Ты прав: Я ПЛО­ХАЯ де­воч­ка

Ко­гда в ком­на­те гас­нет свет, за­што­ри­ва­ют­ся ок­на и с плеч, мяг­ко шур­ша, со­скаль­зы­ва­ет одеж­да, лю­ди ста­но­вят­ся на­сто­я­щи­ми...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Темная сторона жизни -

Сбра­сы­ва­ют­ся мас­ки, пе­ре­ста­ют иг­рать­ся при­выч­ные ро­ли, ис­че­за­ют все мо­раль­ные око­вы, что обыч­но сдер­жи­ва­ют при све­те дня. – Сядь, – про­ры­чал Игорь, тол­кая ме­ня на кро­вать и рыв­ком рас­сте­ги­вая ре­мень на шта­нах. – Мол­чи. Я мол­ча­ла и так, я сжа­лась в ту­гой пуль­си­ру­ю­щий ко­мок, вне­зап­но по­чув­ство­вав се­бя уяз­ви­мой и без­за­щит- ной. Ми­ну­ту на­зад он был ми­лы­ми­неж­ным,лег­ко ка­сал­ся мо­их губ сво­и­ми, го­ря­чо шеп­тал, что лю­бит, и вне­зап­но в нем слов­но прос­нул­ся ди­кий зверь. – Игорь, ты пу­га­ешь ме­ня... – Я же ска­зал: мол­чать! – рявк­нул он. – За­пом­ни: все, что здесь про­изой­дет, здесь и оста­нет­ся. Ес­ли взду­ма­ешь ко­му-ни­будь что-то рас­ска­зать, быст­ро по­жа­ле­ешь об этом! Дву­мя паль­ца­ми он сжал мой под­бо­ро­док, и я не на шут­ку ис­пу­га­лась, уви­дев в его гла­зах хо­лод­ный незна­ко­мый блеск. Дверь в ком­на­ту ти­хо скрип­ну­ла... – За­хо­ди­те, ре­бя­та. И тут я по­ня­ла, что до это­го ни­че­го не зна­ла о стра­хе. ...С Иго­рем я по­зна­ко­ми­лась три ме­ся­ца на­зад, дожд­ли­вым пас­мур­ным утром – од­ним из тех, в ко­то­рые ни­ко­гда не слу­ча­ют­ся чу­де­са. Про­дрог­шая и мок­рая на­сквозь, я сто­я­ла на оста­нов­ке, без­успеш­но пы­та­ясь пой­мать по­пут­ку – на ра­бо­ту опаз­ды­ва­ла уже как ми­ни­мум на пол­ча­са, марш­рут­ка все не еха­ла, а тут еще на­чал­ся дождь. – В го­род? – из ок­на при­тор­мо­зив­шей ино­мар­ки с то­ни­ро­ван­ны­ми стек­ла­ми вы­гля­нул во­ди­тель.

– Да, – кив­ну­ла я. – Са­дись, – он из­нут­ри от­крыл двер­цы и мах­нул на пас­са­жир­ское си­де­нье. – Толь­ко... у ме­ня со­всем ма­ло де­нег с со­бой, – про­бор­мо­та­ла я, с ужа­сом наблюдая, как сте­ка­ю­щая с ме­ня во­да скап­ли­ва­ет­ся на чи­стом ков­ри­ке у ног.

Па­рень под­вез ме­ня и не уез­жал, по­ка я не да­ла свой но­мер

– Ни­че­го, мне по пу­ти,– бро­сил он и по­смот­рел на ме­ня, па­ру лиш­них се­кунд за­дер­жав взгляд на но­гах. – Как зо­вут? – Ко­го? Ме­ня? – глу­по уточ­ни­ла я и тут же скон­фу­жен­но от­ве­ти­ла: – Юлия. – Игорь, – кив­нул па­рень.

