НА­О­МИ здесь боль­ше не тан­цу­ет

Ед­ва уви­дев ее здесь, я по­нял, что был бы со­всем не про­тив опять за­кру­тить ро­ман...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Уголовное дело № -

Два го­да на­зад я уво­лил­ся из ми­ли­ции, где без ма­ло­го пол­то­ра де­сят­ка лет от­па­хал опе­ра­тив­ни­ком, и устро­ил­ся на­чаль­ни­ком охра­ны в стрип­тиз-клуб. – Ра­бо­тен­ка у те­бя те­перь сла­ще неку­да: лю­бо­вать­ся кра­сот­ка­ми на мо­ни­то­рах ка­мер на­блю­де­ния. Од­но пло­хо – экра­ны чер­но­бе­лые, – шу­тил, по­ка­зы­вая мне мой ка­би­нет, ди­рек­тор за­ве­де­ния Олег Пет­ро­вич. Во­об­ще не силь­но-то он и пре­уве­ли­чил: мое но­вое ме­сто ра­бо­ты по срав­не­нию с преж­ним вы­гля­де­ло оа­зи­сом бла­го­да­ти и спо­кой­ствия. Клуб был из тех, что не вся­ко­му смерт­но­му по кар­ма­ну, и тща­тель­но бе­рег свою ре­пу­та­цию. ЧП здесь слу­ча­лись ред­ко и раз­ма­хом не от­ли­ча­лись: па­ру раз у нетрез­вых по­се­ти­те­лей ис­че­за­ли до­ро­гие те­ле­фо­ны, од­на­ж­ды у ко­го-то уве­ли ко­ше­лек, был еще скан­дал, ко­гда охра­на от­ка­за­лась впу­стить в клуб под­вы­пив­ше­го юн­ца, ока­зав­ше­го­ся сы­ноч­ком де­пу­та­та... Но да­же этот ин­ци­дент уда­лось за­мять: папаша ока­зал­ся не в вос­тор­ге от по­ве­де­ния от­прыс­ка и всы­пал то­му по пер­вое чис­ло. Об­во­ро­ван­ных мы от­пра­ви­ли пи­сать за­яв­ле­ние в ми­ли­цию – не зря в ве­сти­бю­ле ви­сит объ­яв­ле­ние, где чер­ным по бе­ло­му на­пи­са­но: «За со­хран­ность лич­ных ве­щей ад­ми­ни­стра­ция клу­ба от­вет­ствен­но­сти не несет». В боль­шин­стве сво­ем слу­чаи, тре­бу­ю­щие вме­ша­тель­ства охра­ны, сво­ди­лись к то­му, что пе­ре­брав­шие по­се­ти­те­ли пу­та­ли наш стрип­тиз-клуб с пуб­лич­ным до­мом и на­чи­на­ли кле­ить­ся к тан­цов­щи­цам.

Со­глас­но пра­ви­лам за­ве­де­ния на­ши де­вуш­ки во­об­ще не долж­ны об­щать­ся с кли­ен­та­ми. Да­же во вре­мя при­ват­но­го тан­ца на кра­со­ток мож­но толь­ко смот­реть, при­ка­сать­ся к ним стро­го за­пре­ще­но. Но, как из­вест­но, пья­ным мо­ре по ко­ле­но, и по­сле эн­ной рюм­ки неко­то­рые ре­ша­ют, что пра­ви­ла пи­са­ны не для

По­сле па­ры лиш­них рю­мок кли­ен­ты ино­гда ху­ли­га­нят...

