Ру­жьем и доб­рым сло­вом

Все-та­ки ба­бу­ля моя – ну очень ре­ши­тель­ная да­ма! Я ис­пу­гал­ся ужас­но, а она не рас­те­ря­лась...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Право на ошибку -

На тре­тий же день в го­стях у ба­буш­ки я от­кро­вен­но за­ску­чал. Все-та­ки в про­вин­ции та­кая тос­ка! Я-то люб­лю город, драйв, му­зы­ку, а тут ти­ши­на и ще­бет пти­чек. – Схо­ди, что ли, на реч­ку, раз­вле­кись, – по­со­ве­то­ва­ла ба­бу­ля. Взял ее ста­рый скри­пу­чий ве­ло­си­пед и, под­пры­ги­вая на кол­до­би­нах, на­пра­вил­ся в сто­ро­ну реки. Из бо­ко­вой тро­пин­ки вы­еха­ла де­вуш­ка на ве­ли­ке, да так быст­ро, что мы ед­ва не столк­ну­лись. Рез­ко за­тор­мо­зив, я стук­нул­ся лок­тем о руль. – Ой, из­ви­ни, – ска­за­ла ба­рыш­ня. – Я не ожи­да­ла тут ко­го-то встре­тить. – Ни­че­го, – от­ве­тил я, по- тира­я­ти­ра ушиб, – ерун­да. –А ты ба­бы Ан­то­ни­ны внук?внук – улыб­ну­лась она. – Я ННастя, ее со­сед­ка. – СС­мот­рю, ин­фор­ма­ция у вас здесь по­став­ле­на хо­ро­шо, – по­хва­лил я. Бол­тая так обо всем на све­те, мы вме­сте по­ка­ти­ли на пляж. И че­рез пол­ча­са бы­ли уже как буд­то дав­ным­дав­но зна­ко­мы. Де­вуш­ка мне сра­зу очень по­нра­ви­лась: кра­си­вая, ве­се­лая и ка­кая-то... своя. Как буд­то во­все не из этой глу­ши. Несколь­ко дней мы встре­ча­лись в за­ра­нее услов­лен­ный час и про­во­ди­ли вре­мя на ре­ке. Но в ос­нов­ном у нас на ве­ран­де си­де­ли. По­то­му что, во-пер­вых, бы­ло жар­ко, и по­том, ме­ста тут глу­хие, ба­буш­кин дом на от­ши­бе, гу­лять осо­бен­но негде. Да и ба­бу­ля про­си­ла да­ле­ко не от­хо­дить. – Ты го­во­рил, те­бе тут скуч­но, – по­сме­и­ва­лась на­до мной Настя. – Что же об­рат­но в город не сбе­жал? – Ро­ди­те­лям обе­щал за ба­буш­кой при­смот­реть, – от­ве­тил я. А сам по­ду­мал: «Но глав­ное – те­бя встре­тил». И смот­рел на нее вы­ра­зи­тель­ным, как мне ка­за­лось, взгля­дом, что­бы она са­ма все по­ня­ла. Ко­гда мы по­мо­га­ли мо­ей ба­бу­ле со­би­рать уро­жай фрук­тов, то слу­чай­но ка­са­лись друг дру­га ру­ка­ми, и от это­го у ме­ня внут­ри слов­но празд­нич­ные фей­ер­вер­ки взры­ва­лись. Мне хо­те­лось быть в На­сти­ных гла­зах без­упреч­ным джентль­ме­ном, а луч­ше все­го – ге­ро­ем. На­при­мер, спа­сти от ка­кой-ни­будь опас­но­сти. Толь­ко где ее тут взять? Од­на­жды мы с Настень- кой си­де­ли у ба­буш­ки на ве­ран­де, хи­хи­ка­ли о чем-то, пря­чась от солн­ца. Вдруг по­слы­шал­ся стран­но зву­ча­щий здесь шум дви­га­те­ля, и ря­дом с на­шим шат­ким за­бор­чи­ком оста­но­вил­ся боль­шой вне­до­рож­ник. Из него вы­шли пар­ни, при виде ко­то­рых мы сра­зу за­мол­ча­ли. Уж очень непри­вет­ли­во они вы­гля­де­ли. – Во­дич­ка най­дет­ся? – спро­сил один про­ку­рен­ным го­ло­сом. – Най­дет­ся, – от­ве­ти­ла ба­бу­ля. Я огля­нул­ся: ока­зы­ва­ет­ся, она вы­шла из две­ри и сто­я­ла сза­ди. – Нам бы по­боль­ше, – хму­ро ска­зал вто­рой. – В си­сте­му за­лить. – Бе­ри­те вот эти вед­ра и иди­те за мной, – спо­кой­но ска­за­ла ба­ба То­ня. Все это вре­мя мы с На­стей си­де­ли, не ше­ве­лясь, и толь­ко гла­зе­ли на неждан­ных го­стей. Впе­чат­ле­ние

Я был до­во­лен тем, что по­зна­ко­мил­ся с Настень­кой...

