Случайный попутчик

У каж­до­го в жиз­ни есть ру­бе­жи, прой­дя ко­то­рые, по­ни­ма­ешь: вот он – Ру­би­кон...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Темная сторона жизни -

Клац­нул двер­ной за­мок. Я ухо­ди­ла, оста­вив в этом кап­кане часть се­бя – той, ко­то­рая здесь жи­ла, хо­ди­ла в шко­лу, сме­я­лась. Ма­ма ни­че­го не ска­за­ла на про­ща­ние, кро­ме «иди», а па­па... Па­па, по­ка­чав се­дой го­ло­вой, толь­ко по­вто­рил: «Здесь твой дом, и ты все­гда мо­жешь сю­да вер­нуть­ся». Но я не знаю, ко­гда вер­нусь и смо­гу ли сде­лать это во­об­ще. В мель­чай­ших по­дроб­но­стях пом­ню ве­чер и ночь, раз­де­лив­шие мой мир на «до» и «по­сле». ...Мы с по­дру­гой ре­ши­ли, что на ка­ни­ку­лы по­едем до­мой вме­сте. Обе учи­лись в Харь­ко­ве, сна­ча­ла сда­ва­ли сес­сию, по­том всей груп­пой по­еха­ли в Кар­па­ты. Ку­па­лись, тан­це­ва­ли, пи­ли ви­но. Как же дав­но это бы­ло! Да и бы­ло ли во­об­ще? И еще с нами ез­дил один маль­чик, ко­то­рый то­же остал­ся «на том бе­ре­гу». В мо­ем счаст­ли­вом «до»... По­сле Кар­пат мы с Ка­тей ре­ши­ли ехать к сво­им (ро­дом обе из од­но­го по­сел­ка). Все бы­ло го­то­во: би­ле­ты на по­езд куп­ле­ны, ве­щи в сум­ки уло­же­ны. Но в по­след­ний мо­мент у Ка­те­ри­ны за­кру­тил­ся бур­ный роман с од­ним стар­ше­курс­ни­ком, и я по­еха­ла од­на. Би­лет пря­мо в оче­ре­ди про­да­ла вы­со­ко­му пар­ню в се­рой курт­ке с ка­пю­шо­ном. Он раз­вле­кал ме­ня анек­до­та­ми, по­мог за­не­сти сум­ку в ва­гон... Две верх­ние пол­ки в ку­пе уже за­ня­ли – на них кто-то спал. Ме­ня то­же быст­ро смо­ри­ли мер­ное по­ка­чи­ва­ние ва­го­на и по­лу­мрак. Просну­лась от то­го, что наш по­езд сто­ял на ка­кой-то стан­ции. Попутчик не спал: ле­жал, под­ло­жив ку­лак под ще­ку, и вни­ма­тель­но смот­рел на ме­ня. Пе­ре­хва­тив мой взгляд, ска­зал: – Просну­лась? Пой­дем по­ды­шим? Нам здесь дол­го сто­ять... Мы вы­шли в там­бур, по­том спу­сти­лись на пер­рон. Он ока­зал­ся по­чти пу­стым. Зе­ва­ю­щая про­вод­ни­ца о чем-то го­во­ри­ла со сво­ей кол­ле­гой, пас­са­жи­ры спа­ли. Мы за­ку­ри­ли, па­рень сбе­гал в вок­зал и ку­пил там несколь­ко ба­нок пи­ва, чип­сы и два ста­кан­чи­ка ко­фе. Ко­фе был го­ря­чим и ка­ким-то необыч­ным, но в тот мо­мент я не об­ра­ти­ла вни­ма­ния на при­вкус. Вер­ну­лись в ку­пе, по­езд тро­нул­ся. Попутчик от­крыл пи­во, пред­ло­жил мне. Я до­ста­ла из сум­ки бу­тер­бро­ды. Мы сто­я­ли в ко­ри­до­ре, пи­ли пи­во, хру­сте­ли чип­са­ми, ели бу­тер­бро­ды с сы­ром, бол­та­ли, сме­я­лись... Я то уплы­ва­ла ку­да-то, то вновь уси­ли­ем во­ли воз­вра­ща­ла се­бя в ре­аль­ность. Ко­гда по­езд кач­ну­ло осо­бен­но силь­но, не удер­жа­лась на но­гах и уда­ри­лась го­ло­вой о стек­ло. По­ня­ла, что нуж­но пой­ти умыть­ся и ло­жить­ся спать. Роман (этим име­нем на­звал­ся па­рень) по­шел сле­дом. Даль­ней­шее пом­ню смут­но. Хо­те­ла за­крыть за со­бой дверь, но не смог­ла. Я еще ду­ма­ла то­гда, что Ро­ма ду­ра­чит­ся, но его ли­цо из улыб­чи­во­го ста­ло... страш­ным. Он бук­валь­но во­рвал­ся в тес­ный во­ню­чий ва­гон­ный туа­лет, по­том удар, и... я по­чув­ство­ва­ла, как его ру­ки сры­ва­ют с ме­ня одеж­ду. По­том чер­ная ды­ра, про­вал в со­зна­нии. Даль­ней­шее пом­ню от­ры­воч­но, раз­роз­нен­ны­ми паз­ла­ми, ко­то­рые ни­как не же­ла­ли скла­ды­вать­ся в об­щую кар­тин­ку. Чье-то ли­цо под фу­раж­кой... Бе­лый свет. Бе­лый ха­лат. Боль – силь­ная боль вни­зу жи­во­та, резь в гла­зах и звон в го­ло­ве. – Де­вуш­ка, вы ме­ня слы­ши­те? – слов­но из­да­ле­ка до­но­сит­ся жен­ский го­лос, ка­жет­ся, про­вод­ни­цы. Моя ру­ка в кро­ви, ли­цо в чем-то лип­ком и про­тив­ном, и это не кровь, хо­тя кро­ви мно­го – на фут­бол­ке (тек­ла из раз­би­то­го но­са), на но­гах... Вс­по­ло­хи си­ней ми­гал­ки, крас­ные курт­ки вра­чей,

Ли­цо Ро­ма­на из улыб­чи­во­го вдруг ста­ло страш­ным...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.