АЛЕН ДЮКАСС: «В МО­ИХ РЕ­СТО­РА­НАХ ВЫ­СО­КОЙ КУХ­НИ ОБЕД ОБОЙ­ДЕТ­СЯ В ТЫ­СЯ­ЧУ ЕВ­РО»

Один из са­мых из­вест­ных шеф-по­ва­ров в ми­ре, го­то­вив­ший для До­наль­да Трам­па, Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на, ли­де­ра Ки­тая Си Цзинь­пи­на, кня­зя Мо­на­ко, рас­ска­зал, что у него нет фир­мен­ных блюд, посколь­ку вол­шеб­ство кух­ни не в по­вто­ре­нии

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА -

Один из са­мых из­вест­ных шеф-по­ва­ров в ми­ре, го­то­вив­ший для До­наль­да Трам­па, Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на, ли­де­ра Ки­тая Си Цзинь­пи­на, кня­зя Мо­на­ко, рас­ска­зал, что у него нет фир­мен­ных блюд, посколь­ку вол­шеб­ство кух­ни не в по­вто­ре­нии

Але­ну Дю­кас­су 13 сентября ис­пол­ни­лось 62 го­да. Он яв­ля­ет­ся вла­дель­цем се­ти ре­сто­ра­нов вы­со­кой кух­ни Alain Ducasse Enterprise (ADE), го­до­вая вы­руч­ка ко­то­рой со­став­ля­ет в сред­нем 60 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Дюкасс ро­дил­ся в го­ро­де Ор­тез, который на­хо­дит­ся в ис­то­ри­че­ской об­ла­сти Фран­ции, на­зы­ва­е­мой Ак­ви­та­ни­ей. Учил­ся в уни­вер­си­те­те Бор­до и по­лу­чил там ди­плом про­фес­си­о­наль­но­го по­ва­ра и ба­ка­лав­ра по спе­ци­аль­но­сти «го­сти­нич­ная тех­ни­ка».

В 1984 го­ду он удо­сто­ил­ся двух звезд Michelin, ко­то­рые счи­та­ют­ся выс­ши­ми на­гра­да­ми по­вар­ско­го ис­кус­ства в ми­ре. В том же го­ду Дюкасс ока­зал­ся един­ствен­ным вы­жив­шим в авиа­ка­та­стро­фе. Раз­бил­ся двух­мо­тор­ный са­мо­лет Piper Aztec. Ален по­лу­чил тя­же­лые трав­мы, но су­мел вы­ка­раб­кать­ся. Еще од­на авиа­ка­та­стро­фа, о ко­то­рой ча­сто вспо­ми­на­ет Дюкасс, произошла 25 июля 2000 го­да в Па­ри­же. То­гда раз­бил­ся сверх­зву­ко­вой пас­са­жир­ский лай­нер «Кон­корд». По­гиб­ли 109 че­ло­век, на­хо­див­ших­ся на бор­ту, и че­ты­ре че­ло­ве­ка на зем­ле. Ален раз­ра­ба­ты­вал ме­ню для пас­са­жи­ров «Кон­кор­да», и его блю­да долж­ны бы­ли впер­вые подавать во вре­мя это­го рей­са.

В 2008 го­ду Дюкасс стал граж­да­ни­ном Мо­на­ко. К это­му его под­толк­ну­ло фран­цуз­ское на­ло­го­вое за­ко­но­да­тель­ство. В Мо­на­ко он пла­тит мень­ше на­ло­гов. В июле 2011 го­да Але­ну бы­ла ока­за­на боль­шая честь — он го­то­вил для гостей сва­деб­но­го тор­же­ства кня­зя Мо­на­ко Аль­бе­ра II и Шар­лен Уитт­сток.

В пред­две­рии сво­е­го 62-ле­тия зна­ме­ни­тый шеф-по­вар дал ин­тер­вью, экс­клю­зив­ное пра­во на пуб­ли­ка­цию ко­то­ро­го в Укра­ине «ФАК­ТЫ» по­лу­чи­ли от The Interview People.

«У ме­ня не ме­нее двух ты­сяч со­труд­ни­ков

по все­му ми­ру»

— Вы ро­ди­лись в Ор­те­зе. Это где?

— Юго-за­пад Фран­ции. Меж­ду Бор­до и Сан-Се­бастья­ном, око­ло Би­ар­ри­ца и Сен-Жан-де-Люз.

