СА­МЫЙ ПЬЮЩИЙ ФУТ­БО­ЛИСТ ВСЕХ ВРЕ­МЕН?

Штеф Лам­за – насто­я­щая ле­ген­да хор­ват­ско­го футбола. В 60-е у него бы­ло всё, вклю­чая неуга­си­мую страсть к ал­ко­го­лю. По­клон­ни­ки за­греб­ско­го «Динамо» обо­жа­ли его в том чис­ле и за это, а в клу­бе за­кры­ва­ли гла­за на пи­тей­ные по­дви­ги Лам­зы, что в ито­ге при­ве­ло к

Football (Ukraine) - - ТЕЛЕПРОГРАММА 10 – 13 ИЮЛЯ - Сер­гей БАБАРИКА, по ма­те­ри­а­лам Fourfourtwo

ПА­ДЕ­НИЕ

Ныне лишь г олые сте­ны оста­лись от «Ви­лы Ре­бар» – од­но­го из ле­ген­дар­ных мест на окра­ине За­гре­ба. Рас­по­ло­жен­ная на го­ре Мед­вед­ни­ца с ви­дом на го­род «Ви­ла» ко­гда-то бы­ла ре­зи­ден­ци­ей Ан­те Па­ве­ли­ча – ли­де­ра хор­ват­ско­го ма­ри­о­не­точ­но­го го­су­дар­ства во вре­ме­на Вто­рой ми­ро­вой вой­ны.

Поз­же это место ста­ло по­пу­ляр­ным у туристов, и тут раз­ме­сти­ли ресторан, ко­то­рый оста­вал­ся куль­то­вым до 1979 го­да, ко­гда огонь по­гло­тил все его де­ре­вян­ные кон­струк­ции, оста­вив толь­ко фун­да­мент и ос­нов­ную струк­ту­ру из кам­ня во вла­сти сор­ня­ков и лю­би­те­лей граф­фи­ти. Но за 12 лет до по­жа­ра ресторан стал ме­стом са­мой сюр­ре­а­ли­сти­че­ской тра­ге­дии в истории хор­ват­ско­го футбола.

Пре­крас­ным сол­неч­ным утром 1967 го­да го­сти оте­ля «Ви­ла Ре­бар» на­сла­жда­лись теп­лом и све­жим воз­ду­хом на от­кры­той тер­ра­се. Од­на­ко это был не ти­пич­ный день для жи­те­лей За­гре­ба, по­то­му как на­ка­нуне их «Динамо» со­вер­ши­ло невоз­мож­ное – про­иг­рав пер­вый матч «Айн­трах­ту» из Франк­фур­та 0: 3, хор­ва­ты вы­иг­ра­ли до­ма 4:0 в до­пол­ни­тель­ное вре­мя и по­па­ли в фи­нал Куб­ка Яр­ма­рок.

Там их ждал мо­гу­чий «Лидс» До­на Ри­ви, но фи­наль­ные иг­ры бы­ли за­пла­ни­ро­ва­ны на на­ча­ло сен­тяб­ря, а пока что у «Динамо» на­ли­че­ство­ва­ли неот­лож­ные де­ла – три мат­ча в чем­пи­о­на­те, ко­то­рые могли ре­шить судь­бу чем­пи­он­ско­го ти т у л а . Ме жд у ко­фе и сприт­це­ром ( вин­ный кок­тейль) на­род на тер­ра­се об­суж­дал шан­сы « Динамо » . Ес­ли оно одо­ле­ет «Са­ра­е­во» и вы­иг­ра­ет хо­тя бы один из двух остав­ших­ся вы­езд­ных мат­чей, то ти­тул ни­ку­да не де­нет­ся, а ведь он усколь­зал от ко­ман­ды уже де­вять лет.

