АЛЕК­САНДР ЛЕВ­ЧЕН­КО: «ЭТО НЕПРО­СТО, НО КОЛ­ЛА­БО­РАН­ТОВ ДОН­БАС­СА ПРИ­ДЕТ­СЯ ПРО­ЩАТЬ»

Fakty i kommentarii - - ВЗГЛЯД -

— Ви­на та­ких граж­дан долж­на быть до­ка­за­на в су­деб­ном по­ряд­ке, но ни в ко­ем слу­чае не огуль­но, — про­дол­жа­ет Алек­сандр Лев­чен­ко. — Впро­чем, в Хо­рва­тии бы­ва­ло, что об­ви­не­ние в суде не мог­ло до­ка­зать, что та­кой-то се­па­ра­тист — пре­ступ­ник. Од­на­ко всех ли­де­ров се­па­ра­тист­ских объ­еди­не­ний быв­шей Юго­сла­вии пре­да­ли пуб­лич­но­му меж­ду­на­род­но­му су­ду.

По­че­му нам невы­год­но бы­ло уби­вать За­хар­чен­ко? По­то­му что он сто­про­цент­ный кли­ент для Га­а­ги или для на­ше­го национального су­да — с га­ран­ти­ро­ван­ным по­жиз­нен­ным сро­ком за­клю­че­ния. Увы, те­перь этот тер­ро­рист не рас­ска­жет, кто он на са­мом де­ле, от­ку­да во­об­ще взял­ся, кто его про­пих­нул во власть. Вы­яс­ни­лась бы мас­са ин­те­рес­ных де­та­лей.

Кто сле­ду­ю­щий на оче­ре­ди? По­до­зре­ваю, что Плот­ниц­кий. Вот о его здо­ро­вье на­до бес­по­ко­ить­ся. Жди­те ка­кую-то бы­то­вую ссо­ру или еще что-то в этом ро­де. Спец­служ­бы Рос­сии за­чи­ща­ют «ли­де­ров Дон­бас­са», по­ни­мая, что во вре­мя су­да они, вы­го­ра­жи­вая себя, сда­дут ку­ра­то­ров.

Воз­вра­ща­юсь к те­ме кол­ла­бо­ран­тов. В меж­ду­на­род­ной прак­ти­ке ни в од­ном кон­флик­те, за­кон­чив­шем­ся мир­ным ре­ше­ни­ем, за­ко­на о них нет. Обра­щаю на это вни­ма­ние, по­то­му что те­ма становится по­пу­ляр­ной. Ес­ли рас­счи­ты­ва­е­те на успеш­ное за­вер­ше­ние ре­ин­те­гра­ции, учти­те это. Ес­ли нет, по­жа­луй­ста, при­ни­май­те за­кон об их от­вет­ствен­но­сти.

— Как в Хо­рва­тии по­сту­па­ли с учи­те­ля­ми, му­зы­кан­та­ми, ак­те­ра­ми, жур­на­ли­ста­ми, при­няв­ши­ми сто­ро­ну се­па­ра­ти­стов?

— Их ты­ся­чи. И в Хо­рва­тии, и у нас. Бе­з­услов­но, это непро­сто, но кол­ла­бо­ран­тов Дон­бас­са при­дет­ся про­щать. Та­ко­го ро­да де­я­те­лей в Хо­рва­тии, Бос­нии, Ко­со­во к от­вет­ствен­но­сти не при­вле­ка­ли, ес­ли они от­кры­то не при­зы­ва­ли к убий­ствам и ак­там ге­но­ци­да. К про­ще­нию нуж­но прий­ти, ес­ли мы хо­тим ре­аль­но вер­нуть эту тер­ри­то­рию. Вы под­ня­ли важный во­прос. В об­ще­стве долж­на прой­ти внут­рен­няя дис­кус­сия об этом.

— Про­щать тех, кто вби­вал в головы де­тям, что «ДНР» — са­мая луч­шая стра­на в ми­ре?

