блеск и ни­ще­та фр­эн­ка Макавенни

Football Euro - - Шотландия -

Ма­ло кто из из­вест­ных фут­бо­ли­стов об­ла­дал столь впе­чат­ля­ю­щим спла­вом та­лан­та и уме­ния его угро­бить, как Фрэнк Макавенни. В пер­вой по­ло­вине сво­ей ка­рье­ры шот­лан­дец был во­пло­ще­ни­ем мечты ра­бо­че­го клас­са – один из луч­ших фут­бо­ли­стов стра­ны, обо­жа­е­мый все­ми, за­ра­ба­ты­ва­ю­щий огром­ные деньги. «Де­вуш­ки с тре­тьей стра­ни­цы», шам­пан­ское, зна­ком­ства со зна­ме­ни­то­стя­ми – всё это бы­ло у Фр­эн­ка.

То­гда для него вы­бор в кон­це ра­бо­че­го дня за­клю­чал­ся в том, ка­кую мар­ку шам­пан­ско­го пить и ко­го из де­ву­шек при­гла­шать до­мой. Его дар от­прав­лять мяч в сет­ку во­рот про­тив­ни­ка вы­дал ему про­пуск в мир бо­гат­ства и гла­му­ра, что бы­ло немыс­ли­мо для пар­ня, ко­то­рый чи­стил до­ро­ги в Глаз­го несколь­ко лет на­зад. Макавенни до­стиг пи­ка ка­рье­ры во вто­рой по­ло­вине 1980-х, а за­тем в те­че­ние де­ся­ти лет его жизнь пре­бы­ва­ла в со­сто­я­нии сво­бод­но­го па­де­ния. По­за­ди остал­ся след из раз­ру­шен­ных от­но­ше­ний, дол­гов, су­деб­ных раз­би­ра­тельств, пу­стых бу­ты­лок и ку­пюр, про­пи­тан­ных ко­ка­и­ном. Макавенни вы­скольз­нул из ми­ра яр­ких ог­ней в по­лу­мрак ми­ра «по­сле фут­бо­ла».

ко­гда учить­ся позд­но

Мно­гие фут­бо­ли­сты впа­да­ют в де­прес­сию, ко­гда под­хо­дят к кон­цу их иг­ро­вые дни. Они боль­ше не ощу­ща­ют по­ка­лы­ва­ние в по­зво­ноч­ни­ке, ко­гда 30 000 че­ло­век скан­ди­ру­ет имя ку­ми­ра, про­пус­ка­ют по­сле­мат­че­вые тор­же­ства, ли­ша­ют­ся непо­вто­ри­мо­го то­ва­ри­ще­ства в раз­де­вал­ке, всплес­ка ад­ре­на­ли­на от ин­тен­сив­ных фи­зи­че­ских на­гру­зок и жест­кой кон­ку­рен­ции. Узна­ва­ние на ули­цах по­сте­пен­но схо­дит на нет, охот­ни­ки за ав­то­гра­фа­ми отыс­ки­ва­ют но­вую круп­ную ры­бу, но­вый объ­ект для пре­кло­не­ния, до­хо­ды вы­сы­ха­ют, на­чи­на­ет­ся по­иск но­во­го смыс­ла жиз­ни.

Един­ствен­ная ра­бо­та, ко­то­рая из­вест­на боль­шин­ству иг­ро­ков с дет­ства – иг­ра в фут­бол. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство фут­бо­ли­стов во вре­ме­на Макавенни не име­ло дру­гой спе­ци­аль­но­сти и дру­гой ква­ли­фи­ка­ции, кро­ме фут­боль­ной. В ми­ре фут­бо­ла все­гда бы­ло до­воль­но ма­ло ра­бо­чих мест для тех, кто был спо­со­бен стать тре­не­ром, ана­ли­ти­ком, функ­ци­о­не­ром. Неко­то­рые про­цве­та­ли в этой ро­ли, но мно­гие ока­зы­ва­лись на обо­чине.

Се­го­дня фут­бо­ли­сты за­ра­ба­ты­ва­ют зна­чи­тель­но боль­ше сво­их пред­ше­ствен­ни­ков, но и то умуд­ря­ют­ся спус­кать це­лые со­сто­я­ния за ка­ких-то па­ру лет по­сле за­вер­ше­ния ка­рье­ры. А вот рань­ше иг­ро­ки за­ча­стую бы­ли со­вер­шен­но не при­спо­соб­ле­ны к то­му, что­бы муд­ро рас­по­ря­дить­ся сво­и­ми сред­ства­ми и сво­бод­ным вре­ме­нем на «пен­сии».

Пер­спек­ти­ва стро­и­тель­ства но­вой ка­рье­ры по­сле за­вер­ше­ния ак­тив­ных вы­ступ­ле­ний пу­га­ет по­чти всех иг­ро­ков, но для Фр­эн­ка Макавенни она бы­ла и во­все со­кры­та мра­ком. Его ре­пу­та­ция к мо­мен­ту за­вер­ше­ния ка­рье­ры упа­ла ни­же плин­ту­са – все зна­ли о его проблемах с нар­ко­ти­ка­ми, о том, что его за­ра­бот­ки зна­чи­тель­но умень­ши­лись. В кон­це кон­цов, Фр­эн­ку при­шлось поль­зо­вать­ся пло­да­ми сво­ей увя­да­ю­щей сла­вы в тех па­бах, где пом­ни­ли сум­мы, остав­лен­ные там ра­нее ле­ген­дой «Вест Хэ­ма» и «Сел­ти­ка», а же­сто­кая борь­ба за су­ще­ство­ва­ние в по­сле­фут­боль­ной жиз­ни ока­за­лась для него слиш­ком слож­ным ис­пы­та­ни­ем.

«то­щень­кий, ко­жа да ко­сти… не на что Смот­реть!»

Ка­рье­ра Фр­эн­ка Макавенни как топ-иг­ро­ка бы­ла слиш­ком ко­рот­кой, что­бы по­чи­тать его од­ним из ве­ли­ких иг­ро­ков Шот­лан­дии или Ан­глии, но в те­че­ние двух се­зо­нов – од­но­го в «Вест Хэме» и од­но­го в «Сел­ти­ке» – он иг­рал на очень вы­со­ком уровне, в том чис­ле и в Ев­ро­пе. В па­мя­ти по­клон­ни­ков «мо­ло­то­бой­цев» и «кель­тов» ме­сто для Фр­эн­ка все­гда най­дет­ся.

Ро­див­шись в Ми­л­тоне, Глаз­го, в 1959 го­ду, Макавенни под­пи­сал свой пер­вый про­фес­си­о­наль­ный кон­тракт с «Сент­мир­ре­ном» в 1980-м. Этот клуб стал пер­вым из де­вя­ти раз­лич­ных мест ра­бо­ты для фор­вар­да на про­тя­же­нии его ка­рье­ры дли­ной в 16 лет. Ска­у­ты «Сент­мир­ре­на» при­ме­ти­ли его, ко­гда при­шли по­смот­реть со­всем дру­го­го иг­ро­ка, но впе­чат­ли­лись иг­рой имен­но Фр­эн­ка за клуб «Джон­стон Бург».

Макавенни был «воз­душ­ным» фор­вар­дом и, ка­за­лось, не имел фи­зи­че­ских кон­ди­ций для иг­ры на вы­со­ком уровне. Нена­висть, ко­то­рую он с дет­ства ис­пы­ты­вал к тре­ни­ров­кам, толь­ко усу­губ­ля­ла его и без то­го не вы­да­ю­щу­ю­ся ре­пу­та­цию. «Я пом­ню, ко­гда встре­тил Фр­эн­ка впер­вые, – это го­во­рит быв­ший парт­нер по «Сент-мир­ре­ну» Иан Ма­кле­од. – Я шел в раз­де­вал­ку, а в уг­лу си­дел этот то­щий па­цан. Он был мо­им парт­не­ром по ли­нии ата­ки на сле­ду­ю­щий се­зон, и я, по­смот­рев на него, ска­зал: «Даю те­бе па­ру недель». Как вы­яс­ни­лось, пер­вое впе­чат­ле­ние

бы­ло оши­боч­ным, и Макавенни вы­дал от­лич­ный се­зон».

