Рас­ска­жу всю прав­ду

Этот день я не за­бу­ду до кон­ца жиз­ни – как бы она ни сло­жи­лась...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Яо­пу­сти­ла ру­ки под стол и по­тер­ла их об ко­ле­ни – от вол­не­ния все вре­мя по­те­ли ла­до­ни. До­прос, на ко­то­рый ме­ня вы­зва­ли в ка­че­стве сви­де­те­ля, длил­ся уже час. Сле­до­ва­тель был нена­мно­го стар­ше, чем я, и стро­ил из себя хо­ро­ше­го по­ли­цей­ско­го: шу­тил, кле­ил­ся, пред­ла­гал ко­фе. Но его взгляд был на­пря­жен и со­сре­до­то­чен. Во­про­сы сы­па­лись один за дру­гим: где, ко­гда, по­че­му вы так ду­ма­е­те… Он пы­тал­ся за­пу­тать ме­ня, от­влечь и сно­ва при­гвоз­дить од­ни­медин­ствен­ным ин­те­ре­со­вав­шим его во­про­сом: ви­де­ла ли я, кто убил. Я не ви­де­ла, но до­га­ды­ва­лась… – Зна­чит, так, да­вай­те уточ­ним, – сле­до­ва­тель, яв­но неудо­вле­тво­рен­ный мо­и­ми по­ка­за­ни­я­ми, в ко­то­рый раз про­сил ме­ня по­вто­рить рас­сказ. – Вы утвер­жда­е­те, что пар­ни, си­дев­шие на дет­ской пло­щад­ке, вы­пи­ва­ли, гром­ко ру­га­лись, и в тот мо­мент, ко­гда вы со спут­ни­ком про­хо­ди­ли ми­мо, меж­ду ни­ми за­вя­за­лась по­та­сов­по­та­сов­ка. Ваш спут­ник… – Яро­слав, – кив­ну­ла я, – мой же­них. – Хо­ро­шо, же­них, – про­про­дол­жал сле­до­ва­тель, – бро­сил­ся их раз­ни­мать. Вы вы­зва­ли ми­ли­цию. Услы­шав си­ре­ну, ху­ли­ган­ху­ли­га­ны разбежались. На пло­щад­п­ло­щад­ке оста­лись толь­ко Яро­славЯ­ро­слав, ваш же­них, – под­черк­нул сле­до­ва­тель, – и один из пар­ней. В све­те фар при­бли­жа­ю­щей­ся ма­ши­ны вы уви­де­ли, что незна­ко­мец ле­жит в луже кро­ви… – Ярик был весь из­бит, – на­пом­ни­ла я. – Все? Боль­ше вы ни­че­го не ви­де­ли, не слы­ша­ли, не зна­е­те? Я упря­мо мот­ну­ла го­ло­вой. «Да нет же, не ви­де­ла, не слы­ша­ла, но знаю!!!» – без­звуч­но кри­ча­ло мое нут­ро. На­ко­нец сле­до­ва­тель под­пи­сал ка­кую-то ббу­маж­ку и про­тя­нул ее мне.

