За­мкну­тый круг

В ужа­се я на­блю­дал, как про­тив ме­ня фаб­ри­ку­ют де­ло, и был не в си­лах что-ли­бо из­ме­нить. Да­же по­ду­мы­вал о са­мо­убий­стве...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Мы с Ва­лей дав­но хо­те­ли по­ме­нять ма­ши­ну: наш «Моск­вич» го­дил­ся раз­ве что на ме­тал­ло­лом. Спер­ва это бы­ло меч­той, но два го­да на­зад, ко­гда ме­ня по­вы­си­ли в долж­но­сти и, со­от­вет­ствен­но, уве­ли­чи­ли оклад, меч­ты транс­фор­ми­ро­ва­лись в чет­кий план: под­ко­пить де­нег и ку­пить при­лич­ный ав­то­мо­биль. Не но­вый (на него при­шлось бы ко­пить лет де­сять), но в хо­ро­шем со­сто­я­нии. Стал я по вос­кре­се­ньям ез­дить на ав­то­ры­нок – при­смат­ри­вать­ся, при­це­ни­вать­ся. Од­на­ж­ды по­до­шел к хо­зя­и­ну «опель­ка», по­ин­те­ре­со­вал­ся це­ной. Ока­за­лось, не слиш­ком до­ро­го, но нам и это «недо­ро­го» бы­ло не по кар­ма­ну. При раз­го­во­ре при­сут­ство­вал муж­чи­на ин­тел­ли­гент­но­го ви­да (то­же по­тен­ци­аль­ный по­ку­па­тель). Отой­дя вме­сте со мной, он ска­зал: – По-мо­е­му, для се­ми­лет­ней ма­ши­ны до­ро­го­ва­то. – Це­на как раз бо­же­ская, – воз­ра­зил я. – И тачка непло­хая. Но для ме­ня, – вы­де­лил го­ло­сом, – дей­стви­тель­но день­ги не­подъ­ем­ные. А вы ка­кую ма­ши­ну ище­те? – Я не ма­ши­ну ищу, а по­ку­па­те­ля, – улыб­нул­ся тот. – У ме­ня та­кая же, толь­ко на два го­да мо­ло­же. Ин­те­ре­су­е­тесь? – В об­щем-то, да... – По­смот­реть хо­ти­те? – А сколь­ко про­си­те? – за­дал я глав­ный во­прос. – До­го­во­рим­ся. Кста­ти, по­зна­ко­мим­ся? Сер­гей. – Мак­сим. Я по­ни­мал, что на по­куп­ку у ме­ня не хва­тит де­нег, но все рав­но по­ехал смот­реть. Из лю­бо­пыт­ства. Ав­то­мо­бильб мне очень по­нра­вил­ся –я и не скры­вал это­го. – Чех­лы не­дав­но сме­нил, про­бег неболь­шой, хо­до­вая в по­ряд­ке... – рас­хва­ли­вал свой то­вар хо­зя­ин. – Класс­ная ма­ши­на. Но, бо­юсь, мне не по кар­ма­ну. – За семь ты­сяч от­дам. Да­же за шесть с по­ло­ви­ной. – Как за шесть с по­ло­ви­ной? – рас­те­рял­ся я. – Та­кую кра­са­ви­цу? – Си­ту­а­ция… – вздох­нул но­вый зна­ко­мый. – По­ни­ма­е­те, Мак­сим, я на этой неде­ле уез­жаю за гра­ни­цу на ПМЖ. Ма­ши­ну со­би­рал­ся ку­пить мой кол­ле­га, все тя­нул, тя­нул, а се­год­ня утром по­зво­нил и ска­зал, что пе­ре­ду­мал. Вот я и ре­шил хоть по