«МОЙ СЫН ПОЛУЧИЛ НА ВОЙНЕ ТЯЖЕЛУЮ ТРАВМУ. ОН НЕ МОГ ОТДАВАТЬ ОТЧЕТ СВОИМ ДЕЙСТВИЯМ»

Ве­те­ра­на АТО Дмит­рия Ба­ла­бу­ху при­го­во­ри­ли к де­вя­ти го­дам за убий­ство пас­са­жи­ра на оста­нов­ке в Ки­е­ве

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ми­ха­ил СЕРГУШЕВ

До­воль­но быст­ро по ны­неш­ним ре­а­ли­ям за­вер­ши­лось су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство по де­лу об убий­стве ве­те­ра­ном АТО пас­са­жи­ра на ав­то­бус­ной оста­нов­ке. Пре­ступ­ле­ние бы­ло со­вер­ше­но 10 фев­ра­ля. И вот уже в сен­тяб­ре Дес­нян­ский суд сто­ли­цы при­го­во­рил Дмит­рия Ба­ла­бу­ху, быв­ше­го во­ен­но­слу­жа­ще­го 72-й бри­га­ды, к де­вя­ти го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды.

Ин­фор­ма­цию о том, что 19 сен­тяб­ря уже бу­дет за­чи­тан при­го­вор, во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра Дар­ниц­ко­го гар­ни­зо­на ста­ра­лась не афи­ши­ро­вать. Опа­са­лись, что на суд при­дут ак­ти­ви­сты и по­пы­та­ют­ся его со­рвать. Лишь за день до этой да­ты в со­ци­аль­ных се­тях по­яви­лась ин­фор­ма­ция, где и ко­гда огла­сят при­го­вор. Ак­ти­ви­сты ор­га­ни­за­ции С14 тут же объ­яви­ли мо­би­ли­за­цию, но за та­кой ко­рот­кий срок со­брать боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей не смог­ли. По­это­му в зда­нии Дес­нян­ско­го су­да в тот день бы­ло бо­лее-ме­нее спо­кой­но.

«По­до­зре­ва­е­мый вел се­бя неадек­ват­но и, воз­мож­но, на­хо­дил­ся под дей­стви­ем пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов»

На­пом­ним, в тот фев­раль­ский день в рай­оне стан­ции мет­ро «Чер­ни­гов­ская» про­изо­шел слу­чай, шо­ки­ро­вав­ший мно­гих. Как со­об­ща­лось в прес­се, в оче­ре­ди на ав­то­бус­ной оста­нов­ке один муж­чи­на, ко­то­рый хо­тел вой­ти в марш­рут­ку без оче­ре­ди, за­ре­зал дру­го­го пас­са­жи­ра, ко­то­рый сде­лал ему за­ме­ча­ние. Убий­ство про­изо­шло на гла­зах у су­пру­ги по­тер­пев­ше­го. Пре­ступ­ник уда­рил сво­е­го оп­по­нен­та но­жом в спи­ну, по­сле че­го скрыл­ся.

По­до­зре­ва­е­мо­го уда­лось за­дер­жать в те­че­ние ча­са по­сле пре­ступ­ле­ния бла­го­да­ря нерав­но­душ­ным граж­да­нам. Они уви­де­ли муж­чи­ну, ко­то­рый вел се­бя немно­го стран­но: шел неров­ной по­ход­кой, по­сто­ян­но огля­ды­вал­ся и го­во­рил сам с со­бой. К то­му же его курт­ка бы­ла в пят­нах кро­ви. Про­хо­жие тут же по­зво­ни­ли в по­ли­цию. Зло­умыш­лен­ни­ка за­дер­жа­ли, ко­гда он за­хо­дил в подъ­езд од­но­го из до­мов. В кар­мане его курт­ки по­ли­цей­ские об­на­ру­жи­ли ку­хон­ный нож. От­пи­рать­ся по­до­зре­ва­е­мый не стал и сра­зу же при­знал­ся, что со­вер­шил пре­ступ­ле­ние. Но по­дроб­но­стей со­об­щать не стал, со­слав­шись на то, что не все пом­нит.

