томми-ган*

Томми Геммелл был без вся­ко­го пре­уве­ли­че­ния ве­ли­ким и уни­каль­ным фут­бо­ли­стом.

Football Euro - - Шотландия - ар­тем Франков

до­ка­за­тель­ство уни­каль­но­сти

Я бы мог на­чать с то­го, что он был про­те­стан­том, но, бо­юсь, со­вре­мен­ный чи­та­тель с его боль­шей ча­стью по­каз­ным или ака­де­мич­ным ин­те­ре­сом к ре­ли­гии вряд ли пой­мет или вспом­нит, в чем тут соль. А Гем­мел­лу и пра­во­му за­щит­ни­ку «Сел­ти­ка» вре­мен де­бю­та Томми, его при­я­те­лю Иа­ну Ян­гу, по­рой при­хо­ди­лось нелег­ко – ка­то­ли­ки, ко­то­рых сре­ди «Кель­тов» бы­ло по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство, не упус­ка­ли воз­мож­но­сти под­пу­стить шпиль­ку «сек­тан­там», а по­то­му рас­слаб­лять­ся бы­ло нель­зя. К то­му же но­вич­ки (де­бют Гем­мел­ла и Ян­га при­хо­дит­ся на 1963 год) вы­тес­ни­ли опыт­ных Мак­кея и Кен­не­ди, что вы­зва­ло недо­воль­ство опыт­ных иг­ро­ков. «Оран­жист­ский ублю­док» со сто­ро­ны по­стра­дав­ших бы­ло еще до­воль­но мяг­ким опре­де­ле­ни­ем**… Лад­но, да­вай­те бли­же к фут­бо­лу.

Мож­но еще сми­рить­ся, что с та­ким ро­стом (и та­ким но­сом! Хо­тя вто­рое нена­ка­зу­е­мо) он иг­рал на флан­ге обо­ро­ны – Бог дал ско­рость и еще нема­ло к ней. Но мно­го ли вы при­пом­ни­те за­щит­ни­ков, за­би­вав­ших в двух раз­ных фи­на­лах Куб­ка чем­пи­о­нов и не с пе­наль­ти? (Геммелл был еще и штат­ным пе­наль­ти­стом «Сел­ти­ка», но в дан­ном слу­чае это неваж­но.) Томми сде­лал это в 67-м и по­вто­рил в 70-м, став пер­вым, а в ито­ге – од­ним из двух бри­тан­ских фут­бо­ли­стов, ко­му уда­лось по­доб­ное. Вто­ро­го – с од­ной ого­вор­кой – вы на­зо­ве­те в ка­че­стве са­мо­сто­я­тель­но­го упраж­не­ния. От­вет чрез­вы­чай­но лю­бо­пы­тен и ха­рак­те­рен; ес­ли лень – под­смот­ри­те его в кон­це ста­тьи.

Ко­неч­но, нам не при­вы­кать к прав­шам, иг­рав­шим сле­ва – до­ста­точ­но вспом­нить Ло­ба­нов­ско­го, Ра­ца и Де­мья­нен­ко, по­сле че­го за­крыть эту те­му на­все­гда. Вот толь­ко Ана­то­лий Ва­си­лье­вич, неустан­но бо­роз­див­ший ту бров­ку, ко­то­рую ему по­ру­ча­ли (к сло­ву, Геммелл то­же из­ряд­но по­иг­ры­вал спра­ва, в част­но­сти, в Нот­тин­ге­ме), бли­стал в 80-х – а в 60-е иг­ра шот­ланд­ско­го вин­ге­ра бы­ла от­кро­ве­ни­ем. Не го­во­ря уже о том, что к ата­ке он под­клю­чал­ся ча­ще и эф­фек­тив­нее. Быть мо­жет, аван­тюр­нее, да… При­ня­то счи­тать, что на­сто­я­ще-

го, со­вре­мен­но­го край­не­го за­щит­ни­ка, ко­то­рый не про­сто фа­куль­та­тив­но под­клю­ча­ет­ся к ата­кам, а обязан это де­лать, явил ми­ру «Ин­тер» и Джа­чин­то Фак­кет­ти – к сло­ву, об­ла­дав­ший схо­жи­ми га­ба­ри­та­ми, ни­чуть ему не ме­шав­ши­ми. Но где был тот Фак­кет­ти в зна­ме­ни­том оч­ном по­един­ке жар­ким лис­са­бон­ским днем 25 мая 1967 го­да?!

Gemmell. Only Tommy Gemmell.

