Ма­ма, я жу­ли­ка ЛЮБ­ЛЮ

Он уха­жи­вал за мо­ей сест­рой, а на ме­ня не об­ра­щал ни­ка­ко­го вни­ма­ния, счи­тая ма­ляв­кой...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Душевные раны -

Ду­маю, я на­ча­ла на­зы­вать ее так, по­то­му что го­до­ва­ло­му ре­бен­ку бы­ло про­ще вы­го­во­рить «Та­та», чем «На­та­ша», но дол­гое вре­мя се­ст­ра оста­ва­лась для ме­ня Та­той. Я ее обо­жа­ла! Под­ра­жа­ла во всем, ко­пи­ро­ва­ла по­ход­ку и да­же чуть кар­та­ви­ла, как она, хо­тя про­из­но­сить «р» на­учи­лась уже в три го­да. Се­ст­ра бы­ла мо­им ку­ми­ром – са­мым лю­би­мым че­ло­ве­ком на све­те. В дет­стве я лю­би­ла На­та­шу да­же боль­ше, чем ро­ди­те­лей. Мне бы­ло де­вять с по­ло­ви­ной, ко­гда ста­ла звать ее по име­ни. «Ириш­ка, пе­ре­стань ме­ня Та­той на­зы­вать, – по­про­си­ла она то­гда, – а то дев­чон­ки сме­ют­ся». С это­го дня дет­ское про­зви­ще бы­ло за­бы­то раз и на­все­гда. Как же я мог­ла по­сту­пить ина­че, ес­ли се­ст­ра са­ма ме­ня об этом по­про­си­ла? Тем же ле­том про­изо­шло од­но, ка­за­лось бы, незна­чи­тель­ное со­бы­тие. Для дру­гих незна­чи­тель­ное, а для ме­ня… Мы с по­друж­ка­ми игра­ли на ули­це в ква­ча. До­го­няя Ань­ку Со­мо­ву, я по­те­ря­ла шле­па­нец, но по­до­брать не успе­ла: маль­чиш­ки, иг­рав­шие непо­да­ле­ку, схва­ти­ли мою обув­ку и за­бро­си­ли на виш­ню. Я рас­пла­ка­лась, по­друж­ки пре­кра­ти­ли иг­ру и ста­ли пы­тать­ся сбить шле­па­нец кам­ня­ми и пал­ка­ми. А ре­бя­та хо­хо­та­ли – раз­вле­че­ние им по­нра­ви­лось. Ре­ши­ли не оста­нав­ли­вать­ся на до­стиг­ну­том: один из них по­ва­лил ме­ня на зем­лю и со­рвал с но­ги вто­рой вьет­на­мок, ко­рот­кий взмах ру­ки – и тот уже по­ка­чи­ва­ет­ся на виш­не­вой вет­ке ря­дом с пер­вым. Неиз­вест­но, чем за­кон­чи­лась бы эта иг­ра, но ми­мо про­хо­дил Ар­тем Гав­ри­лен­ко – шест­на­дца­ти­лет­ний па­рень, жив­ший в со­сед­нем до­ме. Недол­го ду­мая, он на­да­вал мо­им обид­чи­кам под­за­тыль­ни­ков, а по­том сла­зил на де­ре­во. – Дер­жи, – ска­зал, про­тя­ги­вая мне шле­пан­цы. – Ес­ли еще бу­дут оби­жать, мне ска­жешь, по­ня­ла? – и для убе­ди­тель­но­сти по- ка­зал па­ца­нам ку­лак. Ко­гда яв­ля­ет­ся пре­крас­ный принц, по­беж­да­ет дра­ко­на и осво­бож­да­ет прин­цес­су, за­клю­чен­ную в башне, что прин­цес­са де­ла­ет? Пра­виль­но, влюб­ля­ет­ся. И я влю­би­лась… Ес­ли вы ду­ма­е­те, что де­вя­ти­лет­ний ре­бе­нок не спо­со­бен на та­кое чув­ство, то глу­бо­ко оши­ба­е­тесь. Я по­сто­ян­но ду­ма­ла об Ар­те­ме. Мечтала о том, как од­на­ж­ды, ко­гда я под­рас­ту, он ме­ня по­лю­бит – мы по­же­ним­ся и бу­дем вме­сте всю остав­шу­ю­ся жизнь... Це­лы­ми дня­ми тор­ча­ла воз­ле за­бо­ра в на-

Ар­тем в тот день стал пре­крас­ным прин­цем для ме­ня!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.