де­шев­ке, но про­дать. Ну что, по ру­кам? Пред­ло­же­ние бы­ло очень за­ман­чи­вым... Фан­та­сти­че­ски за­ман­чи­вым! А Сер­гей про­дол­жал ис­ку­шать: – До­ку­мен­ты в по­ряд­ке, ма­ши­на – то­же, мо­жем сейй час по­ка­тать­ся по мик­ро­рай­о­ну. Мне дей­стви­тель­но нуж­но сроч­но ее про­дать – че­рез два дня уже уле­таю. – Зна­е­те… – за­мял­ся я,– у ме­ня толь­ко пять ты­сяч. Я, мо­жет, су­мел бы со­брать по дру­зьям еще пол­то­ры, но нуж­ны хо­тя бы сут­ки. – Сде­ла­ем так, – взял ини­ци­а­ти­ву в свои ру­ки хо­зя­ин «опель­ка». – Сей­час едем к но­та­ри­усу, оформ­ля­ем на вас ге­не­раль­ную до­ве­рен­ность, а по­сле­зав­тра при­во­зи­те день­ги – и за­би­рай­те ма­ши­ну. До­го­во­ри­лись? Со­блазн был ве­лик. Ко­неч­но, я мно­го слы­шал о мо­шен­ни­ках... Но ведь ес­ли разо­брать­ся, я осо­бо ни­чем не рискую... Бы­ла не бы­ла! Офор­ми­ли до­ве­рен­ность, об­мы­ли сдел­ку в бли-

Сер­гей пред­ло­жил мне отличное ав­то по смеш­ной цене...

жай­шем ка­фе. При­е­хав до­мой, я «сел» на те­ле­фон, стал об­зва­ни­вать дру­зей и зна­ко­мых. С ми­ру по нит­ке – го­ло­му ру­баш­ка: ты­ся­чу на­со­би­рал в тот же ве­чер, а пять­сот быв­ший од­но­класс­ник обе­щал дать на сле­ду­ю­щий день по­сле обе­да. Ва­люш­ке ре­шил по­ка ни­че­го не го­во­рить: бу­дет при­ят­ный сюр­приз. От­во­зя день­ги, немно­го нерв­ни­чал: ма­ло ли ка­кие мо­гут быть на­клад­ки! Но все про­шло глад­ко. От­дал дол­ла­ры, по­лу­чил клю­чи, по­жа­ли друг дру­гу ру­ки: «Уда­чи вам на но­вом ме­сте!» – «А вам – удач­ных по­ез­док на но­вой ма­шине»... Как все-та­ки при­ят­но иметь де­ло с ин­тел­ли­гент­ным че­ло­ве­ком! Уже ста­вя кра­сав­ца «опель­ка» воз­ле подъ­ез­да, об­ра­тил вни­ма­ние на то, что пе­ред­ний бам­пер немно­го по­мят. И как я рань­ше не за­ме­тил? ? А ес­ли бы и за­ме­тил, что это из­ме­ни­ло бы? Ма­ши­на и так мне до­ста­лась в два ра­за де­шев­ле ры­ноч­ной це­ны – по­ду­ма­ешь, слег­ка по­гну­тый бам­пер! Ва­люш­ка виз­жа­ла от вос­тор­га ед­ва ли не гром­че де­тей – так об­ра­до­ва­лась. Это бы­ло во втор­ник. А в суб­бо­ту мы пла­ни­ро­ва­ли всей се­мьей по­ехать на пик­ник. Но пла­нам не суж­де­но бы­ло осу­ще­ствить­ся… Око­ло ше­сти утра нас раз­бу­дил требовательный зво­нок в дверь. Чер­тых­нув­шись, я про­шле­пал бо­си­ком в при­хо­жую, про­бур­чав: – Кто