Рож­де­ние «ль­вов лис­са­бо­на»

Вли­я­ние по­бе­ды «Сел­ти­ка» над «Ин­те­ром», цар­ство­вав­шим в ев­ро­пей­ском фут­бо­ле доб­рых че­ты­ре го­да, бы­ло срод­ни успе­ху ис­пан­цев на Ев­ро-2008 – вот толь­ко у шот­ланд­цев не бы­ло ре­сур­сов, что­бы раз­вить ра­зо­вый три­умф их чрез­вы­чай­но сим­па­тич­но­го, яр­ко­го фут­бо­ла в нечто про­дол­жи­тель­ное. «Ин­тер» 60-х, «Ин­тер» Эле­нио Эр­ре­ры слу­жил и слу­жит сим­во­лом ка­те­нач­чо – чуть ли не ан­ти­фут­бо­ла, иг­ры на контр­ата­ках, а то и без оных, ре­зуль­та­та лю­бой це­ной и про­чих столь не лю­би­мых бо­лель­щи­ка­ми ци­нич­но­стей. Впро­чем, в по­един­ке на ста­ди­оне «Насьо­наль» в сто­ли­це Пор­ту­га­лии имен­но это «чер­но-си­ние» и про­де­мон­стри­ро­ва­ли – хо­тя я бы пред­по­ло­жил, что ко­ман­да и ее ли­де­ры уже «еха­ли с ба­за­ра», а по­то­му и вы­гля­де­ли столь блед­но. Тем не ме­нее, ко­роль умер – да здрав­ству­ет ко­роль, осо­бен­но ес­ли он та­кой мо­ло­дой и сим­па­тич­ный!

«Ин­тер» очень быст­ро от­крыл счет. Кр­эйг уже на 8-й ми­ну­те уда­рил по но­гам Кап­пел­ли­ни, и Сан­д­ро Мац­цо­ла из­де­ва­тель­ски несиль­ным уда­ром ре­а­ли­зо­вал пе­наль­ти. По­сле это­го ита­льян­цы за­пер­лись у се­бя в штраф­ной и ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­лись от­ту­да вы­хо­дить.

На­ве­сы с флан­гов ре­зуль­та­та не да­ли – длин­но­ру­кий Сар­ти вы­лав­ли­вал всё. Рей­ды в штраф­ную – то­же, мяч за­стре­вал в мно­го­чис­лен­ных но­гах. Прав­да, мо­мен­ты всё же воз­ни­ка­ли, они про­сто не мог­ли не воз­ник­нуть при та­ком дав­ле­нии, и по­че­му-то в цен­тре со­бы­тий по­сто­ян­но ока­зы­вал­ся Геммелл – бы­ли ми­ну­ты, ко­гда «Селтик» пе­ре­хо­дил на древ­нюю так­ти­ку 1–1–1–8. В но­гах у Томми Сар­ти ухит­рил­ся вы­гре­сти мяч на са­мой ли­нии во­рот – как ни до­ка­зы­ва­ли «Кель­ты», что там был гол, за­пад­но­гер­ман­ский ар­битр Курт Чен­шер им не по­ве­рил.

И всё же это слу­чи­лось. Да­же в на­ши уни­вер­саль­ные вре­ме­на не так уж лег­ко при­пом­нить гол, ко­то­рый левый за­щит­ник за­бил с пе­ре­да­чи пра­во­го (Кр­эй­га), но имен­но это слу­чи­лось и урав­ня­ло счет на таб­ло: уда­ром мет­ров с 17-ти Геммелл все-та­ки про­бил Сар­ти! К сло­ву, «Фей­е­но­ор­ду» он за­бьет точ­но так же – толь­ко с мень­шим успе­хом для ко­ман­ды…

«Я был в непра­виль­ном ме­сте в непра­виль­ное вре­мя, ко­гда за­бил са­мый важ­ный мяч в мо­ей ка­рье­ре – за «Селтик» в фи­на­ле Куб­ка чем­пи­о­нов 1967 го­да. Это бы­ла тео­рия; на са­мом де­ле, я был в ис­клю­чи­тель­но пра­виль­ном ме­сте в ис­клю­чи­тель­но пра­виль­ное вре­мя. Я на­ру­шил од­но из зо­ло­тых пра­вил на­ше­го ме­не­дже­ра Джо­ка Сти­на, и, хо­тя по­на­ча­лу он на­вер­ня­ка был в яро­сти, ему нече­го бы­ло ска­зать, ко­гда моя став­ка сыг­ра­ла и пе­ре­ло­ми­ла матч в на­шу поль­зу. Боль­шой Джок все­гда ста­рал­ся дер­жать ме­ня в по­ле зре­ния как са­мо­го склон­но­го к на­ру­ше­нию его пра­вил. Но в этом слу­чае он не впра­ве был кри­ти­ко­вать ме­ня, по­то­му что мое от­кло­не­ние от его по­ряд­ков при­нес­ло столь за­ме­ча­тель­ный ре­зуль­тат.