них. Так что мне и мо­им под­чи­нен­ным (под мо­им чут­ким ру­ко­вод­ством клуб охра­нял еще де­ся­ток ре­бят, де­жу­рив­ших по­смен­но) то и де­ло при­хо­ди­лось пре­се­кать

по­пыт­ки су­нуть за ре­зин­ку кру­жев­ных тру­си­ков сал­фет­ку с но­ме­ром те­ле­фо­на. С по­мо­щью ка­мер на­блю­де­ния мы от­сле­жи­ва­ли та­кие ве­щи и тот­час же ре­а­ги­ро­ва­ли. Обыч­но я на­хо­дил­ся в сво­ем ка­би­не­те, устав­лен­ном де­сят­ком мо­ни­то­ров, и ес­ли слу­ча­лось ка­кое-ни­будь непо­треб­ство, свя­зы­вал­ся с ре­бя­та­ми-охран­ни­ка­ми по ра­ции и да­вал им ука­за­ния, как дей­ство­вать. Шиб­ко буй­ных про­сто вы­став­ля­ли из клу­ба, но за­ча­стую один толь­ко гроз­ный вид ши­ро­ко­пле­чих пар­ней под два мет­ра ро­стом охла­ждал пыл оче­ред­но­го раз­бу­ше­вав­ше­го­ся эро­то­ма­на, на­по­ми­ная ему о том, что не сто­ит рас­счи­ты­вать на что-ли­бо, кро­ме кра­си­во­го тан­ца.

Ка­ме­ры на­блю­де­ния на­хо­ди­лись в несколь­ких за­лах клу­ба, в хол­ле, в слу­жеб­ных по­ме­ще­ни­ях и да­же в при­ват­ных ка­бин­ках. Не бы­ло их толь­ко в туа­ле­тах. Имен­но там и уби­ли На­о­ми. На са­мом де­ле она, ко­неч­но, бы­ла ни­ка­кая не На­о­ми – «в ми­ру» ее зва­ли На­та­шей. Все на­ши тан­цов­щи­цы вы­сту­па­ют под псев­до­ни­ма­ми, так уж при­ня­то. Жасмин на по­вер­ку ока­зы­ва­ет­ся Же­ней, в пас­пор­те Изоль­ды бу­дет на­пи­са­но «Ири­на», а под Ма­тиль­дой бу­дет скры­вать­ся про­сто Ма­рия. Счи­та­ет­ся, что эк­зо­ти­че­ское имя де­ла­ет де­вуш­ку, раз­де­ва­ю­щу­ю­ся под му­зы­ку, сек­са- пиль­нее. На­сто­я­щих имен боль­шин­ства тан­цов­щиц из на­ше­го клу­ба не знал да­же я, эти тай­ны хра­нил в сво­их до­ку­мен­тах от­дел кад­ров.

На­сто­я­щих имен на­ших тан­цов­щиц не знал да­же я

Но с На­о­ми-На­та­шей был осо­бый слу­чай. Мы бы­ли дав­но зна­ко­мы, ма­ло то­го, ко­гда-то она бы­ла мо­ей де­вуш­кой. По­том рас­ста­лись, и я ни­че­го не слы­шал о ней несколь­ко лет – до тех пор, по­ка не встре­тил в клу­бе.

– На­та­ли, ты ли это? – изум­ле­нию не бы­ло пре­де­ла, ко­гда воз­ле гри­мер­ки я столк­нул­ся нос к но­су с быв­шей по­друж­кой. – О, Мак­сим, сколь­ко лет, сколь­ко зим, – с улыб­кой сриф­мо­ва­ла ста­рая зна­ко­мая. – Вот уж ко­го не ожи­да­ла уви­деть! Толь­ко здесь я не На­та­ша. Здесь тан­цу­ет На­о­ми!