— На­до бу­дет во всем раз­би­рать­ся. Есть мас­са воз­мож­но­стей по­нять, на­сколь­ко че­ло­век со­от­вет­ству­ет той или иной долж­но­сти. К при­ме­ру, су­ще­ству­ют пе­ре­ат­те­ста­ции кад­ров, ес­ли речь об учи­те­лях, ра­бот­ни­ках куль­ту­ры. Кто-то мо­жет сам от­ка­зать­ся ра­бо­тать в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния или куль­ту­ры. В Хо­рва­тии бы­ли та­кие слу­чаи.

Од­ним сло­вом, за­хо­дя на ту тер­ри­то­рию, мы долж­ны показать, что искренне хо­тим на­ла­дить кон­струк­тив­ную ра­бо­ту по ее вос­ста­нов­ле­нию, быст­рее уста­но­вить граж­дан­ский мир и вза­им­ное до­ве­рие. При­чем на ос­но­ва­нии на­ше­го за­ко­но­да­тель­ства и иде­а­лов укра­ин­ско­го го­су­дар­ства.

Что ком­про­мисс возможен, яр­ко про­де­мон­стри­ро­ва­ли сов­мест­ные по­ли­цей­ские си­лы во вре­мя пе­ре­ход­ной ад­ми­ни­стра­ции в Хо­рва­тии. Фор­ми­ро­ва­лись сов­мест­ные пат­ру­ли: один хо­рват, один серб и один меж­ду­на­род­ный по­ли­цей­ский. Но при жест­ком усло­вии: серб и хо­рват ра­нее не участ­во­ва­ли в бо­е­вых дей­стви­ях. В по­ли­цей­ских участ­ках за­пре­ща­ли го­во­рить о по­ли­ти­ке: «Ва­ша за­да­ча — под­дер­жа­ние по­ряд­ка на тер­ри­то­рии».

Хо­тя про­цен­тов 15 не вы­дер­жа­ли и на­пи­са­ли ра­пор­ты об ухо­де со служ­бы, хор­ва­ты от­ме­ча­ли, что не бы­ло ни од­но­го слу­чая (это при огром­ной пси­хо­ло­ги­че­ской внут­рен­ней непри­яз­ни), что­бы кто-то ко­го­то по­кры­вал или под­став­лял. Все про­фес­си­о­наль­но под­хо­ди­ли к вы­пол­не­нию обя­зан­но­стей. А за ме­сяц до то­го, как эта тер­ри­то­рия ото­шла под го­су­дар­ствен­ное управ­ле­ние Хо­рва­тии, всех по­ли­цей­ских за­чис­ли­ли в штат МВД.

— Укра­ине пред­сто­ит крайне сложный по­ли­ти­че­ский год. Все ча­ще из уст по­ли­ти­ков раз­но­го тол­ка зву­чат ре­чи, что нуж­на ши­ро­кая ав­то­но­мия Дон­бас­са или фе­де­ра­ли­за­ция.

— Ду­маю, что Кремль че­рез сво­их став­лен­ни­ков хо­чет разыг­рать эту кар­ту. Но чи­тай­те мин­ские до­ку­мен­ты. Там ни о ка­кой ав­то­но­мии или фе­де­ра­ли­за­ции нет ни од­но­го сло­ва. Го­во­рит­ся о предо­став­ле­нии боль­ших прав гро­ма­дам на прин­ци­пах де­цен­тра­ли­за­ции. Точка.