До мо­е­го го­ла мы про­иг­ры­ва­ли ми­лан­ско­му «Ин­те­ру» 0:1, про­шло боль­ше ча­са иг­ры, и хо­тя мы вла­де­ли мя­чом 95 про­цен­тов вре­ме­ни, ита­льян­цы в обо­роне дер­жа­лись. И вот… Я за­ме­тил, что мой кол­ле­га фулл­бек Джим Кр­эйг пер­спек­тив­но по­лу­чил мяч на пра­вом краю и что есть мо­чи рва­нул со сво­ей по­ло­ви­ны по­ля. Сей­час я бы ни­ко­гда не вы­тво­рил ни­че­го по­доб­но­го, по­то­му что зо­ло­тое пра­ви­ло гла­си­ло: ес­ли Джим Кр­эйг уходит впе­ред, я дол­жен был дер­жать зад­нюю дверь за­кры­той вме­сте с Бил­ли Мак­ни­лом и Джо­ном Клар­ком. Но ино­гда пра­ви­ла сле­ду­ет на­ру­шать. На этой ста­дии по­един­ка «Ин­тер» иг­рал с од­ним фут­бо­ли­стом впе­ре­ди, Сан­д­ро Мац­цо­лой, и при усло­вии, что сза­ди оста­ва­лись Бил­ли, Джон и гол­ки­пер Рон­ни Симп­сон, мне не бы­ло ни­ка­ко­го смыс­ла тор­чать ря­дом с ни­ми и без­дель­ни­чать.

Я был у цен­траль­но­го кру­га, а пе­ре­до мной – ни­ко­го, так что я рва­нул впе­ред сквозь ин­те­ров­скую за­щи­ту и по­лу­за­щи­ту. Ни­кто ме­ня не тро­гал. Это бы­ло неве­ро­ят­но! Пер­вым на ме­ня об­ра­тил вни­ма­ние Ан­дже­ло До­мен­ги­ни, но как-то ле­ни­во. Я три­жды кри­чал Джи­му Кр­эй­гу пе­ре­дать мне мяч, но он дер­жал… и дер­жал… и дер­жал. Я на­чал злить­ся на него, по­то­му что по­ду­мал, что он ни­ко­гда не со­бе­рет­ся от­ка­тить мне и я за­бе­гу ту­да, где тол­ку от ме­ня не бу­дет ни­ка­ко­го. Он вы­тя­нул на се­бя од­но­го за­щит­ни­ка, за­тем вто­ро­го и на­ко­нец ре­шил от­дать мяч мне.

Там меж­ду на­ми все­го-то бы­ло де­сять или две­на­дцать мет­ров; вот на­сколь­ко близ­ко я на­хо­дил­ся от него, ко­гда он от­дал мяч по диа­го­на­ли. Я был от во­рот при­мер­но в 23-х мет­рах, ко­гда за­орал, так что ко­гда мяч при­шел, оста­ва­лось 18 или 19; немно­го пра­вее цен­тра, у ду­ги штраф­ной. Это был рос­кош­ный пас, и я еще про­дол­жал дви­же­ние, ко­гда при­ло­жил­ся к мя­чу что есть си­лы…»

За­щит­ник «Ин­те­ра» Ар­ман­до Пик­ки бро­сил­ся бло­ки­ро­вать удар, но в па­ре мет­ров оста­но­вил­ся и от­вер­нул­ся, тем са­мым за­крыв об­зор сво­е­му гол­ки­пе­ру и ли­шив Сар­ти шан­сов на оче­ред­ной сэйв. По мне­нию Гем­мел­ла, от­вет­ный мяч сло­мал ита­льян­цев – их го­ло­вы по­ник­ли, «на их ли­цах мож­но бы­ло уви­деть по­ра­же­ние».

«Мои гет­ры бы­ли при­спу­ще­ны из-за жа­ры. Оста­ва­лось иг­рать пол­ча­са. При­пе­ка­ло. Ды­шать бы­ло нечем; ни ве­тер­ка! Ко­гда я вер­нул­ся на по­зи­цию ле­во­го за­щит­ни­ка к воз­об­нов­ле­нию иг­ры, то ока­зал­ся бли­жай­шим к ска­мей­ке, и «боль­шой» Джок Стин ска­зал: «По­лег­че, нам еще иг­рать до­пол­ни­тель­ное вре­мя». Я от­ве­тил: «На хрен, босс. Тут 85 гра­ду­сов (по Фа­рен­гей­ту. По Цель­сию – 30. – А. Ф.), и жа­ра нас рас­слаб­ля­ет. Я не вы­дер­жу еще пол­ча­са. Мы со­би­ра­ем­ся уде­лать их сей­час».

«Ин­тер» про­дол­жал от­би­вать­ся с упор­ством об­ре­чен­но­го. В по­сле­ду­ю­щие 21 ми­ну­ту «Селтик» на­нес по во­ро­там со­пер­ни­ков доб­рый де­ся­ток опас­ней­ших уда­ров (в ос­нов­ном – Геммелл и Мёр­док), Геммелл на­ве­сом от ле­вой бров­ки уго­дил в пе­ре­кла­ди­ну, су­дья не за­хо­тел уви­деть чи­стый пе­наль­ти – Сар­ти упу­стил мяч на пу­стую рам­ку и схва­тил за но­ги рва­нув­ше­го­ся ту­да Уол­ле­са, за­то по­ста­вил немыс­ли­мое по ны­неш­ним вре­ме­нам – штраф­ной в пре­де­лах штраф­ной (за бло­ки­ров­ку)! Всё, на что спо­до­би­лась в от­вет ве­ли­кая ко­ман­да Эр­ре­ры – удар Ка­пел­ли­ни по но­гам Симп­со­ну, по­сле ко­то­ро­го вра­та­ря «Сел­ти­ка» дол­го при­во­ди­ли в се­бя.

