СВЯ­ТОЙ И НЕЧЕСТИВЕЦ

Football (Ukraine) - - ЗВЕЗДА ПАМЯТЬ - Здесь мо­гут с на­ми низ­ко по­сту­пить – уни­зить нас не мо­гут. Шил­лер, «Ма­рия Стю­арт»

За­мет­ка главре­да «Раз­вле­кая – раз­ру­шать» в № 32 «Фут­бо­ла» вы­зва­ла у ме­ня раз­дра­же­ние и непри­я­тие. Я знаю, что он по­клон­ник тре­нер­ско­го та­лан­та и лич­но­сти Жо­зе Мо­ури­ньо. Но раз­ве для то­го, чтоб про­слав­лять сво­е­го лю­бим­ца, нуж­но ста­ра­тель­но «по­ли­вать» гря­зью Кру­иф­фа, ко­то­рый дал Иг­ре несо­из­ме­ри­мо боль­ше, чем тот, кто на­зы­ва­ет се­бя Special One?!

«На­езд» Фран­ко­ва на Кру­иф­фа на­по­ми­на­ет мне раз­вер­ну­тую на по­ло­су фра­зу из «Ме­ста встре­чи…»: «… А по­то­му, что уже сей­час, что­бы день­ги мои от­нять, за­ра­бо­тан­ные, пять кус­ков кров­ных, ты ме­ня и мен­том вы­став­ля­ешь, и сту­ка­чом, и под этим со­усом вы глот­ку мне го­то­вы спо­кой­но пе­ре­ре­зать…»

От то­го, что Круифф вы­став­лен в тек­сте и за­вист­ни­ком, и ста­рым ма­раз­ма­ти­ком, ны­неш­ний тре­нер «Ре­а­ла» в гла­зах его по­клон­ни­ков луч­ше не ста­нет, по­то­му что «луч­ше неку­да», а сре­ди тех, кто рав­но­ду­шен к «Эле­нио Эр­ре­ре на­ше­го вре­ме­ни», по­пу­ляр­но­сти не при­ба­вит­ся. Как был, по-мо­е­му, Мо­ури­ньо на се­го­дня луч­шим тре­не­ром-тех­но­ло­гом по

вы­иг­ры­шу ти­ту­лов, та­ко­вым он и оста­нет­ся. Он при­но­сит клу­бам, в ко­то­рых ра­бо­та­ет, зва­ния, куб­ки и день­ги. На­вер­ня­ка ко­гда он отой­дет от дел, его бу­дут вспо­ми­нать как пре­успе­ва­ю­ще­го тре­не­ра, удач­ли­во­го до­быт­чи­ка фут­боль­но­го дра­го­цен­но­го ме­тал­ла. В сре­де «зо­ло­то­ис­ка­те­лей» он сей­час на пер­вом ме­сте, но не он от­крыл ту жи­лу, от ко­то­рой кор­мит­ся фут­боль­ный мир. Их про­сто нель­зя срав­ни­вать. Те­перь зад­ним чис­лом мож­но спо­рить, кто «при­ду­мал» «то­таль­ный фут­бол». Ми­хелс, Хап­пель, Ковач? Го­во­рить, что эле­мен­ты то­таль­но­го при­сут­ство­ва­ли у раз­ных ко­манд при раз­ных тре­не­рах? Мож­но. Но чье имя не­от­де­ли­мо от сло­во­со­че­та­ния «то­таль­ный фут­бол», чье имя пер­вым при­хо­дит на ум при раз­го­во­рах о «то­таль­ном фут­бо­ле»? Кру­иф­фа. Он про­де­мон­стри­ро­вал, что это та­кое. Да, с парт­не­ра-

ми, ра­зу­ме­ет­ся. Он со то­ва­ри­щи про­из­вел по­след­нюю так­ти­че­скую ре­во­лю­цию в фут­бо­ле. По­сле 1974 го­да, ко­гда сбор­ная Гол­лан­дии во гла­ве с Кру­иф­фом по­ка­за­ла ми­ру, что та­кое «то­таль­ный фут­бол», в него за­иг­ра­ли или хо­тя бы по­пы­та­лись за­иг­рать все осталь­ные. И иг­ра­ют до сих пор.

Да­же в по­ле­ми­че­ском за­па­ле нель­зя до­хо­дить до аб­сур­да и утвер­жать, что до Кру­иф­фа в фут­бол не иг­ра­ли. Иг­ра­ли, и еще как! В кон­це кон­цов, Пе­ле и Ди Сте­фа­но уже бы­ли яв­ле­ны ми­ру – пер­вые свя­тые в на­ро­див­шей­ся фут­боль­ной ре­ли­гии…

Лев Фи­ла­тов, главред то­гдаш­не­го «Фут­бол-хок­кея», сфор­му­ли­ро­вал так: «Пе­ле по­ка­зал, ка­ким мо­жет быть иг­рок, Круифф – ка­кой мо­жет быть иг­ра».

