Уро­ки стра­ха

Свет­ку по­сто­ян­но пу­га­ли. Кто это де­ла­ет и за­чем? Вро­де она ни­ко­го не оби­жа­ла. И вот од­на­ж­ды я все по­нял...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Ты че­го смур­ная? – спро­сил сест­ру по до­ро­ге до­мой. – У ме­ня из раз­де­вал­ки бюст­галь­тер укра­ли. – А за­чем ты его во­об­ще сни­ма­ла? – уди­вил­ся я. – Пе­ред сво­им Ро­мео ре­ши­ла сись­ка­ми по­тря­сти? – Пре­кра­ти! Ни пе­ред кем я ни­чем не тряс­ла. Про­сто мы на физ­куль­ту­ре пры­га­ем, бе­га­ем, по­те­ем, вот я в ста­рень­кий и пе­ре­оде­лась, что­бы но­вый не ис­пор­тить. А его ка­ка­я­то сво­лочь… – се­ст­ри­ца горь­ко всхлип­ну­ла. – По­ду­ма­ешь, тра­ге­дия – лиф­чик сты­ри­ли. Дру­гой ку­пишь. – Толь­ко на про­шлой неде­ле ком­плект ку­пи­ла, – про­дол­жа­ла уби­вать­ся Свет­ка. – Зна­ешь, сколь­ко он сто­ил? Ко­гда она озву­чи­ла це­ну, у ме­ня гла­за по­лез­ли на лоб. – Пол­ты­щи за бе­лье?! Со­всем с ума со­шла? – Мои день­ги, на что хо­чу, на то и тра­чу, – фырк­ну­ла се­ст­ри­ца, на что я в серд­цах от­ве­сил ей звон­кий под­за­тыль­ник. День­ги у нас бы­ли об­щи­ми. У нас во­об­ще все бы­ло об­щее, вклю­чая да­ту рож­де­ния и судь­бу. Вы­рос­ли в се­ле. От­ца не зна­ли, ма­ма по­гиб­ла, ко­гда нам бы­ло по че­тыр­на­дцать. Опе­ку офор­ми­ла ба­буш­ка. Про­жить на ее пен­сию и си­рот­ское по­со­бие бы­ло труд­но, по­это­му по­сле де­вя­то­го клас­са по­шли «ба­тра­чить» на мест­но­го фер­ме­ра. Спу­стя че­ты­ре го­да умер­ла и ба­буш­ка. Мы пе­ре­бра­лись в го­род (де­нег от про­да­жи сель­ско­го до­ма хва­ти­ло на двух­ком­нат­ную хру­що­бу). Устро­и­лись в продуктовый ма­га­зин: Свет­ка убор­щи­цей, я – груз­чи­ком. Тас­кать ящи­ки и ма­хать шваброй до ста­ро­сти не хо­те­лось, но без выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния нор­маль­ной ра­бо­ты не най­ти. А у нас да­же ат­те­ста­та нет, вот и ре­ши­ли за­пи­сать­ся для на­ча­ла в ве­чер­нюю шко­лу. Учи­те­ля в шко­ле хо­ро­шие, од­на­ко за по­се­ща­е­мо­стью сле­дят стро­го, так что на уро­ки хо­дим каж­дый день. Свет­ка с хо­ду влю­би­лась в мо­ло­до­го физ­ру­ка Ро­ма­на Ива­но­ви­ча по про­зви­щу Ро­мео. И су­дя по то­му, что она вы­бро­си­ла за две кру­жев­ные тря­поч­ки пять­сот гри­вен, что-то (в смыс­ле от­но­ше­ний) у них вро­де бы ста­ло на­кле­вы­вать­ся. – У те­бя есть пред­по­ло­же­ние, кто мог те­бе устро­ить та­кую под­лян­ку? – спро­сил я, имея в ви­ду укра­ден­ный лиф­чик. – Нет, – по­ка­ча­ла го­ло­вой сест­ра. – У ме­ня со все­ми дев­чон­ка­ми из клас­са хо­ро­шие от­но­ше­ния… – По­нят­но. Но все-та­ки ни­че­го цен­но­го в раз­де­вал­ке боль­ше не остав­ляй. Бе­ре­же­но­го бог бе­ре­жет. Пе­ред сле­ду­ю­щим уро­ком физ­куль­ту­ры (он был по­след­ним по сче­ту), Свет­ка от­да­ла мне на хра­не­ние

За­чем во­ро­вать по­но­шен­ные ве­щи? Стран­но все это...