Казнь всё же слу­чи­лась за пять ми­нут до за­вер­ше­ния стрел­кой трех чет­вер­тей кру­га – то­гда бы­ла при­ня­та та­кая ин­ди­ка­ция вре­ме­ни. В го­ле­вой ком­би­на­ции не мог не по­участ­во­вать Геммелл – имен­но его на­шла пе­ре­да­ча Мёр­до­ка на ле­вом краю штраф­ной; Томми кач­нул за­щит­ни­ка и вер­нул мяч «де­сят­ке» «Сел­ти­ка» под удар; на ли­нии вра­тар­ской Сти­ви Чал­мерс под­ста­вил но­гу. В выс­шей сте­пе­ни спра­вед­ли­вая, по­учи­тель­ная и ис­то­ри­че­ская по­бе­да тех, ко­го впо­след­ствии на­зва­ли «Лис­са­бон­ски­ми льва­ми»!

За­пом­ни­те их, мож­но вме­сте с рас­ста­нов­кой (а то ри­су­ют вся­кое):

Симп­сон – Кр­эйг, Мак­нил, Кларк, Геммелл – Оулд, Мёр­док – Джон­стон, Чал­мерс, Уол­лес, Лен­нокс

омра­чен­ное про­ща­ние

Ду­ма­е­те, «Селтик» тут же раз­ле­тел­ся по от­пус­кам? Ага, щас. Че­рез две неде­ли, 7 июня, в Ма­д­ри­де пред­сто­ял от­вет­ствен­ный по­еди­нок с «Ре­а­лом» – ко­ро­лев­ский клуб, ра­зу­ме­ет­ся, еще не зная о гря­ду­щем три­ум­фе шот­ланд­цев в КЕЧ, при­гла­сил их вы­сту­пить со­пер­ни­ка­ми в том, что в Бри­та­нии име­ну­ет­ся testimonial. По­еди­нок про­во­дил­ся в честь ве­ли­ко­го Аль­фре­до Ди Сте­фа­но. «Са­е­та ру­био» вы­шел на по­ле, немно­го по­тру­сил и сим­во­ли­че­ски усту­пил ме­сто на по­ле. По­сле это­го «Селтик» вклю­чил ско­ро­сти, и хо­зя­е­вам ма­ло не по­ка­за­лось. Лен­нокс с рос­кош­но­го па­са Джон­сто­на за­бил один мяч, а мог­ло и боль­ше вой­ти!

Так, ха­рак­тер­ная по­дроб­ность то­го вре­ме­ни… Вот те­перь – в от­пуск.

«по­шли те­бе, бо­же, Му­жа­элек­три­ка»

Томми Геммелл ро­дил­ся в Ма­зер­вел­ле, в до­ме де­душ­ки и ба­буш­ки – то­гда его се­мья еще не на­ко­пи­ла на соб­ствен­ное жи­лье. Его отец Эл­фи всю жизнь тяж­ко вка­лы­вал и на удив­ле­ние ма­ло пил, был спо­кой­ным, мол­ча­ли­вым и за­мкну­тым че­ло­ве­ком; до­ма вер­хо­во­ди­ла ма­ма Мар­га­рет, ко­то­рую Геммелл

вспо­ми­нал как «по­чти кра­са­ви­цу». Зна­чи­тель­ная часть пер­вой гла­вы ме­му­а­ров Томми по­свя­ще­на пре­ле­стям неосве­ща­е­мо­го туа­ле­та на ули­це, осо­бен­но зи­мой; пре­ле­сти до­бав­ля­ло то, что сор­тир со­дер­жа­ли в до­ле с со­се­дя­ми и уби­ра­ли, со­от­вет­ствен­но, по оче­ре­ди – вот тут мог­ли воз­ник­нуть до­пол­ни­тель­ные сюр­при­зы. «Пер­вой ра­бо­той в мо­ей жиз­ни бы­ло на­ре­за­ние га­зет на под­хо­дя­щие для упо­треб­ле­ния ку­соч­ки»… На­пи­са­но бы­ло про­чув­ство­ван­но, с ду­шой – чув­ство­ва­лось, что и пол­сот­ни лет спу­стя эти вос­по­ми­на­ния для Гем­мел­ла бы­ли весь­ма жи­вы­ми, и его лю­бовь к ком­фор­ту име­ла очень про­стое объ­яс­не­ние – успел на­ма­ять­ся в дет­стве, еще и в до­ме без цен­траль­но­го отоп­ле­ния!

