Рай­мон ко­па:

«к ухо­ду из фут­бо­ла я стал го­то­вить­ся за де­ся­ток лет до то­го, как он слу­чил­ся»

Football Euro - - Франция - ев­ге­ний пан­кра­тов при уча­стии ар­те­ма Фран­ко­ва

На­по­сле­док хо­тим озна­ко­мить вас с ин­тер­вью, ко­то­рые Ко­па дал для сай­тов fifa.com и uefa.com. Это 2013 год, об­ще­ние по­лу­чи­лось до­воль­но объ­е­ми­стым и все­о­хват­ным, а по­то­му мы сов­ме­сти­ли два ма­те­ри­а­ла, и… По­мя­нем тем са­мым ве­ли­ко­го.

– Рай­мон, ка­ки­ми хо­ро­ши­ми но­во­стя­ми вы мо­же­те с на­ми по­де­лить­ся?

– Все пре­крас­но! Сей­час я толь­ко и де­лаю, что мо­та­юсь меж­ду Кор­си­кой и Ан­же­ром – у ме­ня и там, и там есть де­ла. И во­об­ще я счаст­ли­вый че­ло­век. Един­ствен­ное, что ме­ня немно­го бес­по­ко­ит, – здо­ро­вье. Но по­ка всё бо­лее-ме­нее бла­го­по­луч­но. Сту­чу по де­ре­ву!

– Но вы на­вер­ня­ка со­хра­ни­ли нетро­ну­той ва­шу страсть к фут­бо­лу…

–Ра­зу­ме­ет­ся! Но, при­зна­юсь, я в этой стра­с­ти все­гда пред­по­чи­тал иг­ру, а не на­блю­де­ние. И это сей­час здо­ро­во ме­ша­ет мне быть по­чёт­ным пре­зи­ден­том «Рейм­са».

– Ну да, ва­ши име­на – Ко­па и «Реймс» – нераз­де­ли­мы. Что вы ощу­ти­ли, уви­дев «Реймс» в пер­вом фран­цуз­ском ди­ви­зи­оне спу­стя 33 го­да?

– Не­ве­ро­ят­ное удо­вле­тво­ре­ние. Ду­маю, что не толь­ко я, но и мно­гие бо­лель­щи­ки клу­ба. Я, ко­неч­но же, был то­гда на ста­ди­оне и от­празд­но­вал по­вы­ше­ние «Рейм­са» в клас­се вме­сте со все­ми… Хо­чу по­про­сить на­ших бо­лель­щи­ков – не за­бы­вай­те о под­держ­ке. Осо­бен­но в те дни, ко­гда в ко­ман­де что-то идёт не так. На­де­юсь, что вы все ме­ня слу­ша­е­те и услы­ши­те.

– В ва­ше вре­мя «Реймс» был на­сто­я­щей ма­ши­ной, со­здан­ной для по­бед – несколь­ко раз ста­но­вил­ся чем­пи­о­ном Фран­ции, два­жды участ­во­вал в фи­на­лах Куб­ка ев­ро­пей­ских чем­пи­о­нов. Что вы мо­же­те ска­зать о той ко­ман­де, что вам боль­ше все­го за­пом­ни­лось?

– Мое по­яв­ле­ние в этом клу­бе! Я два се­зо­на про­вёл во вто­рой ли­ге, в «Ан­же­ре». А «Реймс» предо­ста­вил мне воз­мож­ность сыг­рать на са­мом вы­со­ком уровне. То­гда это был со­вер­шен­но ис­клю­чи­тель­ный клуб, ли­дер во Фран­ции и глав­ный по­став­щик иг­ро­ков для сбор­ной.