Фрэнк ждал де­бю­та до на­ча­ла се­зо­на-1981/82, но быст­ро су­мел про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние, за­бив два го­ла в во­ро­та «Эйр­д­ри». В кон­це се­зо­на его, уже вы­зван­но­го в мо­ло­деж­ную сбор­ную Шот­лан­дии, на­зва­ли Мо­ло­дым Иг­ро­ком Го­да.

Эн­ди Ма­кин­несс, ре­пор­тер, знав­ший Макавенни со вре­мен «Сент-мир­ре­на», вспо­ми­на­ет то­ще­го маль­чиш­ку с вью­щи­ми­ся им­бир­ны­ми во­ло­са­ми как лег­ко­го на подъ­ем, про­стец­ко­го и при­зем­лен­но­го пар­ня. «Од­на­жды я при­гла­сил его в ка­че­стве го­стя на ужин, по­свя­щен­ный вру­че­нию на­гра­ды Иг­ро­ку Го­да в Шот­лан­дии по вер­сии жур­на­ли­стов. Мы все си­де­ли в ба­боч­ках и смо­кин­гах, и я пом­ню вы­ра­же­ние лиц дру­гих го­стей, ко­гда Фрэнк за­явил­ся на ужин в ко­жа­ной курт­ке и фут­бол­ке. Мы все пи­ли ви­но, но Фрэнк был до­во­лен сво­ей пин­той креп­ко­го пи­ва. Он оста­вал­ся ров­но та­ким, ка­ким все его зна­ли с пер­вых дней».

по­ко­ре­ние лон­до­на

Шот­лан­дия ко­гда-то бы­ла бо­га­та фут­боль­ны­ми та­лан­та­ми, в том чис­ле в на­ча­ле 1980-х, и боль­шин­ство мо­ло­дых иг­ро­ков ра­но или позд­но на­хо­ди­ло для се­бя путь в при­быль­ный мир ан­глий­ско­го фут­бо­ла. Пер­вы­ми «же­ни­ха­ми» с юга для Макавенни бы­ли гон­цы из «Лу­то­на», иг­рав­ше­го то­гда в пер­вом ди­ви­зи­оне. Его агент Билл Мак­мёр­до взял Макавенни на встре­чу с ме­не­дже­ром лу­тон­цев Дэ­ви­дом Пли­том и бес­ком­про­мисс­ным пред­се­да­те­лем Дэ­ви­дом Эван­сом, де­пу­та­том парламента от кон­сер­ва­тив­ной пар­тии и од­ним из фа­во­ри­тов Мар­га­рет Тэт­чер. Пе­ре­го­во­ры за­вер­ши­лись неудач­но – глу­бо­кой но­чью Эванс по­слал Макавенни и Мак­мер­до «к чер­тям со­ба­чьим в свою Шот­лан­дию».

Но не всё бы­ло по­те­ря­но. Ед­ва они вер­ну­лись со встре­чи, проснул­ся ме­не­джер «Вест Хэ­ма» Джон Лай­олл – в че­ты­ре утра агент и фут­бо­лист встре­ти­лись с ним на СТО на од­ной из ав­то­страд, и вот тут сдел­ка про­шла без суч­ка, без за­до­рин­ки.

Макавенни при­был в «Вест Хэм» в 1985 го­ду как один из луч­ших фут­бо­ли­стов Шот­лан­дии. Он был куп­лен как по­лу­за­щит­ник, но по­сле ран­ней трав­мы По­ла Год­дар­да вы­нуж­ден был пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся в на­па­да­ю­ще­го. С уди­ви­тель­ны­ми по­след­стви­я­ми! Макавенни за­бил 26 го­лов в се­зоне-1985/86 в смер­тель­ной связке с То­ни Кот­ти, на сче­ту ко­то­ро­го 20 мя­чей, а «Вест Хэм» за­нял тре­тье ме­сто, ре­корд­ное для него до сих пор.

Макавенни, ма­ло­из­вест­ный в ми­ре фут­бо­ла еще де­вять ме­ся­цев на­зад, ед­ва не вы­иг­рал «Зо­ло­тую Бут­су» луч­ше­го бом­бар­ди­ра в ев­ро­пей­ском фут­бо­ле, но его ре­зуль­тат пре­взо­шел на­па­да­ю­щий ви­це-чем­пи­о­на, «Эвер­то­на», Га­ри Ли­не­кер с 30-ю го­ла­ми. Обой­ти Макавенни Ли­не­ке­ру уда­лось лишь в по­след­нем ту­ре се­зо­на.

Лес­ли Грант­х­эм, из­вест­ный ак­тер, ре­гу­ляр­но по­се­щав­ший мат­чи «Вест Хэ­ма» в то вре­мя, вспо­ми­на­ет за­ме­ча­тель­ный се­зон Макавенни: «Фрэнк был про­сто фе­но­ме­на­лен. Он не толь­ко за­би­вал го­лы, но и очень

хо­ро­шо дви­гал­ся, был на­сто­я­щим ма­яч­ком для ко­ман­ды – все зна­ли, что ему нуж­но 3–4 мо­мен­та, что­бы га­ран­ти­ро­ван­но от­пра­вить мяч в сет­ку. Я ду­маю, каж­дый то­гда чув­ство­вал, что хо­ро­шие вре­ме­на «Вест Хэ­ма» долж­ны вер­нуть­ся».

Чар­ли Ни­ко­лас, дру­гой шот­ланд­ский на­па­да­ю­щий с лю­бо­вью к ноч­ной жиз­ни (по­лу­чил про­зви­ще «Чар­ли-шам­пан­ское» от га­зет­чи­ков), был из­вест­нее и опыт­нее, но ему при­шлось ста­рать­ся изо всех сил, что­бы не ока­зать­ся в те­ни по­хож­де­ний Макавенни: «Он был та­кой ху­дой – неве­ро­ят­но! Ни­ко­гда не ду­мал, что он спо­до­бит­ся на что-то зна­чи­тель­ное в боль­шом фут­бо­ле. Уди­ви­тель­но, как быст­ро он адап­ти­ро­вал­ся в Ан­глии, по­то­му что она не всех при­ни­ма­ет мгно­вен­но. Но Фрэнк про­сто при­шел и взо­рвал всё во­круг се­бя».

У Макавенни по­чти мгно­вен­но уста­но­ви­лась связь с по­клон­ни­ка­ми «Вест Хэ­ма», и де­ло бы­ло не толь­ко в его бом­бар­дир­ских по­дви­гах. Макавенни ра­бо­тал по все­му фрон­ту ата­ки, снаб­жал пе­ре­да­ча­ми дру­гих на­па­да­ю­щих, а ко­гда за­би­вал сам, све­тил­ся от ра­до­сти как ма­лень­кий ре­бе­нок, по­лу­чив­ший в по­да­рок но­вую иг­руш­ку.

«Вот что проч­но за­се­ло в па­мя­ти, так это улыб­ка от уха до уха, ко­гда он за­би­вал, – вспо­ми­на­ет Кен Дай­ер, кор­ре­спон­дент лон­дон­ской «Ив­нинг Стан­дард», ко­то­рый ра­бо­тал на мно­гих мат­чах «Вест Хэ­ма» той по­ры. – У него на ли­це си­я­ло чи­стое, не раз­бав­лен­ное ни­чем удоволь­ствие, как буд­то он в этот мо­мент был са­мым счаст­ли­вым че­ло­ве­ком в ми­ре. Фа­на­ты по­лю­би­ли его имен­но из-за это­го. Он иг­рал так, как буд­то дей­стви­тель­но на­сла­ждал­ся сво­ей ра­бо­той. Он был куль­то­вой фи­гу­рой для них, как по­том Па­о­ло ди Ка­нио. Они про­сто обо­жа­ли его».