Неуже­ли ко­ман­да, ко­то­рая со­вер­ши­ла та­кой подвиг с нем­ца­ми, мог­ла упу­стить чем­пи­он­ство? У них бы­ли лучшие иг­ро­ки, в том чис­ле ге н и а л ь н ый пл е й ме йк е р Стье­пан «Штеф» Лам­за. Его не оста­но­вит и Джек Чарль­тон, не го­во­ря уж о за­щит­ни­ках юго­слав­ской ли­ги! Лам­за про­из­вел фу­рор в мат­че с « Айн­трах­том » , и га з е т ы пол­ни­лись вос­тор­жен­ны­ми от­зы­ва­ми о его иг­ре. Хо­ди­ли слу­хи, что им ин­те­ре­су­ет­ся «Ин­тер», «Ми­лан», «Бар­се­ло­на». Но мог ли он про­ме­нять на что-то ноч­ную жизнь За­гре­ба, ко­то­рая сде­ла­ла его не мень­шим ге­ро­ем, чем иг­ра в фут­бол?!

«Всё про­изо­шло вне­зап­но, – вспо­ми­на­ет сви­де­тель про­ис­ше­ствия Звон­ко Ор­саг. – Человек упал с бал­ко­на, пря­мо на стол, ря­дом с ко­то­рым я си­дел. Он уда­рил­ся пле­чом, от­ле­тел от стола и стук­нул­ся го­ло­вой о зем­лю».

Упав­ший оста­вал­ся в со­зна­нии, но он не дви­гал­ся, а го­ло­ва бы­ла вся в кро­ви. По­се­ти­те­ли ре­сто­ра­на за­сты­ли в ужа­се, ко­гда уви­де­ли ли­цо по­стра­дав­ше­го. Это был тот са­мый Лам­за, ко­то­рым толь­ко что вос­хи­ща­лись по­клон­ни­ки футбола! Его гла­за непро­из­воль­но мор­га­ли, и от него ос­но­ва­тель­но ра­зи­ло spiritusvini.

КТО НЕ ПЬЕТ, ТОТ НЕ ИГ­РА­ЕТ

Бо ле л ь щи­кам « Динамо » при­выч­но узна­вать о пи­тей­ных по­дви­гах их иг­ро­ков. В 2013 го­ду бра­зиль­ский плей­мей­кер Сам­мир про­вел ночь в по­ли­цей­ском участк е , к ог да ег о з а держали утром по­сле ве­че­рин­ки – пья­но­го, как скунс. (Ори­ги­наль­ная сти­ли­сти­че­ская фи­гу­ра в ан­глий­ском язы­ке. Он что, об­га­дил­ся?! – Ред.) В 2012 го­ду До­ма­гоя Ви­ду вы­гна­ли из клуб­но­го ав­то­бу­са, ко­гда тре­нер за­ме­тил, что­тот от­крыл банку пи­ва. Ле­ген­да клу­ба 90- х Йо­зо Гас­пар, бу­дучи г лав­ным тре­не­ром лю­би­тель­ско­го клу­ба, спёр у иг­ро­ка кре­дит­ную кар­ту, что­бы ку­пить 36 лит­ро­вых бу­ты­лок « Егер­мей­сте­ра».

Нема­ло по­доб­ных при­ме­ров и в истории клу­ба преды­ду­щих де­ся­ти­ле­тий. Один из иг­ро­ков по­те­рял­ся и уснул в двер­ной вер­туш­ке, ко­гда ко­ман­да долж­на бы­ла от п р а в и т ь с я на ва жный матч, дру­гой хва­стал­ся пе­ред жур­на­ли­ста­ми, что вы­пил по­ло­ви­ну все­го ал­ко­го­ля в го­ро­де, в то вре­мя как ег о ко л л е г а мо­чил­ся н а клуб­ный автобус.

Но всё это бы­ло ни­что по срав­не­нию с тем, что тво­ри­лось в 60-х го­дах, ко­гда «Динамо» бы­ло бан­дой де­бо­ши­ров, вы­иг­рав­шей един­ствен­ный кон­ти­нен­таль­ный тро­фей для За­гре­ба. История этой ко­ман­ды про­пи­та­на ал­ко­го­лем, и по­чти все анек­до­ты о том «Динамо» на­чи­на­ют­ся и за кан­чи­ва­ют­ся Ште­фом Лам­зой – воз­мож­но, са­мым пью­щим иг­ро­ком в истории футбола.