— По­че­му ре­ши­ли стать ше­ф­по­ва­ром?

— Не знаю. Зато хорошо пом­ню, как ре­а­ги­ро­ва­ли близ­кие. Они бы­ли разо­ча­ро­ва­ны. Ма­ма спро­си­ла: «Ты се­рьез­но хо­чешь стать по­ва­ром?» И при­ве­ла в при­мер мо­их дру­зей. Все они меч­та­ли стать лет­чи­ка­ми или ин­же­не­ра­ми.

— Сколько вре­ме­ни вы учи­лись этой про­фес­сии?

— Ес­ли под­хо­дить фор­маль­но, семь лет. И это бы­ла тя­же­лая уче­ба. А во­об­ще учить­ся нуж­но все вре­мя.

— Но те­перь вы успеш­ный биз­не­смен, ре­сто­ра­тор, ав­тор мно­же­ства книг. И учи­те дру­гих, раз­ве нет?

— Я по­вар, а не биз­не­смен. А ве­сти де­ло мне по­мо­га­ет боль­шая ко­ман­да. У ме­ня не ме­нее двух ты­сяч со­труд­ни­ков по все­му ми­ру.

— Фран­цуз­ская кухня — са­мая важ­ная кухня в ми­ре. Это так?

— Да. Она яв­ля­ет­ся сво­дом пра­вил. Это как соль­феджио в му­зы­ке. Сна­ча­ла нуж­но вы­учить все пра­ви­ла, и толь­ко по­том на их ос­но­ве и при полном со­блю­де­нии за­ни­мать­ся твор­че­ством. Фран­цуз­ская кухня — это пра­ви­ло, пи­са­ное и древ­нее. И его мож­но и нуж­но ис­поль­зо­вать в дру­гих кух­нях. Это пра­ви­ло ста­ло для ме­ня ос­но­вой, еще когда учил­ся и толь­ко на­чи­нал ра­бо­тать.

— Мож­но ли на­учить хо­ро­ше­му вку­су?

— Его нуж­но от­крыть, как та­лант. А по­том тре­бу­ет­ся вре­мя, что­бы все впи­тать в себя.

— Когда вы по­лу­чи­ли свою первую звез­ду Michelin?

— В 1980 го­ду. Я был то­гда ше­ф­по­ва­ром ре­сто­ра­на L’Amandier.

— А сколько у вас звезд Michelin сей­час?

— Мне ка­жет­ся, 21. Это на 10 мень­ше, чем бы­ло у Жо­э­ля Ро­бю­шо­на. К несча­стью, он умер в на­ча­ле ав­гу­ста. Но звез­ды Michelin — не са­мо­цель. У ме­ня есть мно­го ре­сто­ра­нов, ко­то­рые пре­крас­но об­хо­дят­ся без этих звезд.

— Мо­же­те ска­зать, сколько все­го у вас за­ве­де­ний?

— 25. Как я уже ска­зал, мне по­мо­га­ет боль­шая ко­ман­да. Неко­то­рые из ее чле­нов ра­бо­та­ют со мной бо­лее чет­вер­ти ве­ка. Это и по­ва­ра, и кон­ди­те­ры, и со­ме­лье. Ду­маю, 80 про­цен­тов мо­их по­мощ­ни­ков на­чи­на­ли со мной, когда еще бы­ли в юном воз­расте. На­при­мер, мой глав­ный ассистент Жан-Фи­липп Блон­де, который сей­час за­ве­ду­ет ре­сто­ра­ном The Dorchester в Лон­доне, со мной уже 14 лет. А ему сей­час толь­ко 35! Он ра­бо­тал в мо­их ре­сто­ра­нах в Мо­на­ко, Па­ри­же, Гон­кон­ге. Вот те­перь в Лон­доне. Мне нра­вит­ся про­дви­гать мо­ло­дежь, осо­бен­но внут­ри на­шей ком­па­нии.

— Ваши рестораны очень до­ро­гие?

— Мы пред­ла­га­ем ши­ро­кий ас­сор­ти­мент — от би­ст­ро, где мож­но вкус­но по­есть за 30 ев­ро, до ре­сто­ра­нов вы­со­кой кух­ни, в ко­то­рых обед обой­дет­ся в ты­ся­чу ев­ро. При этом мы го­то­вы пред­ло­жить лег­кий пе­ре­кус за 15 дол­ла­ров, фун­тов или ев­ро в за­ви­си­мо­сти от стра­ны. Ста­ра­ем­ся быть луч­ши­ми в лю­бой ка­те­го­рии. Это глав­ное, а пред­ло­жить все­гда что-ни­будь смо­жем.