вос­кре­ше­ние ин­те­ре­са к око­ло­фут­бо­лу

Успех Макавенни на по­ле со­про­вож­дал­ся рас­кры­ти­ем его та­лан­тов в ве­ду­щих ноч­ных клу­бах сто­ли­цы. За­ба­стов­ка те­ле­ви­зи­он­щи­ков при­ве­ла к то­му, что фут­бол от­сут­ство­вал на те­ле­экра­нах на про­тя­же­нии боль­шей ча­сти се­зо­на, и мо­ло­дой игрок «Вест Хэ­ма» мог про­во­дить вре­мя в клу­бах, не опа­са­ясь оглас­ки. Но уже к кон­цу се­зо­на имя Макавенни ста­ло на­ри­ца­тель­ным, а таб­ло­и­ды под­хва­ти­ли его об­раз без­за­бот­но­го гу­ля­ки с ры­жи­ми пе­рок­сид­ны­ми куд­ря­ми, сде­лав его ге­ро­ем гла­мур­ных руб­рик.

Но­вый ро­ман­ти­че­ский об­раз Макавенни по­мог вос­ста­но­вить ин­те­рес пуб­ли­ки к око­ло­фут­боль­ной жиз­ни по­сле раз­гу­ла фут­боль­но­го ху­ли­ган­ства в на­ча­ле 80-х. Фрэнк по­явил­ся на пер­вых стра­ни­цах таб­ло­и­дов, за­ме­нив кар­тин­ки с на­си­ли­ем на фут­боль­ных три­бу­нах и, ко­неч­но же, стал за­ра­ба­ты­вать боль­ше – 5000 фун­тов в неде­лю, весь­ма со­лид­ную по тем вре­ме­нам сум­му.

По­пу­ляр­ность ему при­нес­ло по­яв­ле­ние на шоу Wogan на ка­на­ле ВВС – до тех пор ни­кто не знал, как вы­гля­дит но­вый луч­ший бом­бар­дир чем­пи­о­на­та Ан­глии. На сле­ду­ю­щий день, ко­гда он вы­шел из ма­ши­ны в аэро­пор­ту Хит­роу, что­бы встре­тить свою ма­му, его ми­гом окру­жи­ли ре­пор­те­ры. Дви­нуть­ся нель­зя бы­ло! Имен­но с это­го мо­мен­та в жизнь Фр­эн­ка во­шли ис­ку­ше­ния в ви­де де­ву­шек с тре­тьей стра­ни­цы (так на­зы­ва­ют в Ан­глии мо­де­лей), нар­ко­ти­ков и раз­гуль­ной жиз­ни. Всё вы­ло­жи­ли на блю­деч­ке с го­лу­бой ка­е­моч­кой – сей­час он шу­тит, что имен­но Тер­ри Во­ган от­пра­вил его жизнь под от­кос.

На­па­да­ю­щий зна­ме­ни­той «Бан­ды Пси­хов» из «Уим­бл­до­на» Джон Фа­ша­ну вспо­ми­нал, что иг­ри­вый ха­рак­тер Макавенни де­лал его вдвойне опас­ным для за­щит­ни­ков, так как он мог уба­ю­кать их: «Фр­эн­ки Мак был очень, очень дру­же­люб­ным на по­ле. Он был од­ним из тех иг­ро­ков, с ко­то­ры­ми мож­но сте­бать­ся все 90 ми­нут мат­ча – вы­иг­ра­ли вы 1:0 или про­иг­ра­ли 0:2, у Фр­эн­ка все­гда бы­ла шут­ка на все слу­чаи жиз­ни. Но как игрок он на­по­ми­нал мне Га­ри Ли­не­ке­ра – мог про­сто­ять весь матч, но за­тем вне­зап­но сле­до­ва­ла ге­ни-

аль­ная вспыш­ка, и он за­би­вал па­роч­ку го­лов. Мы не зна­ли о нем со­вер­шен­но ни­че­го, ко­гда он при­был в Ан­глию и сра­зу же стал од­ним из глав­ных дей­ству­ю­щих лиц в чем­пи­о­на­те».

Со­оте­че­ствен­ник Фр­эн­ка и его то­ва­рищ по «Вест Хэму» Рэй Стю­арт счи­та­ет: ак­цент на нефут­боль­ной жиз­ни Макавенни по­хо­ро­нил то, что он был од­ним из са­мых тру­до­лю­би­вых и энер­гич­ных иг­ро­ков сво­е­го поколения. «При всей сво­ей гла­мур­но­сти Фрэнк был на­сто­я­щим тру­дя­гой на по­ле. Для ме­ня его та­лант был огро­мен, так как он как ни­кто дру­гой умел пре­вра­щать мои пло­хие па­сы в хо­ро­шие. Фрэнк бо­рол­ся за каж­дый мяч, и мы все­гда зна­ли, что он от­клик­нет­ся на лю­бую пе­ре­да­чу, да­же са­мую без­на­деж­ную».

«ле­ди, ан­гел, Си­ньо­ра, фе­ми­на…»

По­сле оча­ро­ва­ния пер­во­го се­зо­на Макавенни стал од­ним из са­мых ин­те­рес­ных иг­ро­ков в бри­тан­ском фут­бо­ле на дол­гие го­ды. Его агент Билл Мак­мер­до счи­та­ет, что в то вре­мя важ­ную роль в воз­дер­жа­нии Фр­эн­ка от ноч­ных гу­ля­нок сыг­ра­ла его по­дру­га Ани­та. «По при­ез­де в Ан­глию он был хо­рош как зо­ло­то – со­сре­до­то­чил­ся на фут­бо­ле, по­то­му Ани­та бы­ла спо­соб­на кон­тро­ли­ро­вать его. Она бы­ла луч­шим до­пол­не­ни­ем к день­гам Фр­эн­ка – очень пе­дан­тич­ная де­вуш­ка, глав­ное ее со­кро­ви­ще. Ко­гда он по­рвал с ней, сра­зу по­ка­тил­ся по на­клон­ной».

Жен­щи­ны все­гда окру­жа­ли Фр­эн­ка, как го­во­рит Мак­мер­до – бук­валь­но ели с его рук. А ему есть с кем срав­нить Макавенни, так как в свое вре­мя Билл пред­став­лял ин­те­ре­сы са­мо­го Джор­да Бе­ста и Мо­ри­са «Мо» Джон­сто­на. «Ста­рые жен­щи­ны, мо­ло­дые жен­щи­ны, жен­щи­ны сред­не­го воз­рас­та – в это труд­но по­ве­рить, но он умуд­рял­ся под­дер­жи­вать от­но­ше­ния со все­ми! Макавенни очень нра­ви­лось об­ру­чать­ся, но ко­гда де­ло до­хо­ди­ло до бра­ка, он да­вал зад­ний ход. У него бы­ло боль­ше невест, чем сол­дат у Ко­ро­ле­вы! Од­на из невест всё же смог­ла же­нить Фр­эн­ка на се­бе – Ла­у­ра, мать его сы­на Джей­ка – но она смог­ла про­жить с ним толь­ко пять лет. Фрэнк рас­ска­зы­вал мне смеш­ную ис­то­рию о том, как во вре­мя сва­дьбы, ко­гда па­ра во­шла в риз­ни­цу, что­бы об­ме­нять­ся коль­ца­ми, ока­за­лось, что же­них и неве­ста не смог­ли до­го­во­рить­ся об усло­ви­ях брач­но­го кон­трак­та. Ла­у­ра хо­те­ла по­жиз­нен­ное со­гла­ше­ние, а Фрэнк – кон­тракт на три го­да с воз­мож­но­стью про­лон­га­ции».