— О том, что про­изо­шло убий­ство, по­ли­цию уве­до­ми­ли врачи ско­рой по­мо­щи, при­быв­шие по вы­зо­ву к стан­ции мет­ро «Чер­ни­гов­ская». К со­жа­ле­нию, пас­са­жир, ко­то­ро­го в оче­ре­ди на марш­рут­ку уда­ри­ли но­жом в серд­це, скон­чал­ся на ме­сте, — рас­ска­за­ли «ФАКТАМ» в пат­руль­ной по­ли­ции Ки­е­ва. — Сви­де­те­ли со­об­щи­ли нам, что по­до­зре­ва­е­мый вел се­бя неадек­ват­но и, воз­мож­но, на­хо­дил­ся под дей­стви­ем ка­ких-то пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов. Он хо­тел прой­ти в марш­рут­ку без оче­ре­ди, но один из пас­са­жи­ров сде­лал ему за­ме­ча­ние.

По­сле сло­вес­ной пе­ре­пал­ки с этим муж­чи­ной по­до­зре­ва­е­мый за­шел в бли­жай­ший ма­га­зин, ку­пил ку­хон­ный нож и вер­нул­ся к оста­нов­ке. Там он, рас­тол­кав осталь­ных пас­са­жи­ров, по­до­шел к че­ло­ве­ку, ко­то­рый сде­лал ему за­ме­ча­ние, и уда­рил его в спи­ну. Нож по­пал точ­но в серд­це. Тра­ге­дия про­изо­шла на гла­зах у же­ны по­тер­пев­ше­го.

Вско­ре ста­ли из­вест­ны лич­но­сти убий­цы и его жерт­вы. Убий­цей ока­зал­ся жи­тель При­лук, во­ин АТО Дмит­рий Ба­ла­бу­ха. У 28-лет­не­го бой­ца есть на­гра­ды. Он во­е­вал в са­мых го­ря­чих точ­ках. Со­слу­жив­цы Дмит­рия бы­ли шо­ки­ро­ва­ны, узнав о том, в чем его об­ви­ня­ют.

— Он все­гда был спо­кой­ным и урав­но­ве­шен­ным, — уди­ви­лись в 72-й бри­га­де. — Ни­ко­гда ни на ко­го не по­вы­шал го­лос. На­вер­ное, про­изо­шло что-то из ря­да вон вы­хо­дя­щее, ес­ли он убил че­ло­ве­ка на граж­дан­ке. Воз­мож­но, этот че­ло­век вел се­бя агрес­сив­но.

Кро­ме то­го, со­слу­жив­цы Дмит­рия Ба­ла­бу­хи рас­ска­за­ли, что на­ка­нуне бо­ец вер­нул­ся из Ав­де­ев­ки, по­сле че­го про­хо­дил ме­ди­цин­ское об­сле­до­ва­ние в гос­пи­та­ле.

— Он под­ле­чил свои ра­ны, про­шел пси­хо­ло­ги­че­скую экс­пер­ти­зу. У него все бы­ло нор­маль­но, — рас­ска­за­ли «ФАКТАМ» в 72-й бри­га­де.

Со­слу­жив­цы тут же вспом­ни­ли слу­чай, ко­гда ра­кет­ный сна­ряд по­пал в ан­гар, где сто­ял танк Дмит­рия. Про­изо­шел взрыв. Тан­ку снес­ло баш­ню, и он за­го­рел­ся. Дмит­рий успел са­мо­сто­я­тель­но по­ту­шить ан­гар. В тот же день Ба­ла­бу­ха уже на дру­гом тан­ке устро­ил на­сто­я­щий кош­мар про­тив­ни­ку. А вско­ре его на­зна­чи­ли ко­ман­ди­ром взво­да.

В од­ном из бо­ев под Гра­нит­ным Дмит­рий был ра­нен в го­ло­ву. С то­го вре­ме­ни у него в че­ре­пе сто­ит спе­ци­аль­ная пла­сти­на.