«Я ре­шил воз­ро­дить тра­ди­цию вы­ра­щи­ва­ния ово­щей пря­мо

в Вер­са­ле»

— В чем же сек­рет успе­ха Але­на Дю­кас­са?

— Ос­но­ва, как я уже ска­зал, фран­цуз­ская кухня. А за­тем боль­шое вни­ма­ние все­му про­цес­су при­го­тов­ле­ния и об­слу­жи­ва­ния. Важ­на каж­дая ме­лочь. Вы­бор про­дук­тов, их ка­че­ство, пра­виль­ное при­го­тов­ле­ние, сер­ви­ров­ка стола, точ­ный вы­бор се­зон­ных блюд. Мож­но при­го­то­вить на­сто­я­щее про­из­ве­де­ние ис­кус­ства, но непра­виль­но его пре­под­не­сти. По­это­му важ­ны при­бо­ры. Ес­ли это та­рел­ки, то китайский фар­фор. Ес­ли бо­ка­лы и рюм­ки, то хру­сталь. Вил­ки и но­жи — се­реб­ро. Все это долж­но быть хо­ро­шим ан­ту­ра­жем для глав­но­го — са­мо­го блю­да. И, ко­неч­но, ви­но. Пра­виль­ный вы­бор ви­на имеет огром­ное зна­че­ние. Ви­но яв­ля­ет­ся од­ним из важ­ней­ших эле­мен­тов га­стро­но­мии. Во фран­цуз­ской кухне все­гда имеет зна­че­ние по­ря­док — с че­го на­чать и чем завершить обед. Все де­та­ли важ­ны.

— Го­во­рят, вы­со­кую кух­ню придумал ко­роль Лю­до­вик XIV. Это так?

— Ко­ро­лев­ская кухня бы­ла изыс­ка­на, очень слож­на и раз­но­об­раз­на. Застолье пред­став­ля­ло со­бой на­сто­я­щее те­ат­раль­ное дей­ство. Это бы­ла це­лая по­ста­нов­ка. А до­ро­гие при­бо­ры слу­жи­ли де­ко­ра­ци­ей. Мне нра­вит­ся го­то­вить в Вер­са­ле. Вдох­но­ве­ни­ем слу­жат блю­да, ко­то­рые по­да­ва­ли в этом дворце 300 лет на­зад при дво­ре. Ме­ню все­гда со­сто­я­ло из це­ло­го спис­ка — от 10 до 25 блюд. При этом го­сти мог­ли вы­брать, что они бу­дут есть. Во­все необя­за­тель­но бы­ло съе­дать все 25 блюд. На­чи­на­ли с овощ­но­го су­па, по­том по­да­ва­ли ово­щи, ры­бу, уст­риц, мясо, дичь, ра­гу. Се­го­дня в моем ре­сто­ране в Вер­саль­ском дворце я го­тов­лю обе­ды из 10 блюд.

— Мож­но вас по­про­сить при­ве­сти при­мер обе­да, при­го­тов­лен­но­го со­глас­но тре­бо­ва­ни­ям вы­со­кой кух­ни?

— Слиш­ком мно­го вариантов для од­но­го при­ме­ра. Обя­за­тель­но долж­но быть начало и обя­за­тель­но — за­вер­ше­ние. Как я уже ска­зал, при­двор­ные на­чи­на­ли обыч­но с овощ­но­го су­па. За­тем сле­до­ва­ло мно­же­ство раз­лич­ных блюд, но все они бы­ли се­зон­ны­ми. Кон­сер­ви­ро­вать и хра­нить про­дук­ты то­гда не уме­ли. На­при­мер, вес­ной бы­ло мно­го мо­ло­дых ово­щей: ас­па­ра­гус, зе­ле­ный го­ро­шек, мо­ло­дой картофель. Несколь­ко лет на­зад я ре­шил воз­ро­дить тра­ди­цию вы­ра­щи­ва­ния ово­щей пря­мо в Вер­са­ле. При­чем в огороде ко­ро­ле­вы уро­жай все­гда был бо­га­че, чем в огороде ко­ро­ля. Се­го­дня мы вы­ра­щи­ва­ем на участ­ке ко­ро­ле­вы до 50 раз­ных ово­щей. Ду­маю, Ее Ве­ли­че­ство бо­лее при­дир­чи­во от­но­си­лась к еде, неже­ли Его Ве­ли­че­ство.