Боль­ше все­го гре­ме­ли от­но­ше­ния Макавенни с мо­де­лью Джен­ни Блит в кон­це 80-х. Сна­ча­ла ка­за­лось, что мо­ло­дые лю­би­те­ли гла­му­ра про­сто со­зда­ны друг для дру­га, но экс­цен­трич­ный об­раз жиз­ни очень до­ро­го обо­шел­ся для их дру­же­ских от­но­ше­ний и ко­шель­ка, оста­вив без средств для су­ще­ство­ва­ния и Фр­эн­ка, и Джен­ни. От­но­ше­ния за­кон­чи­лись горь­ким раз­ры­вом на поч­ве вы­бо­ра особ­ня­ка, в ко­то­ром бу­дет про­жи­вать звезд­ная па­ра. Го­ды спу­стя Макавенни про­дал таб­ло­и­дам нелест­ную ис­то­рию об этой свя­зи, по­сле ко­то­рой Джен­ни ста­ло еще боль­нее, чем во вре­мя их бур­ных от­но­ше­ний.

По мне­нию Мак­мер­до глав­ной про­бле­мой бы­ло то, что Джен­ни обо­жа­ла шам­пан­ское, а вот Фрэнк от­да­вал пред­по­чте­ние пи­ву. «Все­гда бу­ду пом­нить, как она ска­за­ла мне: «Гло­ток это­го ро­зо­во­го на­пит­ка – ан­гель­ский ор­газм на кон­чи­ке язы­ка!» Фр­эн­ку при­пи­сы­ва­ли лю­бовь к шам­пан­ско­му, но на са­мом де­ле он все­гда был по­клон­ни­ком ла­ге­ра. Он лю­бил ла­гер, а так­же немно­го вод­ку».

Блит, уже дав­но не кон­так­ти­ру­ю­щая со сво­им быв­шим же­ни­хом, со­жа­ле­ет, что их от­но­ше­ния за­вер­ши­лись той горь­кой вой­ной, в ре­зуль­та­те ко­то­рой она оста­лась у раз­би­то­го ко­ры­та. «Мы встре­ти­лись в Стрин­фел­лоу на ве­чер­ни­ке в честь 18-ле­тия мо­ей по­дру­ги Мэ­ри Уит­та­кер, но Фрэнк то­гда не при­влек мо­е­го вни­ма­ния. В кон­це кон­цов мы ста­ли неким ана­ло­гом Пош и Бек­са то­го вре­ме­ни, но, я по­ла­гаю, не в та­ких мас­шта­бах. Фрэнк поз­же об­ви­нил ме­ня в по­те­ре со­тен ты­сяч фун­тов на по­куп­ку до­ма в Эс­сек­се, но я на са­мом де­ле не на­ста­и­ва­ла на том ва­ри­ан­те, рас­смат­ри­вая го­раз­до бо­лее скром­ные до­ма».

а ес­ли бы не он?!

Макавенни дей­стви­тель­но не сто­ит об­ви­нять ко­го-то в соб­ствен­ном тран­жир­стве, так как Фрэнк ни­ко­гда не счи­тал соб­ствен­ные деньги и жил на ши­ро­кую но­гу, од­ним днем. Он на­сла­ждал­ся гла­мур­ным об­ра­зом жиз­ни настоящего рок-н-роль­щи­ка и да­же ку­пил сво­ей «Ка­при» но­мер­ной знак U2. Рэй Стю­арт: «Я пом­ню, как он ку­пил но­вень­кую Ка­при 2.8, и ее спёр­ли на сле­ду­ю­щий день. Фрэнк, не раз­ду­мы­вая, ку­пил но­вую ма­ши­ну – ка­за­лось, что ни­что не спо­соб­но его обес­по­ко­ить».

Пи­тер Стрин­фел­лоу, вла­де­лец се­ти гла­мур­ных ноч­ных клу­бов, счи­та­ет, что Макавенни несет от­вет­ствен­ность за воз­вра­ще­ние гла­му­ра в мир фут­бо­ла: «Ко­гда Фрэнк при­е­хал в Лон­дон, мы не бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в фут­бо­ли­стах – у них не бы­ло боль­ших де­нег и это бы­ло не гла­мур­но. Чест­но го­во­ря, мы не бы­ли слиш­ком уве­ре­ны – свя­зы­вать­ся ли нам с фут­бо­ли­ста­ми во­об­ще, но прес­са бы­ла за­ин­те­ре­со­ва­на в том, что­бы свя­зать гла­мур и фут­бол. Ко­гда по­явил­ся Фрэнк, мы все по­ня­ли, что он мо­жет стать той звез­дой, ко­то­рая вы­пол­нит эту мис­сию. Он вы­гля­дел как звез­да и вел се­бя как звез­да. Мне это по­нра­ви­лось».

С «хэд­хан­те­ра­ми» в кар­тиш­ки

Но вер­нем­ся к фут­бо­лу. Макавенни де­бю­ти­ро­вал в сбор­ной Шот­лан­дии в 1985 го­ду и по­пал в со­став ко­ман­ды сэ­ра Алек­са

на чем­пи­о­нат ми­ра 1986 го­да в Мек­си­ке по­сле бле­стя­ще­го се­зо­на в «Вест Хэме». Все­го он сыг­рал за сбор­ную пять раз, но, как и в слу­чае с клуб­ной ка­рье­рой, не до кон­ца рас­крыл свой по­тен­ци­ал. Бы­ли вспыш­ки и оза­ре­ния ге­ния, но парт­не­ры по ко­ман­де го­раз­до луч­ше пом­нят его по­дви­ги за пре­де­ла­ми по­ля, чем во вре­мя мат­чей.

Ал­ли Мак­койст: «Я пом­ню, ко­гда мы иг­ра­ли с Ан­гли­ей на «Уэм­бли» и Фрэнк по­звал нас с Мо Джон­сто­ном про­гу­лять­ся в ночь по­сле иг­ры. Он пред­ло­жил про­ехать­ся в мет­ро, хоть эта идея нам и не по­нра­ви­лась. Ва­гон был за­бит ху­ли­га­на­ми из «Мил­лу­ол­ла» и фла­ги Ан­глии бы­ли вез­де – у них та­ту­и­ров­ки бы­ли да­же на зу­бах! Я ска­зал Фр­эн­ку, что сой­ду на сле­ду­ю­щей оста­нов­ке, но уже че­рез ми­ну­ту он иг­рал в кар­ты с «Охот­ни­ка­ми за го­ло­ва­ми» и скин­хе­да­ми, и, ка­жет­ся, да­же смог вы­иг­рать у них немно­го. Фан­та­сти­ка!».

К со­жа­ле­нию, для «Вест Хэ­ма» и Макавенни по­вто­ре­ния бле­стя­ще­го се­зо­на не слу­чи­лось. Экс­тра­ва­гант­ный об­раз жиз­ни Фр­эн­ка толь­ко на­би­рал обо­ро­ты, а вот го­лов в се­зоне-1986/87 ста­ло на­мно­го мень­ше, чем го­дом ра­нее. Макавенни на­чал раз­ду­мы­вать над пе­ре­хо­дом в «Ар­се­нал». Ле­ген­да «ка­но­ни­ров» и сбор­ной Ир­лан­дии Ли­ам Бр­эй­ди при­со­еди­нил­ся к «Вест Хэму» во вто­рой ча­сти се­зо­на и был сви­де­те­лем то­го, как ухуд­ша­лась фор­ма Фр­эн­ка.

