Алек­сандр Хуг: «В лю­бом слу­чае ни­ко­гда не за­бу­ду Дон­басс. Эти че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да оста­нут­ся в мо­ей па­мя­ти на­дол­го»

АЛЕК­САНДР ХУГ: «В ЛЮ­БОМ СЛУ­ЧАЕ НИ­КО­ГДА НЕ ЗА­БУ­ДУ ДОН­БАСС.

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ольга БЕСПЕРСТОВА

«Ни я, ни миссия не про­во­дим ка­кие-ли­бо со­цио­ло­ги­че­ские опро­сы. Од­на­ко кон­ста­ти­ру­ем, что на во­сто­ке стра­ны по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство лю­дей, с ко­то­ры­ми мы об­ща­ем­ся (за ис­клю­че­ни­ем несколь­ких слу­ча­ев), опре­де­ля­ют се­бя украинцами». На днях ста­ло из­вест­но, что пер­вый за­ме­сти­тель гла­вы Спе­ци­аль­ной мо­ни­то­рин­го­вой мис­сии ОБСЕ в Укра­ине 31 ок­тяб­ря по­ки­да­ет свой пост.

На днях ста­ло из­вест­но, что пер­вый за­ме­сти­тель гла­вы Спе­ци­аль­ной мо­ни­то­рин­го­вой мис­сии ОБСЕ в Укра­ине 31 ок­тяб­ря по­ки­да­ет свой пост

Пер­вый за­ме­сти­тель гла­вы спе­ци­аль­ной мо­ни­то­рин­го­вой мис­сии (СММ) в Укра­ине Алек­сандр Хуг при­сту­пил к сво­им обя­зан­но­стям сра­зу же по­сле при­ня­тия ре­ше­ния о на­прав­ле­нии ее в Укра­и­ну по прось­бе пра­ви­тель­ства на­шей стра­ны. 21 мар­та 2014 го­да нево­ору­жен­ная граж­дан­ская миссия на­ча­ла свою ра­бо­ту. Ос­нов­ные ее за­да­чи — бес­при­страст­ное и объ­ек­тив­ное на­блю­де­ние за си­ту­а­ци­ей на всей тер­ри­то­рии го­су­дар­ства, под­го­тов­ка еже­днев­ных от­че­тов и уча­стие в пе­ре­го­во­рах меж­ду сто­ро­на­ми кон­флик­та на Дон­бас­се.

Алек­сандр Хуг — граж­да­нин Швей­ца­рии, по об­ра­зо­ва­нию юрист. До ко­ман­ди­ров­ки в Укра­и­ну ра­бо­тал ру­ко­во­ди­те­лем сек­ции и стар­шим со­вет­ни­ком Вер­хов­но­го ко­мис­са­ра ОБСЕ по во­про­сам на­ци­о­наль­ных мень­шинств в Га­а­ге. На­чи­нал свою карьеру офи­це­ром швей­цар­ской ар­мии, был ре­ги­о­наль­ным ко­ман­ду­ю­щим под­раз­де­ле­ни­ем под­держ­ки швей­цар­ско­го шта­ба ОБСЕ в Се­вер­ной Бос­нии и Гер­це­го­вине, ра­бо­тал в мис­сии ОБСЕ в Ко­со­во, мис­сии вре­мен­но­го пре­бы­ва­ния меж­ду­на­род­ных сил в Хев­роне и мис­сии Ев­ро­со­ю­за по обес­пе­че­нию вер­хо­вен­ства за­ко­на и пра­во­по­ряд­ка в Ко­со­во.

Срок пол­но­мо­чий Ху­га в СММ ис­те­ка­ет 31 ок­тяб­ря. Уже из­вест­но, что его пре­ем­ни­ком стал за­ме­сти­тель гла­вы мис­сии Марк Эте­ринг­тон.

В ин­тер­вью «ФАК­ТАМ» Алек­сандр Хуг рассказал о сво­их впе­чат­ле­ни­ях об Укра­ине и о том, что, по его мне­нию, за­вер­шить бо­е­вые дей­ствия на Дон­бас­се мож­но в самые крат­чай­шие сро­ки.

«Этот кон­фликт на сто про­цен­тов ле­жит в по­ли­ти­че­ской плос­ко­сти»

— Гос­по­дин Хуг, с какими чув­ства­ми вы по­ки­да­е­те на­шу стра­ну?

