ЧЕСТНАЯ ГОРА

Че­му мо­гут на­учить Кар­па­ты укра­ин­ское об­ще­ство

Focus - - СОДЕРЖАНИЕ - ЕКА­ТЕ­РИ­НА МАКАРЕВИЧ

Ес­ли по­на­блю­дать за жиз­нью при­ро­ды, то ка­жет­ся, что всё в ми­ре ор­га­ни­зо­ва­но в со­от­вет­ствии с неким гра­фи­ком. Му­равьи не жа­лу­ют­ся на уста­лость, а тер­пе­ли­во це­лы­ми дня­ми стро­ят се­бе жи­ли­ще, оди­но­кие ли­стья на де­ре­вьях в ка­нун на­ча­ла зи­мы не ис­пы­ты­ва­ют со­жа­ле­ния от то­го, что срок их жиз­ни под­хо­дит к кон­цу, не дер­жат­ся из по­след­них сил, пре­воз­мо­гая по­ры­вы вет­ра, а про­сто па­да­ют на зем­лю, ко­гда при­хо­дит вре­мя. Бро­дя­чие кошки или со­ба­ки то­же вряд ли бо­рют­ся с ле­нью, ко­гда со­би­ра­ют­ся на охо­ту в по­ис­ках про­пи­та­ния. В прин­ци­пе, ни­кто из при­род­но­го ми­ра не жа­лу­ет­ся на тя­го­ты соб­ствен­ной жиз­ни и не пы­та­ет­ся на­хо­дить оправ­да­ния, что­бы не за­ни­мать­ся тем, че­го они по ка­кой-то при­чине де­лать сей­час не хо­тят. Лишь че­ло­век уме­ет эмо­ци­о­наль­но ре­а­ги­ро­вать на труд­но­сти, с ко­то­ры­ми его стал­ки­ва­ет жизнь, и толь­ко он мо­жет по­нять, что зна­чит си­ла во­ли и по­че­му она спо­соб­на по­мочь до­стичь са­мых раз­ных, ино­гда неве­ро­ят­ных це­лей в жиз­ни.

Жур­на­лист Фо­ку­са от­пра­вил­ся в фи­ло­соф­ское пу­те­ше­ствие по Кар­пат­ским го­рам, что­бы узнать, что та­кое си­ла во­ли и как го­ры мо­гут при­вить укра­ин­ско­му об­ще­ству адек­ват­ную ве­ру в соб­ствен­ные си­лы, на­учить дис­ци­плине ума и пре­одо­ле­нию стра­хов, су­ще­ству­ю­щих за­ча­стую лишь в го­ло­ве.

*** Вос­хож­де­ние на го­ру мы на­ча­ли в 9:30 утра. На таб­лич­ке, рас­по­ло­жен­ной у вы­хо­да со стан­ции, ку­да при­бы­ва­ет элек­трич­ка с ту­ри­ста­ми, бы­ло на­пи­са­но, что подъ­ём и спуск с го­ры Па­раш­ка за­ни­ма­ет в сред­нем 6 ча­сов.

Па­раш­ка, или Па­рас­ка, — наи­выс­шая гор­ная вер­ши­на в Ско­лев­ских Бе­ски­дах вы­со­той 1268 м, на­хо­дя­ща­я­ся во Ль­вов­ской об­ла­сти ря­дом с неболь­шим го­ро­дом Ско­ле. Гора, по ко­то­рой мы ре­ши­ли под­нять­ся, что­бы про­ка­чать соб­ствен­ную силу во­ли, со­глас­но «Ви­ки­пе­дии», име­ет дав­нюю ле­ген­ду. Пре­да­ние гла­сит, что на­зва­на она в честь Па­рас­ки — до­че­ри (по дру­гой вер­сии же­ны) кня­зя Свя­то­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, сы­на Вла­ди­ми­ра Ве­ли­ко­го, ко­то­рая бы­ла уби­та на этой го­ре дру­жин­ни­ка­ми Свя­то­пол­ка Ока­ян­но­го в 1015 го­ду.