Я украд­кой по­смот­ре­ла на него: темные оч­ки, лег­кая небри­тость на ще­ках, тон­кая по­лос­ка губ. На вид я да­ла бы ему не боль­ше трид­ца­ти лет, но от него ве­я­ло ка­кой- то со­вер­шен­но зре­лой си­лой, да­же опас-

Подруга го­во­ри­ла, что ме­ня так и тя­нет к пло­хим пар­ням...

но­стью... Я по­чув­ство­ва­ла, как по­те­ют ла­до­ни, и вс­пом­ни­ла сло­ва по­друж­ки Иры, ко­то­рые она ска­за­ла мне по­сле на­ше­го раз­ры­ва с Ни­ком: « Те­бя все­гда тя­ну­ло на пло­хих пар­ней, Юль­ка... Истреб­ляй это в се­бе по­ско­рее, ина­че не из­бе­жишь бе­ды... »

С Ни­ки­той мы по­зна­ко­ми­лись в ин­тер­на­те, он былб стар­ше ме­ня на два го­да, вме­сте с ним я мно­гие ве­щи в сво­ей жиз­ни по­про по­про­бо­ва­ла впер­вые: пер­вый ко­ся­чок, пер­вый секс, пер­вое по­хме­лье... Мы бы­ли вме­сте це­лый год, и толь­ко бла­го­да­ря Ир­ке я смог­ла по­нять, что вме­сте с бой­френ­дом ска­ты­ва­юсь на са­мое дно, с ко­то­ро­го ред­ко вы­би­ра­ют­ся. Спу­стя пол­го­да по­сле на­ше­го раз­ры­ва Ни­ки­ту по­са­ди­ли за рас­про­стра­не­ние нар­ко­ти­ков – на­ряд ми­ли­ции вы­та­щил его пря­мо из квар­ти­ры, в ко­то­рой мы ко­гда-- то жи­ли вме­сте, в од­них тру­сах.

– Ра­бо­та­ешь в го­ро­де? – го­лос Иго­ря вы­дер­нул ме­ня из вос­по­ми­на­ний.

– Да, – кив­ну­ла я.

– Офи­ци­ант­кой в ка­фе.

– Да­ле­ко­ва­то ез­дить.

– Ну, ко­гда у те­бя нет дру­гих ва­ри­ан­тов, вы­би­рать не при­хо­дит­ся, – я по­жа­ла пле­ча­ми.

– У мо­ей по­друж­ки есть ста­рый до­мик за го­ро­дом. Я там вре­мен­но ту­су­юсь, по­ка не заработаю на арен­ду хоть ка­кой­ни­будь ка­мор­ки в го­ро­де.

– Ту­су­юсь, – угол­ком губ усмех­нул­ся мой но­вый зна­ко­мый.

– Сколь­ко те­бе лет?

– Че­рез два ме­ся­ца бу­дет два­дцать, – улыб­ну­лась я. – И два ме­ся­ца.

– А ты с юмо­ром. – Без него ни­как. Вы­са­ди­те ме­ня на оста­нов­ке?

– Толь­ко ес­ли вы­пол­нишь два мо­их же­ла­ния. Игорь раз­вер­нул­ся ко мне, сняв оч­ки, – гла­за у него ока­за­лись се­ро- го­лу­бые, прон­зи­тель­ные, с хит­рым при­щу­ром. На гу­бах иг­ра­ла улыб­ка, но по­че­му- то по­сле его слов у ме­ня за­со­са­ло под ло­жеч­кой.

– Что?.. – Два же­ла­ния. Пер­вое – оста­вишь но­мер сво­е­го те­ле­фо­на. Второе – пе­ре­ста­нешь на­зы­вать ме­ня на «вы», как буд­то я стар­пер ка­кой-- ни­будь.

– Лад­но, – улыб­ну­лась я, про­дик­то­ва­ла но­мер и с пы­ла­ю­щи­ми ще­ка­ми вы­ско­чи­ла из ав­то.