Ро­див­ший­ся в 1940 го­ду в Си­са­ке, в 35-ти ми­лях к юго­во­сто­ку от За­гре­ба, и на­чи­нав­ший в мест­ной « Се­ге­сте», Лам­за по­пал в «Динамо» в 20 лет. Ко­ман­да толь­ко что вы­иг­ра­ла Кубок Юго­сла­вии, но по­те­ря­ла чем­пи­он­ский ти­тул в про­ти­во­сто­я­нии с «Црве­ной Звез­дой». Тре­ни­ро­вал Загреб Мар­тон Бу­ко­вы, ле­ген­дар­ный венг е рский т ре­нер, с чи­та­ю­щий­ся од­ним из пер­во­от­кры­ва­те­лей схе­мы 4–2- 4.

«Я от­кро­вен­но тру­сил, – рас­ска­зы­ва­ет Штеф Лам­за о сво­ем де­бю­те. – Для ме­ня иг­ро­ки «Динамо» бы­ли ино­пла­не­тя­на­ми – они бы­ли по­хо­жи на фут­боль­ных бо­гов, и мне по­тре­бо­ва­лось неко­то­рое вре­мя, что­бы на­брать­ся му­же­ства и при­нять при­гла­ше­ние из За­гре­ба. В ко­ман­де бы­ло мно­го ри­ту­а­лов, а я на то вре­мя был са­мым млад­шим. Мне да­же при­шлось по­сту­чать в дверь, преж­де чем вой­ти в раз­де­вал­ку пер­вый раз».

До­ро­га к т ому, что­бы стать сво­им в «Динамо», ле­жа­ла че­рез ба­ры и ре­сто­ра­ны За­гре­ба. Не секрет, что иг­ро­ки «Динамо» в то вре­мя бы­ли из­вест­ны не толь­ко сво­ей игрой на фут­боль­ном по­ле, но и по­дви­га­ми во вре-

мя ноч­ных ве­че­ри­нок. В го­ро­де да­же хо­ди­ла ле­ген­да, что у ко­ман­ды бы­ли спе­ци­аль­ные так­си­сты, кур­си­ро­вав­шие с иг­ро­ка­ми на бор­ту меж­ду дву­мя са­мы­ми кру­ты­ми ре­сто­ра­на­ми За­гре­ба – что­бы все могли ви­деть, как ко­ман­да от­ры­ва­ет­ся по­сле иг­ры. Иг­ро­ки бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в ре­пу­та­ции за­пой­ных гу­ляк и гор­ди­лись этим сти­лем жиз­ни, не при­ла­гая осо­бых уси­лий, что­бы скрыть свои по­пой­ки, а ско­рее вы­став­ляя их на все­об­щее обо­зре­ние. И фа­на­ты це­ни­ли их за это – бо­лель­щи­кам «Динамо» нра­вил­ся образ бо­гем­ных пер­со­на­жей, ко­то­рые уме­ют кра­си­во иг­рать в фут­бол и не ме­нее эф­фект­но рас­слаб­лять­ся в ка­ба­ках.

В этой бан­де Лам­за сра­зу стал глав­ным, так как мог вы­пить боль­ше всех. Вско­ре его по­дви­ги за­тми­ли всё, что на­тво­ри­ли парт­не­ры до по­яв­ле­ния пар­ня из при­го­ро­да. Он ни­ко­гда не об­ви­нял ко­го­ли­бо в том, что вы­нуж­ден­но при­нял та­кой образ жиз­ни и ни­ко­гда не рас­кры­вал име­на сво­их со­бу­тыль­ни­ков в каж­дой из ис­то­рий, где вся «сла­ва» до­ста­ва­лась ему. Но со­вер­шен­но точ­но, что он редко оста­вал­ся один.

А С КЕМ ЭТО МЫ ИГ­РА­ЛИ?!

К кон­цу 1961 го­да Лам­за уже был иг­ро­ком ос­нов­но­го со­ста­ва. Ко­гда «Динамо» игр ал о с « Бар­се­ло­ной » на « Мак­си­ми­ре » по­сле по­ра­же­ния 1:5 в пер­вой иг­ре, он по­явил­ся в раз­де­вал­ке за де­сять ми­нут до иг­ры. Его чуть не уби­ли.

«В тот день я с то­ва­ри­щем по ко­ман­де ока­зал­ся утром в од­ном из ка­фе воз­ле ста­ди­о­на, – вспо­ми­на­ет Лам­за. – Мы на­ча­ли пить с обе­да. За­тем ему ста­ло пло­хо, и я ска­зал, что по­ра оста­но­вить­ся. Он ушел, но поз­же его на­шли спя­щим на ули­це. Я остал­ся, хоть и по­ни­мал, что лю­ди из клу­ба ищут ме­ня по все­му го­ро­ду. В ито­ге я по­явил­ся как раз во­вре­мя, за­бил два го­ла, и мы сыграли 2:2».