Учил­ся Томми непло­хо, но фут­бол до­воль­но быст­ро на­чал брать верх над на­у­ка­ми, и в 16 лет Геммелл от­пра­вил­ся ра­бо­тать уче­ни­ком элек­три­ка – так оста­ва­лось боль­ше вре­ме­ни для тре­ни­ро­вок. «Я по­чув­ство­вал, что у ме­ня очень непло­хо по­лу­ча­ет­ся удар с даль­ней ди­стан­ции – во вся­ком слу­чае, я мо­гу на­пра­вить мяч силь­но и точ­но…»

По­лу­чив шанс на про­смот­ре в «Сел­ти­ке», к сло­ву, ни­чуть не кру­том по тем вре­ме­нам клу­бе, Томми су­мел ис­поль­зо­вать его, но вплоть до 1965 го­да оста­вал­ся part-timer’ом. Сам нема­ло удив­лял­ся – де­бю­ти­ро­вав 5 ян­ва­ря 1963-го, вско­ре уже иг­рал в ос­но­ве, непло­хо за­ра­ба­ты­вал (18 фун­тов в неде­лю плюс бо­нус 3 фун­та за по­бе­ду), а всё ни­как не мог рас­стать­ся с ме­тал­лур­ги­че­ским ком­би­на­том «Ра­вен­скр­эйг»* в Ма­зер­вел­ле и ре­бя­та­ми, как-то нелов­ко бы­ло их бро­сить. Геммелл, се­рьез­но рискуя дис­ква­ли­фи­ка­ци­ей, по­иг­ры­вал за за­вод­ской кол­лек­тив и да­же до­был ка­кой-то тро­фей – к сча­стью, ни­кто не об­ра­тил вни­ма­ние на уже вполне из­вест­но­го и со­сто­яв­ше­го­ся фут­бо­ли­ста… Но всё про­хо­дит, ми­нул и «элек­три­че­ский» пе­ри­од в жиз­ни Томми.

«В те вре­ме­на я пил немно­го» – ка­кая мно­го­зна­чи­тель­ная фра­за! Тот Геммелл ку­да боль­ше лю­бил иг­рать и танцевать.

«Селтик» тре­ни­ро­вал Джим­ми Мак­гро­ри, ле­ген­дар­ный бом­бар­дир, но ни­ка­ку­щий тре­нер, по­ки­дав­ший свой ка­би­нет лишь по большим празд­ни­кам и по­чти не участ­во­вав­ший в тре­ни­ров­ках. Впро­чем, имен­но он на­чал омо­ло­же­ние ко­ман­ды, пло­да­ми ко­то­ро­го впо­след­ствии столь быст­ро и бли­ста­тель­но вос­поль­зу­ет­ся Джо Стин. Томми Геммелл и Джим­ми «Джин­ки» Джон­стон по­яви­лись в клу­бе в один день и с тех пор бы­ли не раз­лей во­да; ко­гда Геммелл ку­пил ав­то­мо­биль, Джон­стон боль­ше ни ра­зу не ез­дил на тре­ни­ров­ку или иг­ру на ав­то­бу­се – его все­гда под­во­зил, а по­рой бу­дил и под­во­зил вер­ный друг. Вме­сте с ни­ми воз­ник и Джим Кр­эйг, поз­же под­тя­ну­лись Боб­би Мёр­док и Боб­би Лен­нокс – всё это бу­ду­щие три­ум­фа­то­ры Лис­са­бо­на; ос­нов­ные и неза­ме­ни­мые иг­ро­ки ко­ман­ды, ко­то­рая на про­тя­же­нии мно­гих лет вла­ды­че­ство­ва­ла в Шот­лан­дии, на­мерт­во за­дви­нув * – за­крыт в 1992 го­ду, про­ра­бо­тав 35 лет. Сей­час на этом ме­сте го­ро­док Ра­вен­скр­эйг. Воз­дух стал зна­чи­тель­но чи­ще, зем­ля то­же. в тень зем­ля­ков из «Рейн­джерс», а глав­ное – бы­ла на пер­вых ро­лях в Ев­ро­пе.

Мно­гие из них ста­ли не толь­ко «Лис­са­бон­ски­ми льва­ми», но и «Вол­шеб­ни­ка­ми Уэм­бли» – участ­ни­ка­ми той са­мой эпи­че­ской и рас­чу­дес­ной по­бе­ды над чем­пи­о­на­ми ми­ра ан­гли­ча­на­ми. 15 ап­ре­ля 1967-го, 3:2! И раз­ло­ман­ные на су­ве­ни­ры во­ро­та, в щеп­ки раз­не­сен­ные пья­ной и счаст­ли­вой «Тар­та­но­вой ар­ми­ей»…

Я уже, ка­жет­ся, на­пи­сал, что всё про­хо­дит. Вот и это за­кон­чи­лось до­воль­но быст­ро. Как ми­ни­мум для Томми. Од­но­го из са­мых яр­ких пред­ста­ви­те­лей то­го поколения, осо­бен­но ес­ли к иг­роц­ким до­сти­же­ни­ям до­ба­вить по­ве­де­ние вне по­ля. Он был на­сто­я­щей звез­дой, и этим всё ска­за­но! Воз­мож­но, имен­но это вне­зап­но ослож­ни­ло его даль­ней­шую ка­рье­ру.