там? – От­крой­те, ми­ли­ция! Без вся­ких дур­ных пред­чув­ствий от­крыл дверь. – Вы вла­де­лец зе­ле­но­го «Опе­ля» но­мер ...? – Я… А, соб­ствен­но, в чем… Не­уже­ли угна­ли?! – в ту ми­ну­ту со­хран­ность ав­то­мо­би­ля вол­но­ва­ла ме­ня боль­ше все­го. Шум в при­хо­жей раз­бу­дил мою же­ну. Она, схва­тив­шись за серд­це, ис­пу­ган­но смот­ре­ла, как на ме­ня на­де­ва­ют на­руч­ни­ки. Ми­ли­ци­о­не­ры го­во­ри­ли что-то о на­па­де­нии, о за­дер­жа­нии... Я был в та­ком шо­ке, что не мог ни­че­го по­нять. «Это ка­кая-то ошиб­ка! – мыс­лен­но уте­шал се­бя по до­ро­ге в от­де­ле­ние. – Сей­час все вы­яс­нит­ся, и я по­еду до­мой». Ме­ня за­ве­ли в ка­би­нет, где си­де­ли двое муж­чин в штат­ском. – Из­ви­ни­те, но это ка­кое­то недо­ра­зу­ме­ние… – За­крой рот! – обо­рвал ме­ня тот, что по­вы­ше. – Как дав­но у те­бя эта ма­ши­на? – тот, что пониже, по­ло­жил на стол ффо­то мо­е­го но­во­го ав­то­мо­би­ля. – Три дня. – Кон­крет­нее! – рявк­нул вы­со­кий. – Ку­пил во втор­ник, ше­сто­го чис­ла. Ря­дом с фо­то­гра­фи­ей лег­ла ко­пия ге­не­раль­ной до­ве­рен­но­сти. – Чи­тать уме­ешь? Ка­кое там сто­ит чис­ло? – Чет­вер­тое, – уди­вил­ся я. – Вот ви­дишь! А го­во­ришь, ше­сто­го, – ух­мыль­нул­ся вы­со­кий опер. – Та­кой мо­ло­дой, а память ни к чер­ту. Ну что, бу­дешь и даль­ше в несо­знан­ку ид­ти или на- пи­шешь чи­сто­сер­деч­ное? На су­де за­чтет­ся. – В чем я дол­жен со­знать­ся? Объ­яс­ни­те, черт возь­ми, в чем ме­ня об­ви­ня­ют! – Граж­да­нин Круг­ляк, – офи­ци­аль­ным то­ном на­чал вто­рой ми­ли­ци­о­нер, – вы за­дер­жа­ны по по­до­зре­нию в ограб­ле­нии пунк­та об­ме­на ва­лют и на­не­се­нии кас­си­ру, граж­дан­ке Харченко, те­лес­ных по­вре­жде­ний сред­ней тя­же­сти. – Бред! – про­сто­нал я. – По­го­во­ри у ме­ня! – при­гро­зил вы­со­кий. – Не в чем мне со­зна­вать­ся! Ни­че­го та­ко­го я не де­лал! – Зна­чит, не хо­чешь пи­сать при­зна­ние? Лад­но, по­си­дишь па­ру су­ток – ста­нешь сго­вор­чи­вее... Пилипчук! В ка­би­нет за­гля­нул мо­ло­день­кий сер­жант. – В ка­ме­ру это­го! На мо­их за­пя­стьях сно­ва за­щелк­ну­лись на­руч­ни­ки: «По­шел!» – Не име­е­те пра­ва! Я хо­чу по­го­во­рить с же­ной! Ну­жен ад­во­кат! Я имею пра­во на те­ле­фон­ный зво­нок! – Аме­ри­кан­ских филь­мов на­смот­рел­ся? – зло усмех­нул­ся вы­со­кий опер и до­ба­вил: – Бу­дет ад­во­кат! До­ба­вил та­ким то­ном, что я по­нял: по­лу­чу са­мо­го ни­ку­дыш­но­го – пья­ни­цу или зе­ле­но­го юн­ца. Ме­ня про­дер­жа­ли в СИЗО по­чти двое су­ток. И толь­ко по­сле это­го сно­ва вы­зва­ли на до­прос. – Что вы де­ла­ли пя­то­го ок­тяб­ря? – Был на ра­бо­те. – Вы ушли от­ту­да в по­ло­вине чет­вер­то­го. – Да. У ме­ня бы­ла на­зна­че­на встре­ча. – С кем? С ка­кой це­лью? – Хо­тел за­нять у при­я­те­ля де­нег. – Фа­ми­лия, имя при­я­те­ля? – Линь­ко Ген­на­дий Алек­се­е­вич. – Встре­ти­лись? – Да, но... он по­зво­нил мне на мо­биль­ный и ска­зал, что пе­ре­нес встре­чу на шесть. Ров­но в шесть я подъ­е­хал к нему, по­го­во­ри­ли ми­нут де- сять. В семь уже был до­ма. – Где вы на­хо­ди­лись в пе­ри­од с шест­на­дца­ти до во­сем­на­дца­ти? – Ни­где… Ез­дил по го­ро­ду, уби­вал вре­мя. За­ехал в «Дет­ский мир» за по­дар­ком сы­ну ко дню рож­де­ния. По­том при­пар­ко­вал ма­ши­ну неда­ле­ко от до­ма Линь­ко, си­дел, чи­тал га­зе­ту... – По­да­рок сы­ну ку­пи­ли? Про­дав­щи­ца вас опо­зна­ет? – Нет… Я не по­ку­пал, толь­ко вы­би­рал. – Зна­чит, али­би у вас нет. – Я от­ка­зы­ва­юсь от­ве­чать без ад­во­ка­та! – Сер­жант! За­дер­жан­но­го – в ка­ме­ру! Но­вый день – еще до­прос: – По­че­му вы не ку­пи­ли ав­то­мо­биль, как по­ло­же­но, при уча­стии ГАИ, а офор­ми­ли ге­не­раль­ную до­ве­рен­ность? – Хо­те­лось уй­ти от на­ло­гов. По­чти все мои зна­ко­мые так при­об­ре­та­ли ма­ши­ны – и ни у ко­го из них не бы­ло про­блем. – А вам не по­вез­ло, – ска­зал сле­до­ва­тель. – У вас про­бле­мы... На ва­шем ме­сте я бы при­знал­ся. – Я ни в чем не ви­но­ват! Не ви­но­ват!!! – нер­вы сда­ли, и я со­рвал­ся на крик. На ли­це сле­до­ва­те­ля не дрог­нул ни один му­скул: – Уве­ди­те. Сно­ва душная во­ню­чая ка­ме­ра. От неве­се­лых мыс­лей пух­нет го­ло­ва. Ка­ки­е­то от­мо­роз­ки огра­би­ли об­мен­ный пункт, из­би­ли де­вуш­ку-кас­си­ра и уеха­ли с ме­ста пре­ступ­ле­ния на зе­ле­ной ма­шине. Не про­сто на зе­ле­ной – на мо­ей! Несколь­ко сви­де­те­лей под­твер­жда­ют это. Я за­брал ав­то у хо­зя­и­на толь­ко на сле­ду­ю­щий день, но ко­го это вол­ну­ет? Ведь до­ве­рен­ность вы­да­на днем рань­ше – зна­чит, ма­ши­на уже моя,

То, что я услы­шал в ми­ли­ции, очень на­по­ми­на­ло бред... Ме­ня каж­дый день му­чи­ли до­про­са­ми – али­би, мол, нет...