Этот слу­чай стал ле­ген­дой и по­ро­дил новые бай­ки о Лам­зе. Рас­ска­зы­ва­ли о том, что он вы­пи­ва­ет два лит­ра креп­ко­го ал­ко­го­ля пе­ред мат­чем, пря­чет­ся в под­ва­ле сво­е­го лю­би­мо­го ба­ра «Ве­ли­ко­леп­но», ко­гда из «Ди- на­мо» от­прав­ля­ют ко­го-то, что­бы при­та­щить его на тре­ни­ров­ку. Од­на­жды он так на­ре­зал­ся пе­ред игрой, что не по­ни­мал, где он и про­тив ко­го иг­ра­ет – хо­тя это был матч про­тив «Црве­ны Звез­ды» на бел­град­ской «Ма­ра­кане».

«Мы сто­я­ли в тун­не­ле и го­то­ви­лись к иг­ре, – вос­по­ми­на­ет Руди Бе­лин, за­щит­ник «Динамо» 60-х. – Я кон­цен­три­ро­вал­ся на иг­ре, ду­мал об иг­ро­ке, ко­то­ро­го я дол­жен опе­кать, ко­гда Штеф по­до­шел ко мне и спро­сил: « А про­тив ко­го мы играем? » . Он был мерт­вец­ки пьян. Со­пер­ни­ком на­шим в тот день бы­ла «Црве­на Звез­да», а матч про­хо­дил при ста ты­ся­чах зри­те­лей. Лам­за за­бил два го­ла и по­про­сил, что­бы его за­ме­ни­ли в пе­ре­ры­ве».

«Я не уве­рен, что мы с Бе­ли­ном го­во­рим об од­ной и той же иг­ре, – го­во­рит Лам­за, пы­та­ясь вспом­нить по­дроб­но­сти. – Но я ко­гда- то за­би­вал два го­ла на «Ма­ра­кане» и про­сил за­ме­нить ме­ня. Но не по­то­му, что мне бы­ло пло­хо, – про­сто я хо­тел, что­бы тре­нер дал по­иг­рать на этом зна­ме­ни­том ста­ди­оне ко­му-то еще. По­че­му я дол­жен иг­рать всё вре­мя? Это неспра­вед­ли­во!»

Для Лам­зы фут­бол был про­сто за­ба­вой. И он вся­че­ски по­ка­зы­вал это на по­ле – его стиль иг­ры был иг­ри­вым и без­за­бот­ным, что сра­зу же сде­ла­ло его лю­бим­цем пуб­ли­ки. Он не все­гда иг­рал пья­ным («ино­гда – с по­хме­лья», – шутит Лам­за), но по се г одняш­ним мер­кам он был бы оце­нен как аб­со­лют­ный бу­харь и ал­каш и немед- лен­но от­прав­лен на ле­че­ние. В «Динамо»же тер­пе­ли все его эс­ка­па­ды, че­го, воз­мож­но, не сто­и­ло де­лать, но в За­гре­бе бо­я­лись, что в про­тив­ном слу­чае на­ста­нет день, ко­гда Лам­за ока­жет­ся в со­ста­ве их кон­ку­рен­тов.

Кро­ме то­го, в 60-е пи­ли мно­гие фут­бо­ли­сты, а фут­бол был мед­лен­ным и ро­ман­тич­ным. У иг­ро­ков бы­ло боль­ше вре­ме­ни и сво­бод­но­го про­стран­ства, а ин­ди­ви­ду­аль­ное ма­стер­ство зна­чи­ло ку­да боль­ше, чем сей­час. Ал­ко­сес­сии и ноч­ные по­дви­ги иг­ро­ков «Динамо» не по­ме­ша­ли им сыг­рать в че­ты­рёх фи­на­лах Куб­ка Юго­сла­вии в пе­ри­од с 1963 по 1966 гг. и вы­иг­рать два из них. Они до­бра­лись до по­лу­фи­на­ла Куб­ка Куб­ков в 1961 го­ду и фи­на­ла Куб­ка Яр­ма­рок в 1963-м, ко­гда про­иг­ра­ли « Ва­лен­сии » . За де­сять лет они пять раз за­ня­ли вто­рое или тре­тье место в Юго­сла­вии. Воз­мож­но, они могли бы до­бить­ся боль­ше­го, ес­ли бы бы­ли большими про­фес­си­о­на­ла­ми, но их образ жиз­ни нра­вил­ся по­клон­ни­кам «Динамо» да­же боль­ше тро­фе­ев.

