Пре­ступ­ле­ние ве­ка

Ни­ко­гда в жиз­ни мне еще не бы­ло до та­кой сте­пе­ни страш­но! Вы толь­ко пред­ставь­те се­бе...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Курьезный случай -

Ес­ли бы я еха­ла по­ез­дом, в по­сту­ки­ва­нии ко­лес мне непре­мен­но чу­ди­лось бы: «До­мой-до­мой-до­мой…» В са­мо­ле­те же, кро­ме ров­но­го гу­ла мо­то­ров и лас­ко­во­го го­ло­са стю­ар­дес­сы, не бы­ло ни­ка­ких зву­ков, од­на­ко в вис­ках все рав­но сту­ча­ло это са­мое «до­мой-до­мой­до­мой». Гос­по­ди, как же я со­ску­чи­лась по Гош­ке! Ни­че­го, не­дол­го оста­лось.

Че­рез два­дцать семь ми­нут са­мо­лет при­зем­лит­ся в аэро­пор­ту, по­том око­ло ча­са ез­ды ав­то­бу­сом, еще де­сять ми­нут пеш­ком и ока­жусь воз­ле на­ше­го подъ­ез­да. Под­ни­мусь на чет­вер­тый этаж, от­крою дверь сво­им клю­чом… Пред­став­ляю, ка­кое ли­цо бу­дет у му­жа! Он ведь ме­ня толь­ко один­на­дца­то­го ждет, а я взя­ла и седь­мо­го при­ле­те­ла. Без пре­ду­пре­жде­ния, сюрпризом. Се­год­ня суб­бо­та, по идее, Го­ша дол­жен быть до­ма. А ес­ли нет? Мог ведь в ма­га­зин вый­ти или, на­при­мер, по­ехать сест­ру по­здра­вить с на­сту­па­ю­щим празд­ни­ком. Ни­че­го, так то­же неп­ло­хо. Су­пруг вер­нет­ся до­мой, а тут я – по­сле ду­ша, в но­вом обал­ден­ном пе­нью­а­ре… Был, ко­неч­но, еще тре­тий ва­ри­ант раз­ви­тия со­бы­тий, опи­сан­ный во мно­же­стве анекдотов, в ко­то­рых один из су­пру­гов неожи­дан­но воз­вра­ща­ет­ся из ко­ман­ди­ров­ки. Но о нем я да­же ду­мать не хо­те­ла… Мы по­же­ни­лись все­го три ме­ся­ца на­зад. По­том бы­ли две ска­зоч­ные ме­до­вые неде­ли в Ис­па­нии, а ко­гда по­сле сва­деб­но­го пу­те­ше­ствия я вы­шла на ра­бо­ту, ме­ня ждал еще один по­да­рок: во­прос с мо­ей ста­жи­ров­кой в Гер­ма­нии на­ко­нец ре­шил­ся, все необ­хо­ди­мые бу­ма­ги с немец­ки­ми парт­не­ра­ми под­пи­са­ны…

– Так что, Дроздова, быст­рень­ко оформ­ляй ви­зу и дуй в Мюн­хен. На­де­юсь, двух­ме­сяч­ная уче­ба пой­дет на поль­зу и те­бе лич­но, и всей на­шей ком­па­нии.

– Я уже не Дроздова, а Си­до­рен­ко, – по­пра­ви­ла рас­се­ян­но, и, спо­хва­тив­шись, по­бла­го­да­ри­ла: – Спа­си­бо! – На здоровье, – улыб­нул­ся ге­не­раль­ный ди­рек­тор. Этой ста­жи­ров­ки я жда­ла боль­ше го­да. Меч­та­ла о ней, го­то­ви­лась, а те­перь… те­перь са­ма не зна­ла, хо­чу ли ехать. То есть ехать хо­те­ла, ра­зу­ме­ет­ся, а вот рас­ста­вать­ся с му­жем так на­дол­го – нет. Дилемма, черт возь­ми! В ито­ге ре­ши­ла по­со­ве­то­вать­ся с Го­шей – как мой нена­гляд­ный ска­жет, так и бу­дет.

– Обя­за­тель­но по­ез­жай! – без ко­ле­ба­ний от­ве­тил лю­би­мый. – Упу­стишь шанс, дру­го­го мо­жет не быть.

– А ты бу­дешь по мне ску­чать?