«За­бав­но, по­то­му что все буль­вар­ные га­зе­ты пи­са­ли о Фр­эн­ке, но он-то вы­кла­ды­вал­ся на фут­боль­ном по­ле на сто про­цен­тов! Он пре­сле­до­вал мя­чи до уг­ло­во­го флаж­ка, что де­ла­ет ма­ло кто из на­па­да­ю­щих. Он по­сто­ян­но ока­зы­вал дав­ле­ние на цен­траль­ных за­щит­ни­ков, вы­иг­ры­вал еди­но­бор­ства, в ко­то­рых ни­кто не ожи­дал уви­деть его по­бе­ди­те­лем. Бо­лель­щи­ки обо­жа­ли его, так как ви­де­ли, сколь­ко уси­лий он при­ла­га­ет на фут­боль­ном по­ле – он был очень по­пу­ляр­ным и все­гда имел хо­ро­ший кон­такт с фа­на­ми. Они лю­би­ли его, и ко­гда Фрэнк ре­шил уй­ти, это был пе­чаль­ный день для «Ап­тон Парк».

Я знал, что Джон Лай­олл дей­стви­тель­но не хо­тел по­те­рять его, но он, ко­неч­но же, знал всё о ноч­ной жиз­ни Макавенни. Ему да­же не нуж­но бы­ло сле­дить за ним, так как все­гда хва­та­ло бо­лель­щи­ков, ко­то­рые зво­ни­ли со сло­ва­ми: «Я ви­дел Макавенни про­шлой но­чью», «Я ви­дел Гас­кой­на про­шлой но­чью».

Иан Ма­кле­од, быв­ший на­пар­ник Макавенни по «Сент­мир­ре­ну», был од­ним из нескольких ста­рых дру­зей, ко­то­рые с тру­дом впи­сы­ва­лись в но­вую жизнь Фр­эн­ка. Де­ло бы­ло не столь­ко в са­мом Макавенни, сколь­ко в ми­ре, в ко­то­рый он пе­ре­брал­ся – он был очень да­ле­ко от тех, кто знал его па­ру лет на­зад. В то вре­мя лю­бой по­ход с Фр­эн­ком в за­уряд­ный паб за­кан­чи­вал­ся тем, что на него ве­ша­лись по­клон­ни­ки и дру­зья­при­ли­па­лы, на­сла­ждав­ши­е­ся его щед­ро­стью.

«Ко­гда мы пы­та­лись вый­ти ку­да-то, что­бы по­об­щать­ся, при­хо­ди­лось нелег­ко. Не про­хо­ди­ло и де­ся­ти ми­нут, как Фрэнк ока­зы­вал­ся в дру­гом ме­сте, окру­жен­ный тол­пой по­клон­ни­ков, и наш сов­мест­ный

вечер за­кан­чи­вал­ся. Лю­ди под­хо­ди­ли ко мне, спра­ши­вая: «Вы при­я­тель Фр­эн­ка?» – «Нет, я Иан Ма­кле­од».

Жур­на­лист Эн­ди Ма­кин­нес не мог по­ве­рить мас­шта­бам экс­тра­ва­гант­ной щед­ро­сти Фр­эн­ка: «Ко­гда ко­ман­да по­лу­ча­ла бо­нус, от де­вя­ти до пят­на­дца­ти со­тен, Макавенни ку­тил на него всю ночь. Он про­сто шел в бли­жай­ший ре­сто­ран и про­са­жи­вал всё без остат­ка».

По­нят­ное де­ло, что с та­ки­ми за­гу­ла­ми ему ста­но­ви­лось всё труд­нее вы­пол­нять при­выч­ный объ­ем ра­бо­ты на фут­боль­ном по­ле. Джон Фа­ша­ну был оше­лом­лен, ко­гда уви­дел Макавенни в ноч­ном клу­бе в ночь на суб­бо­ту, ме­нее чем за две­на­дцать ча­сов до на­ча­ла иг­ры. «Я не иг­рал, по­то­му мог немно­го рас­сла­бить­ся и схо­дить в «Стринг­фел­лоу», ко­гда уви­дел боль­шую груп­пу лю­дей, рас­пи­ва­ю­щих шам­пан­ское. Я ду­мал, что это кто-то ти­па Ро­да Стю­ар­та или Джор­джа Майк­ла, но спон­со­ром бан­ке­та ока­зал­ся Фр­эн­ки Мак. Я по­до­шел к нему пе­ред тем, как он уехал в пять утра, и ска­зал: «Фрэнк, у те­бя же иг­ра зав­тра?». Он ска­зал: «Ага». Ко­гда я проснул­ся в пол­день и вклю­чил те­ле­текст, то узнал, что ста­ри­на Фр­эн­ки отметился хет­три­ком! Его вы­нос­ли­вость бы­ла неве­ро­ят­ной».

по­ко­ре­ние Глаз­го

Ко­гда по­шли слу­хи о ско­ром пе­ре­хо­де Фр­эн­ка в «Селтик», он не стал про­ти­вить­ся смене клу­ба и про­ме­нял ноч­ные клу­бы Лон­до­на на кон­тракт с «кель­та­ми». «Вест Хэм» по­лу­чил

750 ты­сяч фун­тов – вполне при­лич­ную по тем вре­ме­нам ком­пен­са­цию.

Мак­мер­до: «На мой взгляд, Фрэнк был луч­шим под­пи­са­ни­ем «Сел­ти­ка» за по­след­ние 20 лет по­сле Хен­ри­ка Ларс­со­на. Я ду­маю, что он был од­ним из са­мых боль­ших та­лан­тов, ко­то­рые по­яв­ля­лись в шот­ланд­ской ли­ге за мно­гие го­ды. Он был большим иг­ро­ком, но я уве­рен, что он мог бы иг­рать еще луч­ше».

«Он с дет­ства мечтал по­иг­рать в «Сел­ти­ке». Ис­кренне ве­рю, что не бы­ло дру­го­го клу­ба в Шот­лан­дии, ко­то­рый вер­нул бы его до­мой. «Селтик» пред­ло­жил ему боль­шие деньги и сло­мал струк­ту­ру сво­ей зар­плат­ной ве­до­мо­сти, но я уве­рен, что в Ан­глии он мог бы по­лу­чать еще боль­ше».

Пер­вый се­зон Макавенни в «Сел­ти­ке» был та­ким же сен­са­ци­он­ным, как и его на­ча­ло в «Вест Хэме». Он так же быст­ро сыг­рал­ся с Эн­ди Уо­ке­ром, как с То­ни Кот­ти дву­мя се­зо­на­ми ра­нее. Фрэнк за­бил 34 го­ла в 60-ти мат­чах за «Кель­тов», в том чис­ле два в фи­на­ле Куб­ка Шот­лан­дии про­тив «Дан­ди Юнай­тед», чем по­мог вы­иг­рать дубль в год 100-ле­тия клу­ба. Мак­мер­до: «Ни­кто не убе­дит ме­ня, что «Селтик» вы­иг­рал бы тот дубль, ес­ли б не го­лы Фр­эн­ка».

Един­ствен­ным тем­ным пят­ныш­ком то­го се­зо­на бы­ло уда­ле­ние Макавенни в дер­би на «Ай­брок­се» за по­та­сов­ку в штраф­ной пло­ща­ди «Рейн­джерс». Вме­сте с Фр­эн­ком по­гна­ли с по­ля вра­та­ря «Рейн­джерс» Кри­са Вуд­са и за­щит­ни­ка Тер­ри Бут­че­ра, а по­том вся трой­ка вме­сте с Гр­эмом Ро­берт­сом вско­ре по­яви­лась в су­де. Макавенни в ито­ге был оправ­дан, «Мяс­ник» Бут­чер и Вудс – оштра­фо­ва­ны.

