Я ото­мщу те­бе, мой па­лач!

НО­ВО­СЕ­ЛЬЕ СО ВЗЛОМОМ

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Первая страница -

Этот по­до­нок мно­го лет из­де­вал­ся на­до мной, но те­перь хва­тит!

За­хо­дим в один из ка­би­не­тов. Об­шар­пан­ные сте­ны, спер­тый воз­дух, пыль­ное за­ре­ше­чен­ное ок­но... Здесь сто­ит толь­ко один стол – зна­чит, на­шей «за­ду­шев­ной» бе­се­де не по­ме­ша­ют. – При­са­жи­вай­тесь. Я вас вни­ма­тель­но слу­шаю... Опус­ка­юсь на скри­пу­чий стул. Под­ни­маю гла­за на де­вуш­ку. У нее и вправ­ду вни­ма­тель­ный взгляд. За­ин­те­ре­со­ван­ный. Доб­ро­же­ла­тель­ный. – Ме­ня зо­вут Мар­га­ри­та Кныш... Не узнаю сво­е­го го­ло­са – хрип­лый, буд­то на­ждач­ный. Про­каш­ли­ва­юсь. – Во­ды? – Да, ес­ли мож­но... Моя со­бе­сед­ни­ца ухо­дит. Об­ли­зы­ваю пе­ре­сох­шие гу­бы. Язык ка­са­ет­ся края шра­ма от ожо­га. Он уже не бо­лит, но ра­на на ду­ше и не ду­ма­ет за­руб­цо­вы­вать­ся. По­это­му я здесь. Под­пи­сав по­ка­за­ния, ко­то­рые дам че­рез несколь­ко ми­нут, воз­мож­но, под­пи­шу се­бе смерт­ный при­го­вор. Удав­ка на шею, за­точ­ка меж ре­бер – не са­мые пло­хие ва­ри­ан­ты. Мо­гут и за­жи­во за­ко­пать где-ни­будь в ле­су. Я знаю, как они это де­ла­ют. Знаю лю­дей, с ко­то­ры­ми они так по­сту­пи­ли. Мне ведь очень мно­гое из­вест­но – прак­ти­че­ски все о Не­роне и его бан­де. Знаю, что не толь­ко кры­шу­ет про­сти­ту­ток, но и по­вя­зан с нар­ко­биз­не­сом. Не чу­ра­ет­ся та­кой ме­ло­чев­ки, как угон ма­шин и тор­гов­ля са­мо­паль­ны­ми ство­ла­ми (ра­бо­та­ет на него один ору­жей­ник-уме­лец, ко­то­рый пе­ре­де­лы­ва­ет пнев­ма­ти­че­ские пи­сто­ле­ты в бо­е­вые). Я знаю мно­го, слиш­ком мно­го, чтоб они оста­ви­ли ме­ня в по­кое. А вот веч­ный по­кой с удо­воль­стви­ем обес­пе­чат... Я и не за­ме­ти­ла, как вер­ну­лась хо­зяй­ка ка­би­не­та. По­ста­ви­ла пе­ре­до мной ста­кан во­ды: – По­че­му вы хо­те­ли по­го­во­рить имен­но со мной? По­жи­маю пле­ча­ми: – По­ни­ма­е­те… Жен­щине лег­че рас­ска­зы­вать о та­ких… ин­тим­ных де­лах. Она утвер­ди­тель­но ки­ва­ет и до­ста­ет из стола несколь­ко чи­стых ли­стов: – Это не про­то­кол, – объ­яс­ня­ет, хо­тя я ни­че­го не спра­ши­ва­ла. – Так, за­мет­ки, что­бы не за­быть... Делаю глу­бо­кий вдох, мыс­лен­но счи­таю до де­ся­ти. Спо­кой­но, Мар­го, спо­кой­но. От­сту­пать уже позд­но! – Я хо­чу сдать вам Не­ро­на. На ли­це лей­те­нант­ши –це­лая гам­ма чувств: кли­ку­ха мо­е­го быв­ше­го «ше­фа» ей яв­но зна­ко­ма, хо­тя она и ста­ра­ет­ся не по­ка­зать это­го. Мо­ло­дая еще, не на­учи­лась на­де­вать мас­ку бес­страст­но­сти. Трой­ка с ми­ну­сом те­бе, де­воч­ка, за ак­тер­ское ма­стер­ство. Хо­тя ка­кая, к чер­ту, де­воч­ка? Ей уже боль­ше два­дца­ти пя­ти, ста­ло быть, моя ро­вес­ни­ца. Толь­ко по-раз­но­му мы с ней свой чет­вер­так про­жи­ли: мой каж­дый год сме­ло за три счи­тать мож­но. По­это­му она еще и до стар­лея не до­слу­жи­лась, ая – про­сти­тут­ка с боль­шим «ра­бо­чим» ста­жем. С