Мне не в чем при­зна­вать­ся!

От­но­ше­ния с кол­лек­ти­вом сра­зу не за­ла­ди­лись, но я в этом не был ви­но­ват...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Ясто­ял на стре­мян­ке, рас­кла­ды­вая упа­ков­ки со сто­ляр­ным кле­ем на верх­ней пол­ке стел­ла­жа, ко­гда за спи­ной раз­дал­ся рез­кий, слов­но вы­стрел, звук уда­ра. Обер­нув­шись, уви­дел, что Ми­ха­лыч ле­жит на по­лу под гру­дой кар­тон­ных ко­ро­бок, а ря­дом – пе­ре­вер­ну­тая те­леж­ка. Спрыг­нул со стре­мян­ки, по­до­шел к бе­до­ла­ге. – Что слу­чи­лось?! – спро­сил, по­да­вая ему ру­ку и по­мо­гая под­нять­ся. – Не впи­сал­ся в по­во­рот, – хмык­нул кол­ле­га. На ме­ня пах­ну­ло «бу­ке­том» за­ста­ре­ло­го пе­ре­га­ра и се­го­дняш­не­го све­жа­ка. Не­на­ви­жу за­пах ал­ко­го­ля еще с дет­ства! Этот за­пах, ис­хо­дя­щий от от­ца, неиз­мен­но со­про­вож­дал­ся скан­да­ла­ми, ма­том и под­за­тыль­ни­ка­ми. А ино­гда и но­чев­кой у со­сед­ки, ку­да мы с ма­мой и млад­шей сест­рой сбе­га­ли от ба­ти­ных ку­ла­ков. С тех пор сам я прак­ти­че­ски не упо­треб­ляю спирт­но­го (раз­ве что бо­кал шам­пан­ско­го на Но­вый год или бу­тыл­ку пи­ва в жа­ру). Но что­бы на ра­бо­те... Глу­хое раз­дра­же­ние за­ше­ве­ли­лось внут­ри и вы­плес­ну­лось на­ру­жу фра­зой: – Пить мень­ше нуж­но, что­бы в по­во­ро­ты впи­сы­вать­ся! – Ах ты, соп­ля зе­ле­ная, – тут же по­лез в бу­тыл­ку Ми­ха­лыч. – Еще мо­ло­ко на гу­бах не об­сох­ло, а ту­да же, в учи­те­ля рвет­ся! Он во­об­ще по на­ту­ре му­жик вспыль­чи­вый, а ко­гда вы­пив­ши, с ка­ту­шек со­всем съез­жа­ет. Вот и сей­час дра­ку чуть не за­те­ял. А что я та­ко­го ска­зал? – Лад­но, остынь, – ми­ро­лю­би­во ска­зал я и вер­нул­ся к сво­е­му стел­ла­жу. Спи­ной ощу­щал его свер­ля­щий взгляд – да­же меж­ду ло­пат­ка­ми за­че­са­лось. А ведь ко­гда три ме­ся­ца на­зад устра­и­вал­ся сю­да на ра­бо­ту, Лю­ба­ша (так мою же­ну зо­вут) пре­ду­пре­жда­ла: – Ста­сик, Хри­стом Бо­гом те­бя про­шу: ни с кем не ссорь­ся. Имею в ви­ду – с кол­лек­ти­вом. Вра­гов на­жи­вешь, так они те­бе столь­ко кро­вуш­ки по­том по­пор­тят! Осо­бен­но с на­чаль­ством будь по­ло­яль­нее. Нам сей­час эта твоя ра­бо­та зна­ешь как нуж­на! Я знал. В без­ра­бот­ных пол­го­да про­хо­дил – кри­зис, будь он нела­ден... Вдво­ем на ко­пе­еч­ную зар­пла­ту же­ны (она у ме­ня вос­пи­та­тель­ни­цей в дет­ском са­ду тру­дит­ся) и мое по­со­бие по без­ра­бо­ти­це жи­ли. А по­след­ний ме­сяц уже не вдво­ем, а втро­ем – Лю­ба­ша за­бе­ре­ме­не­ла. Мы ма­лень­ко­го дав­но хо­те­ли – с тех са­мых пор, как по­же­ни­лись, но по­ка ра­бо­та у ме­ня бы­ла, все не по­лу­ча­лось, а сто­и­ло по­пасть под со­кра­ще­ние – сра­зу по­жа­луй­ста. Но без­де­не­жье так при­жа­ло, что и по­ра­до­вать­ся Лю­би­ной бе­ре­мен­но­сти как сле­ду­ет не мог­ли. Да что там по­ра­до­вать­ся – да­же об абор­те по­ду­мы­ва­ли. Но тут мне по­вез­ло: на­шел ме­сто на боль­шом скла­де. Усло­вия и гра­фик хо­ро­шие, зар­пла­та не то что­бы де­пу­тат­ская, но вполне до­стой­ная. Ка­за­лось бы, жи­ви (в смыс­ле тру­дись) да ра­дуй­ся. Я и ра­до­вал­ся. Един­ствен­ное, что на­пря­га­ло, – от­но­ше­ния с кол­лек­ти­вом не за­ла­ди­лись. То есть пер­вый ме­сяц все бы­ло нор­маль­но, а по­том од­но­вре­мен­но про­изо­шли два со­бы­тия, ко­то­рые на­стро­и­ли про­тив ме­ня по­чти всех со­труд­ни­ков. Что­бы бы­ло по­нят­нее, спер­ва рас­ска­жу, как я устра­и­вал­ся. Со­бе­се­до­ва­ние про­во­дил сам хо­зя­ин, он же ди­рек­тор скла­да. Пер­вый во­прос, по­сле то­го как тот по­зна­ко­мил­ся с мо­и­ми ан­кет­ны­ми дан­ны­ми: – Вы пье­те? – Нет. Во­об­ще нет. Шеф взгля­нул на ме­ня с ин­те­ре­сом: – Что так? Яз­вен­ник? – Идей­ный про­тив­ник это­го де­ла... – Ну-ну, – недо­вер­чи­во про­тя­нул ди­рек­тор. – Поживем – увидим... Он дей­стви­тель­но при­сталь­но при­смат­ри­вал­ся ко мне по­на­ча­лу. Я это пря­мо на кле­точ­ном уровне чув­ство­вал. Ко­неч­но, ста­рал­ся – не уго­дить, не вы­слу­жить­ся, а про­сто хо­ро­шо ра­бо­тать. А по­том при­шел день пер­вой зар­пла­ты. Со­слу­жив­цы мне еще с утра на­ме­ка­ли, что на­до бы про­ста­вить­ся, но я ре­шил это­го не де­лать. Не по­то­му что жлоб, а по­то­му что про­тив­ник пья­нок, а на ра­бо­чем ме­сте – осо­бен­но. Бы­ла и вто­рая при­чи­на: Лю­ба­ше ви­та­ми­ны нуж­ны, одеж­ка «бе­ре­мен­ная», да и ма­лы­шу хо­ро­шо бы на­чать по­ти­хонь­ку при­да­ное по­ку­пать. Так луч­ше я на эти нуж­ные ве­щи день­ги по­тра­чу, чем на вод­ку для кол­лег. По­это­му в обед им ска­зал на­чи­сто­ту: – Из­ви­ни­те, му­жи­ки, но об­мы­вать мы не бу­дем.