Он­ведь­не­про­сто «под­нял­план­ку», он «раз­дви­нул го­ри­зон­ты».

…О план­ке. Не Ри­чард Фос­бю­ри при­ду­мал прыж­ки в вы­со- ту. Он все­го лишь изоб­рел но­вый, прин­ци­пи­аль­но иной с т иль прыж­ка, по­ка­зал его на ОИ-68, где за­во­е­вал зо­ло­тую ме­даль. Вслед за ним на при­ду­ман­ный им спо­соб пе­ре­шли все пры­гу­ны. Его тех­ни­ку со­вер­шен­ство­ва­ли, при­спо­саб­ли­ва­ли под кон­крет­ные осо­бен­но­сти кон­крет­ных спортс­ме­нов, но сле­ду­ю­щая «прыж­ко­вая ре­во­лю­ция» так до сих пор и не со­сто­я­лась; мо­жет быть, она в этом ви­де лег­кой ат­ле­ти­ки уже невоз­мож­на…

В фут­бо­ле воз­мож­но­сти для со­вер­шен­ство­ва­ния сти­ля и спо­со­ба иг­ры неис­чер­па­е­мы. Вот и экс­плу­а­ти­ру­ют внед­рен­ное ко­ман­дой Кру­иф­фа в се­ре­дине 70-х с тех пор и до этих. И дол­го еще бу­дут экс­плу­а­ти­ро­вать. Но­вая «фут­боль­ная ре­во­лю­ция» очень да­ле­ка от нас.

Уни­каль­ность Кру­иф­фа еще и в том, что в от­ли­чие от дру­гих «небо­жи­те­лей», для пе­ре­чис­ле­ния ко­то­рых до­ста­точ­но паль­цев двух рук, он стал тре­не­ром, до­бив­шим­ся не толь­ко по­бед и успе­хов, но и де­я­те­лем, со­тво­рив­шим свою фи­ло­со­фию иг­ры – как цель, а не сред­ство.

Пе­ле пре­крас­но жи­вет без тре­нер­ско­го де­ла, Зи­дан раз­ду­мы­ва­ет, вре­ме­ни у него впе­ре­ди ва­гон, Пла­ти­ни по­про­бо­вал да ушел на дру­гое по­при­ще, вот Ма­ра­до­на то­же по­про­бо­вал. Ска­же­те, что есть еще Бек­кен­бау­эр, ко­то­рый вы­иг­рал ЧМ как иг­рок и как тре­нер. Вер­но, есть. Ну, так ему уда­ва­лось всё, за что брал­ся! Он то­же из «свя­тых», но из ве­дом­ства «чу­до­твор­цев».

Это я, соб­ствен­но, к то­му, что «свя­той» име­ет пра­во го­во­рить лю­бую ба­наль­ность. Зепп Гер­бер­гер лю­бил по­вто­рять, что «мяч круг­лый». Над ним пе­ре­ста­ли по­сме­и­вать­ся по­сле то­го, как сбор­ная ФРГ ста­ла чем­пи­о­ном ми­ра. Вы­ра­же­ние «мяч круг­лый» в его устах зву­ча­ло мно­го­зна­чи­тель­но. «Про­сто шеф что-то не до­го­ва­ри­ва­ет, ду­ма­ет, что его и так уже по­ня­ли».

С Кай­зе­ром еще кру­че. По­сле ЧМ-90 вос­тор­жен­ные жур­на­ли­сты на­пи­са­ли: «Ес­ли Бек­кен­бау­эр ска­жет, что мяч квад­рат­ный, все в один го­лос за­кри­чат, «как же мы рань­ше это не за­ме­ча­ли!»

Круифф, един­ствен­ный из ве­ли­ких, остал­ся в Иг­ре на­дол­го и со­здал в Бар­се­лоне и «Бар­се­лоне» свой фут­боль­ный мир. Ва­си­лий Уткин прав, на­зы­вая этот мир «Брат­ством свя­то­го Йохана», мир, в ко­то­ром по­бе­да во­пре­ки Иг­ре по­бе­дой не счи­та­ет­ся.

В 1997 го­ду Хор­хе Валь­да­но, «ре­а­лист» и од­но­вре­мен­но по­чи­та­тель Кру­иф­фа, узнав о том, что Круифф пре­кра­ща­ет ра­бо­тать из­за про­блем со здо­ро­вьем, с со­жа­ле­ни­ем на­пи­сал: «Круифф ушел, и од­ним пре­пят­стви­ем на пу­ти тор­же­ству­ю­щей по­сред­ствен­но­сти ста­ло мень­ше».

Бо­лель­щи­ки «Бар­сы» ме­те­лят ар­бит­ра, ко­то­рый по­смел уда­лить Кру­иф­фа. Матч с «Ма­ла­гой»...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.