– Бу­дешь за­да­вать глу­пые во­про­сы, по­са­жу под за­мок, за­став­лю сут­ки на­про­лет ва­рить мне бор­щи и сти­рать нос­ки. И не стать те­бе то­гда ни на­чаль­ни­ком от­де­ла, ни ди­рек­то­ром фи­ли­а­ла! – Гош­ка по­ка­зал мне язык. В све­те недав­не­го за­му­же­ства угро­за ме­ня не слиш­ком на­пу­га­ла – я го­то­ва бы­ла для му­жа осво­ить все су­ще­ству­ю­щие ку­ли­нар­ные кни­ги, а его ве­щи сти­рать да­же вруч­ную. Но с дру­гой сто­ро­ны, ам­би­ции, ку­да же их де­нешь... У ме­ня пер­спек­ти­вы ро­ста. У ме­ня по­чти бег­лый немец­кий

(це­лый год зуб­ри­ла). Так что, по­ка нет де­тей, а есть воз­мож­ность, нуж­но де­лать ка­рье­ру.

В об­щем, спу­стя две неде­ли я уле­те­ла в Мюн­хен.

Мы с Го­шей раз­го­ва­ри­ва­ли

Мы каж­дый день об­ща­лись по скай­пу, но раз­ве мо­ло­до­же­нам это­го до­ста­точ­но?

по скай­пу каж­дый день. Ино­гда по несколь­ку раз в сут­ки. Но са­ми по­ни­ма­е­те: для мо­ло­до­же­нов вир­ту­аль­ное об­ще­ние – как для ал­ко­го­ли­ка без­ал­ко­голь­ное пи­во. Ра­бо­ты бы­ло по гор­ло, но дни тя­ну­лись, слов­но ре­зи­но­вые. Че­рез пол­то­ра ме­ся­ца раз­лу­ки ста­ло со­всем нев­мо­го­ту. Два ме­ся­ца ста­жи­ров­ки ис­те­ка­ли де­ся­то­го мар­та, на один­на­дца­тое у ме­ня был за­ка­зан об­рат­ный би­лет, но ко­гда за­кон­чил­ся фев­раль, я по­ня­ла: все, боль­ше не мо­гу! Тре­тье­го чис­ла на­бра­лась храб­ро­сти, по­шла к сво­е­му вре­мен­но­му немец­ко­му на­чаль­ству и объ­яс­ни­ла, что при­ду­ман­ный их ре­во­лю­ци­о­нер­ка­ми Кла­рой Цет­кин и Ро­зой Люк­сем­бург Меж­ду­на­род­ный жен­ский день на пост­со­вет­ском про­стран­стве счи­та­ет­ся од­ним из са­мых боль­ших празд­ни­ков, и 8 Мар­та мне хо­те­лось бы про­ве­сти в ком­па­нии лю­би­мо­го му­жа. На­чаль­ство, как ни стран­но, про­ник­лось, со­об­щи­ло, что мной весь­ма и весь­ма до­воль­но, на­пи­са­ло хва­леб­ную ха­рак­те­ри­сти­ку и раз­ре­ши­ло уле­теть седь­мо­го. Го­ше я о сво­их пла­нах ни­че­го не со­об­щи­ла, по­сколь­ку хо­те­ла (как уже го­во­ри­лось вы­ше) сде­лать ему сюр­приз.