–А я все так же Мак­сим. Прав­да, те­перь ме­ня все на­зы­ва­ют по име­ни-от­че­ству, Мак­сим Ви­та­лье­вич. – Ну, для ме­ня ты все рав­но оста­нешь­ся, как и преж­де, Мак­си­ком, – про­вор­ко­ва­ла На­та­ша. Ее улыб­ка вы­зва­ла у ме­ня шквал весь­ма при­ят­ных вос­по­ми­на­ний, ко­то­рые вы­стро­и­лись в го­ло­ве, слов­но кадры из ки­но­филь­ма: на­ши пер­вые сви­да­ния, ужин при све­чах во фран­цуз­ском ре­сто­ран­чи­ке, по­езд­ка на мо­ре, где мы до рас­све­та на бе­ре­гу пи­ли ви­но, пе­ри­о­ди­че­ски пре­ры­ва­ясь на секс и ку­па­ния в лун­ной до­рож­ке…

По­хо­же, На­та­ша то­же бы­ла ра­да ме­ня ви­деть. Мы ми­ло по­бол­та­ли па­ру ми­нут и ре­ши­ли, что нуж­но непре­мен­но как-ни­будь встре­тить­ся за чаш­кой ко­фе и вспом­нить бы­лое. Пом­ню, то­гда у ме­ня мельк­ну­ла мысль, что на­ши от­но­ше­ния мо­гут из дру­же­ских сно­ва пе­ре­ра­с­ти во что-то боль­шее. Но за­пла­ни­ро- ван­ной встре­чи так и не слу­чи­лось, все как-то бы­ло недо­суг, а на ра­бо­те на­ше об­ще­ние огра­ни­чи­ва­лось при­вет­ствен­ны­ми кив­ка­ми. И вот На­о­ми, ко­гда-то быв­шую мо­ей На­та­шей, уби­ли. Те­ло ле­жа­ло на по­лу в туа­ле­те, а в хо­ро­шень­кой го­лов­ке зи­я­ла ды­ра раз­ме­ром с мел­кую мо­не­ту... Труп На­о­ми об­на­ру­жи­ла од­на из офи­ци­ан­ток. Я в тот мо­мент на­хо­дил­ся в сво­ем ка­би­не­те и уви­дел на од­ном из мо­ни­то­ров, как она нес­лась по ко­ри­до­ру, раз­ма­хи­вая ру­ка­ми. Хо­тя ка­ме­ры да­ют кар­тин­ку без зву­ка, и я не слы­шал ее воплей, но со­об­ра­зил: что-то слу­чи­лось, и бро­сил­ся к ме­сту про­ис­ше­ствия. Офи­ци­ант­ка би­лась в ис­те­ри­ке, а несколь­ко че­ло­век пы­та­лись ее успо­ко­ить и узнать, в чем де­ло.

– Я за­шла ту­да… а она... а она... мерт­вая… ле­жит там... в кро­ви... – всхли­пы­вая, бор­мо­та­ла офи­ци­ант­ка. Зай­дя в жен­ский туа­лет и об­на­ру­жив мерт­вую На­о­ми, я немед­лен­но по­зво­нил в ми­ли­цию. Быв­шие кол­ле­ги при­е­ха­ли на удив­ле­ние быст­ро. Сле­до­ва­те­ля Фи­лип­по­ва, ко­то­ро­му пору­чи­ли ве­сти де­ло, я немно­го знал рань­ше, так что раз­го­ва­ри­ва­ли мы на рав­ных. Я из­ло­жил ему то

В глу­бине ду­ши я бы­ла ра­да, что его ма­ма за­бо­ле­ла

немно­гое, что знал и ви­дел, но о сво­ем ро­мане с На­та­шей все же про­мол­чал. На сле­ду­ю­щий день в клу­бе толь­ко и раз­го­во­ров бы­ло, что о вче­раш­ней тра­ге­дии. Кто-то да­же пу­стил слух о том, что смерть На­о­ми – де­ло рук маньяка и од­ним убий­ством де­ло не огра­ни­чит­ся. Тан­цов­щи­цы бы­ли силь­но на­пу­га­ны, од­на из них да­же на­пи­са­ла за­яв­ле­ние об уволь­не­нии. Но до­мыс­лы вол­но­ва­ли ме­ня ма­ло – я ис­кал до­сто­вер­ную ин­фор­ма­цию. Кое-что уда­лось вы­яс­нить у од­но­го из бар­ме­нов. – Вик­тор, вче­ра до то­го, как на­шли На­о­ми, ни­че­го необыч­но­го не бы­ло? – спро­сил я его.