— А ка­кие де­сер­ты вы пред­ла­га­е­те своим по­се­ти­те­лям?

— Сей­час, в это вре­мя го­да, мы по­да­ем крас­ные фрук­ты и яго­ды вме­сте с осо­бым сы­ром, который на­зы­ва­ет­ся «Фон­тен­бло». Его при­го­тов­ле­ние — до­воль­но сложный процесс. Нужны сли­воч­ный сыр и взби­тые слив­ки. Кро­ме то­го, во всех мо­их ре­сто­ра­нах пред­ла­га­ют пре­крас­ные шо­ко­лад­ные тор­ты. Мы са­ми де­ла­ем шо­ко­лад. На­ла­ди­ли про­из­вод­ство в па­риж­ской La Manufacture de chocolat. Это уни­каль­ное место. У нас име­ет­ся по­чти 50 сор­тов шо­ко­ла­да, при­го­тов­лен­но­го из бо­бов, ко­то­рые вырастили бо­лее чем в 20 стра­нах ми­ра. Дол­жен при­знать, что шо­ко­лад пользуется огром­ной по­пу­ляр­но­стью, по­это­му мы открываем та­кие же ате­лье в дру­гих го­ро­дах. Я вот толь­ко вер­нул­ся в Па­риж, от­крыв шо­ко­лад­ное ате­лье в То­кио. Чуть рань­ше — в Роп­по­ньи. Сле­ду­ю­щая оста­нов­ка бу­дет в Лон­доне, ря­дом с Кинг-Кросс. От­кры­тие за­пла­ни­ро­ва­но на ок­тябрь.

— Ка­кие из ва­ших блюд счи­та­е­те бест­сел­ле­ра­ми?

— Та­ких не го­то­вим. Я не люб­лю так на­зы­ва­е­мые фир­мен­ные блю­да. — По­че­му?

— По­то­му что они пре­вра­ща­ют­ся в при­выч­ку. Не хо­чу, что­бы в мо­их ре­сто­ра­нах го­то­ви­ли од­ни и те же блю­да по­сто­ян­но. Вол­шеб­ство кух­ни не в по­вто­ре­нии. Ко­неч­но, мож­но научиться го­то­вить од­но блю­до и де­лать его все вре­мя. Но это непра­виль­но. Я дол­жен быть уве­рен, что моя ко­ман­да су­ме­ет при­го­то­вить что-то за­ме­ча­тель­ное из лю­бо­го про­дук­та: рыбы, мя­са, уст­риц, ди­чи, ово­щей…

«Про­бую каж­дое блю­до. Каж­дый день, каж­дый вечер»

— А вы са­ми еще го­то­ви­те?

— Да, но де­лаю это до­ма, для дру­зей. В ре­сто­ра­нах толь­ко сни­маю про­бу. И, ко­неч­но, при­ни­маю все ре­ше­ния по ме­ню, а по­том про­бую каж­дое блю­до. Каж­дый день, каж­дый вечер. Это и есть моя ра­бо­та.

— Ска­жи­те от­кро­вен­но, вы счи­та­е­те себя все еще хо­ро­шим шеф-по­ва­ром?

— Да, бе­з­услов­но. Я уже ска­зал, что про­бую каж­дое блю­до, — про­дол­жа­ет Ален Дюкасс. — Я — глав­ный ди­зай­нер кух­ни во всех мо­их ре­сто­ра­нах. Это мож­но срав­нить с вы­со­кой мо­дой. Кутю­рье не обя­за­тель­но шить са­мо­му. Для это­го есть по­мощ­ни­ки. Его за­да­ча — про­ду­мать об­щий вид на­ря­да, а за­тем — каж­дую де­таль. Так и я. Шеф-по­вар дол­жен ви­деть всю тра­пе­зу в це­лом — от за­ку­сок до де­сер­та. Но и это да­ле­ко не все. От­крыть но­вый ре­сто­ран — толь­ко начало. Что­бы за­ве­де­ние поль­зо­ва­лось успе­хом, нуж­но по­сто­ян­но за­ни­мать­ся твор­че­ством. Гастро­но­мия — это искусство. Ключ успе­ха в ин­но­ва­ци­ях, по­сто­ян­ном со­вер­шен­ство­ва­нии. Для себя я опре­де­лил глав­ное пра­ви­ло: мы долж­ны стре­мить­ся к со­вер­шен­ству, ни­ко­гда не до­сти­гая его.