«Я оста­нав­ли­ва­ла в до­ме все ча­сы, что­бы мой

сын мог за­снуть»

Что ка­са­ет­ся уби­то­го, то им ока­зал­ся из­вест­ный в Ки­е­ве по­вар Руслан Юр­чен­ко. Вме­сте с же­ной он со­би­рал­ся ехать на марш­рут­ке в При­лу­ки. При­чем обыч­но ез­дил на ма­шине, а тут по­че­му-то ре­шил вос­поль­зо­вать­ся об­ще­ствен­ным транс­пор­том. Руслан увле­кал­ся бо­е­вы­ми еди­но­бор­ства­ми, был чле­ном спор­тив­но­го клу­ба «Гер­мес». Стар­шая дочь Русла­на, ей десять лет, то­же за­ни­ма­ет­ся спор­том. В тот день, ко­гда по­гиб ее отец, она бы­ла на со­рев­но­ва­ни­ях. Че­рез че­ты­ре дня Русла­ну Юр­чен­ко долж­но бы­ло ис­пол­нить­ся 36 лет.

По­сле то­го как со­об­ще­ние об убий­стве на оста­нов­ке по­па­ло в прес­су, в со­ци­аль­ных се­тях на­ча­лось бур­ное об­суж­де­ние. И, что са­мое ин­те­рес­ное, боль­шин­ство поль­зо­ва­те­лей Ин­тер­не­та вста­ли на сто­ро­ну бой­ца АТО. Мно­гие пи­са­ли, не вы­би­рая вы­ра­же­ний, что, мол, Ба­ла­бу­ха сде­лал все пра­виль­но. Его оби­де­ли. А про­щать это нель­зя. По­гиб­ше­го Русла­на Юр­чен­ко тут же окре­сти­ли «се­па­ром» и «ват­ни­ком». Ак­ти­ви­сты тре­бо­ва­ли осво­бож­де­ния и оправ­да­ния бой­ца АТО, убив­ше­го граж­дан­ско­го на мир­ной тер­ри­то­рии.

Ин­те­рес­но, что по го­ря­чим сле­дам ни один сви­де­тель не упо­ми­нал в сво­их по­ка­за­ни­ях о том, что меж­ду Ба­ла­бу­хой и Юр­чен­ко бы­ла дра­ка. Все, ко­го вы­зы­ва­ли в по­ли­цию, го­во­ри­ли лишь о сло­вес­ной пе­ре­пал­ке. Мол, Дмит­рий хо­тел зай­ти в марш­рут­ку вне оче­ре­ди, ему сде­ла­ли за­ме­ча­ние, по­сле че­го он по­шел в бли­жай­ший ма­га­зин, ку­пил нож и за­ре­зал од­но­го из пас­са­жи­ров. Но вско­ре по­явил­ся сви­де­тель, ко­то­рый утвер­ждал, что дра­ка все-та­ки бы­ла. И на­чал ее имен­но Юр­чен­ко.

— Это уста­нов­лен­ный су­дом факт, — го­во­рит ад­во­кат Ба­ла­бу­хи Сер­гей Тро­фи­мов.— Есть сви­де­тель, ко­то­рый го­во­рит о дра­ке. Сам Ба­ла­бу­ха ма­ло что пом­нит из про­изо­шед­ше­го в тот день.

Де­ло об­сто­я­ло так. Дмит­рий со­би­рал­ся вой­ти в са­лон марш­рут­ки, ко­гда по­тер­пев­ший, ука­зы­вая на него дру­гим пас­са­жи­рам, ска­зал: «Он ле­зет без оче­ре­ди!» Кро­ме то­го, Юр­чен­ко ска­зал, что мо­жет пе­ре­ло­мать мо­е­му под­за­щит­но­му но­ги. Ба­ла­бу­ха от­ве­тил, что он участ­ник бо­е­вых дей­ствий и ему раз­ре­ше­но не сто­ять в оче­ре­ди. Да и во­об­ще, он и сам мо­жет пе­ре­ло­мать но­ги сво­е­му оп­по­нен­ту.

