«ГИГАНТСКАЯ ОПУХОЛЬ, КО­ТО­РАЯ ВЫРОСЛА У МЕ­НЯ В ЖИВОТЕ, ВЕСИЛА 18(!) КИ­ЛО­ГРАМ­МОВ. МНО­ГИЕ ВРАЧИ ОТКАЗЫВАЛИСЬ ЕЕ УДАЛЯТЬ, БОЯСЬ, ЧТО Я НЕ ПЕРЕНЕСУ ОПЕ­РА­ЦИЮ»

Fakty i kommentarii - - НА ЧТО ЖАЛУЕТЕСЬ -

(Окон­ча­ние. На­ча­ло на стр. 23)

«Весь гар­де­роб мне при­дет­ся

ме­нять, но это к сча­стью»

Гля­дя на Люд­ми­лу Вла­ди­ми­ров­ну, невоз­мож­но по­ве­рить, что со­всем недав­но жен­щи­на весила… на 30 ки­ло­грам­мов боль­ше. Но в до­ка­за­тель­ство она по­ка­за­ла одеж­ду, ко­то­рую сей­час уже не на­де­ва­ет.

— Гар­де­роб сме­нить еще не успе­ла, так что на­шла в шка­фу ве­щи, ко­то­рые под­хо­ди­ли мне лет десять на­зад, — улы­ба­ет­ся Люд­ми­ла Вла­ди­ми­ров­на. — Ду­маю, вско­ре от­прав­люсь за об­нов­ка­ми.

— Сколь­ко вы ве­си­ли до то­го, как ки­ста на­ча­ла рас­ти?

— Боль­ше ста ки­ло­грам­мов. А те­перь — 82. И ни в ко­ем слу­чае не хо­чу по­прав­лять­ся. Это ведь так нелов­ко — удив­лять лю­дей своим ве­сом. Я же из до­му не вы­хо­ди­ла не толь­ко по­то­му, что пе­ре­дви­гать­ся бы­ло труд­но. Уви­дев мой жи­вот, врачи в шут­ку ска­за­ли, что там мог­ла бы по­ме­стить­ся трой­ня.

— Они не го­во­ри­ли, что бо­ят­ся вас опе­ри­ро­вать?

— Здесь, в Ин­сти­ту­те хи­рур­гии и транс­план­то­ло­гии, на­обо­рот, все­ли­ли в ме­ня на­деж­ду, что опе­ра­ция прой­дет нор­маль­но, что все у ме­ня бу­дет хо­ро­шо. Врачи все объ­яс­ня­ют па­ци­ен­там и до опе­ра­ции, и по­сле нее. Ра­бо­та­ют чет­ко. Пе­ред вме­ша­тель­ством ме­ня про­кон­суль­ти­ро­ва­ли уз­кие спе­ци­а­ли­сты — кар­дио­лог, нев­ро­лог, по­бе­се­до­вал ане­сте­зио­лог Олег Ни­ко­ла­е­вич По­пов. Ме­ня ведь рань­ше пу­га­ли тем, что серд­це не вы­дер­жит опе­ра­ции. А он все­лил уве­рен­ность, что нар­коз серд­цу не по­вре­дит. Бла­го­да­ря уди­ви­тель­ной ат­мо­сфе­ре, ца­ря­щей в кли­ни­ке, я успо­ко­и­лась и пе­ре­ста­ла бо­ять­ся опе­ра­ции.

— Что по­чув­ство­ва­ли по­сле нее?

— Ко­гда в ре­ани­ма­ции пришла в се­бя, ощу­ти­ла необык­но­вен­ную лег­кость, по­чув­ство­ва­ла, что те­ло со­всем дру­гое. И ста­ла что-то го­во­рить. Как по­том мне рас­ска­за­ли врачи, пер­вой фра­зой бы­ла: «А все док­то­ра боль­шие мо­лод­цы!» На во­прос вра­чей, как се­бя чув­ствую, за­пле­та­ю­щим­ся язы­ком от­ве­ти­ла: «Хо-ро-шо!»