— Все ваши по­ва­ра — фран­цу­зы?

— Ко­неч­но, нет! Мои шеф-по­ва­ра в Япо­нии — япон­цы. В ос­но­ве ме­ню всех мо­их ре­сто­ра­нов ле­жит, как я уже ска­зал, фран­цуз­ская кухня. Но в Япо­нии 85 про­цен­тов мо­их кли­ен­тов — япон­цы. В Лон­доне 85 про­цен­тов кли­ен­тов — бри­тан­цы. Вез­де, по все­му ми­ру, ос­нов­ная мас­са по­се­ти­те­лей мо­их ре­сто­ра­нов — это мест­ные жи­те­ли. И я дол­жен их со­блаз­нять каж­дый день. По­это­му фран­цуз­ская кухня при всей ее важ­но­сти долж­на под­стра­и­вать­ся под вку­сы и тра­ди­ции каж­дой стра­ны. И это нор­маль­но. В этом уни­вер­саль­ность фран­цуз­ской кух­ни.

— И как же вы со­блаз­ня­е­те кли­ен­тов?

— С по­мо­щью са­мых современных тен­ден­ций фран­цуз­ской кух­ни. На­ши кли­ен­ты во всем ми­ре — это лю­ди тре­бо­ва­тель­ные, хорошо ин­фор­ми­ро­ван­ные, по­бы­вав­шие в раз­ных стра­нах. Их на мя­кине не про­ве­дешь. А во­круг та­кая ост­рая кон­ку­рен­ция! У нас не оста­ет­ся ино­го вы­хо­да, как при­ду­мы­вать, изоб­ре­тать по­сто­ян­но что-то но­вое. Ска­жу так, за по­след­ние 25 лет в га­стро­но­мии Нью-Йор­ка, Лон­до­на, Бер­ли­на произошла на­сто­я­щая ре­во­лю­ция. И сно­ва ра­бо­та­ет мое глав­ное пра­ви­ло — стре­мить­ся к со­вер­шен­ству, ни­ко­гда не до­сти­гая его.

— Есть ли до­стой­ные кон­ку­рен­ты сре­ди мо­ло­дых шеф-по­ва­ров?

— Бе­з­услов­но. Их мно­го, и тем ост­рее и ин­те­рес­нее со­рев­но­ва­ние. Я го­во­рю так: се­го­дня быть про­сто класс­ным шеф-по­ва­ром уже недо­ста­точ­но. Успех скла­ды­ва­ет­ся из 95 про­цен­тов про­фес­си­о­наль­ных ка­честв и пя­ти про­цен­тов та­лан­та.

— Вы го­то­ви­ли для силь­ных ми­ра се­го…

— Да, это бы­ли и президенты, и пре­мьер-ми­ни­стры, и мо­нар­хи. На­при­мер, го­то­вил для Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, а по­том для До­наль­да Трам­па. Ме­ню бы­ли со­вер­шен­но раз­ные. При дво­ре рус­ских ца­рей все­гда бы­ла по­пу­ляр­на вы­со­кая фран­цуз­ская кухня. И я это ис­поль­зо­вал, когда го­то­вил для пре­зи­ден­та Рос­сии. А Трамп и его пре­крас­ная су­пру­га бы­ли с ви­зи­том в Па­ри­же. И ко мне об­ра­тил­ся с прось­бой пре­зи­дент Фран­ции Эм­ма­ну­эль Ма­крон. Для ме­ня бы­ло честью ее вы­пол­нить. Мы на­кры­ли двум пре­зи­дент­ским па­рам стол в ре­сто­ране Le Jules Verne на Эй­фе­ле­вой башне. Са­мо место под­ска­за­ло мне, ка­ким долж­но быть ме­ню. Ес­ли для Пу­ти­на я го­то­вил обед из 12 блюд, то для Трам­па и Ма­кро­на огра­ни­чил­ся во­се­мью. Но они по до­сто­ин­ству оце­ни­ли каж­дое из них. Трам­пу по­нра­ви­лось все — шпи­нат, мяс­ной пи­рог, ово­щи с мо­е­го ого­ро­да в Вер­са­ле, го­вя­ди­на под со­усом «Рос­си­ни», pommes soufflées. Это фран­цуз­ский спо­соб при­го­тов­ле­ния кар­то­фе­ля. Тол­стые доль­ки об­жа­ри­ва­ют­ся два­жды. Сна­ча­ла при тем­пе­ра­ту­ре 150 гра­ду­сов, охла­жда­ют­ся, а по­том об­жа­ри­ва­ют­ся по­втор­но при 190 гра­ду­сах. При этом они взду­ва­ют­ся словно ма­лень­кие ша­ри­ки, внут­ри оста­ют­ся мяг­ки­ми, а сна­ру­жи по­кры­ва­ют­ся зо­ло­ти­сто-ко­рич­не­вой хру­стя­щей ко­роч­кой. А на де­серт мы по­да­ли шо­ко­лад­ное суф­ле из мо­е­го па­риж­ско­го ате­лье вме­сте с мо­ро­же­ным из крас­ных ягод. Все бы­ло про­сто, но сыт­но. Еще го­то­вил для ли­де­ра Ки­тая Си Цзинь­пи­на. Его обед со­сто­ял из 20 блюд.