лон­дон в кро­ви

Ес­ли бо­лель­щи­ки «кель­тов» на­де­я­лись на про­дол­же­ние ре­зуль­та­тив­но­го пе­ри­о­да Макавенни, то вско­ре они бы­ли разо­ча­ро­ва­ны. Про­бле­мой бы­ло неумо­ли­мое при­тя­же­ние Лон­до­на, ко­то­рое не да­ва­ло Фр­эн­ку со­сре­до­то­чить­ся на фут­бо­ле. Он де­лил свое вре­мя меж­ду дву­мя го­ро­да­ми, ле­тал ту­да и об­рат­но в те­че­ние неде­ли с боль­ши­ми из­держ­ка­ми для сво­е­го бан­ков­ско­го ба­лан­са и еще боль­шей це­ной для фи­зи­че­ско­го со­сто­я­ния.

Путешествия бы­ли уто­ми­тель­ны­ми и тре­вож­ны­ми, а вме­сте с тра­ди­ци­он­ны­ми по­пой­ка­ми в ноч­ных клу­бах про­сто из­ма­ты­ва­ли иг­ро­ка. Ру­ко­вод­ство «Сел­ти­ка» пы­та­лось об­ра­тить­ся к здра­во­му рас­суд­ку Фр­эн­ка, но очень быст­ро осо­зна­ло, что его мыс­ли не в Глаз­го и в та­кой си­ту­а­ции луч­ше рас­стать­ся.

Ка­рье­ра Макавенни мог­ла сло­жить­ся по-дру­го­му, ес­ли бы в 1989 го­ду он при­нял пред­ло­же­ние Джор­джа Гр­э­ма и «Ар­се­на­ла», го­то­во­го за­пла­тить за Фр­эн­ка 1,25 мил­ли­о­на фун­тов. Гр­эм по­ла­гал, что шот­лан­дец вы­бе­рет бо­лее успеш­ную ко­ман­ду, но ло­ги­ка Макавенни ока­за­лась немно­го иной – он ре­шил, что луч­ше вер­нуть­ся к дру­зьям в «Вест Хэм», хо­тя «мо­лот­ки» и бо­ро­лись за вы­жи­ва­ние.

Макавенни по­втор­но при­был в «Вест Хэм» в мар­те 1989 го­да, но ра­дость от вос­со­еди­не­ния со став­шим род­ным клу­бом бы­ла недол­гой. В ко­ман­де ца­рил бар­дак, как на по­ле, так и в раз­де­вал­ке, и вы­лет ока­зал­ся неиз­беж­ным. Все на­деж­ды на фор­вар­да ока­за­лись бес­поч­вен­ны­ми. Ес­ли бы в тур­нир­ную таб­ли­цу на­чис­ля­лись оч­ки за ко­ли­че­ство уло­жен­ных в по­стель де­ву­шек с тре­тьей стра­ни­цы, Макавенни стал бы луч­шим бом­бар­ди­ром и спас «Вест Хэм», но, увы – нуж­ны бы­ли мя­чи в сет­ке во­рот, а вот с этим как раз воз­ник­ли пробле­мы.

Ли­ам Бр­эй­ди, ко­то­рый в том се­зоне по­ве­сит бут­сы на гвоздь, опи­сы­вал об­ста­нов­ку в раз­де­вал­ке «мо­лот­ков»: «Мно­гие иг­ро­ки хо­те­ли уй­ти, в том чис­ле То­ни Кот­ти и Пол Инс. Мы бо­ро­лись за вы­жи­ва­ние, и Джо­ну Лай­ол­лу нуж­но бы­ло най­ти ко­го-то, кто смо­жет взо­рвать всё­во­круг, по­ме­нять по­ляр­ность на­стро­е­ния в ко­ман­де. Бо­лель­щи­ки ве­ри­ли, что это мо­жет сде­лать толь­ко Макавенни. Но это не со­всем его ра­бо­та. Он уже не был тем иг­ро­ком, ко­то­ро­го они зна­ли по пер­во­му се­зо­ну в «Вест Хэме».

трав­ма фи­зи­че­ская – трав­ма ду­шев­ная

Еще ху­же ста­ло в на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го се­зо­на, ко­гда в столк­но­ве­нии с Кри­сом Ка­ма­ра Макавенни по­лу­чил трав­му но­ги, из-за ко­то­рой про­пу­стил год и фак­ти­че­ски за­вер­шил ка­рье­ру на се­рьез­ном уровне. Макавенни еще вернется на несколь­ко се­зо­нов, иг­рая за раз­лич­ные клу­бы Ан­глии и Шот­лан­дии, но бу­дет яс­но, что он уже не тот и «едет с ба­за­ра».

В те­че­ние столь дли­тель­но­го пе­ри­о­да без фут­бо­ла Макавенни мог на­сла­ждать­ся сво­и­ми при­выч­ны­ми раз­вле­че­ни­я­ми каж­дый день и каж­дую ночь – вы­хо­ды в свет и ве­че­рин­ки ста­ли смыс­лом его жиз­ни. Ме­не­дже­ры опа­са­лись за сво­их иг­ро­ков, ко­гда те вы­бы­ва­ли из иг­ры на столь дли­тель­ный срок, имен­но по­то­му, что бы­ло слиш­ком мно­го ис­ку­ше­ний за­глу­шить боль спирт­ным и нар­ко­ти­ка­ми. Для та­ко­го иг­ро­ка, как Макавенни, с его лю­бо­вью к свет­ской жиз­ни, со­блазн об­лег­чить свои фи­зи­че­ские стра­да­ния был непре­одо­лим.

Макавенни впер­вые по­про­бо­вал кокаин имен­но во вре­мя вы­нуж­ден­но­го пе­ре­ры­ва, в ба­ре, по пья­ни. «По­че­му нет? Од­на до­рож­ка не на­вре­дит» – по­ду­мал он. Все его дру­зья счи­та­ют, что имен­но это ста­ло на­сто­я­щим кон­цом его ка­рье­ры и на­ча­лом мед­лен­но­го и му­чи­тель­но­го раз­ру­ше­ния всех его от­но­ше­ний, про­блем с день­га­ми, нар­ко­ти­ка­ми и су­деб­ны­ми раз­би­ра­тель­ства­ми.

Мак­мер­до: «Ду­маю, что имен­но трав­ма бы­ла ви­ной то­му, что он опу­стил­ся, по­то­му что у Фр­эн­ка по­яви­лось мно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни. Он всё еще был в цен­тре вни­ма­ния, а в клу­бах, где он по­яв­лял­ся, 90 про­цен­тов по­се­ти­те­лей при­ни­ма­ли нар­ко­ти­ки. Я по­ни­мал, что не сто­ит обо­льщать­ся – Фрэнк не прой­дет ми­мо это­го. Ду­маю, что мог бы быть бди­тель­нее по от­но­ше­нию к нему. Боль­шие деньги мо­гут вы­зы­вать боль­шие пробле­мы…

…Ря­дом с Фр­эн­ком все­гда бы­ло пол­но при­хле­ба­те­лей. Он был од­ним из са­мых щед­рых пар­ней сре­ди тех, ко­го я знал. Каж­дый раз, ко­гда я по­па­дал в его ком­па­нию, в част­но­сти, в Лон­доне, ка­за­лось, что деньги есть толь­ко у Фр­эн­ка. Те­перь вы мо­же­те се­бе пред­ста­вить мас­шта­бы его трат. Я так­же по­ни­мал, что его по­пыт­ка со­дер­жать два до­ма вы­зы­ва­ла огром­ный от­ток фи­нан­сов. Фрэнк поз­же со­гла­сил­ся, что ес­ли бы он умел об­ра­щать­ся с день­га­ми и тра­тить их с умом, ему бы ни­ко­гда не при­шлось ра­бо­тать по­сле удач­ных пе­ри­о­дов в «Вест Хэме» и «Сел­ти­ке».