И вот на­ко­нец дом, ми­лый дом… Чест­но при­знать­ся, сам дом был не та­ким уж и ми­лым – обыч­ная кир­пич­ная пя­ти­этаж­ка – об­луп­лен­ная и уны­лая. И квар­ти­ра у Го­ши бы­ла не так что­бы очень – кро­шеч­ная «двуш­ка» с сов­ме­щен­ным сан­уз­лом и при­хо­жей раз­ме­ром с пла­тя­ной шкаф. Но, как го­во­рит­ся, с ми­лым рай и в ша­ла­ше. Это все рав­но ку­да луч­ше, чем жить вме­сте с ро­ди­те­ля­ми. Ни­че­го, ко­г­да­ни­будь мы раз­бо­га­те­ем и ку­пим дом в ближ­нем при­го­ро­де. Та­кой, что­бы в нем на­шлось ме­сто и для двух дет­ских (мож­но да­же для трех), и для боль­шо­го флегматичного пса, и для про­стор­ной сто­ло­вой, где за круг­лым сто­лом смо­жет со­би­рать­ся боль­шая се­мья. А на участ­ке – мно­го цве­тов, и ел­ки, и бе­сед­ка, и дет­ские ка­че­ли… Все это у нас ко­гда-ни­будь обя­за­тель­но бу­дет, нуж­но толь­ко немно­жеч­ко по­до­ждать. Я пеш­ком под­ня­лась на чет­вер­тый этаж (от­ку­да в хру­щев­ке лифт?), ста­ра­ясь не звяк­нуть клю­ча­ми, от­пер­ла вход­ную дверь, на цы­поч­ках во­шла в квар­ти­ру и… остол­бе­не­ла. Остол­бе­не­ла в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва. По­доб­но жене Ло­та, пре­вра­тив­шей­ся, со­глас­но ле­ген­де, в со­ля­ной столб. Серд­це ух­ну­ло вниз и за­ко­ло­ти­лось где-то на уровне же­луд­ка, ла­до­ни вспо­те­ли, а те­ло ста­ло без­воль­ным, как раз­ва­рен­ная ма­ка­ро­ни­на. Шкаф в при­хо­жей был от­крыт на­стежь и аб­со­лют­но пуст. А на свет­лом ли­но­ле­уме вид­не­лась чер­ная до­рож­ка из ка­пель под­сох­шей кро­ви. До­рож­ка ве­ла из го­сти­ной на кух­ню. Или на­обо­рот... – Го­шень­ка, ты где? Я при­е­ха­ла! – крик­ну­ла охрип­шим от ужа­са го­ло­сом. От­ве­том мне бы­ла гро­бо­вая ти­ши­на. Да­же хо­ди­ки по­че­му-то не ти­ка­ли. Дро­жа­щи­ми паль­ца­ми я на­бра­ла но­мер муж­ни­но­го мо­биль­но­го. «Або­нент не мо­жет при­нять ваш зво­нок или на­хо­дит­ся вне зо­ны дей­ствия се­ти», – со­об­щил при­ят­ный жен­ский го­лос.

По­лы в квар­ти­ре бы­ли за­ля­па­ны кро­вью, а мо­биль­ный те­ле­фон му­жа не от­ве­чал...

Осто­рож­но от­кры­ла дверь в боль­шую ком­на­ту. Здесь кро­вя­ной ру­че­ек впа­дал в тем­но-бу­рое глян­це­вое озер­цо. При взгля­де на него ме­ня за­тош­ни­ло. Гос­по­ди, да луч­ше бы я за­ста­ла су­пру­га с лю­бов­ни­цей! Итак, кровь на по­лу бы­ла, а ди­ва­на, двух кре­сел и жур­наль­но­го сто­ли­ка не бы­ло. Так­же не бы­ло те­ле­ви­зо­ра и му­зы­каль­но­го цен­тра. Соб­ствен­но, из ме­бе­ли в го­сти­ной оста­лась толь­ко ста­рень­кая стен­ка, сто­яв­шая с раз­зяв­лен­ны­ми двер­ца­ми. Все ма­ло­маль­ски при­лич­ные ве­щи из нее ис­чез­ли, остал­ся толь­ко хлам, ко­то­рый дав­ным-дав­но нуж­но бы­ло вы­бро­сить, но все как-то не до­хо­ди­ли ру­ки.

Мет­ну­лась в спаль­ню. Гра­би­те­ли умуд­ри­лись вы­не­сти да­же кро­вать, ко­то­рую мы с му­жем ку­пи­ли на­ка­нуне сва­дьбы и ко­то­рую по­том чет­ве­ро груз­чи­ков пол­ча­са втис­ки­ва­ли в вось­ми­мет­ро­вую ком­на­туш­ку. На кухне я не об­на­ру­жи­ла ни хо­ло­диль­ни­ка, ни сти­рал­ки, ни мик­ро­вол­нов­ки. По­су­ды то­же не бы­ло – толь­ко несколь­ко раз­но­ка­ли­бер­ных тарелок и од­на чаш­ка со щер­бин­кой. Опи­сы­ваю я свою «экс­кур­сию» по квар­ти­ре до­воль­но дол­го, а на са­мом де­ле на то, что­бы обежать все по­ме­ще­ния, по­на­до­би­лось мень­ше ми­ну­ты. Нас не про­сто огра­би­ли, а, как пи­шут в детективах, «об­нес­ли под­чи­стую». Стран­но… Ес­ли ве­рить все тем

же де­тек­тив­ным ро­ма­нам, се­рьез­ные до­муш­ни­ки, как пра­ви­ло, ра­бо­та­ют по на­вод­ке, дол­го «па­сут» объ­ект, дос­ко­наль­но вы­яс­ня­ют гра­фик ра­бо­ты хо­зя­ев и идут на де­ло, ко­гда ни­ко­го нет до­ма. Мо­жет, за­лез­ли ка­кие-ни­будь от­мо­роз­ки­нар­ко­ма­ны? Но в та­ком слу­чае, от­ку­да у них взял­ся гру­зо­вик, что­бы вы­вез­ти все на­ше доб­ро?