Лам­за был са­мым твор­че­ским иг­ро­ком в той ко­ман­де, и, по­нят­ное де­ло, его ста­ли вы­зы­вать в сбор­ную Юго­сла­вии, но сам Штеф не очень хо­тел за нее иг­рать. «Там бы­ли неко­то­рые ве­щи, ко­то­рые мне не нра­ви­лись, –

объ­яс­ня­ет он. – Несколь­ко раз я при­ду­мы­вал по­вод, что­бы не ехать в сбор­ную, а од н а жд ы д а же на р о ч н о трав­ми­ро­вал­ся, что­бы ме­ня от­пра­ви­ли в Загреб. Мне не нра­ви­лось быть ча­стью той ко­ман­ды, я бы пред­по­чел по со­сед­ству иг­рать с дру­зья­ми в дыр-дыр».

В ито­ге Лам­за про­вел за сбор­ную все­го семь мат­чей.

У НИХ И ТРЕ­НЕР СО­ОТ­ВЕТ­СТВУ­Ю­ЩИЙ!

В 1965 го­ду в ко­ман­ду при­шел но­вый глав­ный тре­нер – Бран­ко Зе­бец, на­чав­ший при­ме­нять бо­лее про­фес­си­о­наль­ный под­ход в «Динамо». У него бы­ли свое­об­раз­ные от­но­ше­ния с Лам­зой – в дни по­ра­же­ний он пуб­лич­но кри­ти­ко­вал его боль­ше всех, но ко­гда «Динамо» вы­иг­ры­ва­ло – не ску­пил­ся на по­хва­лу. Зе­бец мол­ча­ли­во одоб­рял «осо­бый» ста­тус Стье­па­на и да­вал ему боль­ше сво­бо­ды, чем дру­гим.

« У нас бы­ло несколь­ко кон­флик­тов, – вспо­ми­на­ет Лам­за. – Но был один слу­чай, ко­то­рый опре­де­лил ход да л ь ней­ших о т но­ше­ний. Од­на­жды ве­че­ром я от­вез его до­мой по­сле тре­ни­ров­ки, и он ска­зал: «На­лей мне ра­кии». Я от­ка­зал­ся, по­то­му что зав­тра у нас бы­ла иг­ра, но он на­ста­и­вал: «Да, да­вай, Штеф». В ито­ге я на­лил по од­ной, две, три рюм­ки… Он ни­ко­гда не умел кон­тро­ли­ро­вать се­бя под гра­ду­сом и сна­ча­ла стал ме­ня под­на­чи­вать, а по­том и оскорб­лять. Я рас­сер­дил­ся и ушел, пока не до­шло до дра­ки. По­сле это­го мы боль­ше ни­ко­гда не го­во­ри­ли о той но­чи. Ни­ко­гда!».

Зе­бец поз­же про­сла­вил­ся в Гер­ма­нии сво­и­ми неор­ди­нар­ны­ми ме­то­да­ми ра­бо­ты. Он при­нес пер­вый ти­тул «Ба­ва­рии» в 1969 го­ду и вы­вел «Гам­бург» в фи­нал Куб­ка чем­пи­о­нов. Но ра­бо­тать с ним бы­ло очень слож­но – его тре­ни­ров­ки бы­ли пе­чаль­но из­вест­ны ад­ски­ми на­груз­ка­ми, а сам Бран­ко был тем еще сквер­но­сло­вом.