— Ко­гда вам раз­ре­ши­ли под­ни­мать­ся? — На вто­рые сут­ки я уже мог­ла са­дить­ся в кро­ва­ти, за­тем сде­ла­ла пер­вые ша­ги. Жизнь ко мне вер­ну­лась. И толь­ко те­перь я ду­маю: по­те­ря­ны бы­ли два го­да. Вре­мя ушло на ненуж­ные кон­суль­та­ции, где док­тор не да­ет чет­ких ре­ко­мен­да­ций, не объ­яс­ня­ет, чем гро­зит та­кая па­то­ло­гия. Зву­ча­ли фра­зы: «Мы ни­че­го не га­ран­ти­ру­ем, серд­це у вас пло­хое, за опе­ра­цию не бе­рем­ся. Ва­ше де­ло — ис­кать вра­чей и ре­шать, бу­де­те опе­ри­ро­вать­ся или нет». А ведь ко­гда ки­сту об­на­ру­жи­ли, она уже бы­ла огром­ной, око­ло вось­ми — де­ся­ти ки­ло­грам­мов. Но по­ка я хо­ди­ла от од­но­го спе­ци­а­ли­ста к дру­го­му, сда­ва­ла ана­ли­зы, ле­чи­ла серд­це, про­шел год. Я уже не мог­ла ни си­деть, ни ле­жать. За это вре­мя ки­ста уве­ли­чи­лась в два ра­за. Зна­чит, риск опе­ра­ции стал го­раз­до вы­ше. Сла­ва Бо­гу, взять­ся за ме­ня не по­бо­ял­ся ди­рек­тор Ин­сти­ту­та хи­рур­гии и транс­план­то­ло­гии, ру­ко­во­ди­тель от­де­ла хи­рур­гии же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та про­фес­сор Алек­сандр Юрье­вич Усен­ко (он лич­но про­во­дил опе­ра­цию). Сей­час иду по ули­це и ви­жу лю­дей, у ко­то­рых яв­но про­бле­мы со здо­ро­вьем. Хо­чет­ся ска­зать: об­ра­ти­тесь за кон­суль­та­ци­ей в ин­сти­тут Ша­ли­мо­ва. Там вам по­мо­гут. По­то­му что тра­ди­ции ве­ли­ко­го хи­рур­га в этом ин­сти­ту­те под­дер­жи­ва­ют и при­умно­жа­ют.

«Встре­ча­ясь с та­ки­ми уни­каль­ны­ми па­ци­ен­та­ми, все­гда ду­ма­ешь:

что за­ста­ви­ло че­ло­ве­ка так дол­го тер­петь и му­чить­ся,

«вы­ра­щи­вая» опухоль?»

— Ча­сто ли вам при­хо­дит­ся удалять об­ра­зо­ва­ния ги­гант­ско­го раз­ме­ра? — спра­ши­ваю участ­во­вав­ше­го в опе­ра­ции ле­ча­ще­го вра­ча па­ци­ент­ки хи­рур­га-ор­ди­на­то­ра от­де­ле­ния хи­рур­гии же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та кан­ди­да­та ме­ди­цин­ских на­ук Бо­ри­са Кон­дра­тен­ко.

— Та­кие опе­ра­ции, ко­неч­но, вы­пол­ня­ем ред­ко, но ки­ста ве­сом 18 ки­ло­грам­мов не са­мая боль­шая в на­шей прак­ти­ке. Был слу­чай, ко­гда ки­ста весила 22 ки­ло­грам­ма. Та­ким па­ци­ен­там все­гда хо­чет­ся за­дать во­прос: по­че­му не об­ра­ти­лись рань­ше? Ведь в по­доб­ных слу­ча­ях мож­но обой­тись без ре­кор­дов. На­до про­сто во­вре­мя от­пра­вить­ся к вра­чу. Хо­тя те, ко­му на ран­ней ста­дии по­став­лен ди­а­гноз ки­сто­ма, ча­ще по­па­да­ют к хи­рур­гам-ги­не­ко­ло­гам. Мы же за­ни­ма­ем­ся са­мы­ми слож­ны­ми слу­ча­я­ми.

— Ки­ста у па­ци­ент­ки бы­ла на­пол­не­на жид­ко­стью?

— Ча­стич­но. Это доб­ро­ка­че­ствен­ное мно­го­ка­мер­ное об­ра­зо­ва­ние. Мы сде­ла­ли пунк­цию и убра­ли жид­кость из несколь­ких ка­мер. Об­ра­зо­ва­ние умень­ши­лось. За­тем на­шли ме­сто, из ко­то­ро­го рос­ла ки­ста. Это бы­ло непро­сто: опухоль сдви­ну­ла же­лу­док, пе­чень, лег­кие. Нам уда­лось сде­лать все, не по­вре­див дру­гие ор­га­ны, от­де­лить со­су­ды, нер­вы. Ре­зуль­тат ока­зал­ся от­лич­ным.

— Ка­ким ре­ко­мен­да­ци­ям на­до сле­до­вать па­ци­ент­ке сей­час?

— Бе­речь­ся травм, не на­пря­гать­ся, не вы­пол­нять фи­зи­че­скую ра­бо­ту, но­сить под­дер­жи­ва­ю­щий бан­даж. Со вре­ме­нем огра­ни­че­ний ста­нет мень­ше. Но при­дет­ся учи­ты­вать то, что тка­ни жи­во­та бы­ли чрез­мер­но рас­тя­ну­ты, осла­бе­ли. И очень хо­чет­ся на­де­ять­ся, что дру­гие лю­ди, узнав эту ис­то­рию, по­ста­ра­ют­ся во­вре­мя по­пасть к вра­чу.

«У Люд­ми­лы Вла­ди­ми­ров­ны мы уда­ли­ли ки­сто­му ги­гант­ских раз­ме­ров, но в на­шей прак­ти­ке был слу­чай, ко­гда об­ра­зо­ва­ние до­стиг­ло22 ки­ло­грам­мов!» — го­во­рит хи­рург Бо­рис Кон­дра­тен­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.