Хор­ва­ты всем быв­шим вре­мен­но непод­кон­троль­ным тер­ри­то­ри­ям предо­ста­ви­ли спе­ци­аль­ный ста­тус, но он но­сил ис­клю­чи­тель­но эко­но­ми­че­ский характер — сня­тие ря­да на­ло­гов, по­ощ­ре­ние ин­ве­сти­ций, га­ран­тии го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки раз­ви­тию биз­не­са, об­ра­зо­ва­ния, куль­ту­ры. Услов­но это по­хо­же на сво­бод­ную эко­но­ми­че­скую зо­ну. Спу­стя 15 лет, когда экономика ре­ги­о­на под­тя­ну­лась к сред­не­хо­рват­ским по­ка­за­те­лям, все при­ви­ле­гии убра­ли. Мы мо­жем сде­лать то же са­мое, что­бы быст­рее вос­ста­но­вить про­мыш­лен­ный по­тен­ци­ал Дон­бас­са и его ин­фра­струк­ту­ру.

Ос­но­ва всех эта­пов ре­ин­те­гра­ции — «Минск». Не на­до что-то но­вое при­ду­мы­вать. Там все про­пи­са­но.

— Ко­неч­ная цель мис­сии — вы­бо­ры на Дон­бас­се ис­клю­чи­тель­но по укра­ин­ским за­ко­нам.

— По­ли­ти­че­ская за­да­ча ми­ро­твор­цев ООН — под­го­тов­ка к вы­бо­рам, кон­троль избирательной кам­па­нии и под­счет го­ло­сов.

В Хо­рва­тии все, кто стал мест­ны­ми де­пу­та­та­ми и гла­ва­ми го­ро­дов, не бы­ли военными пре­ступ­ни­ка­ми. Всем кан­ди­да­там при­шлось прой­ти спе­ци­аль­ную про­вер­ку. Ду­маю, что нам пред­сто­ит сде­лать то же са­мое. Так что сим­па­ти­кам «Но­во­рос­сии», ко­то­рые уже со­би­ра­ют­ся бал­ло­ти­ро­вать­ся, на­до хорошо по­ду­мать. Уве­ряю вас, что они от­се­ют­ся. Неле­галь­ные пар­тии к вы­бо­рам не мо­гут быть до­пу­ще­ны по опре­де­ле­нию.

А го­ло­со­вать бу­дут не толь­ко жи­те­ли ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий, но и внут­ренне пе­ре­ме­щен­ные ли­ца. Всем пе­ре­се­лен­цам соз­да­дут мак­си­маль­ные усло­вия для это­го. Из­би­ра­тель­ные участ­ки бу­дут по всей Укра­ине. Ваши го­ло­са за мэ­ра род­но­го го­ро­да, де­пу­та­тов, об­ласт­ной со­вет очень важ­ны.

В Хо­рва­тии вы­бо­ры про­шли при­мер­но че­рез год по­сле вве­де­ния мис­сии. На­вер­ное, так же мо­жет быть и на Дон­бас­се — че­рез год по­сле то­го, как на­шу тер­ри­то­рию по­ки­нет по­след­ний ино­стран­ный на­ем­ник и пред­ста­ви­тель во­ору­жен­ных сил ино­стран­ных го­су­дарств.

А когда вы­бо­ры прой­дут, нач­нет­ся процесс подготовки к пе­ре­да­че всей власти укра­ин­ско­му пра­ви­тель­ству.

— Вве­де­ние ми­ро­твор­че­ской мис­сии зай­мет не один ме­сяц даже при са­мых оп­ти­ми­стич­ных про­гно­зах.

— Са­мое труд­ное — го­ло­со­ва­ние тек­ста ре­зо­лю­ции Сов­беза ООН. Од­на­ко, ес­ли он бу­дет про­го­ло­со­ван, процесс ста­нет без­воз­врат­ным. В пре­ам­бу­ле ре­зо­лю­ции сле­до­ва­ло бы от­ме­тить, что цель мис­сии — ре­а­ли­за­ция «Мин­ска», а ее за­да­чи долж­ны быть ана­ло­гич­ны­ми хор­ват­ским и неко­то­рым дру­гим мис­си­ям.