– Да нет. Вро­де все как все­гда. На­о­ми вче­ра так вы­сту­пи­ла. Жаль, что она боль­ше не стан­цу­ет.

– Да… На­о­ми здесь боль­ше не тан­цу­ет, – со вздо­хом кон­ста­ти­ро­вал я, и от осо­зна­ния это­го фак­та вдруг ста­ло так горь­ко, что за­хо­те­лось вы­пить. Но я был на служ­бе, по­это­му по­про­сил Вик­то­ра плес­нуть мне ми­не­рал­ки. Вы­пил зал­пом, как вод­ку.

– Кста­ти, сей­час вот по­смот­рел, как вы пье­те, и вспом­нил. Кру­тил­ся вче­ра один тип у стой­ки. Так же, как вы, пил, зал­пом, до дна. Толь­ко не во­ду, а вис­ки… Несколь­ко ста­ка­нов про­пу­стил, а по­том стал при­ста­вать к На­о­ми. Она вы­рва­лась, а по­том по­до­шли его друж­ки и уве­ли его. Я да­же охра­ну вы­звать не успел...

– И ты мог за­быть та­кое, ко­гда На­о­ми уби­ли? – рявк­нул я.

Вик­тор с ви­но­ва­тым ви­дом про­ти­рал бо­ка­лы и, по­хо­же, не знал, что от­ве­тить. – Лад­но. Хо­ро­шо, что хоть сей­час вспом­нил, – я смяг­чил­ся. – По­про­бую сам с этим разо­брать­ся... От­пра­вил­ся в свой ка­би­нет и стал пе­ре­смат­ри­вать за­пи­си с ви­део­ка­мер за вче­раш­ний день – ми­ли­ция сня­ла ко­пии, но ори­ги­на­лы оста­ва­лись у нас. И дей­стви­тель­но, на од­ной из них уви­дел то, о чем го­во­рил Вик­тор – по­се­ти­тель цеп­лял­ся к На­о­ми. Я по­смот­рел за­пи­си с дру­гих ка­мер. На од­ной бы­ло хо­ро­шо вид­но, как этот тип за­хо­дит в клуб, и охран­ни­ки его обыс­ки­ва­ют – это стан­дарт­ная про­це­ду­ра для всех по­се­ти­те­лей. При­чем мои ре­бя­та все­гда ве­дут осмотр тща­тель­но, и

что­бы про­не­сти ми­мо них ору­жие, на­до быть Коп­пер­филь­дом. По­лу­ча­ет­ся, этот му­жик не мог быть убий­цей На­о­ми, ведь, су­дя по ды­ре в ее лбу, она бы­ла уби­та из ог­не­стрель­но­го ору­жия! Кста­ти, ин­те­рес­но, по­че­му ни­кто не услы­шал вы­стре­ла? Ко­неч­но, в клу­бе иг­ра­ла му­зы­ка, при­чем до­воль­но гром­ко, но...

Хо­тя, ко­неч­но, убий­ца мог вос­поль­зо­вать­ся глу­ши­те­лем. Но все-та­ки, как же он про­нес ору­жие в клуб?! И вдруг ме­ня осе­ни­ло: а ес­ли пи­сто­лет – или из че­го там за­стре­ли­ли На­та­шу – не про­нес­ли в клуб, ес­ли он все вре­мя на­хо­дил­ся здесь? Олег Пет­ро­вич, при­ни­мая ме­ня на ра­бо­ту, ска­зал, что ору­жия ни мне, ни дру­гим охран­ни­кам не по­ла­га­ет­ся.

– Толь­ко у ме­ня есть пи­сто­лет. Я дер­жу его в сей­фе в сво­ем ка­би­не­те, – по­хва­стал­ся он то­гда. Уж не из это­го ли пи­сто­ле­та уби­ли На­о­ми?