– Что с то­бой слу­чи­лось? – спро­си­ла Ира, удив­лен­но ме­ня разглядывая. – И ты опять опоз­да­ла, Юль. Все зна­ют, что мы с то­бой­то­бо по­дру­ги, но я не хо­чу, что­бы дру­гие дев­чон­ки ду­ма­ли, что я бу­ду все­гда де­лать те­бе по­блаж­ки.

– Из­ви­ни, это был п по­след­ний раз, – ис­кренне по­обе­ща­ла я. Ир­ке я бы­ла обя­за­на слиш­ком мно­гим, что­бы ее под­во­дить. – Ты не по­ве­ришь, с ка­ким пар­нем я толь­ко что по­зна­ко­ми­лась... Ве­че­ром то­го дня по­сле сме­ны он уже ждал ме­ня с бу­ке­том роз в ру­ках, ва­льяж­но об­ло­ко­тив­шись на ка­пот ав­то­мо­би­ля.

– Не нра­вит­ся он мне, – под­жав гу­бы, со­об­щи­ла Ири­на, разглядывая мо­е­го но­во­го зна­ко­мо­го. – Уж боль­но...

– Кра­си­вый? Взрос­лый? Богатый? – под­ска­зы­ва­ла я, сме­ясь.

– По­ка­зуш­ный,– от­ре­за­ла подруга. – Будь с ним по­осто­рож­нее, Юль­ча, он мут­ный тип. Но мень­ше все­го мне хо­те­лось быть с Иго­рем осто­рож­ной. Он кра­си­во уха­жи­вал, во­дил в до­ро­гие ре­сто­ра­ны, был пре­ду­пре­ди­те­лен, га­лан­тен, щедр. Но глав­ное – умел слу­шать. И дол­ги­ми ча­са­ми, ле­жа у него на гру­ди, я рас­ска­зы­ва­ла ему ис­то­рии из жиз­ни ма­лень­кой де­воч­ки, ко­то­рая оста­лась си­ро­той в три го­да: ма­ма ее умер­ла от за­га­доч­ной бо­лез­ни, о ко­то­рой ба­буш­ка де­воч­ки ни­ко­гда не го­во­ри­ла, – но все зна­ли, что на­зы­ва­лась она пе­ре­до­зи­ров­кой нар­ко­ти­ков. Отец бро­сил ее, ко­гда де­воч­ка толь­ко ро­ди­лась, но ма­лыш­ка не оби­жа­лась на него. Что­бы оби­жать­ся на че­ло­ве­ка, нуж­но его лю­бить, нуж­но знать, ка­ким он был преж­де и ка­ким стал. А у де­воч­ки не со­хра­ни­лось ни од­но­го вос­по­ми­на­ния об от­це – толь­ко несколь­ко фо­то­гра­фий, на ко­то­рых незна­ко­мец с гру­бо­ва­тым ли­цом,

Игорь умел кра­си­во уха­жи­вать: цве­ты, ре­сто­ра­ны, подарки

ка­за­лось, уже об­ду­мы­вал свой уход. Так и вы­шло, что вос­пи­ты­ва­ла де­воч­ку ба­буш­ка, и все бы­ло бы хо­ро­шо, будь она не на­столь­ко больной и ста­рень­кой – ко­гда де­воч­ке стук­ну­ло пят­на­дцать, ба­бу­ля умер­ла. Дом ее про­да­ли за дол­ги за газ и элек­три­че­ство, а де­воч­ку за­бра­ли в ин­тер­нат.

– Как те­бе... там жи­лось? – спра­ши­вал Игорь, за­дум­чи­во рас­че­сы­вая паль­ца­ми мои во­ло­сы.

– Не так уж и пло­хо, – от­ве­ча­ла я.– Спер­ва, ко­неч­но, тра­ви­ли дев­чон­ки, но по­том я на­ча­ла встре­чать­ся с Ни­ком – он был там в ав­то­ри­те­те, за­щи­щал ме­ня. А че­рез год вы­пу­сти­лась, по­сту­пи­ла в учи­ли­ще, но бро­си­ла на вто­ром кур­се. По­том око­ло го­да пе­ре­би­ва­лась слу­чай­ны­ми за­ра­бот­ка­ми, жи­ла где при­дет­ся. А за­тем встре­ти­ла Иру – она устро­и­ла ме­ня на ра­бо­ту, раз­ре­ши­ла жить в до­ме ее ба­буш­ки. Даль­ше ты все зна­ешь.