– Ну, Ве­ро­ни­ка, мо­же­те ид­ти, – оба­я­тель­но улыб­нул­ся он. – До встре­чи! – До встре­чи? – дер­ну­лась я. – Но я же все ска­за­ла… – Ко­неч­но, вы сво­бод­ны, – муж­чи­на под­нял вверх обе ру­ки. – Да, там, в ко­ри­до­ре, долж­на быть жен­щи­на, – про­из­нес он, ко­гда я бы­ла уже у две­ри, – мать пар­ня, уби­то­го в дра­ке. Пе­ре­дай­те ей, что она мо­жет вой­ти… И вот что: зво­ни­те мне пря­мо на мо­биль­ный. – За­чем? – я уже бы­ла на гра­ни об­мо­ро­ка. – Ну, вдруг вам за­хо­чет­ся со мной по­го­во­рить, – улыб­нул­ся он. Я кив­ну­ла и вы­шла, плот­но при­крыв за со­бой две­ри и, прой­дя два ша­га, сполз­ла на бли­жай­ший стул. – Те­бе пло­хо, де­точ­ка? Я под­ня­ла гла­за. Пря­мо на­про­тив ме­ня си­де­ла жен­щи­на, за­тя­ну­тая в чер­ное пла­тье, слов­но в са­ван: еще не ста­рая, но по­чти се­дая, и с гла­за­ми, буд­то при­по­ро­шен­ны­ми пеп­лом. «Это, на­вер­ное, и есть мать то­го… уби­то­го… Яри­ком», – мельк­ну­ла мысль. – Вас сле­до­ва­тель зо­вет, – вы­да­ви­ла я, по­дав­ляя тошноту. Она, не ше­лох­нув­шись, про­дол­жа­ла смот­реть пря­мо мне в гла­за, про­жи­гая взгля­дом на­сквозь… ...Этот день я за­пом­ню до кон­ца сво­ей жиз­ни. Мы с Яро­сла­вом воз­вра­ща­лись из ки­но. Бы­ло не так уж позд­но – чуть боль­ше один­на­дца­ти ве­че­ра. Же­них, как все­гда, гром­ко вос­хи­щал­ся со­бой: рас­ска­зы­вал о сво­их тре­ни­ров­ках, пер­спек­ти­вах на ра­бо­те. Он во­об­ще счи­тал себя и свою жизнь эта­ло­ном: бле­стя­ще окон­чил шко­лу, еще в уни­ве­ре стал за­ра­ба­ты­вать, снял квар­ти­ру, что­бы жить от­дель­но от ро­ди­те­лей, всю сю жизнь за­ни­мал­ся спор­том, м, не ку­рит, не пьет… Я дав­но но по­ня­ла, что мне до­стал­сяя «приз», но по­сте­пен­но наа фоне Яри­ко­ва пер­фек­ци­о­низ­ма во мне раз­вил­ся ся ком­плекс непол­но­цен­но­сти, а кро­ме то­го, ста­ли и раз­дра­жать его все­знай­ство­во и ма­не­ра су­дить всех и вся.я. Свер­нув в ар­ку, мы за­ме­ти­ли на дет­ской пло­щад­ке­ке ка­ких-то лю­дей. В тем­но­те те не раз­гля­дишь, сколь­ко их. Несколь­ко мо­ло­дых, не вполне трез­вых пар­ней – они сы­па­ли ма­тер­ны­ми анек­до­та­ми, ржа­ли и без- злоб­но за­ди­ра­ли друг дру­га.уга. Ярик вдруг по­блед­нел, на­пряг­ся и ре­флек­тор­но сжал ру­ки в ку­ла­ки, ед­ва не сло­мав мои паль­цы. – Мо­жет быть, вер­нем­ся?? Они нас по­ка еще не за­ме­е­ти­ли, – сдрей­фи­ла я. – Еще че­го! – с вы­зо­вом бро­сил лю­би­мый, на­правв­ля­ясь пря­мо к ним. – Эту у па­кость на­до ду­шить, а не е бе­гать от нее, – ли­цо Яри­ка ика полыхало зло­бой, на ску­лах лах иг­ра­ли жел­ва­ки. – Это че, про нас? – один н из них по­вер­нул­ся к нам. – Му­жик… на­ры­ва­ешь­ся,я, – ик­нул дру­гой. – Ах ты