Как сви­де­тель­ству­ют ма­те­ри­а­лы уго­лов­но­го де­ла, по­сле этих слов Юр­чен­ко по­до­шел к Ба­ла­бу­хе и несколь­ко раз уда­рил его ку­ла­ком в го­ло­ву, а по­том схва­тил за ка­пю­шон курт­ки. Дмит­рию уда­лось вы­рвать­ся. Но ка­пю­шон остал­ся в ру­ках у Юр­чен­ко.

— Один удар чуть вы­ше, и я мог­ла бы ока­зать­ся на той ска­мье, где се­год­ня си­дит по­тер­пев­шая сто­ро­на, — за­яви­ла на су­де ма­ма Ба­ла­бу­хи Люд­ми­ла. — Мой сын получил на войне тяжелую травму го­ло­вы. Он не мог отдавать отчет своим действиям. Вы по­ни­ма­е­те, сын по­сле опе­ра­ции по­чти не спал. Ему все вре­мя ка­за­лось, что за две­рью кто­то хо­дит. Ди­ме ме­шал лю­бой ма­лей­ший шум но­чью. Что­бы он за­снул, я оста­нав­ли­ва­ла в до­ме все ча­сы.

Дес­нян­ский рай­он­ный суд при­го­во­рил Дмит­рия Ба­ла­бу­ху к де­вя­ти го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды. Про­ку­ра­ту­ра про­си­ла для об­ви­ня­е­мо­го 11 лет. В свою оче­редь, за­щи­та го­во­ри­ла о том, что на­ка­за­ние мож­но смяг­чить до пя­ти лет.

— На­ка­нуне при­го­во­ра под­за­щит­ный от­ка­зал­ся от мо­их услуг, — со­об­щил ад­во­кат Сер­гей Тро­фи­мов. — По­че­му? Не бу­ду об этом го­во­рить. Это кон­фи­ден­ци­аль­ная ин­фор­ма­ция. Мож­но бы­ло бы смяг­чить на­ка­за­ние, ес­ли бы ме­ди­цин­ская ко­мис­сия при­зна­ла Ба­ла­бу­ху ин­ва­ли­дом. Но Дмит­рий от­ка­зал­ся от ко­мис­сии. Го­во­рил, что хо­чет, что­бы его по­ско­рее осу­ди­ли, так как он от все­го устал. От­ка­зать­ся от ме­ди­цин­ско­го об­сле­до­ва­ния — его пра­во.

«Это по­след­ствия вой­ны, к ко­то­рым сле­по го­су­дар­ство»

— Ва­ше­го быв­ше­го под­за­щит­но­го при­го­во­ри­ли по ста­тье «Умыш­лен­ное убий­ство». Он за­ре­зал сво­е­го оп­по­нен­та не во вре­мя дра­ки, а уже по­сле нее. По­шел в ма­га­зин, ку­пил нож, вер­нул­ся на оста­нов­ку и хлад­но­кров­но за­ре­зал уда­ром в спи­ну Русла­на Юр­чен­ко. Ка­кие мо­гут быть смяг­ча­ю­щие об­сто­я­тель­ства в этом де­ле?

— Он мог не отдавать отчет своим действиям, — го­во­рит Сер­гей Тро­фи­мов. — По­сле уда­ров, ко­то­рые ему на­нес по­тер­пев­ший, Дмит­рий воз­вел все в аб­со­лют и на­чал дей­ство­вать, как сол­дат на войне. При этом он пло­хо пом­нил, что про­изо­шло. Го­во­рил об окро­вав­лен­ных ру­ках, о дли­тель­ном об­ще­нии с со­труд­ни­ка­ми по­ли­ции, прав­да, не пом­нил, о чем его до­пра­ши­ва­ли.