– Ко­ман­дой то­гда ру­ко­во­дил Аль­бер Бат­тё, че­ло­век, ко­то­рый мно­го для вас зна­чил…

– О! Вне вся­ких со­мне­ний, Бат­тё – че­ло­век, пред­опре­де­лив­ший всю мою ка­рье­ру и все мои успе­хи! Глав­ное то, что он поз­во­лил мне, да­же не поз­во­лил, а сам пред­ло­жил, иг­рать в тот фут­бол, ко­то­рый мне боль­ше все­го под­хо­дил, ко­то­рый был для ме­ня есте­стве­нен. В мо­ей ка­рье­ре бы­ла мас­са слож­но­стей и пре­пят­ствий, как, впро­чем, и у лю­бо­го ино­го фут­бо­ли­ста. Ме­ня од­но вре­мя ча­сто кри­ти­ко­ва­ли за чрез­мер­ную увле­чён­ность об­вод­кой. И вот в ка­кой-то мо­мент, ко­гда я стал слиш­ком уж нерв­ни­чать, тре­нер от­вёл ме­ня в сто­ро­ну и ска­зал: «По­слу­шай, не мо­рочь се­бе го­ло­ву. Всё очень про­сто: ес­ли ты со­всем от­ка­жешь­ся от дри­блин­га, от это­го ку­да боль­ше по­стра­да­ет вся ко­ман­да, а не ты сам». Это ме­ня то­гда про­сто по­ра­зи­ло. Пси­хо­ло­гия яв­ля­ет­ся в фут­бо­ле ос­но­во­по­ла­га­ю­щим фак­то­ром, а Аль­бер Бат­тё был без­услов­но ве­ли­ким пси­хо­ло­гом. Я до сих пор счи­та­ют его луч­шим тре­не­ром всех вре­мён, и не толь­ко я один!

– По­сле «Рейм­са» в ва­шей био­гра­фии зна­чит­ся мад­рид­ский «Реал». Мо­же­те ли вы рас­ска­зать нам о «за­ку­ли­сье» это­го пе­ре­хо­да?

– По­доб­ные пе­ре­хо­ды то­гда бы­ли ред­ки­ми. Мой транс­фер обо­шёл­ся Ма­д­ри­ду в 52 мил­ли­о­на франков ста­ры­ми. Сей­час, ко­неч­но, это пу­стя­ки, но по тем вре­ме­нам деньги бы­ли огром­ные. Во вся­ком слу­чае, «Реймс» ис­поль­зо­вал их с оче­вид­ной вы­го­дой: клуб не ослаб, а еще бо­лее укре­пил­ся бла­го­да­ря по­куп­ке сра­зу трёх иг­ро­ков меж­ду­на­род­но­го клас­са – Фонт­эна, Пьян­то­ни и Вен­са­на (на­пом­ним – и Ко­лон­на, вра­та­ря. – Авт.). Я до сих пор не сты­жусь сво­е­го ре­ше­ния! Го­во­рю об этом по­то­му, что в свое вре­мя ме­ня нещад­но кри­ти­ко­ва­ли, утвер­ждая, что я от­ка­зал­ся от «Рейм­са» ра­ди де­нег. Не­прав­да, я все­гда лю­бил «Реймс», как люб­лю его и сей­час, – ведь то­гда он был вто­рым клу­бом в Ев­ро­пе! Выше и луч­ше нас бы­ли толь­ко мад­рид­цы… Так что мое ре­ше­ние сме­нить ме­сто ра­бо­ты бы­ло пра­виль­ным, ло­гич­ным. От это­го вы­иг­ра­ла и ко­ман­да, и я сам, так как про­вёл три за­ме­ча­тель­ных го­да в «Ре­а­ле»!

– Вы вы­сту­па­ли в по­ис­ти­не уни­каль­ной ком­па­нии иг­ро­ков – Ди Сте­фа­но, Пуш­каш, Хен­то… Кто из них про­из­вёл на вас са­мое силь­ное впе­чат­ле­ние?