це­поч­ку с кре­сти­ком: – Пусть на вся­кий слу­чай у те­бя по­ле­жит! А по­сле урока вы­яс­ни­лось, что у нее про­па­ла… юб­ка – при­шлось сест­ри­це воз­вра­щать­ся до­мой в спор­тив­ных шта­нах. «Что-то тут не так… – ду­мал я. – В от­ли­чие от до­ро­гу­ще­го но­во­го лиф­чи­ка юб­ка ста­рая и куп­ле­на в се­кон­де. Она и да­ром ни­ко­му не нуж­на. Ско­рее все­го, кто-то из од­но­класс­ниц хо­чет на­со­лить Свет­ке. Вот толь­ко за что?» – Узнаю, что за га­ди­на это сде­ла­ла, и по­рву ее, как Ту­зик грел­ку, – сер­ди­то бурк­ну­ла сест­ра. Несколь­ко дней она пы­та­лась вы­чис­лить во­ра, но ни­че­го не вы­шло. А по­том пря­мо на пе­ре­мен­ке кто-то вы­та­щил из ее сум­ки шей­ный пла­ток. – Все, мое тер­пе­ние кон­чи­лось, – ска­за­ла Свет­ка и от­пра­ви­лась к ди­рек­три­се жа­ло­вать­ся. Ме­ня, по­нят­но, взя­ла с со­бой в ка­че­стве груп­пы под­держ­ки. Ди­рек­три­са рас­строи- лась – еще бы, та­кое ЧП. Есте­ствен­но, оглас­ки ей не хо­те­лось, по­это­му она по­про­си­ла мою сест­ру не об­ра­щать­ся в ми­ли­цию. – Са­ми во всем раз­бе­рем­ся, – по­обе­ща­ла Та­ма­ра Ива­нов­на, – а сто­и­мость укра­ден­но­го шко­ла ком­пен­си­ру­ет. На сле­ду­ю­щий день мы на­шли в поч­то­вом ящи­ке ли­сток с рас­пе­ча­тан­ным на принтере тек­стом: «При­вет, ма­лень­кая шлюш­ка! Спа­си­бо за подарки – твои ве­щи ме­ня воз­буж­да­ют…» В ту ночь Свет­ка спа­ла со­всем пло­хо. Несколь­ко раз вскри­ки­ва­ла во сне – оче­вид­но, сни­лись кошмары. А еще че­рез два дня в ящи­ке об­на­ру­жи­лось но­вое по­сла­ние, уже с пря­мой угро­зой: «Рань­ше я брал толь­ко де­та­ли тво­е­го туа­ле­та, но мне это­го недо- ста­точ­но. Хо­чет­ся по­пол­нить кол­лек­цию ча­стя­ми тво­е­го те­ла… На­при­мер, уш­ка­ми или паль­чи­ка­ми – они ме­ня воз­буж­да­ют еще боль­ше!» На­пле­вав на прось­бу ди­рек­три­сы, мы от­пра­ви­лись в ми­ли­цию. За­яв­ле­ние сест­ры хоть и неохот­но, но при­ня­ли, од­на­ко на­деж­ды, что мен­ты ста­нут усерд­но ис­кать это­го уро­да, не бы­ло ни­ка­кой. Ста­ло быть, кро­ме ме­ня, за­щи­тить Свет­ку неко­му. Ес­ли рань­ше мы бы­ли про­сто двой­няш­ка­ми, то те­перь пре­вра­ти­лись в по­до­бие си­ам­ских близ­не­цов. Я хво­стом хо­дил за сест­рой, не от­пус­кая ее от се­бя ни на шаг. Ку­пил у со­се­да­ал­ко­го­ли­ка би­нокль и по но­чам вы­смат­ри­вал по­до­зри­тель­ных ти­пов, оши­вав­ших­ся во дво­ре. Ино­гда у нас но­че­вал мой друг и од­но­класс­ник Петь­ка Фи­ло­нен­ко, и то­гда вах­ту у ок­на мы с ним нес­ли уже вдво­ем. Гнус­ные пись­ма про­дол­жа­ли при­хо­дить, ми­ли­ция без­дей­ство­ва­ла, Свет­ка по­те­ря­ла ап­пе­тит, по­ху­де­ла на че­ты­ре