по­след­ние Ге­рои пья­но­го фут­бо­ла

То, что и «Вест Хэм», и «Селтик» бы­ли го­то­вы при­нять его по­втор­но и пла­тить хо­ро­шие деньги, под­твер­жда­ет – Макавенни был дей­стви­тель­но силь­ным иг­ро­ком и хо­ро­шим пар­нем. Но это же го­во­рит об осо­бен­ной куль­ту­ре бри­тан­ско­го фут­бо­ла то­го вре­ме­ни. Се­го­дня боль­шин­ство ве­ду­щих фут­бо­ли­стов ста­ра­ют­ся при­дер­жи­вать­ся ка­ких-то огра­ни­че­ний в от­но­ше­нии ноч­ных ве­че­ри­нок, но во вре­ме­на Макавенни ни­кто, да­же ме­не­дже­ры и ру­ко­во­ди­те­ли клу­бов, не вол­но­ва­лись по по­во­ду то­го, что их иг­ро­ки пьют. Толь­ко с при­хо­дом в ан­глий­ский фут­бол ле­ги­о­не­ров и ев­ро­пей­ских спе­ци­а­ли­стов об­раз жиз­ни та­ких иг­ро­ков, как То­ни Адамс, Пол Гас­койн и Пол Мер­сон, ста­ли осуж­дать.

«Селтик», под­пи­сы­вая Макавенни во вто­рой раз в 1992 го­ду, был со­вер­шен­но счаст­лив вновь ис­поль­зо­вать его об­раз – Фрэнк всё еще по­яв­лял­ся в на­ци­о­наль­ных га­зе­тах по­чти еже­не­дель­но. Но на фут­боль­ном по­ле от­да­ча бы­ла невы­со­кой – с де­ся­ток го­лов Макавенни за­бил, но это уже был не тот на­па­да­ю­щий, ко­то­рый ко­гда-то привел «кель­тов» к зо­ло­то­му дуб­лю.

Его быв­ший парт­нер по «Вест Хэму» Ли­ам Бр­эй­ди был ме­не­дже­ром «Сел­ти­ка» в ту по­ру. Увы, его по­пыт­ки на­ла­дить дис­ци­пли­ну со­вер­шен­но не вос­при­ни­ма­лись Фр­эн­ком, про­дол­жав­шим ве­сти ноч­ной об­раз жиз­ни.

Бр­эй­ди: «Он про­сто не хо­тел слу­шать. Ес­ли бы я мог по­спо­рить о том, кто из мо­их под­опеч­ных по­па­дет в бе­ду и оста­нет­ся в ито­ге без гро­ша в кар­мане, Фрэнк был бы кан­ди­да­том но­мер один. Ес­ли бы он за­вер­шил ка­рье­ру сей­час, мо­жет, и на­шел бы се­бе ра­бо­ту на те­ле­ви­де­нии, по­то­му что он при­вле­ка­ет вни­ма­ние, но то­гда он дви­гал­ся в на­прав­ле­нии ка­та­стро­фы со ско­ро­стью экс­прес­са».

В 1994 го­ду Фрэнк при­знал­ся, что при­ни­ма­ет нар­ко­ти­ки, чем силь­но уди­вил близ­ко­го дру­га Иа­на Ма­кле­о­да: «Вот уж не знал! Ду­маю, всё это пришло от лю­дей, жаж­дав­ших по­пасть в ком­па­нию Фр­эн­ка, мо­жет быть, непра­виль­но­го ти­па лю­дей».

Рэй Стю­арт, его быв­ший парт­нер по «Вест Хэму», го­во­рит, что про­бле­ма Макавенни за­клю­ча­лась в щед­ро­сти и при­род­ной до­вер­чи­во­сти вку­пе с без­за­бот­ной на­ту­рой: «Он про­сто не умел го­во­рить «нет». Я-то все­гда по­ни­мал, что неко­то­рых лю­дей сто­ит дер­жать на рас­сто­я­нии вы­тя­ну­той ру­ки, но я не мог се­бе пред­ста­вить Фр­эн­ка, ко­то­рый от­ка­жет­ся вы­пить с кем-то…

…При всем при этом есть сто­ро­на Фр­эн­ка, о ко­то­рой ни­кто не го­во­рил, ко­гда об­суж­да­ли его па­де­ние. Это бла­го­тво­ри­тель­ность, ко­то­рой он за­ни­мал­ся. Вся­кий раз, ко­гда я про­сил его о чем-то, он про­сто го­во­рил: «Что нуж­но? Чем я мо­гу по­мочь?». Я ду­маю, это хо­ро­шая сто­ро­на Фр­эн­ка Макавенни и не все его деньги ушли на вы­пив­ку и нар­ко­ти­ки. Он по­ку­пал ле­кар­ства де­тям и так да­лее. Лю­ди, чи­тав­шие о его по­хож­де­ни­ях в СМИ, не зна­ют все­го это­го – об этом ни­кто ни­ко­гда не писал…

…Он все­гда пы­тал­ся быть хо­ро­шим для всех, ста­рал­ся уде­лить вни­ма­ние всем же­ла­ю­щим и это его по­гу­би­ло».

«кое-ка­кие ле­кар­ства для но­са» и под­вод­ные Со­кро­ви­ща

Об­ще­ствен­но­сти впер­вые ста­ло из­вест­но о том, что у Фр­эн­ка пробле­мы с нар­ко­ти­ка­ми, ко­гда его аре­сто­ва­ли в аэро­пор­ту Глаз­го, най­дя в бу­маж­ни­ке кокаин. Он был при­знан ви­нов­ным в хра­не­нии нар­ко­ти­ков, но от­но­си­тель­но се­рьез­ных про­блем с за­ко­ном у него не воз­ни­ка­ло до той по­ры, по­ка его в 1996 го­ду не аре­сто­ва­ли на та­можне в Дув­ре с че­мо­дан­чи­ком с 200 ты­ся­ча­ми фун­тов на­лич­ных в ма­шине.

Макавенни утвер­ждал, что по­ло­ви­на этих де­нег – его ин­ве­сти­ции в по­куп­ку суд­на для по­ис­ка со­кро­вищ под во­дой, но так как Фрэнк на­прав­лял­ся в Ам­стер­дам, то его об­ви­ни­ли в кон­тра­бан­де нар­ко­ти­ков. Макавенни предъ­явил раз­лич­ные сче­та, утвер­ждая, что был об­ма­нут мо­шен­ни­ка­ми, не по­ни­мая, что в ре­аль­но­сти ин­ве­сти­ру­ет в по­куп­ку нар­ко­ти­ков, но в ито­ге ему всё же при­шлось про­ве­сти под стра­жей че­ты­ре неде­ли, преж­де чем его де­ло пе­ре­да­ли в суд.

Де­ло в том, что па­рал­лель­но в Нью­кас­ле аре­сто­ва­ли его то­ва­ри­ща, ко­то­ро­го ча­сто ви­де­ли в ма­шине Фр­эн­ка – с таб­лет­ка­ми экс­та­зи на сум­му в 110 ты­сяч фун­тов и ам­фе­та­ми­на­ми. Макавенни при­знал, что зна­ком с этим че­ло­ве­ком, но не знал о том, что он нар­ко­ди­лер. В кон­це кон­цов, Макавенни оправ­да­ли. Вы­хо­дя из зда­ния су­да, Фрэнк по­обе­щал боль­ше не свя­зы­вать­ся с нар­ко­ти­ка­ми.