– Мо­им ку­ми­ром все­гда был Фе­ренц Пуш­каш. Я от­крыл его для се­бя, еще ко­гда иг­рал в «Рейм­се». Ко­гда мы вы­иг­ра­ли чем­пи­о­нат стра­ны в 1953 го­ду, ру­ко­вод­ство клу­ба по­ощ­ри­ло нас по­езд­кой в Лон­дон на про­смотр мат­ча сбор­ных Ан­глия – Вен­грия. Вот там я впер­вые и уви­дел Пуш­ка­ша. В го­ло­ве не укла­ды­ва­лось то, что он тво­рил на по­ле… Но ко­гда Пуш­каш при­е­хал в Ма­д­рид, он ока­зал­ся в очень неваж­ной фор­ме. По мно­гим при­чи­нам. Ис­пан­ские жур­на­ли­сты, как это сре­ди них все­гда во­дит­ся, тут же об­ру­ши­ли на него шквал кри­ти­ки. Ну и мо­им мне­ни­ем меж­ду де­лом по­ин­те­ре­со­ва­лись. А я им ска­зал: «Гос­по­да, на­бе­ри­тесь тер­пе­ния! Это неве­ро­ят­ней­ший та­лант! Нуж­но про­сто немно­го по­до­ждать». Ну а че­го в ито­ге Пуш­каш до­бил­ся в «Ре­а­ле», вы и са­ми зна­е­те. Он был од­ним из луч­ших бом­бар­ди­ров в Ис­па­нии. Все за­щит­ни­ки на­чи­на­ли дро­жать, еще ко­гда он был мет­рах в 35-ти от во­рот. Пуш­каш об­ла­дал не толь­ко страш­ным по си­ле уда­ром, но и был при этом дья­воль­ски то­чен…

– Вы взя­ли «Зо­ло­той мяч» в 1958 го­ду, три Куб­ка ев­ро­пей­ских чем­пи­о­нов, вы­иг­ра­ли два чем­пи­о­на­та Ис­па­нии и че­ты­ре – Фран­ции, не счи­тая про­чих тро­фе­ев. Ка­кой из них вам бо­лее до­рог и па­мя­тен?

– На­вер­ное, мо­ей вер­ши­ной был все-та­ки «Зо­ло­той мяч». Этот тро­фей наи­бо­лее до­рог мне, по­то­му что он во­брал в се­бя сра­зу несколь­ко дру­гих, за­во­ё­ван­ных в тот год – ти­тул чем­пи­о­на Ис­па­нии, Ку­бок ев­ро­пей­ских чем­пи­о­нов, тре­тье ме­сто на чем­пи­о­на­те ми­ра в Шве­ции. Не будь в этом спис­ке че­го­то, я ско­рее все­го про­сто не по­лу­чил бы эту на­гра­ду. Да, 1958-й – это мой год. Кто-то из жур­на­ли­стов по окон­ча­нии мун­ди­а­ля за­дал пре­зи­ден­ту «Ре­а­ла» Бер­на­беу во­прос: «Есть ли иг­ро­ки, ко­то­рых вы для се­бя отметили в Шве­ции и хо­те­ли бы взять в свою ко­ман­ду?». Тот от­ве­тил: «Да я и так уже вер­нул­ся

с са­мым луч­шим иг­ро­ком в ми­ре. Это Рай­мон Ко­па»…

– У вас бы­ла по­ис­ти­не за­ме­ча­тель­ная ка­рье­ра. Но не бы­ло ли че­го-то та­ко­го, о чем вы со­жа­ле­е­те? На­при­мер, о том, что ра­но ушли из «Ре­а­ла»?

– Нет! Аб­со­лют­но! Я по­лу­чил ред­кий и пре­крас­ный шанс де­лать имен­но то, что я хо­тел. К это­му от­но­сит­ся и пе­ре­ход в «Реал», и воз­вра­ще­ние в «Реймс». Во Фран­цию, по­сле мо­их при­клю­че­ний в Ма­д­ри­де, я воз­вра­щал­ся сво­бод­ным аген­том. Я не жа­лею, что ко­гда-то оста­вил «Реймс», и не жа­лею, что по­ки­нул «Реал». Для ме­ня это бы­ло очень важ­но – ведь ка­рье­ра фут­бо­ли­ста не мо­жет длить­ся веч­но, и я не знал, как дол­го я мог бы еще вы­сту­пать на са­мом выс­шем уровне. Мне грех бы­ло на что-то жа­ло­вать­ся, тя­жё­лые трав­мы обо­шли ме­ня сто­ро­ной, но я всё же дол­жен был ду­мать о бу­ду­щем. К то­му же во мне бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны фран­цуз­ские про­из­во­ди­те­ли – они-то и пред­ло­жи­ли мне вер­нуть­ся на ро­ди­ну, что­бы с мо­ей по­мо­щью за­пу­стить бренд «Ко­па» для про­из­вод­ства спор­тив­ной аму­ни­ции… По су­ти это был мой транс­фер на пред­сто­я­щие 25 лет.