— Очень слож­ный во­прос. Ко­гда я при­был в Укра­и­ну в кон­це мар­та 2014 го­да, здесь еще не бы­ло оже­сто­чен­но­го кон­флик­та.

Дол­жен признать­ся, что до при­ез­да я немно­го знал о ва­шей стране. И да­же про­ра­бо­тав че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да в Укра­ине и для Укра­и­ны, не утвер­ждаю, что стал экс­пер­том и зна­то­ком спе­ци­фи­ки укра­ин­ско­го об­ще­ства, ва­шей ис­то­рии и мно­го­гран­ной жиз­ни украинцев, ко­то­ры­ми вос­хи­ща­юсь. При­чем независимо от то­го, где они жи­вут — во Ль­во­ве или в Лу­ган­ске.

На­вер­ное, весь­ма слож­но несколь­ки­ми сло­ва­ми оха­рак­те­ри­зо­вать на­цию. Не я дол­жен этим за­ни­мать­ся. Но од­но­знач­ная прав­да в том, что укра­ин­цы очень стой­кие и на­стой­чи­вые. Невзи­рая на то, сколь­ко вы пе­ре­жи­ли и что до сих пор про­дол­жа­е­те страдать, осо­бен­но те, кто про­жи­ва­ет на во­сто­ке стра­ны.

Ко­неч­но, у раз­ных лю­дей мо­гут быть раз­лич­ные по­ли­ти­че­ские взгля­ды. Есть мно­же­ство то­чек зре­ния, ка­ким об­ра­зом сле­ду­ет уре­гу­ли­ро­вать этот кон­фликт и как долж­на вы­гля­деть Укра­и­на, и в част­но­сти ее во­сточ­ная часть. В свя­зи с этим хо­тел бы про­яс­нить один важ­ный мо­мент: ни я, ни миссия не про­во­дим ка­кие-ли­бо со­цио­ло­ги­че­ские опро­сы. Од­на­ко кон­ста­ти­ру­ем, что на во­сто­ке стра­ны по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство лю­дей, с ко­то­ры­ми мы об­ща­ем­ся (за ис­клю­че­ни­ем несколь­ких слу­ча­ев), опре­де­ля­ют се­бя украинцами.

Есть еще од­но об­щее, что мы слы­шим по обе сто­ро­ны ли­нии со­при­кос­но­ве­ния (и это от­ли­ча­ет­ся от тех стран, где то­же воз­ни­ка­ли кон­фликт­ные си­ту­а­ции, сви­де­те­лем ко­то­рых я был). Лю­ди го­во­рят нам, что это не их кон­фликт, что они не по­ни­ма­ют, по­че­му он до сих пор про­дол­жа­ет­ся. Един­ствен­ное, чего они хотят, — что­бы это все пре­кра­ти­лось.

Итак, что­бы ла­ко­нич­нее от­ве­тить на ваш во­прос, ска­жу, что са­мая боль­шая тя­жесть, ко­то­рая оста­нет­ся в мо­ей ду­ше по­сле отъ­ез­да, — это вос­по­ми­на­ния об укра­ин­цах.

— По­че­му тя­жесть?

— По­то­му что очень слож­но по­ки­дать ме­ста, где жи­вут лю­ди, ко­то­рые ве­рят в то же, что и я, — в пре­кра­ще­ние на­си­лия. Хо­тя я в ва­шей стране лишь гость.

— Для вас это не пер­вая вой­на, вы на­вер­ня­ка ви­де­ли вся­кое. Что осо­бен­но вре­за­лось в па­мять, ко­гда бы­ли на Дон­бас­се?

— Непри­ем­ле­мо, что есть жерт­вы из-за это­го необя­за­тель­но­го кон­флик­та. Осо­бен­но ес­ли речь идет о граж­дан­ских, и в част­но­сти о де­тях. Во­об­ще, очень слож­но вос­при­ни­мать любые че­ло­ве­че­ские стра­да­ния, независимо от то­го, ка­кие при­чи­ны кон­флик­та — по­ли­ти­че­ские, эт­ни­че­ские, ре­ли­ги­оз­ные, ка­кие-то иные.