По­ка идут дис­кус­сии. Но уже все боль­ше иг­ро­ки ми­ро­вой по­ли­ти­ки скло­ня­ют­ся к мне­нию, что ми­ро­твор­че­ская опе­ра­ция на Дон­бас­се нуж­на.

По­сле об­суж­де­ния всех ню­ан­сов, по­ни­ма­ния, во что вы­льет­ся фи­нан­си­ро­ва­ние мис­сии и т. д., на­до бу­дет опре­де­лить, ка­кие стра­ны де­ле­ги­ру­ют свои военные и по­ли­цей­ские кон­тин­ген­ты и кто воз­гла­вит эту мис­сию. Это долж­на быть силь­ная по­ли­ти­че­ская фи­гу­ра. В про­тив­ном слу­чае (к со­жа­ле­нию, бы­ли пре­це­ден­ты) все мо­жет за­тя­нуть­ся. В Хо­рва­тии мис­си­ей ру­ко­во­дил аме­ри­кан­ский ге­не­рал, там все шло чет­ко, быст­ро и по­нят­но.

— Когда вве­ли ми­ро­твор­цев в Хо­рва­тию, вы ве­ри­ли, что весь этот ужас мо­жет за­кон­чить­ся?

— То­гда — нет. Я ви­дел, как на­чи­нал­ся и раз­рас­тал­ся кон­фликт, как он пе­ре­шел в во­ору­жен­ную ста­дию, как об­суж­да­лась необ­хо­ди­мость на­прав­ле­ния меж­ду­на­род­ной мис­сии, как две ми­ро­твор­че­ские опе­ра­ции не име­ли успе­ха, по­то­му что не бы­ло пе­ре­ход­ной ад­ми­ни­стра­ции (по­это­му мы на ней на­ста­и­ва­ем), и лишь тре­тья мис­сия ста­ла по­зи­тив­ной.

Во­об­ще-то, за вре­мя мо­е­го ди­пло­ма­ти­че­ско­го ман­да­та на Бал­ка­нах про­шло че­ты­ре вой­ны. Я был и в Бос­нии и Гер­це­го­вине, и в Сер­бии, и в Чер­но­го­рии, и в Ма­ке­до­нии. Что мо­гу ска­зать? Ре­шить во­прос Дон­бас­са по хор­ват­ско­му об­раз­цу вполне воз­мож­но.

Увы, наша си­ту­а­ция тя­же­лее из­за то­го, что наш оп­по­нент — член Сов­беза ООН и что у него вто­рой по сче­ту ядер­ный по­тен­ци­ал в ми­ре. Но од­но­вре­мен­но с этим и лег­че. Посколь­ку ко­ли­че­ство по­гиб­ших мень­ше, уро­вень недо­ве­рия с обе­их сто­рон мень­ше. У нас не ме­ж­эт­ни­че­ский (из­вест­но, что дей­ствия нац­мень­шинств быв­шей Юго­сла­вии ку­ри­ро­ва­ли рос­си­яне) и не меж­ре­ли­ги­оз­ный кон­фликт. Это хорошо. Но на­до быть осто­рож­ны­ми и очень ак­ку­рат­ны­ми в меж­ре­ли­ги­оз­ных и ме­ж­эт­ни­че­ских во­про­сах. Мо­гут быть про­во­ка­ции.

Ес­ли под­хо­дить взве­шен­но и гра­мот­но, все мож­но ре­шить. Ко­неч­но, Кремль бу­дет поль­зо­вать­ся тем, что у нас пред­вы­бор­ная кам­па­ния, и ста­рать­ся тор­мо­зить процесс уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­та. Но процесс уже идет. Бо­лее то­го, он зре­ет и кри­стал­ли­зу­ет­ся.

В за­клю­че­ние ска­жу, что мы с ва­ми по­го­во­ри­ли о ре­ин­те­гра­ции вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий. Не ме­нее важ­ная про­бле­ма — ре­ин­те­гра­ция умов. Но это уже те­ма для от­дель­но­го раз­го­во­ра…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.