ки­ло­грам­ма и от по­сто­ян­но­го стра­ха ста­ла по­хо­жа не блед­ную по­ган­ку. Мне бы­ло ужас­но ее жал­ко, но чем по­мочь сест­ре, я не знал. В пят­ни­цу пер­вым уро­ком у нас был ОБЖ. Сде­лав пе­ре­клич­ку и от­ме­тив в жур­на­ле от­сут­ству­ю­щую Оль­гу Ды­мо­ву, учи­тель­ни­ца от­пра­ви­ла ме­ня и Петь­ку в под­вал за Ма­ру­сей (так про­зва­ли в шко­ле лы­со­го бес­по­ло­го ма­не­ке­на, слу­жив­ше­го мно­гим по­ко­ле­ни­ям уче­ни­ков для от­ра­бот­ки при­е­мов ока­за­ния пер­вой по­мо­щи). Лам­поч­ка на лест­ни­це, ве­ду­щей в под­вал, по­че­му­то не го­ре­ла. В кро­меш­ной тем­но­те по­слы­ша­лись шаги – кто-то под­ни­мал­ся на­верх. Этот кто-то бор­мо­тал под нос ма­тер­ные ру­га­тель­ства. По го­ло­су я узнал физ­ру­ка. По­хо­же, тот был в яро­сти, по­это­му мы с Петь­кой на вся­кий слу­чай при­жа­лись к стене, чтоб не по­пасть под го­ря­чую ру­ку. Ро­мео про­мчал­ся ми­мо, да­же не за­ме­тив нас. Вой­дя в под­вал, вы­ма­те­рил­ся уже я. Ма­не­кен, ко­то­рый обыч­но ле­жал в уг­лу, сто­ял, при­сло­нен­ный к стене, и был одет... в Свет­ки­ны лиф­чик, пла­ток и юб­ку. Юб­ка бы­ла бес­стыд­но за­дра­на до по­я­са, а на лы­сой Ма­ру­си­ной го­ло­ве кра­со­вал­ся па­рик – точ­но та­ко­го мед­но­го цве­та, как во­ло­сы сест­ры. – Зо­ви ди­рек­то­ра и за­ву­ча – по­про­сил я Пет­ра, а сам, под­няв­шись на­верх, по­зво­нил в ми­ли­цию. Ро­мео за­дер­жа­ли. Но вы­яс­ни­лось, что «ма­нья­чил» во­все не он. Ро­мео по­ка­зал мен­там sms-ку, ко­то­рую по­лу­чил за па­ру ми­нут до ви­зи­та в под­вал. «Ро­ма, это Све­та Буранова. Я спус­ка­лась в под­вал, упа­ла и, по-мо­е­му, сло­ма­ла но­гу. По­мо­ги, по­жа­луй­ста». А даль­ше все бы­ло про­сто, как апель­син. Опе­ра вы­чис­ли­ли, что со­об­ще­ние бы­ло ото­сла­но с мо­биль­но­го Оль­ги Ды­мо­вой. Ока­зы­ва­ет­ся, она то­же бы­ла влюб­ле­на в Ро­мео, и ко­гда по­ня­ла, что ее ча­ры не дей­ству­ют, за­то мо­ло­дой учи­тель про­яв­ля­ет по­вы­шен­ное вни­ма­ние к мо­ей сест­ри­це, ре­ши­ла ото­мстить обо­им – Свет­ку за­пу­гать, а Ро­мео под­ста­вить. Они оба эту ду­ру пожалели и на­ста­и­вать на от­кры­тии уго­лов­но­го де­ла не ста­ли, так что Оль­гу не по­са­ди­ли. Но из шко­лы вы­пер­ли с трес­ком. P. S. Сест­ра бо­ять­ся пе­ре­ста­ла, у нее про­ре­зал­ся ап­пе­тит, уже отъ­елась и хо­дит с ру­мян­цем во всю ще­ку. По-мо­е­му, у них с Ро­мео де­ло идет к сва­дьбе...

В поч­то­вом ящи­ке об­на­ру­жи­лось еще од­но гад­кое пись­мо Ро­мео за­дер­жа­ли, но вы­яс­ни­лось, что «ма­нья­чил» не он...

Свет­ка ста­ла

бо­ять­ся соб­ствен­ной

те­ни...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.