НОЖ ИЗ КИТОВОГО УСА

О том, как чукчи бла­го­да­ря сво­ей стой­ко­сти и му­же­ству в от­кры­той 150-лет­ней войне по­бе­ди­ли рос­сий­скую ар­мию, за­ста­вив её от­ка­зать­ся от пла­нов за­во­е­ва­ния сво­ей стра­ны

Focus - - СОДЕРЖАНИЕ - ДМИТ­РИЙ СИ­НЯК

О том, как чукчи бла­го­да­ря стой­ко­сти и му­же­ству в от­кры­той 150-лет­ней войне по­бе­ди­ли рос­сий­скую ар­мию

Май­ор Дмит­рий Пав­луц­кий, ко­ман­ду­ю­щий рос­сий­ской во­ен­ной экс­пе­ди­ци­ей на Чу­кот­ке, слиш­ком позд­но по­нял, что недо­оце­нил вра­га. В бою Пав­луц­кий все­гда ста­рал­ся па­ра­ли­зо­вать про­тив­ни­ка вне­зап­но­стью уда­ра. В со­че­та­нии с мо­щью ог­не­стрель­но­го ору­жия и под­чёрк­ну­той же­сто­ко­стью к со­пер­ни­ку это по­чти все­гда ра­бо­та­ло. Ди­ка­ри не вы­дер­жи­ва­ли на­тис­ка и от­сту­па­ли. Но сей­час всё пошло на­пе­ре­ко­сяк. По­че­му чукчи не раз­бе­жа­лись, ко­гда Пав­луц­кий ата­ко­вал их? По­че­му уда­ри­ли на­встре­чу? По­че­му не по­бо­я­лись ид­ти под пу­ли?

Ис­кать от­ве­ты на эти во­про­сы не бы­ло вре­ме­ни. С де­ся­ток чу­кот­ских во­и­нов, по­кры­тых гро­мозд­ки­ми пря­мо­уголь­ны­ми до­спе­ха­ми из вы­дуб­лен­ных мор­жо­вых шкур, с тя­жё­лы­ми ко­пья­ми на­пе­ре­вес спе­ши­ли к Пав­луц­ко­му. Од­но­го из них он убил, в упор вы­стре­лив в него из ру­жья. По­том вы­хва­тил саб­лю и, бе­ше­но вра­щая ею над го­ло­вой, стал от­сту­пать к неболь­шой кре­по­сти, сло­жен­ной из са­ней. Но кре­пость ока­за­лась слиш­ком да­ле­ко.

Чу­кот­ская экс­пе­ди­ция май­о­ра Пав­луц­ко­го

Весь чу­кот­ский пе­ри­од про­мельк­нул в па­мя­ти май­о­ра за несколь­ко мгно­ве­ний. Чу­кот­ка на­ча­лась в его жиз­ни 20 лет на­зад, в 1727 го­ду, ко­гда Пав­луц­кий, в то вре­мя ка­пи­тан дра­гун­ско­го пол­ка, с от­ря­дом в 400 сол­дат по им­пе­ра­тор­ско­му ука­зу от­пра­вил­ся из То­боль­ска на Чу­кот­ку «для отыс­ка­ния но­вых зем­лиц и при­зы­ва в под­дан­ство немир­ных ино­зем­цев». При­ня­тие в под­дан­ство озна­ча­ло сбор да­ни — яса­ка. Это сло­веч­ко удер­жа­лось в ре­чи си­би­ря­ков со вре­мён Зо­ло­той Ор­ды.

По се­вер­ным мер­кам 400 бой­цов бы­ли зна­чи­тель­ной ар­ми­ей: всё на­се­ле­ние Чу­кот­ки то­гда не пре­вы­ша­ло 10 тыс. че­ло­век. По­сколь­ку в пле­мен­ном об­ще­стве бое­спо­соб­ные муж­чи­ны со­став­ля­ют чет­вёр­тую или пя­тую часть на­се­ле­ния, вой­ско уже в 2 тыс. бой­цов со­от­вет­ство­ва­ло в про­цент­ном от­но­ше­нии ги­гант­ской ар­мии Ксерк­са в 480 го­ду до н. э. или ар­мии На­по­лео­на в 1812 го­ду.