Иг­ро­ки жа­ло­ва­лись, что он по­сто­ян­но ма­те­рил­ся, обз ывал их, а ко­гда Зе­бец уснул пря­мо на тре­нер­ской ска­мье, ста­ло яс­но, в чем при­чи­на – в 1988 го­ду он умер от цир­ро­за пе­че­ни в 59 лет. И Зе­бец, и Лам­за при- над­ле­жат к боль­шой ком­па­нии ле­генд «Динамо», ко­то­рые бо­ро­лись с од­ним и тем же де­мо­ном. В 1967 го­ду они привели клуб к ев­ро­пей­ской сла­ве, но Лам­за не смог сыг­рать в фи­на­ле про­тив «Лид­са».

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ОПОХМЕЛ ЧРЕВАТ НЕ ТОЛЬ­КО ЗАПОЯМИ, НО И ТРАГЕДИЯМИ

В том розыг­ры­ше Куб­ка Яр­ма­рок впер­вые бы­ли от­ме­не­ны пе­ре­иг­ров­ки, ес­ли по ито­гам двух мат­чей счет был ни­чей­ным. Те­перь судь­бу по­бе­ди­те­ля ре­ша­ло боль­шее ко­ли­че­ство вы­езд­ных го­лов или же под­бро­шен­ная в кон­це второго мат­ча мо­нет­ка, ес­ли ре­зуль­та­ты бы­ли иден­тич­ны­ми. «Динамо» в том розыг­ры­ше смог­ло из­влечь поль­зу из обо­их но­во­вве­де­ний.

Сна­ча­ла ди­на­мов­цы об­ма­ну­ли в бро­са­нии монеты пред­ста­ви­те­лей «Спар­та­ка» из Бр­но, на­чав об­ни­мать­ся и празд­но­вать по­бе­ду еще до то­го, как кто-ли­бо уви­дел, что же имен­но вы­па­ло на жре­бии. За­тем они вос­поль­зо­ва­лись пра­ви­лом вы­езд­но­го го­ла, ко­гда вы­иг­ра­ли 2:0 до­ма у «Дан­ферм­лай­на», но про­иг­ра­ли 2:4 в Шот­лан­дии. Даль­ше ми­ни­маль­но обыг­ра­ли од­но­клуб­ни­ков из ру­мын­ско­го Пи­те­ш­ти и раз­гро­ми­ли 5:2 «Ювен­тус» по сум­ме двух мат­чей. На­ко­нец слу­чил­ся тот са­мый боль­шой кам­бэк с « Айн­трах­том».

В тот же вол­шеб­ный ве­чер тол­па со­бра­лась пе­ред раз­де­вал­кой «Динамо», скан­ди­руя: « Мы не от­пу­стим Ште­фа! « Динамо » – это Лам­за, Лам­за – это «Динамо » ! Они еще не зна­ли, что Стье­пан уже со­гла­сил­ся пе­рей­ти в бель­гий­ский «Стан­дард».

Поз­же той но­чью ко­ман­да со­бра­лась на зв а н ый ужин в «Ви­ла Ре­бар». По­льщен­ный ре­ак­ци­ей Лам­за стал пе­ре­осмыс­ли­вать свое ре­ше­ние уй­ти. «Стан­дард» был силь­ной и ува­жа­е­мой ко­ман­дой, чуть вы­ше ста­ту­сом, чем «Динамо». Они могли пла­тить боль­ше де­нег – го­раз­до боль­ше, так как фут­бол в Юго­сла­вии тогда еще не был про­фес­си­о­наль­ным, и все вы­пла­ты проходили че­рез чёр­ную кас­су. За­то Лам­за все­гда чув­ство­вал се­бя дис­ком­форт­но в незна­ко­мой об­ста­нов­ке и очень бес­по­ко­ил­ся о том, что при­дёт­ся иг­рать за­гра­ни­цей, вда­ле­ке от лю­би­мо­го За­гре­ба. Но – что сде­ла­но, то сде­ла­но, воз­вра­та не бы­ло.

«Мы все слиш­ком мно­го пи­ли в ту ночь, – вспо­ми­на­ет Штеф. – Я не мог с пать утром – у ме­ня бо­ле­ла го­ло­ва. Спу­стил­ся в бар – там ни­ко­го не бы­ло, но я на­шел бу­тыл­ку ро­ма и ре­шил по­хме­лить­ся. Ко­гда то­ва­ри­щи просну­лись и вы­шли на зав­трак, я уже за­гло­тал бу­ты­лоч­ку».

