Что слу­чи­лось с Сер­ге­ем Н.?

Невест­ка ти­хо пла­ка­ла в труб­ку. Из- за ее жа­лоб­ных всхли­пов я по­чти не мог разо­брать слов, но встре­во­жил­ся не на шут­ку...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Я не был удив­лен, ко­гда в 20 лет брат взял в же­ны Ми­лу...

По по­зво­ноч­ни­ку за­стру­ил­ся ру­че­ек по­та – есть у мо­е­го ор­га­низ­ма та­кая гнус­ная ре­ак­ция на силь­ное вол­не­ние. – Уже тре­тий день… Недо­сту­пен… Я ду­ма­ла … Не вы­шел… – вон­за­лись мне в мозг об­рыв­ки фраз, и из этих раз­роз­нен­ных паз­лов об­щая кар­ти­на Ми­ли­ной бе­ды ни­как не хо­те­ла скла­ды­вать­ся. – Ты мо­жешь пе­ре­стать ре­веть и чле­но­раз­дель­но объ­яс­нить, что слу­чи­лось! – рявк­нул на невест­ку. От­ве­том ста­ла но­вая обой­ма горь­ких всхли­пов: «По­ссо­ри­лись… На ры­бал­ку… До сих пор… Не знаю…» – Сей­час при­еду, – по­обе­щал ей и сбро­сил вы­зов. Ехать чер­тов­ски не хо­те- лось. Для это­го нуж­но бы­ло по воз­мож­но­сти де­ли­кат­но вы­дво­рить из по­сте­ли и из квар­ти­ры фею-зла­то­влас­ку (Ка­тю, что ли? Или На­дю?), с ко­то­рой по­зна­ко­мил­ся на­ка­нуне в ба­ре, оде­вать­ся, ло­вить ма­ши­ну (на соб­ствен­ную еще не на­ко­пил), мчать­ся че­рез весь го­род и, вме­сто то­го что­бы за­кан­чи­вать ма­кет сай­та, пы­тать­ся раз­ру­лить невест­ки­ны про­бле­мы. Но на­сколь­ко я по­нял, де­ло ка­са­лось Се­ре­ги, а ра­ди него я был го­тов еще и не на та­кие жерт­вы. Се­ре­га – мой брат и един­ствен­ный род­ной че­ло­век. Ко­гда на­ши ро­ди­те­ли по­гиб­ли в ав­то­мо­биль­ной ава­рии, мне бы­ло два­дцать два, а бра­ту – де­вят­на­дцать. Он, как млад­ший ре­бе­нок в лю­бой се­мье, был ма­ми­ным лю­бим­чи­ком, по­это­му осо­бен­но тя­же­ло пе­ре­нес утра­ту. Так что я да­же осо­бо не уди­вил­ся, ко­гда в два­дцать он же­нил­ся на два­дца­ти­се­ми­лет­ней мед­сест­ре Люд­ми­ле – в пси­хо­ло­гии это, ка­жет­ся, на­зы­ва­ет­ся тер­ми­ном «за­ме­ще­ние». Ни внешне, ни ха­рак­те­ром его же­на не на­по­ми­на­ла на­шу ма­му, од­на­ко нере­а­ли­зо­ван­но­го ма­те­рин­ско­го ин­стинк­та в ней бы­ло хоть от­бав­ляй. И весь она об­ру­ши­ла на го­ло­ву мо­е­го брат­ца – опе­ка­ла его, хо­ли­ла, ле­ле­я­ла, сле­ди­ла, что­бы в хо­ло­да по­теп­лее оде­вал­ся, не ку­рил на­то­щак и хо­ро­шо пи­тал­ся вкус­ной до­маш­ней едой. На ме­ня за­бо­та невест­ки не рас­про­стра­ня­лась. Оно и хо­ро­шо – от та­кой опе­ки я уже че­рез неде­лю взвыл бы. А Се­ре­га на­обо­рот – пе­ре­стал ханд­рить, сно­ва по­чув­ство­вал вкус к жиз­ни, стал ча­ще улы­бать­ся. Не знаю, был ли он влюб­лен в же­ну, но что силь­но к ней при­вя­зан – да­же слепой уви­дел бы. Толь­ко и слыш­но от него: «Мыш­ка то… Мыш­ка се…». Про­зви­ще Мыш­ка очень под­хо­ди­ло невест­ке. Она бы­ла ти­хой, неза­мет­ной и прак­ти­че­ски бес­сло­вес­ной. Писк­нет что-ни­будь вро­де «Се­ре­жень­ка, те­бе су­пу на­лить?» или «На ули­це мо­роз, на­день шер­стя­ные нос­ки», и сно­ва ее не вид­но и не слыш­но – за­би­лась в нор­ку. Од­на­ко, несмот­ря на не­ви­ди­мость и неслыш­ность Ми­лы, я по­ни­мал, что ме­шаю ей в пол­ной ме­ре на­сла­дить­ся су­пру­же­ской жиз­нью, по­это­му оста­вил ро­ди­тель­скую трех­ком­нат­ную квар­ти­ру в пол­ное вла­де­ние (фак­ти­че­ское и юри­ди­че­ское) мо­ло­до­же­нам, а сам вы­гнал квар­ти­ран­тов из «од­нуш­ки», остав­лен­ной нам в на­след­ство ба­буш­кой, и пе­ре­ехал ту­да.