–Что вы ду­ма­е­те о се­го­дняш­нем фут­бо­ле?

– Он несо­по­ста­вим с фут­бо­лом мо­е­го поколения. Это уже не со­всем спорт. Что ка­са­ет­ся уров­ня фут­бо­ла во Фран­ции, то я ду­маю, что мы бы­ли все-та­ки по­вы­ше. То­гда имел­ся доб­рый де­ся­ток ко­манд, ко­то­рые от­ли­ча­лись друг от дру­га и от об­ще­при­ня­то­го стан­дар­та. Те­перь же луч­шие иг­ро­ки Ли­ги 1 во­все не фран­цу­зы, зна­че­ние клу­бов в це­лом упа­ло и все они схо­жи, как близ­не­цы.

Я не хо­чу вы­гля­деть ста­рым вор­чу­ном, но фут­бол дей­стви­тель­но здо­ро­во из­ме­нил­ся – слиш­ком мно­го ко­манд в первую оче­редь стре­мит­ся из­бе­жать по­ра­же­ния. Мы вы­хо­ди­ли на по­ле толь­ко для то­го, что­бы по­беж­дать! Все со­бы­тия нын­че раз­во­ра­чи­ва­ют­ся в по­лу­за­щи­те, на 20 мет­ров даль­ше от во­рот, чем это бы­ло в мое вре­мя, мно­гие мат­чи ре­ша­ют­ся штраф­ны­ми и уг­ло­вы­ми, а так не долж­но быть – это по­про­сту некра­си­во. Та­лант­ли­вых иг­ро­ков очень мно­го, но их таланты при­зем­ле­ны си­сте­мой, ко­то­рая за­став­ля­ет их иг­рать с опас­кой.

Не мо­гу обой­ти и те­му де­нег. Без­услов­но, их ста­ло слиш­ком мно­го. Ко­неч­но, ТВ необ­хо­ди­мо, но мне ка­жет­ся, с этим ино­гда пе­ре­бар­щи­ва­ют.

За­то про­фес­си­о­на­лы нын­че пе­ре­жи­ва­ют ку­да бо­лее при­ят­ные вре­ме­на! Опять-та­ки в плане де­нег – я го­во­рю о том вре­ме­ни, ко­гда при­хо­дит по­ра за­вер­шать ка­рье­ру. Я-то был ис­клю­че­ни­ем – как сле­ду­ет по­ду­мал и ре­шил не за­клю­чать но­вый трех­лет­ний кон­тракт с «Ре­а­лом», по­то­му что нуж­но бы­ло вер­нуть­ся во Фран­цию и как сле­ду­ет под­го­то­вить­ся к сле­ду­ю­щей фа­зе мо­ей про­фес­си­о­наль­ной жиз­ни. Я стал ра­бо­тать с брен­дом спор­тив­ной одеж­ды «Ко­па», и его успех поз­во­лил мне из­бе­жать судь­бы мно­гих мо­их то­ва­ри­щей, став­ших ком­ми­во­я­же­ра­ми и про­дав­ца­ми. То, что на ста­ро­сти лет я мо­гу спо­кой­но де­лать ма­ни­кюр мо­е­му са­ду на Кор­си­ке – плод той ра­бо­ты, ко­неч­но, не со­всем фут­боль­ной…

– Как экс-«ре­а­ло­вец» вы по­преж­не­му сле­ди­те за но­во­стя­ми ис­пан­ско­го фут­бо­ла?

