Спе­сив­це­вы: се­мей­ка по­тро­ши­те­лей

Истя­зая без­за­щит­ных жен­щин и де­тей, ма­ньяк за­став­лял их про­сить о по­ща­де: это вы­зы­ва­ло у него бла­жен­ное чув­ство соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти и все­силь­но­сти...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Се­ре­ди­на се­ми­де­ся­тых, Но­во­куз­нецк... В Квар­ти­ру №357 де­вя­ти­этаж­ки на Пи­о­нер­ском про­спек­те въез­жа­ют но­во­се­лы Спе­сив­це­вы (ро­ди­те­ли и двое де­тей). Са­мая обыч­ная се­мья, вот толь­ко гла­ва пьет, но этим фак­том ни­ко­го из жиль­цов не уди­вишь.

Люд­ми­ла Спе­сив­це­ва вско­ре му­жа-ал­ко­го­ли­ка вы­гна­ла и ста­ла вос­пи­ты­вать доч­ку и сы­на од­на

На­дей она за­ни­ма­лась по­столь­ку-посколь­ку – де­воч­ка уже боль­шая, к то­му же здо­ро­вая. А вот Са­ша... Ма­ло то­го что ро­дил­ся недо­но­шен­ным и вра­чи чу­дом его спас­ли, так еще бо­ле­ет по­сто­ян­но, та­кой ху­день­кий, сла­бень­кий, тем­но­ты бо­ит­ся... И од­но­класс­ни­ки ре­бен­ка драз­нят, оби­жа­ют, дру­жить с ним не хо­тят... Ну и лад­но, у Са­шень­ки, сла­ва бо­гу, ма­ма есть: и за­щи­тит, и при­го­лу­бит, и в иг­ры по­иг­ра­ет, и к се­бе в по­стель пу­стит... Люд­ми­ла Яко­влев­на ра­бо­та­ла в су­де по­мощ­ни­ком ад­во­ка­та и ча­сто при­но­си­ла до­мой фо­то­гра­фии пре­ступ­ни­ков и их жертв. Со­зер­ца­ние сним­ков, на ко­то­рых бы­ли изоб­ра­же­ны изуро­до­ван­ные тру­пы, до­став­ля­ло ма­лень­ко­му Са­ше бо­лез­нен­ное на- сла­жде­ние. Мать не пре­пят­ство­ва­ла ему в этом: чем бы ди­тя ни те­ши­лось, лишь бы чув­ство­ва­ло се­бя счаст­ли­вым! Сын под­рас­тал, но Люд­ми­ла про­дол­жа­ла ему во всем по­та­кать (что­бы убе­речь нена­гляд­ное ча­до от ноч­ных стра­хов поз­во­ля­ла до 12 лет спать в сво­ей кро­ва­ти). Де­вуш­ки не ба­ло­ва­ли вни­ма­ни­ем хи­ло­го бо­лез­нен­но­го пар­ня. Пер­вые се­рьез­ные от­но­ше­ния Спе­сив­це­вум­лад­ше­му уда­лось за­вя­зать толь­ко в воз­расте 21 го­да. Ев­ге­ния Гу­сель­ни­ко­ва спер­ва от­ве­ти­ла на чув­ства Алек­сандра, но, по­сле то­го как тот од­на­жды ее из­бил, ре­ши­ла рас­стать­ся с агрес­сив­ным же­ни­хом. За что по­пла­ти­лась... жиз­нью.

Муж­чи­на за­пер неве­сту в сво­ей квар­ти­ре и в те­че­ние несколь­ких дней ис­тя­зал ее

На мо­мент смер­ти все те­ло де­вуш­ки бы­ло по­кры­то гной­ны­ми яз­ва­ми. Вскры­тие по­ка­за­ло, что Ев­ге­ния скон­ча­лась от сеп­си­са, но чем имен­но бы­ло вы­зва­но за­ра­же­ние кро­ви, экс­пер­ты уста­но­вить не смог­ли. Алек­сан­дру уда­лось из­бе­жать на­ка­за­ния: с ди­а­гно­зом «ши­зо­фре­ния» он был по­ме­щен в пси­хи­ат­ри­че­скую кли­ни­ку, где про­был на ле­че­нии три го­да. За­тем пси­хи­ат­ры, до­воль­ные по­ве­де­ни­ем ти­хо­го ин­тел­ли­гент­но­го боль­но­го, со­чли, что у то­го на­сту­пи­ла стой­кая ре­мис­сия, и вы­пи­са­ли из боль­ни­цы.