Ча­сто вспо­ми­наю маль­чи­шек, ко­то­рые жи­ли на ули­це Ми­ра в Пи­ку­зах (быв­шее Ко­мин­тер­но­во). Каж­дый раз, ко­гда наш пат­руль при­ез­жал в этот на­се­лен­ный пункт, они вы­бе­га­ли на­встре­чу, при­вет­ство­ва­ли нас. Ре­бя­та по­гиб­ли от уда­ра то­ком, на­ткнув­шись на элек­три­че­ский ка­бель, обо­рван­ный из-за об­стре­ла (тра­ге­дия слу­чи­лась в июне 2016 го­да, по­гиб­ли ше­сти­лет­ний и се­ми­лет­ний маль­чи­ки. — Авт.).

Еще пом­ню двух по­жи­лых се­стер. Их зо­вут Ра­и­са и Ан­на. Стал сви­де­те­лем, как они по­ки­да­ли свои до­ма на ули­це Ми­ра в Ши­ро­ки­но и уез­жа­ли в Ма­ри­у­поль. Очень тя­же­лый эпи­зод.

Еще пе­ред гла­за­ми бес­чис­лен­ное ко­ли­че­ство лю­дей, пе­ре­се­ка­ю­щих мост в Ста­ни­це Лу­ган­ской. Каж­дый раз, ко­гда я там пат­ру­ли­ро­вал, ви­дел эту ве­ре­ни­цу. Пом­ню жи­те­лей Кру­той Бал­ки, Трав­не­во­го, дру­гих на­се­лен­ных пунк­тов. В лю­бом слу­чае ни­ко­гда не за­бу­ду Дон­басс. Эти че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да оста­нут­ся в мо­ей па­мя­ти на­дол­го.

Зна­е­те, не­ред­ко обыч­ных граж­дан, пе­ре­се­ка­ю­щих ли­нию со­при­кос­но­ве­ния, мы про­си­ли на­пи­сать так на­зы­ва­е­мые пись­ма ми­ра. Они, ука­зав имя или ано­ним­но, пи­са­ли обо всем, что за­бла­го­рас­су­дит­ся, — о же­ла­ни­ях, впе­чат­ле­ни­ях, разо­ча­ро­ва­ни­ях. Мы эти пись­ма пе­ре­да­ва­ли на дру­гую сто­ро­ну, что­бы про­стые лю­ди и там, и там зна­ли, что дру­гие то­же стра­да­ют. Од­на­ко в та­кой де­я­тель­но­сти нуж­но быть очень осто­рож­ным, ведь мы не ве­дем речь о при­ми­ре­нии, а по­ка про­сто по­мо­га­ем лю­дям об­щать­ся и луч­ше по­ни­мать друг дру­га.

— А про­яв­ле­ния нена­ви­сти бы­ли?

— Несколь­ко раз, но какой-ли­бо об­щей тен­ден­ции мы не за­ме­ти­ли.

Этот кон­фликт на сто про­цен­тов ле­жит в по­ли­ти­че­ской плос­ко­сти. Нет ни­ка­кой ос­но­во­по­ла­га­ю­щей кол­лек­тив­ной ди­на­ми­ки, ко­то­рая со­дей­ство­ва­ла бы то­му, что­бы он про­дол­жал­ся. Это не мои лич­ные до­мыс­лы, а фак­ты, ко­то­рые мы уста­но­ви­ли.

Под­пи­сан­ты Мин­ских со­гла­ше­ний уже 14 раз под­твер­жда­ли свою при­вер­жен­ность со­блю­де­нию ре­жи­ма пре­кра­ще­ния ог­ня. При этом каж­дый раз мы фик­си­ро­ва­ли, что ко­ли­че­ство на­ру­ше­ний за несколь­ко ча­сов со­кра­ща­лось с ты­сяч до несколь­ких де­сят­ков. То есть бы­ли из­да­ны со­от­вет­ству­ю­щие при­ка­зы, и в опре­де­лен­ный про­ме­жу­ток вре­ме­ни они в ос­нов­ном вы­пол­ня­лись.

«Нас «ослеп­ля­ют» имен­но для то­го, что­бы не дать что-то уви­деть»

— Я вы­нуж­ден­ная пе­ре­се­лен­ка с Дон­бас­са. Мне не на­до рас­ска­зы­вать, как и из-за чего все на­ча­лось. Чет­ко знаю, что Рос­сия — это стра­на-агрес­сор. Для вас лич­но оче­вид­но уча­стие Рос­сии в войне?