сле­до­ва­тель­но, пре­ступ­ник – то­же я. За­чем ис­кать дру­го­го, раз я уже в ка­ме­ре! Им лишь бы га­лоч­ку по­ста­вить, де­ло за­крыть, отра­пор­то­вать... А что неви­нов­но­му че­ло­ве­ку жизнь сло­ма­ют – это ни­ко­го не ин­те­ре­су­ет! Черт, но долж­ны же они хоть что-то де­лать по­ми­мо этих ду­рац­ких до­про­сов! Хо­зя­и­на ма­ши­ны опро­сить, кас­си­ра... Сер­гей ска­жет, что я за­брал ав­то­мо­биль ше­сто­го, а кас­сир – что ме­ня в гла­за не ви­де­ла. И то­гда… – Круг­ляк, на до­прос! На этот раз в ка­би­не­те, кро­ме сле­до­ва­те­ля, си­де­ли двое муж­чин при­мер­но мо­е­го воз­рас­та, и оде­ты по­чти так же: джин­сы, темные вет­ров­ки. Не то что­бы по­хо­жи на ме­ня, но ти­паж один. «Сла­ва бо­гу, на­ко­нец­то опо­зна­ние! – мельк­ну­ла мысль. – Ес­ли…» До­ду­мать не успел, по­то­му что в ком­на­ту во­шла де­вуш­ка с пе­ре­вя­зан­ной го­ло­вой. – Ма­ри­на Ген­ри­хов­на, по­смот­ри­те вни­ма­тель­но и ска­жи­те, есть здесь че­ло­век, ко­то­рый на вас на­пал? Она при­смот­ре­лась, а по­том, кив­нув на муж­чи­ну, си­дев­ше­го сле­ва от ме­ня, ска­за­ла неуве­рен­но: – Вот этот вро­де по­хож… – А этот? – ука­зал на ме­ня сле­до­ва­тель. – Мо­жет быть, этот на­пал на вас? – Мо­жет быть… Да, он. Раз­ре­ши­те мне уй­ти, я пло­хо се­бя чув­ствую. Сле­до­ва­тель не сдер­жал удо­вле­тво­рен­ной ух­мыл­ки: – Ко­неч­но. Толь­ко под­пи­ши­те про­то­кол, и вас сра­зу от­ве­зут до­мой. Спа­си­бо, вы нам очень по­мог­ли. «Под­сад­ные» сво­бод­ны... – По­до­жди­те! – за­кри­чал я, вска­ки­вая. – Это не я!!! Но де­вуш­ка уже по­ста­ви­ла в про­то­ко­ле за­ко­рюч­ку и вы­шла из ка­би­не­та. Я по­чув­ство­вал, что сле­зы под­сту­па­ют к гла­зам. – Она ошиб­лась! По­че­му вы не до­про­си­те быв­ше­го вла­дель­ца ав­то­мо­би­ля? Он под­твер­дит, что я за­брал у него ма­ши­ну толь­ко ше­сто­го чис­ла! Сле­до­ва­тель ух­мыль­нул­ся: – Пас­порт, по ко­то­ро­му оформ­ля­лась до­ве­рен­ность, ока­зал­ся кра­де­ным, до­ку­мен­ты на ав­то­мо­биль – под­дель­ные, а сам ав­то­мо­биль чис­лит­ся в угоне. – Зна­чит, про­да­вец огра­бил об­мен­ку, а ме­ня под­ста­вил! – Но ведь по­тер­пев­шая опо­зна­ла вас! За­мкну­тый круг... Сколь­ко мне да­дут? Три го­да? Пять? Семь? Что бу­дет с Ва­лю­шей, с детьми? Та­кая безыс­ход­ность на­ка­ти­ла – хоть ве­ны режь! В след­ствен­ном изо­ля­то­ре я про­си­дел три ме­ся­ца. Несколь­ко раз встре­чал­ся с ад­во­ка­том, на­ня­тым же­ной. На опыт­но­го у Ва­ли де­нег не на­шлось – на­ня­ла маль­чиш­ку, ед­ва окон­чив­ше­го вуз. На­деж­ды на него не бы­ло ни­ка­кой… И вот на­стал день су­да. Пер­вым сви­де­те­лем вы­зва­ли ту са­мую кас­сир­шу. – Вы узна­е­те в об­ви­ня­е­мом на­пав­ше­го на вас че­ло­ве­ка? – спро­сил про­ку­рор. Де­вуш­ка неуве­рен­но кив­ну­ла. – У ме­ня боль­ше нет во­про­сов! Я ви­дел, как