Ко­гда ока­зы­ва­ешь­ся в го­рах, ду­ма­ешь о том, что при­ро­да спе­ци­аль­но со­зда­ла их, что­бы по­ка­зать че­ло­ве-

ку его ни­чтож­ность. Го­ры за­во­ра­жи­ва­ют не толь­ко ве­ли­чи­ем вер­шин и плав­но­стью скло­нов, пе­ред ко­то­ры­ми да­же са­мый мо­гу­ще­ствен­ный че­ло­век чув­ству­ет своё бес­си­лие. Го­ры это ещё и осо­бая ат­мо­сфе­ра, своё соб­ствен­ное те­че­ние вре­ме­ни, не под­власт­ное го­род­ской су­е­те. Здесь всё ор­га­ни­зо­ва­но по пра­ви­лам есте­ствен­но­го по­ряд­ка. И че­ло­век, по­па­дая в плен гор­ной жиз­ни, неволь­но при­об­ща­ет­ся, а ско­рее возвращается к сво­е­му ис­тин­но­му рит­му. В этом си­ла гор: ли­бо на­учить­ся ве­сти диа­лог с гор­ным ве­ли­чи­ем, ли­бо отой­ти в сто­ро­ну и не ме­шать си­лам при­ро­ды. Всё рав­но про­иг­ра­ешь. Го­рам без раз­ни­цы твои ам­би­ции. И в этом смыс­ле по­ход в го­ры — воз­мож­ность адек­ват­но и здра­во взгля­нуть на са­мо­го се­бя. Диа­лог с аль­пи­ни­стом «То, что есть в че­ло­ве­ке, несо­мнен­но, важ­нее то­го, что есть у че­ло­ве­ка» Ар­тур Шо­пен­гау­эр

По­го­да в Кар­пат­ских го­рах очень из­мен­чи­ва, но в этот день она про­яви­ла го­сте­при­им­ство. Бы­ло сол­неч­но и нежар­ко. Треть пу­ти про­ле­га­ла по лес­но­му мас­си­ву. И это на­чаль­ный уро­вень ис­пы­та­ния для тех, кто сю­да по­па­да­ет в пер­вый раз. Ми­ни­мум два ча­са при­хо­дит­ся ид­ти по ле­су, под­ни­ма­ясь всё вы­ше, но не ви­дя кра­сот гор. Они от­кры­ва­ют­ся лишь в се­ре­дине пу­ти, ко­гда вы­хо­дишь на хре­бет. А вна­ча­ле — неслож­ный подъ­ём, ко­то­рый от­лич­но под­хо­дит для внут­рен­не­го диа­ло­га с са­мим со­бой. Об этом нам по­ве­да­ли пер­вые по­пут­чи­ки, ко­то­рые по­встре­ча­лись спу­стя час.

Ро­ман и Ка­тя из Киева в по­след­ние го­ды хо­дят в го­ры неча­сто. Ка­тя при­зна­ёт­ся, что не осо­бо жа­лу­ет этот вид от­ды­ха, а вот Ро­ман — насто­я­щий лю­би­тель гор­ных при­клю­че­ний. Бо­лее 10 лет на­зад он про­жи­вал во Фран­ции и за­ни­мал­ся аль­пи­низ­мом. Неод­но­крат­но бы­вал в Кар­па­тах и в Аль­пах. Из-за травм вы­нуж­ден был оста­вить этот спорт, но спу­стя вре­мя по­нял, что без гор жить не мо­жет. Сле­ду­ю­щий час Ро­ман рас­ска­зы­вал нам об осо­бен­но­стях гор­ных при­клю­че­ний и ню­ан­сах си­лы во­ли, ко­то­рую мож­но про­ра­бо­тать в го­рах.

— Для ме­ня си­ла во­ли — де­лать то, что счи­та­ешь пра­виль­ным, но что при этом яв­ля­ет­ся не са­мым про­стым

ре­ше­ни­ем. Ко­гда это слож­ная до­ро­га, но нуж­но ид­ти по ней. При­чём для каж­до­го ид­ти по-сво­е­му. Ес­ли идёшь по го­рам, то важ­но по­нять и ко­гда нуж­но оста­но­вить­ся, — за­дум­чи­во от­ве­тил Ро­ман на мой во­прос о том, что та­кое си­ла во­ли.