— Не имею ни­ка­ко­го пра­ва опро­вер­гать или под­вер­гать со­мне­нию то, что вы ска­за­ли.

Оче­вид­ным оста­ет­ся то, что для ре­а­ли­за­ции ре­ше­ния о до­сти­же­нии ми­ра нуж­но, что­бы Москва ста­ла ча­стью это­го ре­ше­ния. Это не ка­ки­е­то спе­ку­ля­тив­ные мои мыс­ли. Про­сто хо­тел бы под­черк­нуть, что Рос­сий­ская Фе­де­ра­ция яв­ля­ет­ся под­пи­сан­том Мин­ских со­гла­ше­ний, ко­то­рые при­зва­ны по­ло­жить ко­нец бо­е­вым дей­стви­ям. Впро­чем, это от­но­сит­ся не толь­ко к ней, но и к Укра­ине, и к от­дель­ным рай­о­нам До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей. Все они под­пи­са­ли эти со­гла­ше­ния.

При этом от­ме­чу сле­ду­ю­щий ню­анс. Че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да неко­то­рые по­сто­ян­но пы­та­ют­ся най­ти ви­нов­ных и по­ка­зать на них паль­цем. Но это не при­бли­зи­ло ре­ше­ние кон­флик­та, на чем нуж­но со­сре­до­то­чить­ся непо­сред­ствен­но. Ес­ли мы го­во­рим о во­ен­но-тех­ни­че­ских ме­рах, они со­гла­со­ван­ны. И те, кто по­ста­вил под до­стиг­ну­ты­ми до­го­во­рен­но­стя­ми свои под­пи­си, долж­ны быть от­вет­ствен­ны­ми за их вы­пол­не­ние.

— На ваш взгляд, вве­де­ние ми­ро­твор­че­ской мис­сии на Дон­басс ре­аль­но?

— Что­бы от­ве­тить на этот во­прос, нуж­но иметь чет­кое по­ни­ма­ние, для чего бу­дет со­зда­на эта ми­ро­твор­че­ская миссия. На­вер­ное, имен­но у тех, кто про­дол­жа­ет бо­е­вые дей­ствия, боль­ше все­го воз­мож­но­стей их пре­кра­тить. На­де­юсь, вы с мо­им утвер­жде­ни­ем со­гла­си­тесь. О том, что необ­хо­ди­мо сде­лать, мы уже ты­ся­чу раз го­во­ри­ли в на­ших еже­днев­ных от­че­тах, ко­то­рые пуб­ли­ку­ют­ся на трех язы­ках — укра­ин­ском, ан­глий­ском и рус­ском.

— Кста­ти, об от­че­тах. По­сто­ян­но об­ща­юсь с жи­те­ля­ми ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий. Их вы­ска­зы­ва­ния о мис­сии ОБСЕ жест­кие. Они го­во­рят, что «на­блю­да­те­ли ОБСЕ сле­пые и глу­хие», так как не видят зна­чи­тель­ной ча­сти то­го, что про­ис­хо­дит на са­мом де­ле. То есть от­че­ты несколь­ко не со­от­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти. Од­на дон­чан­ка о со­труд­ни­ках мис­сии вы­ска­за­лась пря­мо: «Тол­ку от них ни­ка­ко­го». Про­ком­мен­ти­руй­те, по­жа­луй­ста.

— Пол­но­стью по­ни­маю разо­ча­ро­ва­ние лю­дей, ко­то­рые столь дли­тель­ное время жи­вут в бес­по­ряд­ке. Так что ни­ко­им об­ра­зом не осуж­даю их за та­кое от­но­ше­ние к ко­му-ли­бо. На­вер­ное, на их ме­сте у ме­ня бы­ли бы ана­ло­гич­ные чув­ства.

(Окон­ча­ние на стр. 6)

Алек­сандр Хуг: «Каж­дый сде­лан­ный вы­стрел — это ненор­маль­но. Любое ра­не­ние мир­ных граж­дан — непри­ем­ле­мо»

«По­ки­ну ва­шу стра­ну толь­ко на по­зи­тив­ной но­те. И обя­за­тель­но — с вос­хи­ще­ни­ем украинцами», — го­во­рит пер­вый за­ме­сти­тель гла­выспе­ци­аль­ной мо­ни­то­рин­го­вой мис­сии в Укра­ине Алек­сандр Хуг

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.