– Ко­неч­но! А осо­бен­но за тем, ко­му до­ста­нет­ся оче­ред­ной «Зо­ло­той мяч», посколь­ку он по­чти все­гда ка­са­ет­ся двух пред­ста­ви­те­лей Ла Ли­ги. Лич­но я от­даю пред­по­чте­ние Мес­си, но это толь­ко мое мне­ние. Не за­бы­вай­те, что ко­ман­да со­сто­ит не из од­но­го иг­ро­ка. Что­бы иг­рать так, как он, тре­бу­ет­ся до­стой­ное окру­же­ние.

– До­га­ды­ва­ем­ся, по­че­му ваш го­лос в поль­зу Мес­си. Ар­ген­ти­нец то­же невы­сок, его от­ли­ча­ет уни­каль­ный дри­блинг и врож­дён­ный ин­стинкт го­ле­а­до­ра – точ­но, как и вас ко­гда-то…

– Ну да, есть опре­де­лён­ное сход­ство. Мы с Мес­си дей­стви­тель­но од­но­го ро­ста, и мо­и­ми ко­зы­ря­ми так­же все­гда бы­ли дри­блинг, ско­рость и точ­ность. Но пусть бы он по­про­бо­вал сыг­рать в мои вре­ме­на. Впро­чем, как ия в ны­неш­ние… А неко­то­рые еще го­во­рят, что ны­неш­няя «Бар­се­ло­на» необы­чай­но по­хо­жа на «Реймс» пер­вой по­ло­ви­ны 50-х. А вот я мо­гу ска­зать, что «Реал» вто­рой по­ло­ви­ны 50-х был по край­ней ме­ре не ху­же, чем ны­неш­няя «Бар­са». Мы за три го­да в Ма­д­ри­де про­иг­ра­ли все­го раз – 0:1 «Ат­ле­ти­ко»! По прав­де го­во­ря, в то вре­мя мы бы­ли непре­взой­ден­ны­ми.

– Что вы ду­ма­е­те о ны­неш­ней сбор­ной Фран­ции? Го­во­рят, ее

глав­ная бе­да в том, что сей­час в ней нет та­ких плей­мей­ке­ров, ка­ки­ми­всвое­вре­мя­бы­ли­ми­шель Пла­ти­ни и Зи­не­дин Зи­дан…

– Для ме­ня са­мым важ­ным фак­то­ром яв­ля­ет­ся ли­цо ко­ман­ды, ее по­ве­де­ние. То, что про­изо­шло в по­след­нее вре­мя в на­шей сбор­ной, для ме­ня непри­ем­ле­мо, и я был од­ним из пер­вых ее кри­ти­ков. Но во Фран­ции есть иг­ро­ки, спо­соб­ные де­лать очень кра­си­вые ве­щи как на по­ле, так и в жиз­ни… Что ка­са­ет­ся плей­мей­ке­ров – да, я не мог сде­лать кое-что, что де­ла­ли на по­ле Пла­ти­ни или Зи­дан. Но и они не мог­ли сде­лать все­го то­го, что де­лал Ко­па! Ко­неч­но, я был в вос­тор­ге от этих иг­ро­ков, но в лю­бом слу­чае для ме­ня сле­ду­ю­щий плей­мей­кер сбор­ной Фран­ции еще не ро­дил­ся…

(А ведь де­душ­ка наш, Рай­мон, ока­зы­ва­ет­ся, имел непло­хое чув­ство юмо­ра и соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. Слег­ка «по­гла­дил» Пла­ти­ни и Зи­да­на как вдоль шер­сти, так и про­тив нее, но и се­бя при этом не за­был. А за­од­но чу­ток «при­то­пил» Мес­си вме­сте с «Бар­сой», пусть это и от­но­сит­ся к со­бы­ти­ям че­ты­рёх­лет­ней дав­но­сти.

Во­об­ще, Ко­па по жиз­ни про­из­во­дил впе­чат­ле­ние на ред­кость ум­но­го му­жи­ка. По­ля­ки и фран­цу­зы долж­ны жут­ко им гор­дить­ся, по­ля­ки – ни­чуть не мень­ше!

– Авт.) – Вам ча­сто вме­ня­ли в ви­ну то, что вы чрез­мер­но увле­ка­е­тесь об­вод­кой.

