не­го воз­рас­та про­го­ва­ри­вать с детьми, как им ве­сти се­бя, ес­ли их оби­жа­ют. На­при­мер, де­ти долж­ны твер­до усво­ить «пра­ви­ло тру­си­ков»: то, что на­хо­дит­ся внут­ри, име­ют пра­во ви­деть толь­ко ро­ди­те­ли и врач. Лю­бая по­пыт­ка чу­жих лю­дей до­тро­нуть­ся или уви­деть ин­тим­ные ме­ста ре­бен­ка — сиг­нал тревоги, о ко­то­ром ма­лыш дол­жен мгно­вен­но со­об­щать ро­ди­те­лям.

С дру­гой сто­ро­ны, ино­гда де­ти са­ми про­во­ци­ру­ют на­смеш­ки и из­де­ва­тель­ства сверст­ни­ков. На­при­мер, у од­но­го маль­чи­ка, ко­то­ро­го я кон­суль­ти­ро­ва­ла, по­сто­ян­но спа­да­ли шта­ны, од­но­класс­ни­ки хо­хо­та­ли над ним, фо­то­гра­фи­ро­ва­ли его ого­лив­ши­е­ся яго­ди­цы, а ему та­кое вни­ма­ние бы­ло толь­ко в ра­дость. Ро­ди­те­ли долж­ны быть очень вни­ма­тель­ны к то­му, как вы­гля­дит и ве­дет се­бя их ре­бе­нок. Ес­ли сам про­во­ци­ру­ет из­де­ва­тель­ства дру­гих, нуж­но ра-зъ­яс­нить ему, по­че­му так де­лать не нуж­но, под­кор­рек­ти­ро­вать по­ве­де­ние. Ес­ли же ма­мы и па­пы за­ме­ти­ли, что ма­лыш стал скрыт­ным, на­чал грызть ног­ти, по­те­рял ап­пе­тит или, на­обо­рот, объ­еда­ет­ся чрез­мер­но, бо­ит­ся за­сы­пать или бес­при­чин­но хо­хо­чет, им сто­ит на­сто­ро­жить­ся. Воз­мож­но, их ре­бе­нок стал жерт­вой бул­лин­га.

Бы­ва­ет, что де­ти на­пу­га­ны и не при­зна­ют­ся в том, что про­ис­хо­дит. То­гда мож­но схит­рить. На­при­мер, спро­сить ма­лы­ша: «Ес­ли бы весь ваш класс, кро­ме од­но­го уче­ни­ка, от­пра­вил­ся в кос­мос, ко­го имен­но ты хо­тел бы оста­вить?» Ско­рее все­го, имен­но с тем, ко­го на­зо­вет ре­бе­нок, у него пло­хие от­но­ше­ния. Ес­ли у ро­ди­те­лей не по­лу­ча­ет­ся вы­ров­нять си­ту­а­цию, нуж­но об­ра­щать­ся за по­мо­щью к пси­хо­ло­гам.

В про­шлом ме­ся­це Вер­хов­ная Ра­да при­ня­ла за­ко­но­про­ект, преду­смат­ри­ва­ю­щий се­рьез­ный штраф за бул­линг. Так, на­си­лие и агрес­сия ста­нут ка­рать­ся штра­фом от 40 до 800 гри­вен, же­сто­кая трав­ля — от 1700 до 3400 гри­вен, а учи­те­ля, скры­ва­ю­щие факт бул­лин­га, бу­дут оштра­фо­ва­ны на 850—1700 гри­вен.

— Этот за­ко­но­про­ект сей­час очень ак­туа­лен, — объ­яс­ня­ет упол­но­мо­чен­ный по пра­вам ре­бен­ка при пре­зи­ден­те Укра­и­ны Ни­ко­лай Ку­ле­ба. — В нем по­яв­ля­ет­ся сам тер­мин «бул­линг», уже­сто­ча­ет­ся на­ка­за­ние за него. Ведь 51 грив­ня штра­фа, как в слу­чае с из­би­той в Одес­се де­воч­кой, — это на­смеш­ка над по­стра­дав­шим ре­бен­ком. Что ка­са­ет­ся обид­чи­ков сы­на те­ле­ве­ду­щей Яни­ны Со­ко­ло­вой, ко­то­рых пе­ре­ве­ли в дру­гую шко­лу, я счи­таю, это не со­всем пра­виль­но. Ведь, по су­ти, пробле­ма не ре­ше­на, ди­рек­ция шко­лы все­го лишь из­ба­ви­лась от ис­точ­ни­ка непри­ят­но­стей.

В США, Ка­на­де, Ев­ро­пе рань­ше по­сту­па­ли так же: от­стра­ня­ли бул­ле­ров от уче­бы, пе­ре­во­ди­ли в дру­гие шко­лы. Да, в их клас­се си­ту­а­ция на­ла­жи­ва­лась, но за­то в но­вых шко­лах на­чи­на­лись про­бле­мы, по­то­му что агрес­сив­ные де­ти тра­ви­ли но­вых од­но­класс­ни­ков. То­гда про­бле­му ста­ли ре­шать кар­ди­наль­но и си­сте­ма­тич­но: вве­ли об­ще­на­ци­о­наль­ные про­грам­мы ну­ле­вой то­ле­рант­но­сти к бул­лин­гу, на­ча­ли про­во­дить спе­ци­аль­ные уро­ки с детьми, а пе­да­го­гов учат вы­яв­лять бул­линг и про­ти­во­сто­ять ему.

То же са­мое нуж­но внед­рить в Укра­ине. Что­бы у пре­по­да­ва­те­лей, к ко­то­рым об­ра­ща­ют­ся ро­ди­те­ли с жа­ло­ба­ми на трав­лю их де­тей, не бы­ло же­ла­ния от­мах­нуть­ся и ска­зать: «Да лад­но вам, это же про­сто де­ти». Яни­на, ко­неч­но, сде­ла­ла пра­виль­но, что под­ня­ла эту про­бле­му, за­сту­пи­лась за сво­е­го ре­бен­ка. Мол­чать об этом нель­зя.

— Да, я вме­ша­лась в си­ту­а­цию, но сы­ну об этом не го­во­ри­ла,— рас­ска­зы­ва­ет Яни­на Со­ко­ло­ва. — Ко­ля уве­рен, что все ре­шил сам. Ведь, ко­гда его оби­жа­ли, он про­сил стар­ше­класс­ни­ков оста­вить его в по­кое. Они его боль­ше не тро­га­ли (по­то­му что их вы­гна­ли со шко­лы). Вот Ко­ля и ду­ма­ет, что это его по­бе­да. Тут очень важ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский мо­мент: ма­лы­ши, до­ве­ряя ро­ди­те­лям, долж­ны рас­ти са­мо­сто­я­тель­ны­ми, а не ду­мать, что их вли­я­тель­ные ма­мы и па­пы мо­гут все «по­ре­шать». Ко­ля, ве­ря, что ре­шил про­бле­му с обид­чи­ка­ми, стал го­раз­до уве­рен­нее в се­бе. В сле­ду­ю­щий раз, я ду­маю, ес­ли его по­пы­та­ют­ся уни­зить, он смо­жет за се­бя по­сто­ять.

«Сын те­перь го­раз­до уве­рен­нее в се­бе. И ес­ли его по­пы­та­ют­ся уни­зить, ду­маю, смо­жет за се­бя по­сто­ять», — го­во­рит Яни­на Со­ко­ло­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.