Ин­те­рес­но, что су­деб­но-пси­хи­ат­ри­че­ская экс­пер­ти­за при­зна­ла мо­е­го быв­ше­го под­за­щит­но­го вме­ня­е­мым. Про­ку­рор мне ска­зал, что во­ен­но­слу­жа­щим за­пре­ще­но ста­вить ди­а­гноз по­ст­трав­ма­ти­че­ский син­дром. Хо­тя имен­но этот ди­а­гноз в на­шем слу­чае на­ли­цо.

— Но ведь про­изо­шло убий­ство че­ло­ве­ка…

— Да, Дмит­рий убил. Да, ви­но­ват. Но да­вай­те раз­би­рать­ся в ню­ан­сах. Суд по­чти ни­как не оце­нил непра­во­мер­ное по­ве­де­ние по­тер­пев­ше­го. А это важ­ное об­сто­я­тель­ство. Вы спра­ши­ва­е­те, ка­кие еще мог­ли быть смяг­ча­ю­щие ви­ну об­сто­я­тель­ства? Со­сто­я­ние его здо­ро­вья, уча­стие в бо­е­вых дей­стви­ях, на­гра­ды. Ни­кто не го­во­рит, что он неви­но­вен. Но бы­ла воз­мож­ность сде­лать на­ка­за­ние «ни­же ниж­не­го пре­де­ла» — пять лет. Это столь­ко, сколь­ко мы про­си­ли. Или хо­тя бы семь — это ниж­ний пре­дел по ста­тье за убий­ство. Имен­но по­это­му на­до по­да­вать апел­ля­цию. Мы на­ме­ре­ны до­би­вать­ся смяг­че­ния при­го­во­ра.

«Офи­цер в Ки­е­ве бес­при­чин­но убил граж­дан­ско­го че­ло­ве­ка, — на­пи­сал на сво­ей стра­ни­це в «Фейс­бу­ке» глав­ный во­ен­ный про­ку­рор Укра­и­ны Ана­то­лий Ма­тиос. — Не­уже­ли наш веч­но вре­мен­ный ми­нистр здра­во­охра­не­ния и на­род­ные из­бран­ни­ки сле­пы и не ви­дят то­го, что во­ен­ные стра­да­ют по­ст­трав­ма­ти­че­ским син­дро­мом в ре­зуль­та­те бо­е­вых дей­ствий? Не­уже­ли за че­ты­ре с лиш­ним го­да вой­ны нель­зя най­ти сред­ства и раз­ра­бо­тать про­грам­мы для ре­а­би­ли­та­ции тех, кто вер­нул­ся из зо­ны АТО? Кон­фликт воз­ник во вре­мя ожи­да­ния в оче­ре­ди на марш­рут­ный ав­то­бус. Офи­цер по­шел в бли­жай­ший ма­га­зин, ку­пил нож, вер­нул­ся и убил че­ло­ве­ка, ко­то­рый сде­лал ему за­ме­ча­ние. Это по­след­ствия вой­ны, к ко­то­рым сле­по го­су­дар­ство».

У уби­то­го Русла­на Юр­чен­ко оста­лись же­на и двое детей — де­ся­ти­лет­няя дочь и пя­ти­лет­ний сын. Суд по­ста­но­вил, что Дмит­рий Ба­ла­бу­ха, об­ви­ня­е­мый в умыш­лен­ном убий­стве, обя­зан вы­пла­чи­вать де­тям Юр­чен­ко еже­ме­сяч­но по 1300 гривен каж­до­му до на­ступ­ле­ния их со­вер­шен­но­ле­тия.

В од­ном из бо­ев под Гра­нит­ным Дмит­рий Ба­ла­бу­ха был ра­нен в го­ло­ву.С то­го вре­ме­ни у него в че­ре­пе сто­ит спе­ци­аль­ная пла­сти­на

На су­де Дмит­рий Ба­ла­бу­ха за­явил, что «хо­чет, что­бы его по­ско­рее осу­ди­ли, так как он от все­го устал»

Руслан Юр­чен­ко был из­вест­ным в Ки­е­ве по­ва­ром.У него оста­лись же­на и двое детей

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.