ДО­СТА­ТОЧ­НО од­ной таб­лет­ки

Втот день мы ре­ши­ли от­ме­тить в ноч­ном клу­бе на­ча­ло на­шей сов­мест­ной жиз­ни. И вот...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Роковая ошибка -

Я си­дел в го­сти­ной, рас­се­ян­но пя­лясь в те­ле­ви­зор и нетер­пе­ли­во – на ча­сы. Ров­но в де­сять Ви­ка вы­шла из спаль­ни:

– Я го­то­ва. Мож­но ехать. Первую мысль: «Ух ты!» я озву­чи­вать не стал, за­то вто­рую вы­ска­зал вслух: – Ты хо­чешь ид­ти в этом?! Ви­ка ко­кет­ли­во по­кру­ти­лась пе­ред зер­ка­лом:

– По-мо­е­му, от­лич­ный при­кид для дис­ко­те­ки. Те­бе что-то не нра­вит­ся?

– Не нра­вит­ся твоя коф­точ­ка. То есть нра­вит­ся, до­ма мо­жешь ее во­об­ще не сни­мая но­сить, но я не

Все на­ча­лось с то­го, что мы по­ссо­ри­лись: мне не по­нра­вил­ся Ви­кин но­вый на­ряд

хо­чу, что­бы дру­гие му­жи­ки пя­ли­лись на твою грудь.

– Стас, не будь за­ну­дой! Я же не на де­ло­вую встре­чу иду, а в ноч­ной клуб, – бес­печ­но от­мах­ну­лась она. – А что ка­са­ет­ся де­коль­те... Зна­ешь по­го­вор­ку: что есте­ствен­но, то не без­об­раз­но? А у ме­ня все свое, род­ное, без си­ли­ко­на... – она по­гла­ди­ла ла­до­ня­ми вы­со­кую упру­гую грудь. – И во­об­ще, про­сто грех пря­тать от об­ще­ствен­но­сти та­кую кра­со­ту!

– Ви­ка, я не шу­чу! – по­вы­сил го­лос. – Немед­лен­но пе­ре­одень­ся во что-то по­при­лич­нее!

Улыб­ка мед­лен­но сполз­ла с ее ли­ца. В го­ло­се, еще се­кун­ду на­зад та­ком теп­лом, за­зве­нел ме­талл:

– Стас, я еще в пер­вый день на­ше­го зна­ком­ства пре­ду­пре­ди­ла: тер­петь не мо­гу, ко­гда на ме­ня да­вят. А ты сей­час имен­но этим и за­ни­ма­ешь­ся!

– По-мо­е­му, на пра­вах бу­ду­ще­го му­жа имею... – сер­ди­то на­чал я, но Ви­ка не да­ла мне за­кон­чить фра­зу. – Ес­ли со­би­ра­ешь­ся и впредь изоб­ра­жать из се­бя по­ве­ли­те­ля, мо­жешь ис­кать се­бе дру­гую неве­сту! – Мне не нуж­на дру­гая, но я не хо­чу, что­бы ты вы­гля­де­ла, как... как... Ви­ки­ны гла­за из го­лу­бых ста­ли свин­цо­во-се­ры­ми:

– Как шлю­ха, да?

– Я это­го не го­во­рил.

– Но по­ду­мал!

– Не пе­ре­дер­ги­вай!

– А ты на ме­ня не да­ви! – Я не дав­лю. Но не же­лаю, что­бы на те­бя гла­зе­ли раз­ные по­хот­ли­вые коз­лы! Не бу­дем ссо­рить­ся... Пе­ре­одень­ся – и по­е­ха­ли!

– А ес­ли не пе­ре­оде­нусь?

–А в та­ком слу­чае мы в клуб не идем...

– Ты, а не мы. Счаст­ли­во оста­вать­ся! Я да­же с ди­ва­на под­нять­ся не успел – вход­ная дверь уже хлоп­ну­ла. Ушла. Без ме­ня! Мо­жет быть, я пе­ре­гнул пал­ку со сво­им уль­ти­ма­ту­мом? А все про­кля­тая рев­ность... Ну не мо­гу ре­а­ги­ро­вать спо­кой­но, но это мои про­бле­мы, а Ви­ка тут при чем? Иди­от! Нуж­но до­гнать ее, из­ви­нить­ся и впредь дер­жать свои соб­ствен­ни­че­ские за­ки­до­ны в уз­де.

А все моя рев­ность... Гос­по­ди, ну за­чем я на­го­во­рил ей этой ерун­ды? Вот иди­от!