– Так у те­бя со­всем ни­ко­го нет? Ну, из род­ствен­ни­ков? – Нет. Хо­тя отец, воз­мож­но, еще жив, но ду­маю, что это ма­ло­ве­ро­ят­но, учи­ты­вая об­раз жиз­ни, ко­то­рый они с мо­ей ма­те­рью ве­ли.

– Те­перь у те­бя есть я, – ти­хо ска­зал Игорь и по­це­ло­вал ме­ня в за­ты­лок. Это бы­ло тро­га­тель­но и очень ми­ло... Но по­че­му- то вне­зап­но мне по­ка­за­лось ско­рее угро­зой, чем ис­крен­ним обе­ща­ни­ем. Че­рез несколь­ко ме­ся­цев

по­сле на­ше­го зна­ком­ства с Иго­рем все на­ча­ло ру­шить­ся, как кар­точ­ный до­мик от сквоз­ня­ка. По­на­ча­лу это про­яв­ля­лось в его от­но­ше­нии ко мне: он вдруг стал ре­зок, да­же груб, ино­гда про­сто от­кро­вен­но ха­мил. За­тем что-то слу­чи­лось с на­шим преж­де иде­аль­ным сек­сом: па­рень стал про­яв­лять на­клон­но­сти, о ко­то­рых я преж­де и не по­до­зре­ва­ла, и вел се­бя со мной так, как буд­то я бы­ла его ве­щью, сек­су­аль­ной иг­руш­кой... В тот день, ко­гда мы от­ме­ча­ли ка­ку­ю­то осо­бен­но удач­ную его сдел­ку, –а о де­лах Иго­ря я зна­ла лишь то, что они свя­за­ны с недви­жи­мо­стью, – он пред­ло­жил дво­им сво­им кол­ле­гам по­ехать к нам и про­дол­жить бан­кет. Я слиш­ком позд­но до­га­да­лась – лишь в тот миг, ко­гда от­кры­лась дверь в спаль­ню, – что обе­щан­ным «про­дол­же­ни­ем бан­ке­та» бы­ла я. По­ка один из них на­си­ло­вал ме­ня, Игорь сто­ял у ок­на и спо­кой­но ку­рил, а за­тем про­сто вы­шел, сде­лав вид, что не слы­шит мо­их кри­ков и моль­бы о по­ща­де.

Оста­ток но­чи я про­пла­ка­ла в ван­ной, гля­дя на раз­би­тую бу­тыл­ку из-под ви­на, ва­ля­ю­щу­ю­ся на по­лу, и ду­мая о том, что оскол­ком стек­ла лег­ко мож­но по­ре­зать ве­ны... А утром при- шел Игорь и бро­сил воз­ле ме­ня несколь­ко сто­дол­ла­ро­вых ку­пюр.

– Это то, что ты за­ра­бо­та­ла за па­ру ча­сов. Как ду­ма­ешь, сколь­ко нуж­но вка­лы­вать в тво­ем ка­фе, что­бы за­ра­бо­тать столь­ко?

– Ты... про­сто сво­лочь, – про­це­ди­ла я, с нена­ви­стью гля­дя на него. – Как ты мог?.. Ведь я же... я по­чти влю­би­лась в те­бя!

– Лю­бовь нын­че ни­че­го не сто­ит, дет­ка, – он при­сел воз­ле ме­ня, за­бив­шей­ся в угол ван­ной, и по­пра­вил прядь влаж­ных слип­ших­ся во­лос. – Ты пой­ми, я даю те­бе шанс. Шанс за­ра­бо­тать на свою квар­ти­ру, свою ма­ши­ну, свою соб­ствен­ную жизнь, в кон­це кон­цов. Что ждет те­бя, остань­ся ты в этом во­ню­чем ка­фе с гро­шо­вой зар­пла­той? Мо­ло­дость и красота не веч­ны, Юлень­ка. У те­бя есть воз­мож­ность пре­вра­тить их в день­ги, мно­го де­нег – хва­тай­ся за нее.