По глу­бине его от­ве­тов мож­но бы­ло до­га­дать­ся, что он сам не раз раз­мыш­лял о во­про­сах, ко­то­рые не все­гда за­да­ёшь се­бе в по­все­днев­ной жиз­ни.

— В смыс­ле — оста­но­вить­ся? Ко­гда до­ро­га ста­но­вит­ся не тво­ей? — пы­та­юсь уточ­нить я.

— Или опас­ной, или ненуж­ной. Си­ла во­ли ещё и в том, что­бы оста­но­вить­ся. Сна­ча­ла ты при­вы­ка­ешь ид­ти, а по­том так же при­вы­ка­ешь, ко­гда не сто­ит ид­ти.

— Как опре­де­лить эту тон­кую грань?

— С опы­том! – от­ве­ча­ет он, и за сво­ей спи­ной, по­сколь­ку тро­пин­ка уз­кая и при­хо­дит­ся ид­ти гусь­ком, я слы­шу смех Ро­ма­на. — Ко­гда на­чи­на­ет­ся ве­тер или сне­го­па­ды, а ты не смот­ришь на это, ду­ма­ешь: до­бе­гу, здесь все­го 3 ча­са хо­ду, по­том бы­ва­ет тя­же­ло. В этом смыс­ле аль­пи­низм учит ин­ту­и­тив­но по­ни­мать: ес­ли пой­дёшь даль­ше, то мо­жешь уме­реть. Со вре­ме­нем ор­га­низм сам на­чи­на­ет под­ска­зы­вать.

— Сво­е­го ро­да на­чи­на­ет­ся ис­по­ведь с са­мим со­бой?

— Го­ры да­ют по­кой и воз­мож­ность ду­мать о сво­ём. На неко­то­рых участ­ках ты и под но­ги не мо­жешь не смот­реть, ина­че есть риск уле­теть вниз, а на дру­гих, как сей­час, вы­клю­ча­ет­ся кон­троль и вклю­ча­ет­ся внут­рен­ний го­лос. Это не как в ка­ме­ре сен­сор­ной де­при­ва­ции, но смысл та­кой же. Мно­го все­го во­круг, но ты как бы один, на­едине с са­мим со­бой. — Как до­стичь та­ко­го со­сто­я­ния? — Ко­гда ритм пой­ма­ешь. Ко­гда по­ни­ма­ешь, что не нуж­но всмат­ри­вать­ся в каж­дую коч­ку, по­то­му что при­вык и опы­та до­ста­точ­но, что­бы кра­ем со­зна­ния всё за­ме­чать. Ты про­сто идёшь. Поскри­пы­ва­ешь вет­ка­ми под но­га­ми. Во­круг толь­ко пти­цы и по­сто­ян­ное еле за­мет­ное ду­но­ве­ние вет­ра. Идёшь и ду­ма­ешь о се­бе, жиз­ни, ра­бо­те и дру­гих. А по­том ста­но­вит­ся слож­но, и для то­го, что­бы про­дол­жать, при­хо­дит­ся счи­тать каж­дый шаг.

— И вот то­гда вклю­ча­ет­ся си­ла во­ли?

— Да, но сна­ча­ла си­ла во­ли в от­ре­ше­нии от го­род­ской су­е­ты.

— По­лу­ча­ет­ся, го­ры учат ещё неко­то­рой дис­ци­плине ума, внут­рен­не­му со­сре­до­то­че­нию?