Стра­кан и Ста­кан

В ав­то­био­гра­фи­че­ском по­вест­во­ва­нии (кни­га «Ль­ви­ное серд­це», на­пи­сан­ная Гр­эмом Мак­кол­лом, вы­шла в 2004-м; спу­стя де­ся­ток лет по­яви­лась дру­гая, ме­нее то­ле­рант­ная – «Томми Джем­мелл – всё лучшее») ве­те­ран не стал ща­дить ни­ко­го и очень при­лич­но раз­от­кро­вен­ни­чал­ся. Один толь­ко фраг­мент об эпич­ной пьян­ке мо­ло­до­го Гор­до­на Стра­ка­на с мно­го­опыт­ным Джим­ми Джон­сто­ном че­го сто­ит!

Это бы­ло в кон­це 70-х в «Дан­ди», ко­гда Геммелл тре­ни­ро­вал этот клуб и при­гла­сил ту­да сво­е­го ста­ро­го то­ва­ри­ща по «Сел­ти­ку», на­де­ясь на его по­мощь. То­гда юный, но уже по­да­вав­ший из­ряд­ные на­деж­ды Стра­кан от­ка­зал­ся от про­смот­ра в «Ман­че­стер Юнай­тед» и под­пи­сал про­фес­си­о­наль­ный кон­тракт с «Дан­ди», а Геммелл ре­шил, что ему бу­дет по­лез­но по­тре­ни­ро­вать­ся в спар­ке с Джон­сто­ном. Стра­кан по мо­ло­до­сти по­ба­и­вал­ся «Ко­ро­тыш­ку» и при­гла­сил его ото­бе­дать. «Стра­кан скром­но счи­тал, что по иг­ре они с Джон­сто­ном в раз­ных ли­гах. В этот день он убе­дил­ся, что они в раз­ных ли­гах еще и по вы­пив­ке. Еще и в на­сколь­ко раз­ных!»

Под плот­ную за­кусь па­роч­ка упо­тре­би­ла че­ты­ре бу­тыл­ки ви­на (Геммелл за­тем вос­ста­но­вил их «бо­е­вой» путь), по­иг­ра­ла в фут­бол с де­тиш­ка­ми на ули­це, осве­жи­лась и ре­ши­ла, что пра­виль­но бу­дет про­дол­жить ме­ро­при­я­тие. Один паб, вто­рой, а за­тем, ко­гда ра­зум по­мерк – ре­сто­ран в го­сти­ни­це, рас­по­ла­гав­шей­ся че­рез до­ро­гу от оте­ля, ко­то­рым то­гда за­прав­лял Геммелл, их глав­ный тре­нер!

Ко­неч­но, к Томми сра­зу при­бе­жа­ли – мол, та­кое тво­рит­ся, ско­рее бе­ги­те… Уже при­лег­ший Стра­кан глав­но­го тре­не­ра не узнал – «му­жик, я да­же не пом­ню, кто я, где я». По­том всё же сфо­ку­си­ро­вал зре­ние, уда­рил­ся в сле­зы и упро­сил тре­не­ра за­ка­зать ему так­си. Джон­стон же про­чув­ство­вал всё зад­ни­цей и ис­па­рил­ся за па­ру ми­нут до по­яв­ле­ния Гем­мел­ла. Но посколь­ку жил он у сво­е­го дру­га и

на­став­ни­ка, то спу­стя неко­то­рое вре­мя всё же воз­ник и про­из­нес… Нет, не «Да­рья, де­ло мо­ло­дое!», а «По­ду­ма­ешь, чу­ток по­ве­се­ли­лись». И че­рез ми­ну­ту – «Хо­тя да, немнож­ко я рас­сла­бил­ся…»

Сто­ит ли удив­лять­ся, что Джон­стон про­вел за «Дан­ди» все­го-то па­ру мат­чей и за­кон­чил ка­рье­ру, страш­но под­ве­дя Гем­мел­ла. Хо­тя как ска­зать… Ко­ман­да вы­ле­те­ла, и тре­нер­ская ка­рье­ра Томми фак­ти­че­ски за­вер­ши­лась, а кто ска­зал, что это пло­хо, ес­ли он стал вполне успеш­ным ме­не­дже­ром и от­лич­но за­ра­ба­ты­вал?!

Хо­тя… В 1994 го­ду в дом Джем­мел­ла вло­ми­лись во­ры – об­нес­ли при­лич­но, но по­че­му­то не тро­ну­ли его кол­лек­цию ме­да­лей, про­чих зна­ков от­ли­чия и фут­бо­лок, мо­жет, не за­ме­ти­ли, мо­жет, по­ща­ди­ли. Томми немед­лен­но вы­ста­вил ее на про­да­жу (к сло­ву, пер­вым из иг­ро­ков той ко­ман­ды) и вы­ру­чил 32 ты­ся­чи фун­тов – лот при­об­рел мест­ный биз­нес­мен, фа­нат «Сел­ти­ка». А те­перь по­ди пой­ми – то ли Гем­мел­ла нуж­да по­двиг­ла, то ли дей­стви­тель­но опа­се­ние за со­хран­ность экс­по­на­тов? Де­ло в том, что од­ну из глав­ных цен­но­стей – фут­бол­ку Сан­д­ро Мац­цо­лы, вы­ме­нян­ную по­сле по­бед­но­го фи­на­ла КЕЧ, Томми дву­мя го­да­ми ра­нее по­жерт­во­вал бла­го­тво­ри­тель­но­му фон­ду в честь 25-ле­тия мат­ча с «Ин­те­ром»!