–Я?! Я лю­бил обыг­ры­вать. Дри­блинг это мое клю­че­вое ка­че­ство, с по­мо­щью ко­то­ро­го я мог «де­лать раз­ни­цу». Но я не со­гла­сен с прес­сой и бо­лель­щи­ка­ми, ко­то­рые кри­ти­ко­ва­ли ме­ня за это – бы­ло бы стран­но за­чех­лить свое глав­ное ору­жие и стре­мить­ся быть та­ким, как все! Бат­тё го­во­рил мне: «Пре­кра­ти чи­тать га­зе­ты и слу­шать вся­ких при­дур­ков. Не бу­дешь обыг­ры­вать – вы­го­ню из ко­ман­ды!» По­верь­те, весь мой дри­блинг был преж­де все­го под­чи­нен ин­те­ре­сам ко­ман­ды, а не удо­воль­ствию. Я был ве­ли­чай­шим кол­лек­тив­ным ин­ди­ви­ду­а­ли­стом фран­цуз­ско­го фут­бо­ла!

– Про­сти­те за этот стан­дарт­ный во­прос, но чи­та­те­ли это лю­бят: на­зо­ви­те, по­жа­луй­ста, три са­мых силь­ных ко­ман­ды в ис­то­рии фут­бо­ла.

– Я да­же ду­мать дол­го не бу­ду. Во-пер­вых, сбор­ная Бра­зи­лии 1970 го­да. Во-вто­рых, мой «Реал». Тре­тьим бу­дет «Аякс» Кру­иф­фа, а чет­вер­той – сбор­ная Бра­зи­лии 1958 го­да. Ведь я иг­рал про­тив нее… Ах, ес­ли бы не трав­ма Жон­ке неза­дол­го до пе­ре­ры­ва! Мы упу­сти­ли по­ис­ти­не ис­то­ри­че­скую воз­мож­ность.

–Три­са­мых­силь­ны­хи­г­ро­ка?

– И сно­ва мгно­вен­ный от­вет: Пе­ле, Аль­фре­до ди Сте­фа­но и Фе­ренц Пуш­каш. Пе­ле по­то­му что он Пе­ле; Аль­фре­до – по боль­шой друж­бе… Шу­чу я, шу­чу! Пуш­каш – по­то­му что он все­гда был мо­им ге­ро­ем. Я уже го­во­рил, но го­тов по­вто­рять бес­ко­неч­но: ко­гда Фе­ренц ока­зы­вал­ся к во­ро­там бли­же 35-ти мет­ров, у вра­та­рей на­чи­на­ли дро­жать ко­лен­ки. Он при­шел в «Реал» в 31 год с огром­ным лиш­ним ве­сом, а по­том че­ты­ре­жды стал луч­шим бом­бар­ди­ром Ла Ли­ги!

– А дру­гие звез­ды?

– Гар­рин­ча, Франц Бек­кен­бау­эр, Йо­хан Кру­ифф, Ст­эн­ли Мэтьюз так­же в пан­теоне ве­ли­ких фут­бо­ли­стов. Но я бы хо­тел об­ра­тить ва­ше вни­ма­ние на иг­ро­ка, ко­то­рый ос­но­ва­тель­но за­быт боль­шин­ством чи­та­те­лей – Лар­би Бе Ба­ре­ка. Он был на 15 лет стар­ше ме­ня и его ка­рье­ру пре­ры­ва­ла Вто­рая ми­ро­вая вой­на, но он был ве­ли­ким фор­вар­дом, с ко­то­рым я од­на­жды имел сча­стье сыг­рать за сбор­ную Фран­ции. Сре­ди бо­лее со­вре­мен­ных фут­бо­ли­стов я обя­за­тель­но вы­де­лю Зи­зу и Ан­ри, а так­же Ро­нал­до и Ро­нал­ди­ньо.

Бы­ло бы это по­поз­же, гля­дишь, упо­мя­нул бы и Мес­си с Ро­нал­до, но пусть они на­ко­нец от­дох­нут. Дру­гим, ме­нее пе­чаль­ным от­ды­хом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.