— Без­услов­но. Ес­ли ты не в том фо­ку­се, в ко­то­ром нуж­но, ты или быст­рее уста­ёшь, или где-то трав­ми­ру­ешь­ся. Ко­гда на­чи­на­ют­ся тех­ни­че­ские участ­ки, то уже о сво­ём не по­ду­ма­ешь. Там осто­рож­ность. Со­сре­до­то­че­ние. Смот­ришь на каж­дый ка­му­шек — не дви­га­ет­ся ли он, что бу­дет, ес­ли свер­ху дру­гой ка­му­шек по­ка­тит­ся, а ес­ли пласт сне­га съе­дет, а ес­ли по­едет, то ку­да дви­нет­ся ла­ви­на. Но ес­ли сей­час по это­му неслож­но­му пу­ти ид­ти в та­ком же со­сто­я­нии со­сре­до­то­че­ния, как в тех ме­стах, где мож­но убить­ся, то че­рез 15 ми­нут ста­нет так се­бе.

В этот мо­мент го­ры, ви­ди­мо, ре­ши­ли про­де­мон­стри­ро­вать, что та­кое «тех­ни­че­ские участ­ки», и мы неко­то­рое вре­мя шли мол­ча, со­сре­до­то­чив­шись на пу­ти. Под но­га­ми грязь пе­ре­ме­жа­лась с кам­ня­ми, бы­ла опас­ность по­скольз­нуть­ся. Насту­пая на один ка­мень, при­хо­ди­лось од­но­вре­мен­но про­ве­рять, не ка­ча­ет­ся ли он, пал­ка­ми, по­до­бран­ны­ми ещё у под­но­жия го­ры, что­бы бы­ло на что опи­рать­ся, пы­тать­ся про­кла­ды­вать се­бе каж­дый но­вый шаг. Ду­мать о чём-то от­вле­чён­ном в та­ком со­сре­до­то­чен­ном со­сто­я­нии, как и го­во­рил Ро­ман, дей­стви­тель­но бы­ло слож­но. Но, насту­пая на оче­ред­ной ка­мень, я всё же ду­ма­ла о том, что это уди­ви­тель­ная прак­ти­ка дис­ци­пли­ны ума. Нуж­но вы­бро­сить всё лиш­нее из го­ло­вы и сфо­ку­си­ро­вать­ся толь­ко на «здесь и сей­час». Ни­ка­ких эмо­ций, ни­ка­ких стра­хов — ина­че со­бьют­ся фо­кус и чёт­кость дви­же­ний, а зна­чит, и пла­ни­ро­ва­ние сле­ду­ю­ще­го ша­га ока­жет­ся под угро­зой. Ведь так и в жиз­ни. Для то­го что­бы пре­одо­ле­вать труд­но­сти, нуж­но уметь быть в мо­мен­те, иметь силу во­ли ото­дви­нуть ме­ша­ю­щие до­сти­же­нию це­ли эмо­ции и на­стро­е­ния. Си­ла во­ли ещё и в том, что­бы быть чи­стым от на­нос­но­го, уметь от­ли­чать сроч­ное от вре­мен­но­го, важ­ное от пу­сто­го — вот что да­ёт лёг­кость бы­тия.

На­ко­нец слож­ный уча­сток был пре­одо­лён, и мы на несколь­ко ми­нут сде­ла­ли оста­нов­ку, что­бы от­ды­шать­ся. На неболь­шой по­ляне сто­я­ло де­ре­во, на вет­вях ко­то­ро­го ви­се­ло ещё од­но, ко­то­рое ко­гда-то спи­ли­ли, и оно так и по­вис­ло на вет­вях со­сед­не­го. В ре­зуль­та­те за несколь­ко лет оно ста­ло свое­об­раз­ным ту­ри­сти­че­ским сим­во­лом го­ры. На его фоне ча­сто фо­то­гра­фи­ру­ют­ся те, кто зна­ет ис­то­рию де­ре­ва.

Вы­пив немно­го во­ды, мы при­во­дим ды­ха­ние в по­ря­док. Ка­за­лось, про­шло уже боль­ше ча­са с мо­мен­та на­шей встре­чи с по­пут­чи­ка­ми Ро­ма­ном и Ка­тей, но это бы­ло об­ман­кой, с ко­то­рой ча­сто стал­ки­ва­ешь­ся в го­рах. На са­мом де­ле ми­но­ва­ло чуть боль­ше 20 ми­нут. Го­ры да­ли нам оче­ред­ной урок — не вре­мя су­ет­ли­во, а на­ши мыс­ли в го­ло­вах.

