ПО КОМ ЗВО­НИТ КОЛОКОЛЬЧИК

Football (Ukraine) - - АНГЛИЯ ПРЕМЬЕР-ЛИГА - Сер­гей Ба­ба­ри­ка ар­те­ма фран­ко­ва

Ис­то­рия три­ум­фа и сам триумф Ра­нье­ри тем ин­те­рес­нее и по­ка­за­тель­нее, что он во­об­ще мог за­вя­зать с тре­нер­ской де­ят е л ь но­стью е ще в да­ле­ком 1988 го­ду. Ес­ли бы не при­гла­ше­ние из «Ка­лья­ри», по­да­рив­шее вдох­но­ве­ние и на­деж­ду на то, что в ита­льян­ском фут­бо­ле есть управ­лен­цы с хоть ка­ким-то здра­вым смыс­лом в по­ступ­ках и ре­ше­ни­ях! Ха, это он про­сто раз­ми­нул­ся с Мас­си­мо Чел­ли­но, ко­то­рый при­шел к вла­сти в клу­бе из Сар­ди­нии как раз в мо­мент ухо­да Ра­нье­ри в «На­по­ли». О су­ма­сброд­ном и дур­ко­ва­том «по­жи­ра­те­ле тре­не­ров» у нас, к сло­ву, то­же есть ма­те­ри­ал в за­гаш­ни­ке.

Ра­нье­ри как иг­рок был иде­аль­ным за­щит­ни­ком для ко­манд, же­ла­ю­щих по­вы­сить­ся в клас­се, по­то­му не­уди­ви­тель­но, что и свою тре­нер­скую ка­рье­ру он на­чи­нал в на­сто­я­щей глу­ши. И это ед­ва не уби­ло его же­ла­ние тре­ни­ро­вать, так как усло­вия ра­бо­ты бы­ли жест­ки­ми да­же для съев­ше­го не один пуд со­ли в ита­льян­ской тря­сине Кла­удио.

Пер­вы­ми ко­ман­да­ми Ра­нье­ри бы­ли лю­би­тель­ская «Ви­гор Ла­ме­ция» из Ка­лаб­ри и клуб из при­го­ро­да Неа­по­ля «Пу­те­о­ла­на», где он и го­тов был за­вер­шить ка­рье­ру. Ра­нье­ри: «Да, я мог за­вер­шить ка­рье­ру, так тол­ком и не на­чав ее. Я ра­бо­тал с «Ла­ме­ци­ей» и «Пу­те­о­ла­ной». Мы шли на вер­ху таб­ли­цы, не про­иг­рав ни од­но­го мат­ча, но бы­ли не­ко­то­рые стран­ные ве­щи, ко­то­рые мне не нра­ви­лись, я не хо­чу вам о них рас­ска­зы­вать. Я про­сто со­брал ве­щи и ска­зал: «По­ка-по­ка, я по­шел до­мой». В «Пу­те­о­лане» у ме­ня не хва­та­ло иг­ро­ков – пом­нит­ся, мы ино­гда да­же иг­ра­ли вде­ся­те­ром…

…Но вы зна­е­те, сно­ва про­изо­шло что-то стран­ное и они ме­ня уво­ли­ли! То­гда я ска­зал: «Это не моя ра­бо­та, я люб­лю по­ле, я люб­лю фут­бол, но здесь так мно­го по­ли­ти­ки, а я не по­ли­тик. Я про­зрач­ный че­ло­век. Так что я ска­зал: «Это не моя ра­бо­та» и ушел. По­том они уво­ли­ли еще двух тре­не­ров, сме­ни­ли вла­дель­ца клу­ба, и но­вый при­гла­сил ме­ня, что­бы я по­мог им за­кон­чить се­зон. Они уже вы­ле­та­ли, но иг- ро­ки по­про­си­ли пре­зи­ден­та вер­нуть ме­ня. Я раз­ду­мы­вал, и тут мне по­зво­ни­ли из «Ка­лья­ри» – мы обыг­ра­ли их в се­рии «С»; а это озна­ча­ло, что ма­лень­кая ко­ман­да по­би­ла ги­ган­та, так как «Ка­лья­ри» был боль­шим клу­бом для се­рии «С». Я не мог им от­ка­зать».