та­ким боль­шим, что Нерон со­гла­сил­ся ме­ня на пен­сию отпустить... Я до­тро­ну­лась до за­ныв­ше­го ожо­га на ще­ке. Да­же вы­ход­ное по­со­бие вы­дал... У сле­до­ва­тель­ши Бе­лень­кой с ак­тер­ским ма­стер­ством не очень, за­то ре­ак­ция – дай бог каж­до­му. Мгно­вен­но за­сек­ла мой жест и сло­жи­ла два и два: – Шрам на ва­шем ли­це как-то свя­зан с... как вы его на­зва­ли... Не­ро­ном? – Ес­ли бы не шрам, ме­ня бы тут не бы­ло… Не­на­ви­жу эту мразь! Нерон... – Рас­ска­зы­вай­те, – го­во­рит она. Я и са­ма чув­ствую, что па­у­за за­тя­ну­лась, но... Труд­нее все­го на­чать. Пре­одо­леть внут­рен­ний ба­рьер. Пер­вая фра­за, пер­вая да­та, пер­вая фа­ми­лия да­ет­ся с огром­ным тру­дом. По­том с каж­дой ми­ну­той все лег­че. Я раз­го­ня­юсь, слов­но еду на ро­ли­ках под гор­ку, по­сте­пен­но за­бы­ваю о стра­хе и чув­стве сты­да… То­роп­люсь вы­ло­жить все, что знаю, по­ка сно­ва не вклю­чил­ся сту­пор под на­зва­ни­ем ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния. От вол­не­ния все вре­мя пе­ре­ска­ки­ваю с од­ной те­мы на дру­гую, рас­сказ по­лу­ча­ет­ся рва­ный и ма­ло­по­нят­ный. Сле­до­ва­тель­ша мор­щит­ся: – Мо­жет, луч­ше все по по­ряд­ку? С са­мо­го на­ча­ла? – С на­ча­ла? Хо­ро­шо, по­про­бую. Толь­ко вы ме­ня не пе­ре­би­вай­те, по­жа­луй­ста... Мне бы­ло пят­на­дцать, ко­гда мать вы­шла за­муж во вто­рой раз. От­чим с ви­ду весь та­кой по­ло­жи­тель­ный, а внут­ри... Сво­лочь! Толь­ко ма­ма за по­рог, а он сво­и­ми пот­ны­ми ру­чон­ка­ми ле­зет. А то вый­дет из ванной го­лый, и... Ко­зел ста­рый! В об­щем, год я та­кое со­сед­ство тер­пе­ла, а по­том из до­му сбе­жа­ла. Ро­ди­тель­ни­ца ме­ня не ис­ка­ла – по-мо­е­му, об­ра­до­ва­лась, что их с Бо­рю­си­ком незем­ной люб­ви те­перь ни­кто ме­шать не бу­дет. Па­ру ме­ся­цев пе­ре­кан­то­ва­лась у по­дру­ги, по­том ее баб­ка ста­ла на­ме­кать, что я за­го­сти­лась. Ушла в ни­ку­да. Неде­лю на вок­за­ле но­че­ва­ла, по­том ме­ня та­мош­ние мен­ты... про­сти­те, по­ли­цей­ские за­при­ме­ти­ли – ста­ли го­нять. А тут я как раз слу­чай­но с од­ной де­вуш­кой по­зна­ко­ми­лась – с Ал­лой. Она уже взрос­лая бы­ла, лет два­дцать, мо­жет, да­же боль­ше. По­жа­ле­ла она ме­ня, при­ве­ла к се­бе на съем­ную квар­ти­ру, да­ла ото­спать­ся, отъ­есть­ся, а по­том к де­лу при­об­щи­ла – вы­ве­ла на окруж­ную на­би­рать­ся «про­фес­си­о­наль­но­го ма­стер­ства». И не на­до на ме­ня так смот­реть! Знаю, о чем вы сей­час ду­ма­е­те. Сот­ни по­па­да­ют в ана­ло­гич­ную си­ту­а­цию, но не ста­но­вят­ся про­сти­тут­ка­ми. А я ста­ла! Ну про­сто не на­шла то­гда дру­го­го вы­хо­да! И тош­но бы­ло, и мерз­ко, и все со­ско­чить на­де­я­лась. А по­том Нерон на­ри­со­вал­ся, нас с Ал­кой «под кры­ло» взял, а с та­ким су­те­не­ром

По­хо­же, она хо­ро­шо зна­ла Не­ро­на и его гряз­ные де­лиш­ки... Вы­ход­ки от­чи­ма я тер­пе­ла по­чти год, а по­том сбе­жа­ла...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.