С тех пор про­шло один­на­дцать лет. Я так и не же­нил­ся (ме­ня вполне устра­и­ва­ет хо­ло­стяц­кая воль­ни­ца), а Сер­гей про­дол­жал жить с Ми­лой в счаст­ли­вом, как я был уве­рен, бра­ке. Во вся­ком слу­чае внешне они вы­гля­де­ли вполне бла­го­по­луч­ной, до­воль­ной жиз­нью и друг дру­гом па­рой. Де­тей у них не бы­ло: то ли не хо­те­ли, то ли не по­лу­ча­лось. Брат не объ­яс­объ­яс­нял по­че­му, а я сам не спр­спра­ши­вал – уж очень ин­тим­нин­тим­ная те­ма... Нель­зя ска­затска­зать, что­бы мы с Се­ре­гой ви­дел­ви­де­лись ча­сто: у него своя жиз­жизнь, у ме­ня – своя. Но по-ппреж­не­му оста­ва­лись очо­чень близ­ки­ми людь­ми: ре­гулре­гу­ляр­но пе­ре­зва­ни­ва­лись « про­сто так», ез­ди­ли вдво­ем на ры­бал­ку, в тре­на­жер­т­ре­на­жер­ном за­ле вме­сте ка­ча­ли­ка­ча­лись… Да­же про­фес­сии обо­ба вы­бра­ли свя­зан­ные с ком­пью­те­ром: я стал ди­зай­не­ром сай­тов, а брат – до­воль­но кру­тым про­грам­ме­ром. Но на этом про­фес­си­о­наль­ное сход­ство за­кан­чи­ва­лось: я фри­лан­сил на воль­ных хле­бах, а Сер­гей от за­ри до за­ри тру­бил в рос­кош­ном офи­се круп­ной кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии, я ту­по за­ра­ба­ты­вал баб­ки, брат же был тру­до­го­ли­ком до моз­га ко­стей. И вот те­перь с ним, су­дя по ти­хой Ми­ли­ной ис­те­ри­ке, слу­чи­лось что-то нехо­ро­шее... Она впер­вые встре­ти­ла ме­ня в до­маш­нем ха­ла­те и с нече­са­ны­ми во­ло­са­ми. Ли­цо бы­ло за­пла­кан­ное и несчаст­ное, а на ле­вой ску­ле кра­со­вал­ся синяк. Су­дя по зе­ле­но­ва­то­жел­то­му от­тен­ку, си­ня­ку бы­ло уже несколь­ко дней. – Толь­ко не ры­дай, – пре­ду­пре­дил я, стас­ки­вая обувь и про­хо­дя в сте­риль­ную, слов­но опе­ра­ци­он­ная, кух­ню. – Сва­ри мне ко­фе и объ­яс­ни тол­ком, что про­изо­шло. Толь­ко так, что­бы я по­нял. Невест­ка взя­ла себя в ру­ки и объ­яс­ни­ла. Го­во­ри­ла, как обыч­но, ти­хо, но длин­но и сум­бур­но – по­дол­гу без- звуч­но ше­ве­ля гу­ба­ми и пря­ча от ме­ня гла­за за блед­ны­ми ла­до­ня­ми. По­это­му из­ло­жу лишь су­хой оста­ток. В пят­ни­цу ве­че­ром они по­ссо­ри­лись. Ми­ла вы­ска­за­ла пред­по­ло­же­ние, что у му­жа есть лю­бов­ни­ца. Сер­гей психанул, разо­рал­ся, обо­звал же­ну рев­ни­вой иди­от­кой, а по­том быст­ро со­брал­ся и со­об­щил, что едет на ры­бал­ку. Ко­гда Ми­ла по­пы­та­лась его удер­жать, он ее уда­рил, и с тех пор от него ни слу­ху ни ду­ху... Я на­брал но­мер бра­та. «Або­нент недо­сту­пен или на­хо­дит­ся вне зо­ны дей­ствия се­ти», – раз­да­лось в труб­ке. – Все вре­мя недо­сту­пен, – всхлип­ну­ла Ми­ла. – Пе­ре­стань па­ни­ко­вать! Мо­жет, он спе­ци­аль­но мобильник от­клю­чил... – Я то­же так по­ду­ма­ла, – еле слыш­но про­ше­ле­сте­ла она. – Да­же пред­по­ло­жи­ла, что се­го­дня утром сра­зу, не за­ез­жая до­мой, по­ехал