Док­то­ра не мог­ли пред­по­ло­жить, что вы­пус­ка­ют на сво­бо­ду кро­во­жад­но­го зве­ря, ко­то­рый уже зав­тра вый­дет на «охо­ту»

Ущерб­ную ду­шу Спе­сив­це­ва тер­за­ла оби­да на весь мир: на быв­ших од­но­класс­ни­ков за то, что не хо­те­ли с ним дру­жить, на вра­чей, ко­то­рые так дол­го про­дер­жа­ли в за­то­че­нии, но боль­ше все­го на Же­ню – как она по­сме­ла бро­сить его? Оби­да на Гу­сель­ни­ко­ву транс­фор­ми­ро­ва­лась в нена­висть ко всем жен­щи­нам (за ис­клю­че­ни­ем ма­те­ри и сест­ры) и острое же­ла­ние им мстить. Алек­сандр не стал тя­нуть с ис­пол­не­ни­ем же­ла­ний – по­чти сра­зу по­сле вы­пис­ки из кли­ни­ки по­зна­ко­мил­ся на вок­за­ле с дву­мя де­вуш­ка­ми (обе­их зва­ли Еле­на­ми), за­ма­нил их к се­бе до­мой и убил так же, как рань­ше свою неве­сту. Од­на­ко то­го удо­вле­тво­ре­ния, на ко­то­рое рас­счи­ты­вал, от этих убийств Спе­сив­цев не по­лу­чил. Де­ло в том, что неза­дол­го до это­го со­сед по боль­нич­ной па­ла­те по прось­бе Са­ши вшил ему под ко­жу по­ло­во­го чле­на дро­бин­ки (для уси­ле­ния ор­газ­ма), но неудач­но – на­ча­лось вос­па­ле­ние ге­ни­та­лий. По­это­му

вре­мен­но на­си­ло­вать жен­щин Спе­сив­цев не мог, а ис­тя­зать «ин­те­рес­нее» без­за­щит­ных де­тей – так мож­но по­лу­чить го­раз­до бо­лее яр­кие ощу­ще­ния. Ма­ньяк на­шел иг­ра­ю­щих на строй­ке маль­чи­шек, уго­стил их си­га­ре­та­ми и пред­ло­жил сов­мест­но об­во­ро­вать «бо­га­тую ха­ту» (о том, что это его квар­ти­ра, Алек­сандр, есте­ствен­но, рас­про­стра­нять­ся не стал). Без­над­зор­ные па­ца­ны с ра­до­стью ухва­ти­лись за пред­ло­же­ние доб­ро­го дя­ди под­за­ра­бо­тать. Спу­стя несколь­ко дней Люд­ми­ла Яко­влев­на за­гля­ну­ла в ком­на­ту сы­на и об­на­ру­жи­ла там... пять дет­ских тру­пов! Од­на­ко при ви­де страш­но­гй кар­ти­ны она не ста­ла ни па­дать в об­мо­рок, ни зво­нить в ми­ли­цию. Сле­пая без­огляд­ная лю­бовь к млад­шень­ко­му бы­ла глав­ным чув­ством в ее жиз­ни и ру­ко­во­ди­ла все­ми по­ступ­ка­ми женщины.

Люд­ми­ла не мог­ла до­пу­стить, что­бы ее Са­шу сно­ва от­пра­ви­ли на при­ну­ди­тель­ное лечение или во­об­ще по­са­ди­ли в тюрь­му

По­это­му она рас­чле­ни­ла тру­пы, вы­нес­ла остан­ки в вед­рах и уто­пи­ла их в реч­ке Абе. Так у Но­во­куз­нец­ко­го по­тро­ши­те­ля по­яви­лась своя лич­ная «убор­щи­ца». Впро­чем, из­вра­щен­ная лю­бовь к сы­ну за­ста­ви­ла ее не толь­ко по­мо­гать Алек­сан­дру из­бав­лять­ся от тел за­му­чен­ных пыт­ка­ми де­тей, но и лич­но при­ве­сти ему три новые «иг­руш­ки».

Тру­пы ути­ли­зи­ро­ва­лись не це­ли­ком: из «луч­ших кус­ков» муж­чи­на ва­рил су­пы – для се­бя и сво­их еще не умерщ­влен­ных плен­ни­ков