Вро­де не бед­ство­вал.

тем­ная Сто­ро­на ве­ли­чия

Ну а те­перь да­вай­те немно­го по­мрач­не­ем. Фраг­мент вос­по­ми­на­ний, по­свя­щен­ный ве­ли­ко­му и ле­ген­дар­но­му Джо­ку Сти­ну, од­ной фра­зой мож­но бы­ло бы опи­сать так: «Он сво­лочь и по­сту­пил по от­но­ше­нию ко мне как по­след­няя …, но я его люб­лю».

До­воль­но близ­кие от­но­ше­ния Гем­мел­ла и Сти­на – ина­че в том «Сел­ти­ке» не мог­ло быть! – рух­ну­ли в од­но­ча­сье. В 1969-м Шот­лан­дия в го­стях про­иг­ры­ва­ла сбор­ной ФРГ 2:3 в от­бо­роч­ном мат­че чем­пи­о­на­та ми­ра.

«За ми­ну­ту до кон­ца я по­лу­чил мяч в от­лич­ной по­зи­ции на ли­нии штраф­ной, во­ро­та Зеп­па Май­е­ра бы­ли пе­ре­до мной. Я про­бро­сил мяч впе­ред пра­вой, и в этот мо­мент Гель­мут Хал­лер сза­ди за­плел мне но­ги, а ав­стрий­ский ар­битр да­же не по­ду­мал свист­нуть.

Я со­вер­шен­но не гор­жусь тем, что сде­лал за­тем. Я пнул ух­мы­ля­ю­ще­го­ся Хал­ле­ра в зад, и вот это ре­фе­ри за­ме­тил. Я по­ки­нул по­ле и 60 се­кунд спу­стя про­зву­чал фи­наль­ный сви­сток.

«Боль­шой Джок» был в офи­ци­аль­ной де­ле­га­ции Фут­боль­ной ас­со­ци­а­ции Шот­лан­дии. По пу­ти до­мой он не ска­зал мне ни сло­ва. Мол­ча­ние про­дол­жа­лось, ко­гда мы при­сту­пи­ли к по­след­ним при­го­тов­ле­ни­ям пе­ред фи­на­лом Куб­ка ли­ги».

Стин без объ­яс­не­ния при­чин снял Гем­мел­ла с иг­ры про­тив «Сент-джон­сто­на», за­ме­нив его Дэ­ви­дом Хэем. Разъ­ярен­ный Томми по­тре­бо­вал вы­ста­вить его на транс­фер – тре­нер не воз­ра­жал. И на­ча­лась бо­лее чем двух­лет­няя тя­го­мо­ти­на, по хо­ду ко­то­рой жур­на­ли­сты рас­ска­зы­ва­ли Гем­мел­лу, кто им ин­те­ре­су­ет­ся, он при­бе­гал к Сти­ну, а тот сто­и­че­ски от­ве­чал: «Ес­ли что, я те­бе со­об­щу». Так на­крыл­ся кон­тракт с «Бар­се­ло­ной» – ту как раз при­нял Вик Ба­кинг­эм, он ис­кал ле­во­го за­щит­ни­ка, но зло­ве­щее мол­ча­ние «Сел­ти­ка» за­ста­ви­ло пе­ре­клю­чить­ся на дру­гих кан­ди­да­тов («А я мечтал сыг­рать за «Бар­су»!» Ка­та­лон­ский гранд впе­чат­лил Гем­мел­ла еще в мо­ло­до­сти, ко­гда уве­рен­но обыг­рал «Селтик» в Куб­ке Яр­ма­рок), про­па­ли вот­ще и втуне по­полз­но­ве­ния «Ле­сте­ра» и «Тот­тен­х­э­ма», воз­мож­но – чьи-то еще.

Пе­ри­о­ди­че­ски Стин воз­вра­щал Гем­мел­ла на по­ле – осо­бен­но на «гор­ло­вые» по­един­ки, тре­нер пре­крас­но по­ни­мал, что бес­тре­пет­но­му Томми они уда­ют­ся луч­ше все­го. Он за­би­вал «Бен­фи­ке» на 2-й ми­ну­те и «Фей­е­но­ор­ду» в про­иг­ран­ном фи­на­ле КЕЧ-1970, он про­дол­жал при­но­сить поль­зу ко­ман­де, но в то же вре­мя это бы­ла не жизнь и это бы­ла не иг­ра. Окон­ча­тель­ный раз­рыв про­изо­шел, ко­гда Геммелл и Джон­стон на­пи­лись во вре­мя турне «Сел­ти­ка» по США и бы­ли от­прав­ле­ны до­мой. В де­каб­ре 1971 го­да Геммелл всё же рас­стал­ся с «Кель­та­ми» и под­пи­сал кон­тракт с «Нот­тин­ге­мом Фо­рест» – меж­ду про­чим, на втрое боль­шую зар­пла­ту.