От­ряд Пав­луц­ко­го во­шёл в со­став экс­пе­ди­ции, ко­то­рой ко­ман­до­вал якут­ский ка­за­чий го­ло­ва (это при­рав­ни­ва­лось к пол­ков­ни­чье­му зва­нию) Афа­на­сий Шестаков, как все ка­за­ки, бес­це­ре­мон­ный, необ­ра­зо­ван­ный и дерз­кий. Мно­гие чле­ны экс­пе­ди­ции дро­жа­ли пе­ред Ше­ста­ко­вым, как оси­но­вые ли­стья, по­то­му что ка­за­чий го­ло­ва, не раз­ду­мы­вая, пус­кал в ход тя­жё­лые ку­ла­ки, кро­ша че­лю­сти и вы­би­вая зу­бы. Для мест­ных ка­за­ков, ча­сто бе­жав­ших из Цен­траль­ной Рос­сии в Си­бирь от ви­се­ли­цы или ка­тор­ги, та­кое по­ве­де­ние бы­ло нор­мой. Мно­гие из них про­мыш­ля­ли гра­бе­жа­ми, бес­пре­пят­ствен­но уби­вая ко­рен­ных жи­те­лей и за­би­рая в раб­ство их жён и де­тей. У пет­ров­ско­го офи­це­ра Пав­луц­ко­го сра­зу не за­ла­ди­лось с Ше­ста­ко­вым. Они до­воль­но хо­лод­но об­ща­лись друг с дру­гом ещё в Пе­тер­бур­ге, ку­да пе­ред по­хо­дом вы­зва­ли обо­их; в То­боль­ске устро­и­ли дра­ку, а ко­гда экс­пе­ди­ция, пре­одо­лев свы­ше 6 тыс. км, при­бы­ла в Якутск, ка­за­чий го­ло­ва с май­о­ром рассо­ри­лись окон­ча­тель­но.

Разо­злён­ный Шестаков, не ска­зав ни сло­ва Пав­луц­ко­му, ушёл к по­бе­ре­жью Ти­хо­го оке­а­на с несколь­ки­ми де­сят­ка­ми ка­за­ков и сот­ней вхо­див­ших в его от­ряд мест­ных жи­те­лей — яку­тов, эве­нов и юка­ги­ров. Ка­за­чий го­ло­ва спе­шил усми­рить ко­ря­ков, от­ка­зав­ших­ся пла­тить ясак Рос­сий­ской им­пе­рии. Пав­луц­кий по­том узнал, что, прой­дя око­ло ты­ся­чи ки­ло­мет­ров по пу­ти из Охот­ска на се­вер, Шестаков раз­гра­бил и сжёг несколь­ко ко­ряк­ских се­ле­ний, трак­то­вав это как усми­ре­ние непо­кор­ных. Но в мар­те 1730 го­да, идя по юж­ным ск­ло-

нам Ко­лым­ско­го на­го­рья, он неожи­дан­но на­ткнул­ся на несколь­ко со­тен во­ору­жён­ных чук­чей, со­брав­ших­ся в оче­ред­ной на­бег на ко­ря­ков, ко­то­рых Шестаков объ­явил под­дан­ны­ми Её им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ства. Же­лая по­ка­зать всем свою власть на Даль­нем Во­сто­ке и ве­ря в своё пре­вос­ход­ство над «жал­ки­ми ди­ка­ря­ми», ка­за­чий го­ло­ва ре­шил ата­ко­вать чук­чей. Но те ока­за­лись силь­нее: Ше­ста­ко­ва за­ко­ло­ли ко­пья­ми, а остат­ки его от­ря­да рас­се­я­лись. До­бы­чей чук­чей ста­ли сре­ди про­че­го зна­мя, 12 крем­ни­е­вых ру­жей, 3 вин­тов­ки, 12 руч­ных гра­нат и 12 же­лез­ных до­спе­хов.

По­сле ги­бе­ли Ше­ста­ко­ва Пав­луц­ко­го на­зна­чи­ли ру­ко­во­ди­те­лем экс­пе­ди­ции и про­из­ве­ли в май­о­ры. В сен­тяб­ре 1730 го­да он при­был на един­ствен­ную рус­скую во­ен­ную ба­зу на Чу­кот­ке — Ана­дыр­ский острог, по­стро­ен­ный в сред­нем те­че­нии ре­ки Ко­лы­ма ещё в 1660 го­ду. От­ту­да Пав­луц­кий со­вер­шал ка­ра­тель­ные рей­ды про­тив чук­чей. 17 лет с неболь­шим пе­ре­ры­вом, во вре­мя ко­то­ро­го он слу­жил Якут­ским гу­бер­на­то­ром, май­ор был на­чаль­ни­ком Чу- кот­ки. Толь­ко в 1744–1746 го­дах он с от­ря­дом из 650 сол­дат, ка­за­ков и ясач­ных юка­ги­ров и ко­ря­ков со­вер­шил три по­хо­да на Чу­кот­ский по­лу­ост­ров. Во вре­мя под­го­тов­ки во­ен­ных опе­ра­ций май­ор со­брал мно­го ин­фор­ма­ции о сво­ём про­тив­ни­ке и был нема­ло удив­лён.