Жур­на­лист «Сан» Мэтт Бан­до­рис, ко­то­рый де­лал ма­те­ри­ал о нем, счи­та­ет, что Фрэнк дей­стви­тель­но до­ста­точ­но наи­вен и мог на са­мом де­ле по­ве­рить в воз­мож­ность ин­ве­сти­ций в по­иск за­то­нув­ших со­кро­вищ. «Кто-ни­будь в здра­вом уме мог бы от­пра­вить 100 ты­сяч фун­тов в че­мо­дане в Ам­стер­дам на по­куп­ку суд­на для по­ис­ка со­кро­вищ? Ко­неч­но же, его за­по­до­зри­ли в тор­гов­ле нар­ко­ти­ка­ми, с его-то ре­пу­та­ци­ей. Но Фрэнк на­столь­ко жи­во нес чушь о со­кро­ви­щах, что поз­же его то­ва­ри­щи в па­бе да­же ку­пи­ли ему чу­че­ло по­пу­гая и на­зы­ва­ли «ка­пи­тан Фрэнк». Он дей­стви­тель­но ве­рил, что ве­зет деньги для по­ис­ка со­кро­вищ!

Мне нра­вит­ся Фрэнк, но он по­тря­са­ю­ще наи­вен. Он не был спо­со­бен по­нять суть хит­ро­ум­ной схе­мы с нар­ко­ти­ка­ми. Он ни­ко­гда не стал бы уго­лов­ни­ком, по­то­му что недо­ста­точ­но для это­го умен. Он не хо­тел по­пасть в бе­ду, но он, в ко­неч­ном сче­те, мо­жет уго­дить за ре­шет­ку из-за сво­ей на­ив­но­сти. Ра­но или позд­но». Ал­ли Мак­койст: «Ни­кто не хо­тел ви­деть его в тюрь­ме. За ис­клю­че­ни­ем его быв­шей по­дру­ги Джен­ни Блит, нет лю­дей, ко­то­рые ска­за­ли бы пло­хое сло­во о Фр­эн­ке. Он про­стой на­ив­ный па­рень, ко­то­рый про­сто не мог по­пасть в та­кую си­ту­а­цию со­зна­тель­но». Лес­ли Грант­х­эм: «Ес­ли ты рос ре­бен­ком, ко­то­рый ни­ко­гда не по­лу­чал по­дар­ков на Рож­де­ство и иг­ру­шек, не­уже­ли ты не сой­дешь с ума, ко­гда у те­бя по­явят­ся боль­шие деньги? Я уве­рен в том, что Фрэнк не жа­ле­ет о том, что про­изо­шло. В кон­це кон­цов, у него по-преж­не­му есть но­ги и он на сво­бо­де. Он не стра­да­ет бо­лез­нью Альц­гей­ме­ра. Он не в ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке.

На­сколь­ко я по­ни­маю, он все­гда бу­дет звез­дой, так как он был фан­та­сти­че­ским фут­бо­ли­стом и пре­крас­ным пар­нем. Он про­сто при­ни­мал кое-ка­кие ле­кар­ства для но­са – он не пер­вый и не по­след­ний в этом от­но­ше­нии из ми­ра фут­бо­ла. Я ду­маю, ес­ли за­гнать в рам­ки та­кую ин­ди­ви­ду­аль­ность, мы не по­лу­чим все­го блес­ка, ко­то­рый он спо­со­бен дать. Един­ствен­ное, что я ему мог бы по­со­ве­то­вать – оста­вить хоть немно­го жен­щин дру­гим. Ра­ди Бо­га, не ешь все пе­че­нье в бан­ке!» Сер­гей БАБАРИКА Про­дол­же­ние от главре­да. Не вол­нуй­тесь и не гру­сти­те, у этой ис­то­рии хо­ро­шее… ну, пусть не ко­нец, но как ми­ни­мум про­дол­же­ние. Да, Макавенни при­шлось тяж­ко: «Я сле­тел с ка­ту­шек лет на пять. Это очень слож­но опи­сать. Фут­бол по ве­че­рам ушел. Мой те­ле­фон пе­ре­стал зво­нить… Это бы­ло боль­ше и ху­же, чем про­сто де­прес­сия». К сча­стью, су­и­ци­даль­ные мыс­ли ни­ко­гда не лез­ли в пе­ре­пол­нен­ную доб­ро­ду­ши­ем го­ло­ву Фр­эн­ка, и он су­мел спра­вить­ся: «Я спро­сил­се­бя:«что­жты­де­ла­ешь? Что ты, мать твою, де­ла­ешь?» Я ска­зал се­бе, что хо­чу до­стой­ную жизнь. Я по­ду­мал о Газ­зе…»

Макавенни же­нил­ся, и го­во­рят, что Ка­рен из тех, кто спо­со­бен взять в ру­ки и не та­ких буй­ных пер­со­на­жей. Буль­вар­ная прес­са пред­ре­ка­ла, что их брак про­длит­ся не бо­лее го­да, од­на­ко он длит­ся и длит­ся, а Фрэнк доб­ро­со­вест­но вос­пи­ты­ва­ет не толь­ко их об­ще­го сы­на, но и сы­на Ка­рен от преды­ду­ще­го бра­ка. Жи­вут они в Гейт­схе­де, то есть по­чти в Нью­кас­ле. Макавенни от­лич­но под­ра­ба­ты­ва­ет ве­ду­щим раз­лич­ных ме­ро­при­я­тий – в Бри­та­нии это очень по­пу­ляр­ная и рас­про­стра­нен­ная фор­ма за­ра­бот­ка для быв­ших зна­ме­ни­то­стей. Часть де­нег он тра­тит, что­бы по ве­че­рам иг­рать в фут­бол пять на пять – там взнос по три фун­та: «Хо­тел бы я по­смот­реть на со­вре­мен­ных звезд – бу­дут ли они по­сту­пать так же спу­стя 20 лет!» Ак­тив­но иг­ра­ет в гольф и по ве­те­ра­нам. Ос­нов­ная же ра­бо­та Макавенни – агент­ская кон­то­ра, где он от­ве­ча­ет за воз­ню с юны­ми и та­лант­ли­вы­ми шот­ланд­ски­ми фут­бо­ли­ста­ми. Он ведь как ни­кто дру­гой зна­ет, сколь­ко со­блаз­нов под­сте­ре­га­ет во­круг и ка­кие ошиб­ки нель­зя по­вто­рять ни в ко­ем слу­чае.

Его те­ле­фон сно­ва зво­нит, и во­все не толь­ко, что­бы же­на про­ве­ри­ла, где ша­ста­ет ее бла­го­вер­ный. Вы­гля­дит Фрэнк от­лич­но – убе­ди­тесь на фо­то. Что­бы стать дру­гим, не обя­за­тель­но пол­но­стью от­ка­зы­вать­ся от се­бя преж­не­го – осо­бен­но ес­ли в це­лом ты был со­всем не плох!

Фрэнк макавенни и То­ни Кот­ти – убой­ный ду­эт фор‑ вар­дов луч­ше­го се­зо­на в ис­то­рии «вест Хэ­ма»

матч ве­те­ра­нов «Сел­ти­ка» и «ли­вер­пу­ля». про­тив Га­ри ма­кал­ли­сте­ра, 2015 год

Толь­ко что макавенни за­бил по­бед­ный мяч в фи­на­ле Куб­ка шот­лан­дии. его по­здрав­ля­ет пол мак­с­тей

Та са­мая раз­бор­ка с «рейн­дже­ра­ми» Кри­сом вуд­сом и Тер­ри Бут­че­ром. 1987 год, «олд Фирм» дер­би – 2:2

матч ве­те­ра­нов «Сел­ти­ка» и «ли­вер­пу­ля». С Кинг Ке­вом Далг­ли­шем, ко­то­рый успел по­иг­рать за оба клу­ба

Со­гла­си­тесь, для ста­ро­го ал­ко‑ го­ли­ка и нар­ко­ма­на Фрэнк макавенни вы­гля­дит про­сто от­лич­но! это он на од­ном из тех шоу, что слу­жат та­ким ве­ли­ко­леп‑ ным ис­точ­ни­ком за­ра­бот­ка для фут­бо­ли­стов‑ве­те­ра­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.