Я смот­ре­ла в его гла­за, пол­ные ис­крен­ней за­бо­ты, и с ужа­сом по­ни­ма­ла, что он дей­стви­тель­но ве­рит, что по­мо­га­ет мне. «Бо­же мой, да он на­сто­я­щий псих!» – про­нес­лось в мо­ей го­ло­ве... Ес­ли бы в ми­ре су­ще­ство­ва­ла при­бор, сти­ра­ю­щий память, или спе­ци­аль­ный гип­ноз, пер­вым де­лом я по­про­си­ла бы сте­реть из мо­ей па­мя­ти те пол­то­ра го­да, что я ра­бо­та­ла на сво­е­го быв­ше­го бой­френ­да. Ока­за­лось, сдел­ки с недви­жи­мо­стью бы­ли все­го лишь при­кры­ти­ем – на са­мом де­ле Игорь за­ни­мал­ся су­те­нер­ством, при­чем на са­мом вы­со­ком уровне. Как-то раз, на­пив­шись, он хва­стал­ся, что сре­ди его кли­ен­тов – банкиры, олигархи и лю­ди, чьи ли­ца мож­но уви­деть по «ящи­ку», и ес­ли я бу­ду хо­ро­шей де­воч­кой, то ко­гда-ни­будь до­рас­ту до уров­ня, что­бы ра­бо­тать с ни­ми... Я не хо­те­ла быть хо­ро­шей де­воч­кой. Я хо­те­ла вер­нуть свою жизнь!

По­ка один из них на­си­ло­вал ме­ня, Игорь мол­ча ку­рил

Од­ним из мо­их кли­ен­тов был Ге­ра – я со­мне­ва­лась, что это бы­ло на­сто­я­щее имя, но так его все на­зы­ва­ли. Ге­ра один из немно­гих остав­лял день­ги лич­но мне – по­ми­мо тех, что пла­тил Иго­рю и из ко­то­рых мне пе­ре­па­да­ла лишь по­ло­ви­на. Но он нра­вил­ся мне не толь­ко из-за де­нег. Бы­ло в нем что-то на­сто­я­щее, то, че­го не бы­ло ни в Иго­ре, ни в дру­гих клиентах, ко­то­рые при­ез­жа­ли на до­ро­гих тач­ках и за­став­ля­ли ме­ня де­лать ве­щи, о ко­то­рых не хо­чет­ся вспо­ми­нать. Ге­ра при­хо­дил раз в неде­лю, чест­но пла­тил, чест­но де­лал свое де­ло и сра­зу ухо­дил, ни ра­зу не оскор­бив ме­ня и не за­ста­вив де­лать то, че­го бы мне не хо­те­лось. Мо­жет быть, имен­но по­это­му од­на­ж­ды я рас­ска­за­ла ему свою ис­то­рию – не всю, ко­неч­но, ведь до­ве­рять муж­чи­нам я дав­но ра­зу­чи­лась, а лишь ту ее часть, что ка­са­лась Иго­ря.

– По­че­му же ты то­гда про­сто не уй­дешь от него? – он по­жал пле­ча­ми.

– По­то­му что я бо­юсь. Он ска­зал, что ес­ли я убе­гу, он ме­ня из-под зем­ли до­ста­нет. И я ве­рю, что он смо­жет это сде­лать.

– Смо­жет, – кив­нул Ге­ра. – А ты точ­но хо­чешь уй­ти? Мо­жет, те­бе про­сто так лег­че – ве­рить, что те­бя к это­му при­нуж­да­ют?