С «Ка­лья­ри» Ра­нье­ри вы­иг­рал два по­вы­ше­ния и вы­вел ко­ман­ду в се­рию «А», по­сле че­го вер­нул­ся в Неа­поль, где при­нял «На­по­ли».

По хо­ду чем­пи­он­ско­го се­зо­на Да­ни Дрин­ку­о­тер спро­во­ци­ро­вал до­воль­но бур­ное об­суж­де­ние, при­знав­шись, что Ра­нье­ри ча­стень­ко изоб­ра­жа­ет… звон ко­ло­коль­чи­ка: «Ди­ли-динь, ди­ли-дон!» Имен­но так на­чи­на­лись все тре­ни­ров­ки в «Лестере» – дон Кла­удио по­доб­ным нехит­рым при­е­мом за­став­лял иг­ро­ков, с од­ной сто­ро­ны, рас­сла­бить­ся, с дру­гой, со­сре­до­то­чить­ся.

«Этот колокольчик был изоб­ре­тен в «Ка­лья­ри»! – вспо­ми­на­ет Иво Пуль­га, про­вед­ший три се­зо­на в сар­дин­ской ко­ман­де под ру­ко­вод­ством Ра­нье­ри. – Тре­ни­ров­ки по­рой на­чи­на­лись очень ра­но, и мы, иг­ро­ки, вы­пол­за­ли на по­ле сон­ны­ми. Ра­нье­ри за­ме­чал, что мы мыс­ля­ми до сих пор в по­сте­ли и на­чи­нал на­пе­вать: «Ди­ли­динь! Ди­ли-дон! Тре­ни­ров­ка на­чи­на­ет­ся! Ди­ли-динь!» Это ста­ло сво­е­го ро­да на­шим де­ви­зом, а на Рож­де­ство Ра­нье­ри по­да­рил ка- ждо­му иг­ро­ку колокольчик с над­пи­сью «Ка­лья­ри Каль­чо, ди­ли­динь, ди­ли-дон». Я свой бе­реж­но хра­ню!»

Тот же при­ем тре­нер ис­поль­зо­вал и в «На­по­ли», и в «Ювен­ту­се», и в «Ро­ме». Юмор­ные рож­де­ствен­ские по­дар­ки то­же вхо­ди­ли в ра­нье­рев­ские ме­то­ди­ки – на­при­мер, иг­ро­кам «Ка­лья­ри» он на сле­ду­ю­щий год пре­зен­то­вал зо­ло­тые «Фер­ра­ри» (иг­ру­шеч­ные!), по­то­му что в ка­кой-то га­зе­те ко­ман­ду срав­ни­ли с кру­той спор­тив­ной тач­кой. Разо­брать от­че­ты о мат­чах и по­и­ро­ни­зи­ро­вать над оцен­ка­ми, ко­то­рые про­фа­ны­жур­на­ли­сты вы­ста­ви­ли иг­ро­кам, то­же бы­ло свя­тым де­лом…

Ши­ро­ко рас­про­стра­не­но мне­ние, что са­мый труд­ный пе­ри­од в ка­рье­ре Ра­нье­ри при­шел­ся на ра­бо­ту в сбор­ной Гре­ции, но сам Ра­нье­ри при­дер­жи­ва­ет­ся ино­го мне­ния.

«Ху­же все­го бы­ло в «Ва­лен­сии» в 2005-м. Я ска­зал вла­дель­цу клу­ба и спор­тив­но­му ди­рек­то­ру: «Это бу­дет труд­ный се­зон, по­то­му что слож­но до­стиг­нуть че­го-то боль­ше­го, чем чем­пи­он­ство и Ку­бок УЕФА с Бе­ни­те­сом. Они ска­за­ли: «Мы воз­вра­ща­ем те­бя, по­то­му что все лю­бят те­бя». Я им от­ве­тил: «Хо­ро­шо, но вы должны мне по­мочь». От­вет был: «Да, Кла­удио, ко­неч­но». А по­том они ме­ня вы­гна­ли…»

Ес­ли хо­чешь что- то вы­иг­рать – умей тер­петь. Ино­гда при­хо­дит­ся тер­петь бо­лее трид­ца­ти лет.

ра­нье­ри, фухс, Шмай­хель с чем­пи­он­ским куб­ком, от ко­то­ро­го так лег­ко от­кру­чи­ва­ет­ся вер­хуш­ка!

Кла­удио ра­нье­ри, тре­нер «на­по­ли»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.