— Ска­жи­те, а Трамп и Ма­крон пи­ли ал­ко­голь?

— Да, ви­но. Фран­цуз­ское Chȃteau Cheval Blanc, Dom Pérignon Champagne, Chȃteau d’Yquem…

— Есть ли еще кух­ни, кро­ме фран­цуз­ской, ко­то­рые вам нра­вят­ся?

— Бе­з­услов­но. Обо­жаю ита­льян­скую кух­ню. У ита­льян­цев огром­ные от­ли­чия в за­ви­си­мо­сти от об­ла­сти. Си­ци­лий­ские блю­да со­всем не по­хо­жи на те, что го­то­вят в Ум­брии, Пье­мон­те, Пу­лье или Тос­кане. Люб­лю Ита­лию. На ме­ня во­об­ще боль­шое вли­я­ние ока­за­ла сре­ди­зем­но­мор­ская кухня. Осо­бен­но, ита­льян­ская. Кста­ти, вско­ре от­кры­ваю свой первый ита­льян­ский ре­сто­ран в Па­ри­же. Он бу­дет на­зы­вать­ся Cucina. Ос­но­ва ме­ню — тос­кан­ские блю­да.

— У вас есть рестораны не толь­ко в Ев­ро­пе, ведь так?

— Да, гор­жусь своим за­ве­де­ни­ем в Лас-Ве­га­се. Rivea Las Vegas рас­по­ло­жен на кры­ше оте­ля Delano. Дол­жен ска­зать, что са­мые яркие шоу в ми­ре ста­вят в Лас-Ве­га­се.

— Ка­кие у вас пла­ны на бли­жай­шее бу­ду­щее?

— В июне мы от­кры­ли два ре­сто­ра­на в Ма­као. Это уди­ви­тель­ное место. Чем-то по­хо­же на Лас-Ве­гас, толь­ко китайский. Се­го­дня Ма­као в мо­де. С нетер­пе­ни­ем жду кон­ца сентября, когда от­кро­ет­ся са­мый необыч­ный мой ре­сто­ран. Это за­ве­де­ние на во­де. Суд­но на элек­три­че­ской тя­ге, ко­то­рое бу­дет кур­си­ро­вать по Сене в Па­ри­же. Ducasse sur Seine — так оно на­зы­ва­ет­ся («Дюкасс на Сене». — Ред.). Суд­но уже го­то­во и до­став­ле­но. Оно сто­ит в 16-м окру­ге. Хо­дить бу­дет от ост­ро­ва Сен-Луи до Бер­си и об­рат­но. Про­гул­ка зай­мет пол­то­ра ча­са. И за это вре­мя моя ко­ман­да долж­на бу­дет об­слу­жить по выс­ше­му раз­ря­ду всех кли­ен­тов. За­да­ча непро­стая, но, уве­рен, вы­пол­ни­мая.

«Во фран­цуз­ской кухне все­гда имеет зна­че­ние по­ря­док — с че­го на­чать и чем завершить обед.Все де­та­ли важ­ны», — го­во­рит зна­ме­ни­тый по­вар

Вдох­но­ве­ни­ем для все­воз­мож­ных вкус­но­стей, ко­то­рые Дюкасс го­то­вит в Вер­са­ле, ста­но­вят­ся блю­да,по­да­вав­ши­е­ся в этом дворце 300 лет на­зад при ко­ро­лев­ском дво­ре

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.