Я сно­ва по­зво­ни­ла му­жу и сно­ва от­ве­та не по­лу­чи­ла. При­шлось вы­зы­вать ми­ли­цию...

Я сно­ва по­зво­ни­ла Го­ше и опять без­ре­зуль­тат­но. На­бра­ла «102»:

– Здрав­ствуй­те, ме­ня два ме­ся­ца не бы­ло в стране, при­е­ха­ла, а здесь… – сум­бур­но и сбив­чи­во рас­ска­за­ла, что имен­но об­на­ру­жи­лось «здесь». Вско­ре при­е­ха­ла це­лая бри­га­да: два опе­ра­тив­ных ра­бот­ни­ка в штат­ском, мо­ло­дой сер­жант в ми­ли­цей­ской фор­ме и тол­стый лы­сый дядь­ка. Дядь­ка немед­лен­но на­чал сни­мать от­пе­чат­ки паль­цев и со­скаб­ли­вать за­сох­шую кровь с по­ла, из че­го я за­клю­чи­ла, что он – экс­перт­кри­ми­на­лист. Сер­жант скром­но изоб­ра­жал ста­тую в угол­ке, опе­ра про­шли в го­сти­ную и усе­лись на под­окон­ник, пред­ло­жив мне при­сесть на при­не­сен­ный из кух­ни та­бу­рет. Оба бы­ли оде­ты в ко­жа­ные курт­ки, джин­сы и темные сви­те­ра под гор­ло. Рост, воз­раст, те­ло­сло­же­ние – все как под ко­пир­ку. «Двое из лар­ца, оди­на­ко­вых с ли­ца». От­ли­чал­ся толь­ко цвет во­лос.

– Ну, рас­ска­зы­вай­те, – об­ра­тил­ся ко мне Брю­нет. Я по­слуш­но рас­ска­за­ла. – Стас, – по­вер­нул­ся он к на­пар­ни­ку, – мы с по­тер­пев­шей сей­час зай­мем­ся про­то­ко­лом и спис­ком по­хи­щен­ных ве­щей, а ты по­ка опро­си со­се­дей. Блон­дин кив­нул, под­нял­ся и вы­шел. Вер­нул­ся, он, ко­гда я вы­во­ди­ла на лист­ке: «Плащ жен­ский, зе­ле­ный, ита­льян­ско­го про­из­вод­ства», ко­то­рый шел в спис­ке пунк­том 121.

– На­ко­пал что-ни­будь ин­те­рес­ное? – по­ин­те­ре­со­вал­ся Брю­нет.

– Да­моч­ка из вось­мой квар­ти­ры вче­ра в 12:30 вы­шла по­гу­лять с со­ба­кой и ви­де­ла, как в гру­зо­вую «га­зель» трое му­жи­ков гру­зи­ли ме­бель и ка­кие-то ко­роб­ки и тю­ки. Она не при­да­ла это­му зна­че­ния – по­ду­ма­ла, что кто-то из жиль­цов пе­ре­ез­жа­ет, – со­об­щил Блон­дин.

– А граж­да­ни­на Си­до­рен­ко воз­ле «га­зе­ли» не ви­де­ла? – Она все­го неде­лю на­зад при­е­ха­ла по­го­стить к не­дав­но ро­див­шей до­че­ри и ни­ко­го из про­жи­ва­ю­щих в подъ­ез­де в ли­цо не зна­ет.

– А что дру­гие со­се­ди?

– Глу­хо. Вче­ра же пятница бы­ла, буд­ний день. Взрос­лые на ра­бо­те, де­ти в шко­ле. Да еще дождь лил как из вед­ра, так что да­же баб­ки на ла­воч­ки не вы­пол­за­ли, а по до­мам се­ри­а­лы смот­ре­ли.