бы­ло нера­дост­ное: боль­шие, пле­чи­стые, страш­но­ва­тые. Ти­пич­ные от­мо­роз­ки в спор­тив­ных ко­стю­мах. На паль­цах перстни, каж­дая це­поч­ка на шее сто­ит, на­вер­ное, столь­ко, сколь­ко вся ба­буш­ки­на ха­та. У од­но­го нос сло­ман, у дру­го­го уши при­плюс­ну­ты, у тре­тье­го ли­цо по­чти чер­ное, то ли от за­га­ра, то ли ро­дил­ся та­ким – за­то бел­ки глаз бе­ше­но свер­ка­ют. Я сра­зу от­вел взгляд и про­дол­жал на­блю­дать бо­ко­вым зре­ни­ем. К то­му же они яв­но злые, мо­жет, убе­га­ли от ко­го-то или, на­обо­рот, до­го­ня­ли? Мне сра­зу все се­ри­а­лы про бан­дит­ские бри­га­ды вспом­ни­лись. Но это не в ки­но, а на­яву! Ох, мо­роз по ко­же... В дру­гой си­ту­а­ции я ушел бы и за­пер­ся в до­ме, но тут же Настя! И ба­буш­ка, меж­ду про­чим! И вот они за­ли­ли во­ду в си­сте­му, са­ми на­пи­лись, од­на­ко уез­жать не спе­шат. Сто­ят ря­дом с ма­ши­ной, раз­го­ва­ри­ва­ют о сво­ем – и при этом гром­ко ма­те­рят­ся! Брат­ва чер­то­ва... Настя гля­ну­ла на ме­ня, на них и негром­ко ска­за­ла: – Пе­ре­стань­те ру­гать­ся. Они услы­ша­ли и рез­ко за­мол­ча­ли. На­сту­пи­ла та­кая ти­ши­на, про ко­то­рую го­во­рят «мерт­вая». Этот, с пе­ре­ло­ман­ным но­сом, сви­ре­по гля­нул на ме­ня в упор: – Кто это тут вя­ка­ет? Мы мол­ча­ли. – Что за предъ­явы?! – за­ры­чал он. – Ау, не слы­шу! Вто­рой кри­во усмех­нул­ся. – За ба­зар на­до отве­чать. Вы го­то­вы от­ве­тить? Тут мне сде­ла­лось так стыд­но пе­ред сво­ей де­вуш­кой, что но­ги са­ми под­ня­ли ту­ло­ви­ще с ме­ста. «По­гиб­ну, – ду­маю, – так хоть ге­рой­ски. Но и опо­зо­рить­ся ни­как нель­зя». И по­ско­рее, по­ка не пе­ре­ду­мал, слов­но си­га­нул с об­ры­ва в во­ду, ска­зал: – Вы слы­ши­те, сей­час же пе­ре­стань­те ру­гать­ся! Дро­жа­щим та­ким го­ло­сом вы­да­вил из се­бя, аж са­мо­му про­тив­но сде­ла­лось. Ть­фу, да­же уме­реть ге­рой­ски не вый­дет... И за­жму­рил­ся. Они мол­ча­ли, я от­крыл гла­за... Тут кто-то из них про­из­нес: – Ну лад­но, па­рень, ты ска­зал – мы те­бя услы­ша­ли. Не у каж­до­го та­кие сталь­ные... Тут его пих­ну­ли в бок, он за­пнул­ся и за­кон­чил: – ...нер­вы. Они се­ли в свой джип, мо­тор взре­вел, из-под ко­лес брыз­ну­ла пыль – и ма­ши­на скры­лась за по­во­ро­том про­се­лоч­ной до­ро­ги. Я опу­стил­ся на стул, по­то­му что но­ги так дро­жа­ли, что сто­ять сей­час бы не смог. – Олеж­ка, – шеп­ну­ла Настя. Она смот­ре­ла на ме­ня с та­ким вос­тор­гом, что весь ужас уле­ту­чил­ся. По­том по­до­шла, по­це­ло­ва­ла в ще­ку, по­про­ща­лась и убе­жа­ла. Я си­дел, не ше­ве­лясь, как ка­кая-то глы­ба, и од­ной по­ло­ви­ной моз­га жа­лел, что она ушла, а вто­рой – ра­до­вал­ся, что не ви­дит ме­ня сей­час. По­то­му что те­перь пре­да­тель­ски за­дро­жа­ли и ру­ки. – Ты мо­ло­дец, ко­неч­но, – ска­за­ла ба­буш­ка. – Толь­ко... –А? – оч­нул­ся я. – За­пом­ни, вну­чек: храб­рость на­до под­креп­лять чем-то су­ще­ствен­ным. И по­ка­за­ла охот­ни­чью дву­ствол­ку, ко­то­рую, ока­зы­ва­ет­ся, дер­жа­ла в ру­ке. – Она у ме­ня все­гда ря­дом, ма­ло ли что... А ко­гда ты с ни­ми за­го­во­рил, я взя­ла ее и у те­бя за спи­ной вста­ла.

Они услы­ша­ли ее и рез­ко за­мол­ча­ли. Мерт­вая ти­ши­на...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.