Ми­нут пят­на­дцать у ме­ня ушло на раз­ду­мья, еще два­дцать – что­бы вы­ве­сти из га­ра­жа ма­ши­ну и до­е­хать до клу­ба, где мы со­би­ра­лись за­жи­гать. Но там лю­би­мой не ока­за­лось. Я без­ре­зуль­тат­но объ­е­хал еще несколь­ко клу­бов, по­ка в чет­вер­том или пя­том по сче­ту не отыс­кал Ви­ку. Тан­це­ва­ла с ка­ким-то типом. Ко­гда я уви­дел, что он по­ло­жил ей свою ла­пи­щу на зад­ни­цу, а она, вме­сто то­го что­бы за­ле­пить по­ще­чи­ну, при­жа­лась к нему еще тес­нее, у ме­ня ед­ва кры­шу не снес­ло. Еще чуть-чуть – и устро­ил бы мор­до­бой пря­мо в за­ле. Уси­ли­ем во­ли за­ста­вил се­бя вый­ти на ули­цу, что­бы глот­нуть све­же­го воз­ду­ха, осту­дить буй­ную го­ло­ву. «Бить это­го га­да не бу­ду, Ви­ке уста­и­вать раз­бор­ки – то­же. Про­сто за­бе­ру ее от­сю­да и уве­зу до­мой», – ре­шил я, но осу­ще­ствить за­ду­ман­ное не успел: па­роч­ка вы­шла из клу­ба, се­ла в при­пар­ко­ван­ный у вхо­да чер­ный джип и ука­ти­ла. Я бро­сил­ся к сво­ей ста­рень­кой «Ла­де», рва­нул с ме­ста, вы­жи­мая из сла­бо­силь­но­го движ­ка все, на что тот был спо­со­бен. Спер­ва по­лу­ча­лось ви­сеть у них на хво­сте, но по­том тот рез­ко при­ба­вил ско­рость и про­пал из ви­ду. Я ле­тел как су­ма­сшед­ший, но вне­до­рож­ник слов­но сквозь зем­лю про­ва­лил­ся. Центр го­ро­да остал­ся по­за­ди, на­чал­ся окра­ин­ный «пролетарский» рай­он. Я уже со­би­рал­ся по­во­ра­чи­вать на­зад, ко­гда вда­ле­ке за­ма­я­чил зна­ко­мый джип. Ма­ши­на бы­ла при­пар­ко­ва­на воз­ле об­шар­пан­но­го двух­этаж­но­го до­ма. Убе­див­шись, что в са­лоне ни­ко­го нет, я во­шел в подъ­езд. Зда­ние яв­но нежи­лое: то ли шло под снос, то ли жда­ло ка­пи­таль­но­го ре­мон­та.

– Ви­ка! – крик­нул я. Мне от­ве­ти­ло толь­ко гул­кое эхо пу­сто­го па­рад­но­го. – Ви­ка! Ты здесь? Бы­ло тем­но, по­это­му я с тру­дом про­би­рал­ся сре­ди би­тых кир­пи­чей и про­гнив­ших до­сок. Под­нял­ся на вто­рой этаж. При­слу­шал­ся... Во­круг ца­ри­ла ти­ши­на. Вдруг по­слы­шал­ся ка­кой­то шо­рох вни­зу, а по­том – шум мо­то­ра отъ­ез­жа­ю­щей

ма­ши­ны. Я сбе­жал вниз, но джи­па и след про­стыл. До сих пор не мо­гу объ­яс­нить, что за­ста­ви­ло ме­ня вер­нуть­ся в за­бро­шен­ный дом и про­дол­жить по­ис­ки. Я об­ша­рил все квар­ти­ры пер­во­го эта­жа – ни­ко­го. Сно­ва под­нял­ся на вто­рой, по­ис­кал там, убе­дил­ся, что дверь на чер­дак за­пер­та, а за­мок не от­кры­ва­ли це­лую веч­ность. И тут ме­ня осе­ни­ло: в до­ме на­вер­ня­ка дол­жен быть под­вал! При­вык­шие к тем­но­те гла­за уже раз­ли­ча­ли от­дель­ные пред­ме­ты: ка­кие-то по­ло­ман­ные сту­лья, дос­ки, бан­ки… На­ко­нец, в уг­лу я раз­гля­дел жен­скую фи­гу­ру. Ви­ка. Без со­зна­ния. В од­ной коф­точ­ке, джин­сы и тру­си­ки ва­ля­лись ря­дом. Я взял лю­би­мую на ру­ки и вы­нес на ули­цу. По­ло­жил на зад­нее си­де­нье, укрыл пи­джа­ком и за­вел ма­ши­ну. По­лу­чи­лось не сра­зу: ме­ня ко­ло­тил нерв­ный озноб. У ка­ких-то пар­ней воз­ле ларь­ка узнал, где бли­жай­шая боль­ни­ца. Сла­ва бо­гу, она ока­за­лась ря­дом. Ви­ку увез­ли на­верх, а я остал­ся в при­ем­ном по­кое. Сна­ча­ла