тварь! – пси­ха­нулл Ярик. – Н-н-на! – и по­сле­ле­до­вал глу­хой звук уда­ра... . …Же­них встре­тил ме­ня во­опро­сом пря­мо у по­ро­га: – Ну что? Ска­за­ла все, как мы до­го­ва­ри­ва­лись? – Я ви­де­ла его мать, – ска­за­ла я вме­сто от­ве­та. – Чью мать? Ты про что? – Яро­слав был раз­дра­жен. – Мать то­го пар­ня, уби­то­го… – я на­пра­ви­лась в кух­ню и ста­ла пить во­ду пря­мо из-под крана. – Ну и что? – в гла­зах лю­би­мо­го мельк­нул страх. – Ярик, это ведь ты... – Во­да за­ли­ва­ла ли­цо, по­па­да­ла за ши­во­рот. – Ну и что?! – его гла­за сузи­лись. – Од­ним по­дон­ком на зем­ле ста­ло мень­ше. – Но ты убил че­ло­ве­ка! Ты убил… ни за что, – ме­ня вдруг обу­ял ужас. – Это не че­ло­век, это мразь! – зло от­ве­тил мой лю­би­мый. – От­ку­да ты зна­ешь? Он, меж­ду про­чим, не сде­лал те­бе ни­че­го пло­хо­го! – Ты что, за­щи­ща­ешь его?! Ты по­ни­ма­ешь, что ме­ня могут по­са­дить из-за это­го... пры­ща, ал­ко­го­ли­ка, недо­ум­ка? И то­гда всем на­шим пла­нам, Ве­ро­нич­ка, всей на­шей жиз­ни – ко­нец: ни де­тей, ни но­вой квар­ти­ры, ни от­ды­ха в Ис­па­нии… Ты это­го хо­чешь? Или ты уже сда­ла ме­ня?! – он рез­ко ото­рвал ме­ня от крана и за­мах­нул­ся. – Нет, – я ис­пу­ган­но сжа­лась. – Не сда­ла... Вдруг вспом­ни­лись Яри­ко­вы ро­ди­те­ли и его бес­по­щад­ные вы­ска­зы­ва­ния в их ад­рес: «Они – ста­рье, от­ра­бо­тан­ный ма­те­ри­ал, толь­ко тя­нут ме­ня на­зад…» И его немно­го­чис­лен­ных дру­зей: «Этот по­мо­жет мне стать на­чаль­ни­ком от­де­ла, тот вла­де­ет сво­им ав­то­сер­ви­сом – при­го­дит­ся… А этот – друг дет­ства: так, пет­руш­ка, кло­ун, тол­ку от него ни­ка­ко­го…» Сно­ва всплыл в па­мя­ти ле­де­ня­щий ду­шу взгляд ма­те­ри, по­те­ряв­шей, мо­жет быть, и непу­те­во­го, но един­ствен­но­го сы­на… А вдруг и на­ши с Яро­сла­вом сы­но­вья или до­че­ри ока­жут­ся несо­вер­шен­ны и не су­ме­ют до­тя­нуть­ся до выс­ших от­ме­ток Яри­ко­вой шка­лы – что то­гда?! Пред­став­ляю, во что пре­вра­тит их жизнь род­ной отец… И я ре­ши­лась. Ра­ди себя, ра­ди сво­их бу­ду­щей де­тей, ра­ди этой несчаст­ной жен­щи­ны, пе­ре­жив­шей соб­ствен­но­го ре­бен­ка и утра­тив­шей смысл жиз­ни, – я долж­на сде­лать это! На­щу­пав в кар­мане мобильник и остав­лен­ную сле­до­ва­те­лем ви­зит­ку, за­пер­лась в ван­ной, вклю­чи­ла во­ду и на­бра­ла но­мер: – Алло, это Ве­ро­ни­ка, – го­лос дро­жал, но со­мне­ния уже оста­ви­ли ме­ня. – Да­вай­те встре­тим­ся. Я рас­ска­жу вам всю прав­ду…

Яри­ко­ва при­выч­ка су­дить всех и вся ме­ня раз­дра­жа­ла... Ре­шив, что я его сда­ла, мой же­них за­мах­нул­ся на ме­ня

От слов лю­би­мо­го я при­шла в ужас...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.