же­на, си­дев­шая в пер­вом ря­ду, за­кры­ла ли­цо ру­ка­ми. Сло­во взял мой ад­во­кат: – Рас­ска­жи­те, как про­хо­ди­ло на­па­де­ние. – Охран­ник от­лу­чил­ся в туа­лет. Во­рва­лись двое, один уда­рил ме­ня по го­ло­ве, и я по­те­ря­ла со­зна­ние. – Как быст­ро все это про­ис­хо­ди­ло? – Быст­ро. Я ни­че­го не успе­ла по­нять. – И за это вре­мя вы успе­ли так хо­ро­шо рас­смот­реть на­па­дав­ших? – Про­те­стую! – по­дал го­лос про­ку­рор. – Про­тест от­кло­нен, – от­ве­тил су­дья. – Во­об­ще-то нет... – ска­за­ла де­вуш­ка. – Од­но­го со­всем не за­пом­ни­ла, а то­го, ко­то­рый уда­рил... Он был вы­со­кий, небри­тый, тем­но­во­ло­сый… – Вы уве­ре­ны, что это был имен­но мой под­за­щит­ный? – Я уже го­во­ри­ла… – А во вре­мя опо­зна­ния то­же бы­ли уве­ре­ны? – Про­те­стую! – сно­ва вме­шал­ся про­ку­рор. – Во­прос не име­ет от­но­ше­ния к де­лу! – Име­ет, – воз­ра­зил ад­во­кат. – По­тер­пев­шая нерв­ни­ча­ла, так что вполне мог­ла оши­бить­ся. Су­дья кив­нул, что­бы она про­дол­жа­ла. – Там бы­ло двое по­хо­жих муж­чин, но ко­гда сле­до­ва­тель ука­зал на это­го… – ска­за­ла сви­де­тель­ни­ца. – Зна­чит, на вас ока­за­ли дав­ле­ние? Де­вуш­ка рас­пла­ка­лась: – Мне бы­ло пло­хо... Я хо­те­ла по­ско­рее уй­ти. А те­перь ви­жу, что этот че­ло­век… Об­ви­ня­е­мый… Это не он! Там был дру­гой… Ад­во­кат не­за­мет­но улыб­нул­ся мне, но я не ве­рил в бла­го­по­луч­ный ис­ход. – Ва­ша честь, поз­воль­те при­гла­сить сви­де­те­лей со сто­ро­ны за­щи­ты. Вот те­бе и «зе­ле­ный маль­чиш­ка»! Вот и «нет опы­та»! Пер­вой вы­сту­пи­ла моя со­труд­ни­ца и по­ка­за­ла, что пя­то­го чис­ла я при­шел на ра­бо­ту глад­ко вы­бри­тый – сле­до­ва­тель­но, к по­ло­вине пя­то­го за­рас­ти трех­днев­ной ще­ти­ной не мог. Еще ад­во­кат разыс­кал ки­ос­кер­шу, у ко­то­рой я по­ку­пал га­зе­ту. – Да, я узнаю это­го че­ло­ве­ка. Пя­то­го чис­ла око­ло пя­ти он по­ку­пал у ме­ня ве­чор­ку. По­че­му я его за­пом­ни­ла? Он дал два­дцат­ку, а я слу­чай­но – ему сда­чу с пя­ти­де­ся­ти... Так он че­рез па­ру ми­нут вер­нул­ся и от­дал лиш­ние день­ги. По­ря­доч­ные лю­ди сей­час – боль­шая ред­кость... Бла­го­да­ря ад­во­ка­ту об­ви­не­ние рас­сы­па­лось, как кар­точ­ный до­мик. Ме­ня осво­бо­ди­ли в за­ле су­да. Про­шло уже боль­ше го­да, а я все не мо­гу за­быть те страш­ные дни... При­хо­дит­ся мно­го и тя­же­ло ра­бо­тать, что­бы вер­нуть дол­ги. А еще ме­ня бро­са­ет в дрожь при ви­де ми­ли­ци­о­не­ров. Нет, я до­пус­каю, что в ми­ли­ции тру­дит­ся не­ма­ло по­ря­доч­ных лю­дей, но на мо­ем пу­ти по­че­му-то встре­ти­лись та­кие, для ко­то­рых спра­вед­ли­вость – пу­стой звук. Три ме­ся­ца в тю­рем­ной ка­ме­ре ни для ко­го не про­хо­дят да­ром...

Це­лых три ме­ся­ца я про­вел в душ­ной мерз­кой ка­ме­ре...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.