– Нет, – уве­рен­но за­мо­та­ла я го­ло­вой. – Каж­дый день, за­сы­пая, я мечтаю о том, что­бы ку­да-ни­будь сбе­жать. Я бу­ду зем­лю грызть, ес­ли при­дет­ся, но про­сти­тут­кой боль­ше не ста­ну.

– Я при­ду че­рез неде­лю, – ска­зал Ге­ра. – Ес­ли не пе­ре­ду­ма­ешь, со­бе­решь свои ве­щи.

...И вот я шла по незна­ко­мой ули­це, ед­ва пе­ре­сту­пая но­га­ми и во­ло­ча за со­бой че­мо­дан на ко­ле­си­ках – да­ва­ли о се­бе знать бес­сон­ные но­чи, про­ве­ден­ные на­ка­нуне отъ­ез­да и се­го­дняш­няя, в по­ез­де, ко­гда каж­дая оста­нов­ка ка­за­лась му­чи­тель­но дол­гой, ия с за­ми­ра­ни­ем серд­ца жда­ла, что сей­час за мной при­дут... Но ни­кто не при­шел, и вот я при­бы­ла на неболь­шую стан­цию и ре­ши­ла по­ка по­быть здесь – снять но­мер в го­сти­ни­це, вы­спать­ся,

при­ве­сти в по­ря­док нер­вы. При­вок­заль­ная пло­щадь опу­сте­ла, как толь­ко по­езд отъ­е­хал, на­род схлы­нул, и кро­ме тор­гов­ки пи­рож­ка­ми и двор­ни­ка, сме­тав­ше­го в ку­чу про­шло­год­ние ли­стья, не оста­лось ни­ко­го. «А тут вполне да­же неп­ло­хо, – по­ду­ма­ла я. – Мо­жет быть, остать­ся здесь? Кто бу­дет ис­кать ме­ня в та­кой глу­хо­ма­ни?» И ре­ши­ла по­про­бо­вать.

Устро­и­лась в мест­ной го­сти­ни­це, на­ку­пив во­рох га­зет о по­ис­ке ра­бо­ты и сда­че жи­лья в арен­ду – день­ги у ме­ня бы­ли, но я по­ни­ма­ла, что на­дол­го их все рав­но не хва­тит. Че­рез неде­лю на­шла неболь­шую, но уют­ную квар­тир­ку, а еще че­рез несколь­ко дней, сло­ня­ясь по го­ро­ду, уви­де­ла объ­яв­ле­ние на од­ном из са­ло­нов красоты о том, что им тре­бу­ет­ся убор­щи­ца.

– У вас точ­но есть опыт ра­бо­ты? – недо­вер­чи­во огля­ды­вая мои уз­кие джин­сы и длин­ные во­ло­сы, кра­ше­ные в блонд, спро­си­ла ад­ми­ни­стра­тор­ша.

– Нет, – чест­но при­зна­лась

Я ре­ши­ла остать­ся здесь, на­чав жизнь с чи­сто­го ли­ста

я. – Но не бо­юсь ни­ка­кой ра­бо­ты, по­верь­те.

Так я ста­ла ра­бо­тать в са­лоне красоты: по ве­че­рам, ко­гда де­воч­ки за­кан­чи­ва­ли сме­ну, мы­ла по­лы, чи­сти­ла ра­ко­ви­ны и рас­чес­ки, на­ти­ра­ла до блес­ка зер­ка­ла. Ко­неч­но, это не бы­ла ра­бо­та мо­ей меч­ты, но мне тут нра­ви­лось, кро­ме то­го, по­сле всех пе­ре­не­сен­ных ужа­сов эта но­вая жизнь ка­за­лась мне про­сто ка­ким­то Эль­до­ра­до... По­ка не по­явил­ся Олег.

– Де­вуш­ка, раз­ре­ши­те вас про­во­дить! Хо­дить по но­чам од­ной очень опас­но, – тем­ная фи­гу­ра воз­ник­ла пря­мо пе­ре­до мной, пе­ре­го­ро­див ули­цу, но в го­ло­се не бы­ло угро­зы.