«Я утра­тил воз­мож­ность быть иг­ро­ком «Сел­ти­ка» – а это, по­верь­те, го­раз­до боль­ше, чем деньги!»

Не то что­бы он иг­рал ис­клю­чи­тель­но за деньги, но быст­рые ав­то­мо­би­ли лю­бил и бес­среб­ре­ни­ка из се­бя ни­ко­гда не изоб­ра­жал. Томми не про­жи­гал жизнь – он ее лю­бил и слег­ка поль­зо­вал­ся этим…

У него был очень слож­ный мо­мент в от­но­ше­ни­ях с бо­лель­щи­ка­ми «Сел­ти­ка», ко­то­рые, есте­ствен­но, обо­жеств­ля­ли его, а по­том чуть не про­кля­ли – ко­гда 15 де­каб­ря 1973 го­да «Дан­ди» в фи­на­ле Куб­ка ли­ги неожи­дан­но обыг­рал «Селтик», и фа­на­ты по­счи­та­ли, что ка­пи­тан их со­пер­ни­ка – а это был, ко­неч­но же, Томми Геммелл – слиш­ком ра­до­вал­ся по­бе­де. Еще бы! Осо­бен­но ес­ли учесть, с ка­кой оби­дой он по­ки­дал род­ной клуб.

«Вре­мя по­дви­ги эти не стер­ло…» По­дви­ги – на­вер­ное, нет. А вот от­но­ше­ния че­ло­ве­че­ские пре­тер­пе­ва­ют опре­де­лен­ные из­ме­не­ния. Ше­лу­ха, на­нос­ное, ме­лоч­ные сче­ты ку­да-то ухо­дят, а оста­ют­ся ми­ну­ты ве­ли­чай­ше­го тор­же­ства и еди­не­ния по­сле три­ум­фа 1967-го. Ко­гда Геммелл чуть ли не до­полз до точ­ки, от­ку­да на­нес свой исто­ри­че­ский удар, а по­сле вос­пря­нул ду­хом и сно­ва но­сил­ся по по­лю как но­вень­кий и ярост­но празд­но­вал как по­бед­ный гол Чал­мер­са, так и фи­наль­ный сви­сток. Ко­гда Стин, бор­мо­ча «Что за матч, что за матч!», невер­ной по­ход­кой за­ша­гал в раз­де­вал­ку за ми­ну­ту до кон­ца иг­ры, бу­дучи не в си­лах оста­вать­ся на ска­мей­ке. Ко­гда един­ствен­ный тре­нер ан­глий­ско­го клу­ба, при­сут­ство­вав­ший на мат­че с «Ин­те­ром» – шот­лан­дец Билл Шенк­ли из «Ли­вер­пу­ля», а кто же! – мол­вил толь­ко од­но: «Джон, те­перь ты бес­смер­тен». Ко­гда ка­кой-то ра­бот­ник лис­са­бон­ско­го ста­ди­о­на за­жал Сти­на в уг­лу и кри­чал ему, пу­тая ан­глий­ские сло­ва: «Ва­ша ата­ку­ю­щая иг­ра – вот это на­сто­я­щий смысл фут­бо­ла! Вот это на­сто­я­щая иг­ра!!!» Джок с тру­дом ото­рвал­ся от него: «Па­рень, про­сти, но я го­тов вы­слу­ши­вать та­кое всю ночь, а у нас еще де­ла». И по­вер­нул­ся к фут­бо­ли­стам: «Слы­ша­ли? Это лучшее, что ко­гда-ли­бо зву­ча­ло в ад­рес шот­ланд­ской ко­ман­ды».

Так они за­слу­жи­ли! Это и бы­ла луч­шая шот­ланд­ская ко­ман­да, ис­тин­ная ле­ген­да, во­шед­шая в ис­то­рию не толь­ко ти­ту­ла­ми и иг­рой, но и тем, что ни­кто из них не ро­дил­ся даль­ше 30 миль от ста­ди­о­на «Парк­хед» в Глаз­го. «Их в жи­вых оста­лось толь­ко се­ме­ро…» Пра­виль­ный от­вет. Фил Нил, ПРА­ВЫЙ ЗА­ЩИТ­НИК «Ли­вер­пу­ля» (за­бил с пе­наль­ти глад­бах­ской «Бо­рус­сии» в 1977-м и с иг­ры «Ро­ме» в 1984-м). Пред­став­ля­е­те, их, та­ких бом­бар­ди­ров, двое – и оба край­ние бе­ки!!!

Гу­ляй, брат­ва! 25 мая 1967 го­да, «Селтик» с «ло­по­ухим». Стив Чал­мерс, Бил­ли мак­нил, Боб­би мёр­док, Томми Геммелл, Джим­ми Джон­стон, Бер­ти оулд, Боб­би лен­нокс, Джим Кр­эйг, Рон­ни Симп­сон, Джон Кларк, уил­ли уол­лес, Джок Стин

Геммелл про­тив «Ин­те­ра» в фи­на­ле КЕЧ‑1967

Геммелл за­би­ва­ет «Фей­е­но­ор­ду» в фи­на­ле КЕЧ‑1970

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.