Неиз­вест­но, как дол­го про­дол­жа­лись бы кро­ва­вые вак­ха­на­лии ма­нья­ка, ес­ли бы не вме­шал­ся слу­чай. Ок­тябрь 1996 го­да вы­дал­ся хо­лод­ным, а в до­ме то­пи­ли пло­хо, из-за че­го за­бо­ле­ла ма­лень­кая со­сед­ка Спе­сив­це­вых. Ее ба­буш­ка вы­зва­ла из жэка сле­са­рей, что­бы про­ве­ри­ли ба­та­реи в подъ­ез­де. Од­на­ко в квар­ти­ру №357 тех не пустили – хо­зя­ин че­рез дверь со­об­щил, что он ду­шев­но­боль­ной, в квар­ти­ре за­перт и от­крыть не мо­жет. Сан­тех­ни­ки сбе­га­ли за участ­ко­вым, дверь взло­ма­ли и... То, что уви­де­ли в «нехо­ро­шей квар­ти­ре», по­верг­ло в шок силь­ных, чуж­дых сан­ти­мен­тов муж­чин. В ванне ле­жа­ло обез­глав­лен­ное те­ло де­вуш­ки-под­рост­ка без рук и ног (ее го­ло­ву об­на­ру­жи­ли в ба­ке для ки­пя­че­ния бе­лья). В од­ной из ком­нат на­шли по­лу­мерт­вую, обез­об­ра­жен­ную ис­тя­за­ни­я­ми де­воч­ку. Поз­же она скон­ча­лась в боль­ни­це, но пе­ред смер­тью успе­ла дать по­ка­за­ния сле­до­ва­те­лю. «Ко­гда Ан­дрей (так Спе­сив­цев пред­ста­вил­ся сво­им по­след­ним жерт­вам) убил Настю, но­чью он ве­лел нам раз­ре­зать труп на ча­сти, что­бы лег­че бы­ло пря­тать. Дал нам но­жов­ку по ме­тал­лу, ею мы и раз­ре­за­ли те­ло, от­де­ли­ли мя­со от ко­стей но­жом. Сам он это­го не де­лал, толь­ко ко­ман­до­вал. Мя­сом и ко­стя­ми кор­мил со­ба­ку. От­ре­зан­ные ча­сти мы с Же­ней но­си­ли в ван­ную, там скла­ды­ва­ли в ван­ну, ба­чок. И баб­ка, и жен­щи­на (мать и сест­ра ма­нья­ка) все это ви­де­ли, при­сут­ство­ва­ли в квар­ти­ре. Это точ­но. Все осталь­ные дни он бил нас с Же­ней. Сло­мал ру­ку Жене, раз­бил ей го­ло­ву, несколь­ко раз за­ши­вал ей го­ло­ву сам про­стой игол­кой с нит­кой...»

Се­мей­ка по­тро­ши­те­лей в пол­ном со­ста­ве бы­ла за­дер­жа­на

Во вре­мя обыс­ка квар­ти­ры Спе­сив­це­вых бы­ло най­де­но 82(!) ком­плек­та окро­вав­лен­ной одеж­ды, а так­же фо­то­гра­фии об­на­жен­ных де­тей, в том чис­ле и сним­ки двух ма­лы­шей, по ви­ду при­мер­но пя­ти и се­ми лет. На пер­вом же до­про­се Алек­сандр со­знал­ся в со­вер­шен­ных им пре­ступ­ле­ни­ях, а его мать – в со­уча­стии.

Ма­ньяк-на­дом­ник (так лю­до­еда окре­сти­ли жур­на­ли­сты) был при­знан невме­ня­е­мым

По ре­ше­нию су­да он был при­го­во­рен к при­ну­ди­тель­но­му ле­че­нию в пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ни­ке, а Люд­ми­ла Спе­сив­це­ва – к 13 го­дам за­клю­че­ния в ко­ло­нии об­ще­го ре­жи­ма. (ее дочь На­деж­да про­хо­ди­ла в де­ле как сви­де­тель­ни­ца и на­ка­за­ния не по­нес­ла). В 2008 го­ду мать си­бир­ско­го мон­стра вы­шла из мест ли­ше­ния сво­бо­ды и по­се­ли­лась вме­сте с доч­кой в неболь­шом по­сел­ке Ке­ме­ров­ской об­ла­сти. Обе женщины меч­та­ют вер­нуть­ся в свою Но­во­куз­нец­кую квар­ти­ру, где с мо­мен­та аре­ста «друж­ной се­мей­ки» оби­та­ет лишь стая го­лу­бей. Сам же Спе­сив­цев по сей день пре­бы­ва­ет в спец­пси­хуш­ке (в се­ле Дво­рян­ском под Вол­го­гра­дом). Он обо­жа­ет фан­та­сти­ку, ино­гда пи­шет сти­хи, ри­су­ет, за­ни­ма­ет­ся из­го­тов­ле­ни­ем раз­ных ми­лых по­де­лок... Лю­бит по­гла­жи­вать та­ту­и­ров­ку (бук­ву «Е») на ру­ке – па­мять о неве­сте Ев­ге­нии – сво­ей са­мой пер­вой жерт­ве. По­ме­шан на чи­сто­те и не те­ря­ет на­деж­ды, что за при­мер­ное по­ве­де­ние его от­пу­стят до­мой к ма­те­ри и сест­ре.

По­след­няя жерт­ва ма­нья­ка

Кро­ва­вые по­дель­ни­ки: мать и сын Спе­сив­це­вы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.