Олег Пет­ро­вич по­яв­лял­ся в клу­бе неча­сто, раз-два в неде­лю, но вче­ра точ­но был на ме­сте. Я вспом­нил, как ве­че­ром, ча­са за три до убий­ства На­о­ми, он вы­звал ме­ня к се­бе:

– Мак­сим, ты по­чти год ра­бо­та­ешь у нас, и я те­бе до­ве­ряю. Хо­чу спро­сить, не за­ме­чал ли ты че­го-ни­будь по­до­зри­тель­но­го за со­труд­ни­ка­ми клу­ба? – Вро­де нет. А что та­кое? – Есть по­до­зре­ние, что за мо­ей спи­ной про­да­ют не­ле­галь­ный ал­ко­голь. По до­ку­мен­там все вро­де как в по­ряд­ке, но по­се­ти­те­лей ста­но­вит­ся все боль­ше, а вы­руч­ка в ба­ре па­да­ет... Я по­обе­щал ди­рек­то­ру, что возь­му это на кон­троль и ес­ли что за­ме­чу, со­об­щу. Но по­сле убий­ства На­о­ми этот раз­го­вор, ко­неч­но, за­был­ся...

А что, ес­ли в этих ал­ко­голь­ных ма­хи­на­ци­ях бы­ла за­ме­ша­на На­о­ми, а Олег Пет­ро­вич узнал об этом и в гне­ве убил ее? По­жа­луй, сто­и­ло со­об­щить сле­до­ва­те­лю о том, что у ру­ко­вод­ства есть ору­жие... Я стал на­би­рать но­мер, но там все вре­мя бы­ло за­ня­то. Ну что ж, у ме­ня есть клю­чи от всех по­ме­ще­ний клу­ба...

Я во­шел в ка­би­нет Олега Пет­ро­ви­ча, на вся­кий слу­чай за­пер за со­бой дверь и осмот­рел­ся. Вро­де все как обыч­но: на сто­ле в бес­по­ряд­ке раз­бро­са­ны бу­ма­ги, в уг­лу сто­ит се­рый угрю­мый сейф... На­кло­нив­шись, я уви­дел на его краю па­у­ти­ну, за­бот­ли­во со­ткан­ную па­у­ком. По­хо­же, к сей­фу неде­лю не при­ка­са­лись. «Ес­ли пи­сто­лет до сих пор там, Олег Пет­ро­вич неви­но­вен, – по­нял я. – Но как знать, мо­жет, он вы­та­щил от­ту­да ору­жие рань­ше?» По­ка эти мыс­ли ро­и­лись в мо­ей го­ло­ве, я услы­шал, как в зам­ке по­во­ра­чи­ва­ет­ся ключ. Дверь при­от­кры­лась, и в ка­би­нет про­скольз­ну­ла строй­ная фи­гур­ка. Это ока­за­лась на­ша тан­цов­щи­ца Жасмин. Я неволь­но за­лю­бо­вал­ся ею: блуз­ка об­ле­га­ла вы­со­кую грудь, ми­ни-юб­ка и бо­со­нож­ки на вы­со­чен­ных каб­лу­ках де­ла­ли нож­ки еще строй­нее...

Уви­дев ме­ня, Жасмин рас­те­ря­лась, но лишь на миг: – Мак­сим Ви­та­лье­вич? А вы что здесь де­ла­е­те? Я вот к Оле­гу Пет­ро­ви­чу за­шла, ду­ма­ла, он на ме­сте, – сра­зу при­ня­лась оправ­ды­вать­ся де­вуш­ка.

– И он дал те­бе ключ от ка­би­не­та? – я на­хму­рил­ся. Жасмин по­пы­та­лась спа­сти си­ту­а­цию. По­до­шла к сто­лу и при­се­ла на него. Бу­ма­ги по­сы­па­лись на пол... – У ме­ня бы­ли ви­ды на Олега Пет­ро­ви­ча, но, ка­жет­ся, здесь есть муж­чи­на по­ин­те­рес­нее...