Кар­ло Жа­гар, фи­зио­те­ра­певт той ко­ман­ды, вспо­ми­на­ет: «Бы­ло око­ло 10 утра, ко­гда го­сти на­ча­ли при­бы­вать в « Ви­ла Ре­бар » . Они ви­де­ли Лам­зу и сме­я­лись над ним». Ко­гда часть иг­ро­ков и Зе­бец уеха­ли на «Мак­си­мир» тре­ни­ро­вать­ся, дру­гие оста­лись на мас­саж. Жа­гар убе­дил Лам­зу, что ему нуж­но немно­го по­спать, и по­про­сил, что­бы дверь в его ком­на­ту за­кры­ли.

Но Лам­за по- преж­не­му не мог спать («сон ал­ко­го­ли­ка недо­лог и тре­во­жен » . – Ред.) – вско­ре он проснул­ся, по­нял, что ком­на­та за­пер­та, и по­пы­тал­ся вы­брать­ся че­рез бал­кон. Всё еще пья­ный, он не уви­дел зна­ка, пре­ду­пре­жда­ю­ще­го, что бал­кон ава­рий­ный, так как его де­ре­вян­ный пол про­гнил. Он сту­пил на де­ре­вяш­ку, и тут же рух­нул на тер­ра­су, где в тот мо­мент во­всю об­суж­да­ли его ге­ни­аль­ность.

Док­то­рам уда­лось спа­сти жизнь Ште­фу, но ве­сти­бу­ляр­ный ап­па­рат его был на­ру­шен – он уже не мог ис­поль­зо­вать свой ко­рон­ный дри­блинг, и за « Динамо » сы­грал толь­ко в про­щаль­ном мат­че про­тив «Бен­фи­ки» в 1970 го­ду. Он пы­тал­ся за­иг­рать в дру­гих клу­бах, но это уже был со­всем дру­гой Лам­за.

Без него «Динамо» про­иг­ра­ло « Ри­е­ке » и сыг­ра­ло вни­чью с «Са­ра­е­во», по­те­ряв шан­сы на ти­тул. Ко­гда на­ча­лось боль­шое про­ти­во­сто­я­ние с «Лид­сом», Лам­за был при­ко­ван к боль­нич­ной кой­ке. Хор­ва­ты вы­иг­ра­ли до­ма 2:0 и сыграли 0:0 в Англии. Слу­шая матч в пря­мом эфи­ре по ра­дио, Лам­за ска­зал, что чув­ству­ет се­бя ве­ли­ко­леп­но.

ПОДОБРАЛИ, ОБОГРЕЛИ

Сей­час Лам­за жи­вет на по­жиз­нен­ной пенсии от «Динамо» и всё еще пьет, хоть и «мень­ше, чем рань­ше». Его ре­гу­ляр­но на­зы­ва­ют луч­шим иг ро к о м « Динамо » всех вре­мен. (Он очень бла­го­да­рен Здрав­ко Ма­ми­чу и Ми­ро­сла­ву Бла­же­ви­чу, ко­то­рые в 90-х бук­валь­но подобрали Лам­зу на ули­це и да­ли ему ра­бо­ту клуб­но­го ска­у­та. «Без них я бы сдох – со­вер­шен­но не пред­став­ляю, как мож­но бы­ло бы вы­жить с го­су­дар­ствен­ной пен­си­ей в 200 ев­ро!» – Ред.)

«Я вёл лег­кую и при­ят­ную жизнь, – го­во­рит Стеф. – Я ви­дел мир и рас­тра­тил всё, что за­ра­бо­тал, но я бы про­дол­жал так по­сту­пать, ес­ли бы смог из­бе­жать то­го ин­ци­ден­та в «Ви­ла Ре­бар». Я дей­стви­тель­но был на­столь­ко пьян, что ни­че­го не пом­ню».

От ре д а кции. Са­мый пьющий, са­мый пьющий… Сел бы он с на­ши­ми! А во­об­ще, ко­го же это неве­ро­ят­но, непо­сти­жи­мо, вплоть д о ме­ло­че й на п о ми­на­ет история звез­ды за­греб­ско­го «Динамо» 60-х? Что­бы от­ве­тить, при­дет­ся пе­ре­не­стись лет на со­рок впе­ред…

Здрав­ко Ма­мич спас ста­ро­го Лам­зу

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.