Ми­ха­лыч оби­дел­ся, толь­ко я не ска­зал ничего осо­бен­но­го! Первую зар­пла­ту ре­шил не об­мы­вать, хо­тя мне на­ме­ка­ли

Те оби­де­лись, ко­неч­но. А ве­че­ром шеф сде­лал по их са­мо­лю­бию, так ска­зать,

кон­троль­ный вы­стрел. Вы­звал ме­ня к се­бе в ка­би­нет и пред­ло­жил... долж­ность бри­га­ди­ра: – Ты, Стас, па­рень ста­ра­тель­ный, непью­щий, неглу­пый, так что те­бе и кар­ты в ру­ки. Хло­пот, ко­неч­но, при­ба­вит­ся, да и нер­во­треп­ки вы­ше кры­ши. Но за­то на ты­ся­чу гри­вен зар­пла­та боль­ше ны­неш­ней. По­ка на ты­ся­чу, а даль­ше вид­но бу­дет. Ну что, со­гла­сен? На­до ли го­во­рить, что я со­гла­сил­ся? Ка­рьер­ный рост – де­ло хо­ро­шее, да и ты­ся­ча в се­мей­ном бюд­же­те лиш­ней не бу­дет. При­ки­нул – сплош­ные плю­сы по­лу­ча­ют­ся. Од­но­го не учел: сра­зу вра­гов на­жи­ву. Шеф еще да­же не успел офи­ци­аль­но объ­явить кол­лек­ти­ву о мо­ем по­вы­ше­нии, а уже все обо всем зна­ли. Вид­но, ди­рек­тор­ская сек­ре­тар­ша с кем-то но­во­стью этой по­де­ли­лась. Ну и пошло-по­еха­ло... За­та­и­ли му­жи­ки на ме­ня зло­бу. Не все, но мно­гие. С од­ной сто­ро­ны, их мож­но по­нять: но­вич­ка, ко­то­рый про­ра­бо­тал без го­ду неде­ля и к то­му же боль­шин­ству ра­бот­ни­ков по воз­рас­ту в сы­но­вья го­дит­ся, вдруг на­зна­ча­ют бри­га­ди­ром. Да еще с по­вы­ше­ни­ем окла­да. Но с дру­гой... Ес­ли бы вы толь­ко зна­ли, как труд­но ру­ко­во­дить людь­ми, ко­то­рые ви­дят в те­бе вра­га! Кто-то огра­ни­чи­вал­ся ко­сы­ми взгля­да­ми, а кто-то (тот же Ми­ха­лыч) при лю­бой воз­мож­но­сти устра­и­вал мне вы­рван­ные го­ды. Де­мон­стра­тив­но пи­ли на ра­бо­те, ха­ми­ли, иг­но­ри­ро­ва­ли рас­по­ря­же­ния. Но та­кой под­лян­ки, ко­то­рую они мне устро­и­ли, я, при­знать­ся чест­но, не ждал. Впро­чем, луч­ше рас­ска­жу все с са­мо­го на­ча­ла... В пер­вых чис­лах де­каб­ря к ше­фу при­шел по­се­ти­тель, су­дя по их встре­че (об­ня­лись, по­хло­па­ли друг дру­га по пле­чам), – хо­ро­ший зна­ко­мый. Я как раз был в ди­рек­тор­ском ка­би­не­те. Ко­гда уви­дел, что к нему по­жа­ло­вал гость, хо­тел уй­ти, но Игорь Пет­ро­вич мах­нул мне ру­кой: мол, обо­жди, это нена­дол­го. По­это­му я ока­зал­ся неволь­ным сви­де­те­лем их раз­го­во­ра. – Иго­рек, вы­ру­чай, – ска­зал ви­зи­тер. – Мне сто­мато­бо­ру­до­ва­ние из Че­хии при­шло для ка­би­не­та, а я там как раз ре­монт за­те­ял. До­ма дер­жать, сам