На­сто­я­щие лю­ди Се­ве­ра

Впер­вые о чук­чах услы­ша­ли в 1641 го­ду, ко­гда те на­па­ли на цар­ских сбор­щи­ков яса­ка чуть ли не за ты­ся­чу ки­ло­мет­ров от Чу­кот­ки. От­ве­том на это стал без­ре­зуль­тат­ный поход на се­вер ата­ма­на Се­мё­на Деж­нё­ва. По­ко­ряя Си­бирь, рус­ские всю­ду дей­ство­ва­ли оди­на­ко­во: брали в за­лож­ни­ки де­тей или близ­ких род­ствен­ни­ков во­ждей, от­прав­ля­ли их вглубь Рос­сии, а по­том дик­то­ва­ли во­ждям свои усло­вия. Впер­вые этот ме­тод дал сбой на Чу­кот­ке. Чукотские вожди — тойоны — счи­та­ли сда­чу без боя го­раз­до боль­шей бедой, чем по­те­ря род­ных.

Брать в раб­ство чу­кот­ских жен­щин не бы­ло ни­ка­ко­го смыс­ла: при пер­вой же воз­мож­но­сти они пе­ре­ре­за­ли друг дру­гу гор­ло или про­сто от­ка­зы­ва­лись от пи­щи, уми­рая от го­ло­да. Ин­те­ре­су­ясь при­чи­на­ми та­ких по­ступ­ков, Пав­луц­кий узнал, что чукчи крайне лег­ко от­но­сят­ся к смер­ти. Во­ин, про­иг­рав­ший в рукопашной схватке, обыч­но про­сил вра­га, что­бы тот убил его, пред­по­чи­тая смерть позору по­ра­же­ния. Чукотские ста­ри­ки, устав от жиз­ни, ча­сто про­си­ли род­ных за­ду­шить их или за­ко­лоть ко­пья­ми, что те вы­пол­ня­ли без за­зре­ния со­ве­сти: все бы­ли уве­ре­ны, что на том све­те, сре­ди «небес­ных лю­дей» жи­вёт­ся го­раз­до луч­ше, чем на этом. Чук­ча мог по­кон­чить с со­бой да­же с до­са­ды — из-за неудач­ной охо­ты или по­те­ри ка­кой-то важ­ной для него ве­щи.

Этот се­вер­ный на­род при­вык жить в неве­ро­ят­но су­ро­вых усло­ви­ях. Зи­ма на Чу­кот­ке про­дол­жа­ет­ся по 10 ме­ся­цев, при­чём в ян­ва­ре тем­пе­ра­ту­ра па­да­ет до ми­нус ше­сти­де­ся­ти гра­ду­сов Цель­сия, а ле­том, ко­гда ни­где нет спа­се­ния от туч мош­ка­ры, ред­ко под­ни­ма­ет­ся до плюс де­ся­ти. Боль­шая часть Чу­кот­ско­го по­лу­ост­ро­ва по­кры­та вы­со­ки­ми го­ра­ми, и все без ис­клю­че­ния зем­ли ско­вы­ва­ет веч­ная мерз­ло­та. Здесь ча­сто бу­шу­ют ура­ган­ные вет­ры, на­ле­та­ю­щие со штор­мо­во­го оке­а­на, над го­ра­ми ме­ся­ца­ми ви­сят гу­стые ту­ма­ны. В та­ких усло­ви­ях нуж­но па­сти оле­ней, ло­вить ры­бу и бить зве­ря. Сла­бо­му это не по пле­чу. По­это­му чукчи с дет­ства за­ка­ля­ют сво­их де­тей, за­став­ля­ют их мно­го бегать, но­сить тя­же­сти, ма­ло спать, не бо­ять­ся ни хо­ло­да, ни го­ло­да. Взрос­лые муж­чи­ны-чукчи ча­сто об­ла­да­ют

СО­ВСЕМ НЕ СМЕШ­НО В ре­аль­но­сти чукчи бы­ли пря­мой про­ти­во­по­лож­но­стью рас­про­стра­ня­е­мых о них КГБ ге­ро­ев анекдотов

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.