Ды­ма без ог­ня не бы­ва­ет?

Как, ока­зы­ва­ет­ся, за­про­сто мож­но ис­пор­тить че­ло­ве­ку жизнь! Ни­ко­гда бы не по­ду­ма­ла...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Ау, лю­ди, что за шум, а дра­ки нет? – спро­си­ла я сво­их со­труд­ниц, зай­дя в наш ма­га­зин. – А ты раз­ве не слы­ша­ла по­след­ние но­во­сти? – воз­буж­ден­но за­ча­сти­ла Ма­рин­ка, ед­ва я по­до­шла к при­лав­ку. – Ди­рек­тор ва­шей гим­на­зии, хва­став­ший­ся сво­ей чест­но­стью, – са­мый обыч­ный вор! – Да что ты го­во­ришь?! А что он украл? И у ко­го?! – не по­ве­ри­ла ей. – Да у всех! Ока­зы­ва­ет­ся, он с ро­ди­те­лей брал взят­ки за хо­ро­шие оцен­ки их де­тей. Пред­став­ля­ешь? – Нет! – я не ве­ри­ла, по­то­му что лич­но зна­ла его и да­же не пред­по­ла­га­ла, что он спо­со­бен на нечто по­доб­ное. Ди­рек­тор ка­зал­ся мне чест­ным и по­ря­доч­ным че­ло­ве­ком, всем серд­цем пре­дан­ным сво­е­му де­лу, де­тям и гим­на­зии. – Это правда, – ска­за­ла Ма­ри­на. – От­ку­да же ты все это зна­ешь? – Да ведь те­перь все зна­ют, – от­ве­ти­ла она. – Кто-то из гим­на­зии на­пи­сал на него ано­ним­ку в по­ли­цию. – А уже из­вест­но, кто имен­но? – спро­си­ла ее. – Нет, ко­неч­но, – про­шеп­та­ла Ма­рин­ка та­ин­ствен­но. – На то она и ано­ним­ка. Ее не под­пи­сы­ва­ют. – Так, мо­жет, это про­сто обыч­ная сплет­ня? – хмык­ну­ла я в от­вет. – Про­сто сплет­ня?! – воз­му­ти­лась по­дру­га. – Не­уже­ли ты ду­ма­ешь, что кто-то… – на­ча­ла она, но ей при­ш­лось за­мол­чать, по­то­му что в ма­га­зин во­шла по­ку­па­тель­ни­ца. Она при­дир­чи­во вы­би­ра­ла то­ва­ры, но вре­мя от вре­ме­ни украд­кой обо­ра­чи­ва­лась и вы­гля­ды­ва­ла на ули­цу. На­ко­нец за­ме­ти­ла мой во­про­си­тель­ный взгляд и объ­яс­ни­ла: – Я при­пар­ко­ва­ла ма­ши­ну в непо­ло­жен­ном ме­сте и те­перь бо­юсь, что вы­пи­шут штраф. А с фи­нан­са­ми на­пря­жен­ка, мне-то ни­кто взя­ток не да­ет, как ди­рек­то­ру на­шей гим­на­зии. При­хо­дит­ся эко­но­мить... – Не толь­ко вам, меж­ду про­чим, – вста­ви­ла Ма­ри­на свои пять ко­пе­ек. – Но за­то нам не стыд­но лю­дям в гла­за смот­реть. – И то правда, – вздох­нув, при­зна­ла жен­щи­на. – На­де­юсь, это­го него­дяя быст­ро сни­мут с долж­но­сти и как сле­ду­ет на­ка­жут за его вы­ход­ки! В этот мо­мент ме­ня охва­ти­ло непри­ят­ное чув­ство. Еще не бы­ло из­вест­но, кто, ко­гда и по­че­му вы­дви­нул об­ви­не­ния, а лю­ди уже

Мне бы­ло очень непри­ят­но, я хо­ро­шо зна­ла ди­рек­то­ра!

тре­бо­ва­ли ди­рек­то­ра на­ка­зать! Но я мол­ча­ла. А то, что ска­за­ла эта по­ку­па­тель­ни­ца, не шло ни в ка­кое срав­не­ние с услы­шан­ным за весь день. Ни­кто не жа­лел Ни­ко­лая. Ни один че­ло­век не усо­мнил­ся в его ви­нов­но­сти, несмотря на то что рань­ше мно­гие бук­валь­но дра­лись за то, что­бы устро­ить свое ча­до в гим­на­зию. В на­шем го­ро­де та­кое за­ве­де­ние бы­ло пер­вым – тща­тель­но по­до­бран учи­тель­ский со­став, раз­ра­бо­та­на уни­каль­ная ме­то­ди­ка обу­че­ния... Сю­да при­ни­ма­ли да­ле­ко не каж­до­го. Ре­бе­нок дол­жен об­ла­дать опре­де­лен­ны­ми та­лан­та­ми. «Гим­на­зия для ода­рен­ных