– Еще не ночь, – бурк­ну­ла я. –И я жи­ву непо­да­ле­ку. Кро­ме то­го, у подъ­ез­да ме­ня встре­ча­ет муж.

– А вот и не встре­ча­ет,– улыб­нул­ся незна­ко­мец и вы­шел на пят­но све­та от фо­на­ря, и я уви­де­ла ко­рот­кие свет­лые во­ло­сы, сме­ю­щи­е­ся гла­за, ямоч­ку на под­бо­род­ке. – Я жи­ву на­про­тив вас и каж­дый день на­блю­даю, как вы воз­вра­ща­е­тесь до­мой – од­на.

– Так вы сек­су­аль­ный маньяк? Шпи­о­ни­те за мной?

– А вы счи­та­е­те ме­ня сек­су­аль­ным? – хит­ро при­щу­рил­ся па­рень. – Нет, се­рьез­но, да­вай­те про­во­жу. Позд­но ведь.

Так мы по­зна­ко­ми­лись. Про­шел непол­ный год по­сле мо­е­го бег­ства от Иго­ря, и я до сих пор не мог­ла за­ста­вить се­бя до­ве­рять муж­чи­нам, но бы­ло в Оле­ге что-то та­кое... обез­ору­жи­ва­ю­щее, что ли. Каж­дый ве­чер он встре­чал ме­ня с ра­бо­ты, про­во­жал до­мой и по­том про­сто про­щал­ся, не де­лая да­же на­ме­ка на то, что­бы под­нять­ся ко мне. По­сте­пен­но на­ши стран­ные от­но­ше­ния пе­ре­рос­ли в сво­е­го ро­да друж­бу. Олег рас­ска­зы­вал мне, что пе­ре­ехал сю­да не­дав­но в свя­зи с под­го­тов­кой от­кры­тия боль­шо­го тор­го­во­го цен­тра, под ко­то­рый он по­мо­га­ет вы­брать сво­е­му бос­су пло­щад­ку, де­лил­ся лич­ным: три го­да на­зад раз­вел­ся с же­ной, ко­то­рая из­ме­ни­ла ему с луч­шим дру­гом. Я же от­мал­чи­ва­лась на все его во­про­сы, не же­лая по­свя­щать ни­ко­го в свое жут­кое про­шлое, и со вре­ме­нем он про­сто пе­ре­стал мне их за­да­вать.

– Ну все, по­ка, Юлень­ка, хо­ро­ших те­бе снов и до зав­тра, – ска­зал па­рень в тот ве­чер, це­луя ме­ня в ще­ку, и уже со­брал­ся бы­ло ид­ти, ко­гда я вне­зап­но при­дер­жа­ла его за ру­кав.

– По­стой...

Мы под­ня­лись ко мне, и я, не вклю­чая свет, за­што­ри­ла ок­на. В день, ко­гда я сбе­жа­ла от Иго­ря, бы­ла уве­ре­на, что боль­ше ни­ко­гда не бу­ду