Ду­маю, мы мог­ли бы по­дру­жить­ся… Жасмин раз­дви­ну­ла но­ги, от­кро­вен­но ме­ня со­блаз­няя, но тут за­зво­нил мой мо­биль­ный. «Сле­дак Филиппов», – вы­све­ти­лось на экране, и я от­ве­тил:

– При­вет, да, зво­нил... Ка­жет­ся, я пой­мал убий­цу. Она сей­час со мной, в ка­би­не­те ше­фа. Ду­маю, она взя­ла из сей­фа пи­сто­лет … – Оши­ба­ешь­ся, Мак­сим. Дев­чон­ку уби­ли не из ог­не­стрель­но­го ору­жия. Экс­пер­ты го­во­рят, это был тон­кий ме­тал­ли­че­ский пред­мет. В ране об­на­ру­жи­ли еще ка­кие-то блест­ки… От­ве­тить Фи­лип­по­ву я не успел: Жасмин, вос­поль­зо­вав­шись тем, что я от­влек­ся на те­ле­фон, с яро­стью бро­си­лась на ме­ня. За­жав в ру­ке свою бо­со­нож­ку, она по­пы­та­лась на­не­сти мне удар ост­рым каб­лу­ком. Я да­же раз­гля­дел на по­дош­ве блест­ки, ко­то­рым бы­ла за­сы­па­на сце­на клу­ба… Ра­зу­ме­ет­ся, спра­вить­ся со мной у Жасмин не

Пи­сто­лет име­ет­ся толь­ко у вла­дель­ца на­ше­го за­ве­де­ния! Жасмин пы­та­лась спа­сти си­ту­а­цию – «до­го­во­рить­ся»...

по­лу­чи­лось: од­но де­ло одо­леть хруп­кую тан­цов­щи­цу, и со­всем дру­гое – быв­ше­го опе­ра. Я в два сче­та скру­тил ее, и че­рез пол­ча­са она уже да­ва­ла по­ка­за­ния.

От­пи­рать­ся де­ви­ца не ста­ла. Как вы­яс­ни­лось, она, за­ру­чив­шись под­держ­кой од­но­го из бар­ме­нов, сбы­ва­ла-та­ки че­рез клуб кон­тра­факт­ный ал­ко­голь. На­о­ми ка­ким-то об­ра­зом узна­ла об этом и гро­зи­лась вы­ве­сти по­дель­ни­ков на чи­стую во­ду. Жасмин до­жда­лась, ко­гда один из по­се­ти­те­лей ста­нет при­ста­вать к На­о­ми, и этим же ве­че­ром уби­ла ее, рас­счи­ты­вая, что в убий­стве за­по­до­зрят неза­дач­ли­во­го «уха­же­ра». Ко­гда же об­на­ру­жи­лось, что ин­ци­дент с до­мо­га­тель­ством к На­о­ми остал­ся неза­ме­чен­ным, Жасмин ре­ши­ла сва­лить ви­ну на хо­зя­и­на за­ве­де­ния, под­ки­нув ули­ки ему в ка­би­нет. Там-то я ее и пой­мал…

По­сле по­хо­рон На­о­ми я ре­шил уво­лить­ся – не хо­те­лось ра­бо­тать там, где ее не ста­ло. Олег Пет­ро­вич ме­ня от­го­ва­ри­вал, а сле­до­ва­тель Филиппов звал об­рат­но в ми­ли­цию. Од­на­ко я ре­шил, что кри­ми­на­ла с ме­ня уже вполне до­ста­точ­но, и устро­ил­ся ин­струк­то­ром в фит­нес-центр.

Ко­неч­но, спра­вить­ся с быв­шим опе­ром де­ви­ца не су­ме­ла!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.