по­ни­ма­ешь... – По­ни­маю, – хо­хот­нул шеф. – Твои ча­да его в три сче­та рас­ку­ро­чат и на зап­ча­сти раз­бе­рут. – Рас­ку­ро­чат, – со­гла­сил­ся гость. – А уста­нов­ки до­ро­гу­щие: са­мые на­во­ро­чен­ные брал. – На­сколь­ко до­ро­гу­щие? – Ду­маю, пол­скла­да тво­е­го на эти день­ги ку­пить мо­гу. – Лад­но, вы­ру­чу... – кив­нул Игорь Пет­ро­вич. – Пусть по­сто­ит. А где сей­час твое обо­ру­до­ва­ние? – У во­рот. В гру­зо­ви­ке. – Знал, зна­чит, ста­рый чер­тя­ка, что я со­гла­шусь! – Ко­неч­но, знал. Друж­ба, как ни кру­ти, де­ло круг­ло­су­точ­ное. Они по­бол­та­ли еще пять ми­нут на от­вле­чен­ные те­мы, а по­том от­пра­ви­лись к гру­зо­ви­ку с тех­ни­кой. И ме­ня шеф то­же по­звал: – Стас, при­ми все ящи­ки по опи­си и опре­де­ли в ка­кое-ни­будь без­опас­ное ме­сто. Толь­ко рас­по­ря­дись, что­бы му­жи­ки по­ак­ку­рат­нее гру­зи­ли... Спу­стя де­сять ми­нут мы с Ми­ха­лы­чем и кар­щи­ком Ан­то­ном пе­ре­кла­ды­ва­ли ящи­ки на ав­то­по­груз­чик. Ми­ха­лыч, хоть и трез­вый, но, как всегда, в сво­ем ре­пер­ту­а­ре: уро­нил од­ну из ко­ро­бок пря­мо на бе­тон­ный пол. – Осто­рож­но! – вы­рва­лось у ме­ня. – Пе­ре­бьешь же! – А там что, ки­тай­ский фар­фор? – Сто­мато­бо­ру­до­ва­ние, – объ­яс­нил я ему сер­ди­то. – Очень до­ро­гое, кста­ти... И черт ме­ня за язык дер­нул

Та­кой под­лян­ки, как они мне устро­и­ли, я все же не ожи­дал... Черт ме­ня дер­нул пе­ре­ска­зать бе­се­ду ше­фа и его го­стя!

– пе­ре­ска­зал раз­го­вор ше­фа и его го­стя. Ми­ха­лыч ува­жи­тель­но при­свист­нул и стал сно­ва гру­зить ко­роб­ки. Оста­ток дня про­шел без экс­цес­сов, и ве­че­ром я с чи­стой со­ве­стью уехал до­мой. По до­ро­ге за­ско­чил в ма­га­зин и ку­пил про­дук­ты. По­том бы­ли хо­ро­ший ве­чер, спо­кой­ная ночь и ра­дост­ное сол­неч­ное ут­ро. Я немно­го опоз­дал (на­ка­нуне от­про­сил­ся у ди­рек­то­ра, что­бы от­вез­ти Лю­ба­шу на УЗИ). Ко­гда при­е­хал на склад, солн­це све­ти­ло все так же яр­ко, а вот ра­дость уле­ту­чи­лась. Сра­зу же про­па­ла ку­да-то, как толь­ко уви­дел сбив­ших­ся в ку­чу и воз­буж­ден­но гал­дя­щих му­жи­ков, рас­те­рян­но­го ше­фа, его вче­раш­не­го го­стя, блед­но­го как мел, и... по­ли­цей­ский уа­зик во внут­рен­нем склад­ском дво­ре. По­ли­ция про­сто так не при­ез­жа­ет, да и у ше­фа нет при­выч­ки яв­лять­ся на ра­бо­ту рань­ше де­ся­ти. Зна­чит, что-то слу­чи­лось.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.