– Ты рас­спро­сил сви­де- тель­ни­цу, что за тю­ки в ма­ши­ну гру­зи­ли?

– А как же! Она за­ме­ти­ла несколь­ко чер­ных по­ли­эти­ле­но­вых меш­ков. Су­дя по раз­ме­ру, в од­ном вполне мог на­хо­дить­ся труп, – бод­ро отра­пор­то­вал Блон­дин. Я по­чув­ство­ва­ла, что те­ряю со­зда­ние. И, ско­рее все­го, грох­ну­лась бы в об­мо­рок, ес­ли бы в этот мо­мент в за­моч­ной сква­жине не за­ело­зил ключ.

Опе­ра, пе­ре­гля­нув­шись, по­тя­ну­лись в при­хо­жую, я за­чем-то за­кры­ла гла­за. А ко­гда спу­стя мгно­ве­ние их от­кры­ла, на по­ро­ге ком­на­ты сто­ял мой Гош­ка – жи­вой и невре­ди­мый.

– Ма­ри­ша?! – удив­лен­но вос­клик­нул он. – Ты же толь­ко один­на­дца­то­го долж­на вер­нуть­ся! И во­об­ще, что здесь про­ис­хо­дит?

– Нет, это я те­бя об этом хо­те­ла спро­сить! – за­во­пи­ла, под­бе­гая к му­жу.

– Я так и не по­нял, по­че­му ты се­год­ня при­ле­те­ла? – рас­те­рян­но про­бор­мо­тал нена­гляд­ный.

Ко­гда я от­кры­ла гла­за, на по­ро­ге сто­ял мой Гош­ка – со­вер­шен­но жи­вой и невре­ди­мый!

– Сюр­приз те­бе хо­те­ла сде­лать...

–И я хо­тел сюр­приз… К Вось­мо­му мар­та. По­ка ты в Гер­ма­нии бы­ла, мне тут от­лич­ный ва­ри­ант под­вер­нул­ся. Дом – как раз та­кой, о ка­ком ты меч­та­ла. Все­го в де­ся­ти ки­ло­мет­рах от го­ро­да. И со­всем недо­ро­го… Я эту квар­ти­ру про­дал, и…

– Ду­рак!!! – я изо всех сил за­ба­ра­ба­ни­ла ку­ла­ка­ми по его гру­ди. – Я же чуть от стра­ха не умер­ла, ко­гда все это уви­де­ла!

– Граж­дан­ка Си­до­рен­ко, пре­кра­ти­те, – раз­дал­ся стро­гий го­лос Брю­не­та. – А то при­дет­ся от­кры­вать уго­лов­ное де­ло по фак­ту на­не­се­ния те­лес­ных по­вре­жде­ний сред­ней тя­же­сти.

– Мне не боль­но, – улыб­нул­ся Го­ша и, пе­ре­хва­тив мои за­пя­стья, на­гнул­ся, что­бы по­це­ло­вать.

– Гос­по­да лю­би­те­ли сюр­при­зов, – неожи­дан­но вме­шал­ся Блон­дин, – по­том бу­де­те от­но­ше­ния вы­яс­нять. Зна­чит, как я по­ни­маю, ни­ка­ко­го ограб­ле­ния не бы­ло?

– Не бы­ло, – улыб­нув­шись, под­твер­дил муж. – А кровь на по­лу от­ку­да?

– Я по­су­ду в кар­тон­ный ящик упа­ко­вал и для на­деж­но­сти бе­чев­кой пе­ре­вя­зал. От­ре­зал кон­цы ве­рев­ки и слу­чай­но се­бя ре­за­нул… Глу­бо­ко… – Го­ша про­де­мон­стри­ро­вал за­бин­то­ван­ный па­лец. – А мыть по­лы бы­ло неко­гда – гру­зо­вик уже воз­ле подъ­ез­да сто­ял.

Брю­нет мед­лен­но разо­рвал про­то­кол и недо­пи­сан­ный мной спи­сок «по­хи­щен­ных» ве­щей, бурк­нул с до­са­дой:

– Оштра­фо­вать бы вас за лож­ный вы­зов! – по­сле че­го ско­ман­до­вал осталь­ным: – По­е­ха­ли!

Ко­ро­че го­во­ря, Меж­ду­на­род­ный жен­ский день мы с Гош­кой празд­но­ва­ли уже в но­вом до­ме...

И тут я по­ня­ла: все, боль­ше ждать не мо­гу...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.