— Всё же, че­му учат го­ры? — дви­нув­шись даль­ше, спро­си­ла я у Ро­ма­на.

— Го­ры концентрированно, за несколь­ко дней или да­же за день преподносят та­кое ко­ли­че­ство жизненных трудностей и при­клю­че­ний, ко­то­рые обыч­ный го­род­ской жи­тель по­лу­ча­ет в те­че­ние ми­ни­мум по­лу­го­да. Си­ла во­ли, ко­то­рую ты раз­ви­ва­ешь в го­рах, — это как мощ­ность дви­га­те­ля в ма­шине. — От неё всё за­ви­сит? — Не всё. Ко­гда вы сто­и­те в го­род­ской проб­ке на фер­ра­ри или жи­гу­лях, мощ­ность дви­га­те­ля ни­как не по­вли­я­ет на ва­шу ско­рость. Так же и с си­лой во­ли. Она бес­по­лез­на са­ма по се­бе. Но её важ­ность про­яв­ля­ет­ся в тех си­ту­а­ци­ях, ко­гда вы в ней нуж­да­е­тесь. — На­при­мер? — Ес­ли я сей­час ре­шу ид­ти на Эве­рест, то, ско­рее все­го, да­же на­вер­ня­ка, я там и умру. Это не то пре­пят­ствие, ко­то­рое я мо­гу пре­одо­леть.

— Зна­чит, си­ла во­ли без чест­но­сти и зна­ния се­бя и сво­е­го ор­га­низ­ма бес­смыс­лен­на?

— Да. Нуж­на адек­ват­ная ве­ра в се­бя, а она при­хо­дит, ко­гда ты учишь­ся слы­шать своё те­ло и ин­ту­и­цию.

В этот мо­мент за оче­ред­ным пе­ре­ва­лом по­ка­за­лось го­лу­бое небо. Мы под­ня­лись на про­стор­ную по­ля­ну, где ку­сты чер­ни­ки сплошь бы­ли усы­па­ны спе­лы­ми тём­но-си­ни­ми яго­да­ми. Ро­ман и Ка­тя по­шли даль­ше, а мы устро­и­ли неболь­шой при­вал.

Впе­ре­ди от­кры­вал­ся неве­ро­ят­ный вид. Даль­ше нам пред­сто­я­ло дви­гать­ся по гор­но­му хреб­ту. При­зна­ние сла­бо­стей

Путь по хреб­ту ме­ста­ми на­по­ми­нал аме­ри­кан­ские гор­ки. Неожи­дан­ные кру­тые подъ­ёмы сме­ня­лись ров­ной и по­ло­гой до­ро­гой. Толь­ко опас­ность в ней бы­ла в том, что сто­и­ло взгля­нуть по сто­ро­нам, что­бы на­сла­дить­ся гор­ны­ми кра­со­та­ми, как тут же при­хо­ди­ло осо­зна­ние, что идёшь по очень уз­кой тро­пин­ке и лиш­ний шаг в сто­ро­ну мо­жет за­кон­чить­ся тра­ге­ди­ей. По­сле­ду­ю­щие два ча­са со­сто­я­ние бы­ло пре­дель­но со­сре­до­то­чен­ным. Мы мол­ча шли впе­рёд. Пе­ри­о­ди­че­ски у ме­ня в го­ло­ве воз­ни­кал во­прос: «За­чем мне это всё на­до?» И лишь ко­гда на­встре­чу нам шли ту­ри­сты, уже по­бы­вав­шие на вер­шине, их ра­дост­ные ли­ца и ис­крен­ние улыб­ки, ко­то­ры­ми они де­ли­лись с на­ми, про­хо­дя ми­мо, сно­ва на­по­ми­на­ли о це­ли пу­те­ше­ствия.