Вы­та­щив бу­маж­ник, я об­на­ру­жи­ла в нем на­ше с Иго­рем фото

с муж­чи­ной... Но что я мог­ла обе­щать се­бе – ведь бы­ла все­го лишь сла­бой жен­щи­ной, нуж­да­ю­щей­ся в люб­ви и лас­ке... Олег по­до­шел ко мне, мед­лен­но рас­сте­ги­вая мол­нию на пла­тье, но я рез­ко рва­ну­ла его ру­баш­ку – пу­го­ви­цы рас­сы­па­лись по по­лу... – А ты пло­хая де­воч­ка, – усмех­нул­ся он угол­ком рта, и в по­лу­тьме эта улыб­ка по­ка­за­лась мне до бо­ли зна­ко­мой... ...Ко­гда гас­нет свет, за­што­ри­ва­ют­ся ок­на и с плеч, мяг­ко шур­ша, па­да­ет одеж­да, лю­ди ста­но­вят­ся на­сто­я­щи­ми.... За ок­ном толь­ко на­чи­на­ло рас­све­тать, ко­гда я просну­лась и на цы­поч­ках про­бра­лась к его одеж­де, сва­лен­ной на по­лу. Из кар­ма­на пи­джа­ка вы­уди­ла бу­маж­ник, пра­ва... В них ле­жа­ли две фо­то­гра­фии: Иго­ря и на­ша об­щая, еще с тех вре­мен, ко­гда мы бы­ли вме­сте. Бес­ко­неч­но дол­гий час я ку­ри­ла на кухне, стоя у ок­на, а за­тем взя­ла в ру­ки мо­биль­ный. – Ты че­го так ра­но просну­лась, дет­ка? – сон­но по­ти­рая гла­за, на кух­ню за­шел Олег. Я мол­ча пе­ре­да­ла ему чаш­ку с ко­фе, сде­лан­но­го для него, и уже по­том кив­ну­ла на фо­то­гра­фии, раз­ло­жен­ные на сто­ле.

– Что это? Его сон­ли­вость как ру­кой сня­ло.

– Юля, я все те­бе рас­ска­жу, – рас­те­рян­но на­чал он. –

Де­ло в том, что я дво­ю­род­ный брат Иго­ря. Око­ло го­да на­зад он бес­след­но ис­чез, и я по­ду­мал, с ним что-то слу­чи­лось, ведь он за­ни­мал­ся ка­ки­ми-то тем­ны­ми де­ла­ми... И я ре­шил во что бы то ни ста­ло вы­яс­нить, что с ним...

– Я те­бе по­мо­гу, – без­участ­но ска­за­ла я, при­ку­ри­вая но­вую си­га­ре­ту. – Игорь был мо­им бой­френ­дом, че­рез три ме­ся­ца от­дав­шим ме­ня на рас­тер­за­ние сво­им друж­кам и сде­лав­шим из ме­ня про­сти­тут­ку. Я меч­та­ла сбе­жать от него, но бо­я­лась, что он най­дет ме­ня вез­де, по­это­му ре­ши­лась на убий­ство. У ме­ня был кли­ент, Ге­ра, ко­то­рый со­гла­сил­ся по­мочь мне. В ночь мо­е­го бег­ства я под­сы­па­ла Иго­рю смер­тель­ную до­зу силь­но­го нар­ко­ти­ка и по­зво­ни­ла Ге­ре. Не знаю, что он сде­лал с те­лом Иго­ря, но по­до­зре­ваю, что его вряд ли най­дут до то­го, как оно пол­но­стью раз­ло­жит­ся... Олег смот­рел на ме­ня, страш­но вы­пу­чив гла­за. По­хо­же, что все про­ис­хо­дя­щее ка­за­лось ему сей­час страш­ным сном.

– И да, ты ока­зал­ся прав в двух ве­щах: во-пер­вых, твой брат за­ни­мал­ся тем­ны­ми де­лиш­ка­ми, был гов­ню­ком и не за­слу­жи­вал то­го, что­бы жить. А во­вто­рых, я дей­стви­тель­но пло­хая де­воч­ка. Но я хо­тя бы чест­на са­ма с со­бой, по­то­му что не каж­дый при­зна­ет­ся, как да­ле­ко он спо­со­бен зай­ти, спа­сая соб­ствен­ную жизнь, – я по­смот­ре­ла на пу­стую чаш­ку, из ко­то­рой Олег пил ко­фе, и тут же в кар­мане мо­е­го ха­ла­та ожил мо­биль­ный. – При­вет, Ге­ра. Да, зво­ни­ла... Про­сти, мне сно­ва нуж­на твоя помощь!

Я смот­ре­ла на оскол­ки стек­ла и ду­ма­ла о са­мо­убий­стве...

По­чти пол­то­ра го­да я за­ни­ма­лась на Иго­ря... про­сти­ту­ци­ей, ра­бо­тая

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.