Хо­ро­шо хоть, что боль­ни­ца ока­за­лась ря­дом. На­де­юсь, Ви­ке здесь по­мо­гут

от­ве­чал на во­про­сы вра­чей, за­тем – при­е­хав­ших ми­ли­ци­о­не­ров. Го­во­рил на ав­то­ма­те. Мыс­ли бы­ли за­ня­ты толь­ко од­ним: ру­гал се­бя на чем свет сто­ит за глу­пую рев­ность и ссо­ру. Ес­ли бы не эта раз­молв­ка, не слу­чи­лось бы бе­ды...

– Вам сей­час луч­ше по­ехать до­мой, – вы­вел ме­ня из раз­ду­мий го­лос мед­сест­рич­ки. – А зав­тра с утра при­ез­жай­те. Я по­мо­тал го­ло­вой:

– Нет, я по­до­жду.

– Жди­те, ес­ли хо­ти­те, – она по­жа­ла пле­ча­ми. – Толь­ко не здесь, а в от­де­ле­нии. Иди­те на­ле­во по ко­ри­до­ру, а по­том на чет­вер­тый этаж.

Это бы­ла кош­мар­ная ночь. Са­мое страш­ное – что ни у ко­го ни­че­го нель­зя бы­ло узнать. А еще – убий­ствен­ное чув­ство ви­ны... И ди­кая нена­висть к это­му по­дон­ку из джи­па. По­па­дись он мне в ту ми­ну­ту – убил бы без ко­ле­ба­ний!

Под утро уда­лось пе­ре­хва­тить де­жур­но­го вра­ча. – Она при­ш­ла в со­зна­ние, – от­ве­тил он на мой во­прос, – но в па­ла­ту к ней нель­зя. Нет, и не про­си­те. Из­на­си­ло­ва­ние – это тя­же­лый эмо­ци­о­наль­ный

Врач ска­зал мне, что моя лю­би­мая при­ш­ла в со­зна­ние, но к ней не пу­стил...

стресс. Де­вуш­ке ну­жен пол­ный по­кой. И помощь пси­хо­ло­га, ра­зу­ме­ет­ся...

– По­че­му она по­шла с этим коз­лом? – про­бор­мо­тал я. Это не был во­прос вра­чу, ско­рее крик ду­ши, тем не ме­нее док­тор от­ве­тил: – В ее кро­ви най­де­ны сле­ды гам­ма-гид­рокси­бу­ти­ра­та на­трия. Этот нар­ко­тик еще на­зы­ва­ют «таб­лет­ка­ми на­силь­ни­ков». Его ча­сто ис­поль­зу­ют, что­бы по­вы­сить ли­би­до и сни­зить со­про­тив­ля­е­мость по­тен­ци­аль­ной жерт­вы. Вполне ве­ро­ят­но, что пре­ступ­ник уго­стил ва­шу де­вуш­ку выпивкой, в ко­то­рую под­ме­шал этот пре­па­рат. Ме­ня пу­сти­ли к Ви­ке на сле­ду­ю­щий день. Она си­де­ла на кро­ва­ти и ти­хо пла­ка­ла. Ко­гда я по­пы­тал­ся об­нять ее, от­толк­ну­ла:

– Оставь ме­ня в по­кое, – про­сто­на­ла. – Ухо­ди! Ни­ко­го не хо­чу ви­деть... Я спу­стил­ся вниз, при­сел на ска­мей­ку в боль­нич­ном са­ду. Гор­ло слов­но сда­ви­ло об­ру­чем, ще­кам бы­ло го­ря­чо от слез. Глу­пец! Я ду­мал, что кош­мар за­кон­чил­ся, а ему, ока­зы­ва­ет­ся, кон­ца­к­рая не вид­но. Смо­гу ли я по­мочь лю­би­мой?

Смо­гу ли за­слу­жить ее про­ще­ние? За­хо­чет ли она, что­бы мы и впредь бы­ли вме­сте? На эти во­про­сы у ме­ня не бы­ло от­ве­та. Но од­но знал точ­но: по­ка Ви­ке пло­хо, не остав­лю ее. И не успо­ко­юсь, по­ка не най­дут и не посадят ту сво­лочь!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.