Имен­но на та­ких слож­ных участ­ках подъ­ёма и по­сле­ду­ю­ще­го спус­ка ста­ла по­нят­на по­го­вор­ка гор­ных ту­ри­стов, что че­ло­век по­зна­ёт­ся в го­рах. Не­слу­чай­но, ко­гда уста­лость за­тме­ва­ет со­бой мо­ти­ва­цию и те­ря­ет­ся смысл пу­ти, че­ло­век об­на­жа­ет свои сла­бо­сти. Аль­пи­ни­сты го­во­рят, что го­ры не лю­бят фаль­ши, по­это­му, кто хо­чет узнать про свои ком­плек­сы, от­прав­ляй­тесь в го­ры. В на­шем слу­чае обо­шлось без экс­цес­сов и нерв­ных сры­вов. Тем не ме­нее мы уви­де­ли каж­дый по-сво­е­му свои внут­рен­ние недо­стат­ки и сла­бые сто­ро­ны.

На­шей вер­ши­ной ста­ла не са­мая вы­со­кая точ­ка Па­раш­ки. Че­рез 5 ча­сов неспеш­но­го подъ­ёма внут­рен­ний го­лос си­лы во­ли на­стой­чи­во тре­бо­вал пре­кра­тить на­си­лие над ор­га­низ­мом. И мы его по­слу­ша­ли. Хо­те­лось бы по­хва­стать­ся тем, что мы смог­ли дой­ти до вер­ши­ны, но это не так. Сей­час, огля­ды­ва­ясь на­зад, ду­маю о том, что вряд ли это бы­ла сла­бость, ско­рее чест­ное при­зна­ние соб­ствен­ных воз­мож­но­стей. Что, на мой взгляд, мож­но на­звать всё­та­ки си­лой.

Це­лью фи­ло­соф­ско­го при­клю­че­ния всё же бы­ло не обя­за­тель­но до­стичь вер­ши­ны, а по­пы­тать­ся про­ве­рить свои воз­мож­но­сти, на­учить­ся чест­но при­зна­вать­ся в сво­их сла­бо­стях, по­нять своё по­ве­де­ние пе­ред пре­пят­стви­я­ми, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ет жизнь, и всё же немно­го, но про­ка­чать силу во­ли. Что всё­та­ки уда­лось.

Си­ла во­ли все­гда доб­ро­воль­на. Она не тер­пит на­си­лия над со­бой. Суть её не толь­ко в том, что­бы пре­одо­ле­вать жиз­нен­ные пре­пят­ствия, пре­воз­мо­гая боль и со­мне­ния, но и знать соб­ствен­ную план­ку, свой внут­рен­ний за­пас воз­мож­но­стей, мо­раль­ный и фи­зи­че­ский ка­пи­тал ор­га­низ­ма и мо­ти­ва­цию. И ес­ли бы се­го­дня все лю­ди, в том чис­ле и власть иму­щие, уме­ли при­зна­вать свои сла­бо­сти, осо­зна­ва­ли бы свой ис­тин­ный уро­вень от­вет­ствен­но­сти и си­лы во­ли, то, воз­мож­но, в ми­ре всё бы­ло бы ина­че.

Го­ры учат си­ле во­ли, вы­нос­ли­во­сти, от­вет­ствен­но­сти, вза­и­мо­вы­руч­ке, ува­же­нию к си­лам при­ро­ды и дру­гим лю­дям. Но глав­ное — они учат чест­но­сти пе­ред са­мим со­бой. Жан-жак Рус­со од­на­жды ска­зал: «Чест­ность ещё до­ро­же по­ря­доч­ным лю­дям, чем учё­ность лю­дям об­ра­зо­ван­ным».

«Я от­ве­ча­ла рез­ко­стью на рез­кость, На сло­во — сло­вом; но те­перь я ви­жу, Что не ко­пьём — со­ло­мин­кой мы бьём­ся, Мы толь­ко сла­бо­стью сво­ей силь­ны. Чу­жую роль иг­рать мы не долж­ны»

Уи­льям Шекс­пир

Фото: Оль­га Гер­ман

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.