в офис. – В ры­бо­лов­ном при­ки­де в офис? –я с со­мне­ни­ем по­ка­чал го­ло­вой. – Во-пер­вых, я не уве­ре­на, что Се­ре­жа был на ры­бал­ке, а не у… – окон­ча­ние фра­зы по­то­ну­ло в всхли­пе. – А во-вто­рых, он же ге­ний, ему на­чаль­ство про­ща­ет лю­бое на­ру­ше­ние дресс-ко­да. Так что я пе­ре­жи­ва­ла, ко­неч­но, из-за на­шей ссо­ры, но не осо­бо вол­но­ва­лась. Но два ча­са на­зад мне по­зво­нил ка­кой-то Се­ре­жин со­труд­ник и спро­сил, по­че­му он не вы­шел на ра­бо­ту. С ним точ­но что-то слу­чи­лось! Ми­ла опять за­би­лась в ти­хой ис­те­ри­ке. «Пло­хо, – по­ду­мал я. – Что­бы этот па­то­ло­ги­че­ский тру­до­го­лик да про­гу­лял ра­бо­ту? Быть та­ко­го не мо­жет! Зна­чит, Ми­ла пра­ва: у бра­та при­клю­чил­ся ка­кой- то форс-ма­жор. – Ты в ми­ли­цию о про­па­же му­жа уже за­яви­ла? – Нет, – по­ка­ча­ла го­ло­вой невест­ка. – Я сна­ча­ла ре­ши­ла те­бе по­зво­нить. – Это пра­виль­но. Пре­жде чем вол­ну гнать, нуж­но сна­ча­ла са­мим вы­яс­нить, что воз­мож­но. По­пы­та­юсь его най­ти, а ты си­ди и жди мо­е­го звон­ка. По­ня­ла? Вый­дя на ули­цу, еще раз на­брал но­мер бра­та, но тот все так же был недо­сту­пен. То­гда я по­зво­нил сво­е­му быв­ше­му од­но­класс­ни­ку Ни­ко­лаю Коль­цо­ву. По­сле се­ми или вось­ми гуд­ков на­ко­нец раз­дал­ся жест­кий и ко­лю­чий, как про­во­ло­ка, го­лос: – Че­го на­до? Ме­ня нет! – Ко­лец, не ве­шай труб­ку! Это я, Па­ша… – Ни­коль­ский, ты? – Коль­цов за­мет­но смяг­чил­ся. –А я на но­мер да­же не по­смот­рел, ду­мал, на ра­бо­ту вы­зы­ва­ют. Да­вай ко мне, пив­ка по­пьем, я с се­го­дняш­не­го дня в от­пус­ке. – Как-ни­будь по­том по­пьем. У ме­ня брат про­пал. Еще в пят­ни­цу уехал на ры­бал­ку и не вер­нул­ся... – Пав­лу­ха, не парь­ся, – хмык­нул Коль­цов. – Ма­ло ли где трид­ца­ти­лет­ний му­жик за­гу­лял на трое су­ток. Мо­жет, у за­зно­бы за­вис. – Не мо­жет, – от­ре­зал я. – У те­бя ма­ши­на на хо­ду? Да­вай смо­та­ем­ся на наше с Се­ре­гой ме­сто – это все­го трид­цать ки­ло­мет­ров от го­ро­да. Бен­зин с ме­ня. – И бу­тыл­ку ар­мян­ско­го ко­нья­ка не за­будь, – за­явил Коль­цов. – Че­рез ча­сок под­гре­бай на Ле­со­пар­ко­вую, я те­бя там под­хва­чу. …По­ка тряс­ся в марш­рут­ке, ду­мал о том, что рас­ска­за­ла Ми­ла. Лю­бов­ни­цы у Се­ре­ги нет – это я знал точ­но. Но лю­би­мая жен­щи­на не­дав­но по­яви­лась – слу­ча­ют­ся и та­кие па­ра­док­сы. Пол­го­да на­зад к ним в ком­па­нию устроилась два­дца­ти­че­ты­рех­лет­няя ло­гистка Оль­га, и брат, что на­зы­ва­ет­ся, про­пал. Ко­гда он рас­ска­зал мне

И те­перь с Се­ре­гой

яв­но слу­чи­лось

что-то нехо­ро­шее... Ме­ня ра­до­ва­ло то, что Ми­ла еще не за­яви­ла о про­па­же

Невест­ка да­же ис­те­рит ти­хо. Се­ре­га про­звал же­ну Мыш­кой...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.