де­тей» – так на­пи­са­но на таб­лич­ке у цен­траль­но­го вхо­да. Моя Юля по­па­ла ту­да учить­ся бла­го­да­ря сво­им во­каль­ным дан­ным. И я очень при­зна­тель­на пе­да­го­гам, под­тя­нув­шим доч­ку в точ­ных на­у­ках. Юль­ка – сто­про­цент­ный гу­ма­ни­та­рий. Ес­ли в преды­ду­щей шко­ле де­воч­ку по­сто­ян­но гно­би­ли, ру­га­ли и сты­ди­ли за это, то в гим­на­зии, на­обо­рот, раз­ви­ва­ли ее та­лант пе­ви­цы и от­ча­сти про­ща­ли нехват­ку зна­ний по дру­гим пред­ме­там. И все бла­го­да­ря ди­рек­то­ру. Ведь имен­но он за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­ей, вы­би­вал ме­сто для за­ве­де­ния, все раз­ре­ше­ния, ли­цен­зии. По­это­му я бы­ла очень бла­го­дар­на ру­ко­во­ди­те­лю гим­на­зии, ведь, несмотря на труд­но­сти, де­лал свое де­ло, и де­лал его хо­ро­шо! А те­перь лю­ди, ко­то­рые зна­ют его да­ле­ко не пер­вый год, так же­сто­ко от­но­сят­ся к это­му за­ме­ча­тель­но­му че­ло­ве­ку... За­то все друж­но вос­хи­ща­лись сме­ло­стью то­го, кто вы­дви­нул об­ви­не­ния. Уже к де­ся­ти утра я зна­ла имя и фа­ми­лию это­го че­ло­ве­ка. Все зна­ли… Это был один из «кру­тых» на­ше­го го­ро­да, биз­нес­мен, зна­ме­ни­тый сво­ей наг­ло­стью и со­вер­шен­но пе­щер­ным хам­ством. Он хо­тел устро­ить в гим­на­зию сво­е­го сы­на. Од­на­ко па­рень да­же не осво­ил таб­ли­цу умно­же­ния, несмотря на свои две­на­дцать лет. По­это­му ему от­ка­за­ли. Па­па­ша взбе­ле­нил­ся, стал угро­жать, по­том пы­тал­ся под­ку­пить, но все на­прас­но. Ухо­дя, он ска­зал, что ди­рек­тор на­рвал­ся на круп­ные непри­ят­но­сти. Но я не ду­ма­ла, что этот че­ло­век зай­дет так да­ле­ко. – Вы что, за­бы­ли? Этот Б. угро­жал ди­рек­то­ру. Вс­пом­ни­те ту ис­то­рию. – Да это все ерун­да! Он дей­стви­тель­но по­го­рел на взят­ке. – С че­го вы взя­ли? – уди­ви­лась я. – У вас есть до­ка­за­тель­ства? – Зна­е­те, ды­ма без ог­ня не бы­ва­ет... В тот день в на­шем ма­га­зине про­шел так на­зы­ва­е­мый несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный «то­ва­ри­ще­ский суд». Об­ви­ня­е­мо­го за­оч­но при­зна­ли ви­нов­ным и при­го­во­ри­ли к веч­ным му­кам, не слу­шая ни­ка­ких до­во­дов. «Ка­ки­ми же­сто­ки­ми бы­ва­ют ино­гда лю­ди!» – со вздо­хом по­ду­ма­ла я, за­би­рая ве­че­ром до­чень­ку из шко­лы. Уже вы­хо­дя с ма­лыш­кой из зда­ния, встре­ти­ла Ири­ну, су­пру­гу ди­рек­то­ра гим­на­зии. Ее дочь хо­ди­ла в тот же класс, что и моя Юля. Мы, ко­неч­но, ино­гда мог­ли по­бол­тать, но ни­ко­гда не бы­ли осо­бо близ­ки­ми по­дру­га­ми. Я, как обыч­но, по­при­вет­ство­ва­ла с веж­ли­вой улыб­кой и, гля­дя на ее пла­чу­щую до­чур­ку, осто­рож­но спро­си­ла: – А что за бе­да при­клю­чи­лась с на­шей кра­са­ви­цей? Саш­ка, ты че­го? Ири­на про­бор­мо­та­ла: – Ре­бя­та к ней се­го­дня цеп­ля­лись. Как вы по­ни­ма­е­те, это все из-за скан­да­ла с мо­им му­жем. – Мне очень жаль! – от­ве­ти­ла я ис­кренне. – Де­ти бы­ва­ют так же­сто­ки. – Да. Но ведь им са­мим ни­ко­гда не при­дет в го­ло­ву мысль на­звать от­ца од­но­класс­ни­цы во­ром. Это на­вер­ня­ка под­ска­за­ли ро­ди­те­ли, – ска­за­ла она, пря­ча от до­че­ри сле­зы. – Не пред­став­ляю, как мы все это пе­ре­жи­вем… – Юля, – об­ра­ти­лась я к сво­ей доч­ке. – Иди­те с Са­шей по­ка­тай­тесь по­ка на ка­че­лях пе­ред шко­лой. А мы с те­тей Ирой по­го­во­рим и сра­зу при­дем к вам. Де­ти ушли, а я ста­ла уте­шать Ири­ну, уве­ряя ее в том, что очень мно­гие лю­ди ве­рят в чест­ность ее му­жа и вско­ре все на­ла­дит­ся. Жен­щи­на ки­ва­ла го­ло­вой в такт мо­им сло­вам, вы­ти­рая сле­зы пла­точ­ком. А по­том рас­ска­за­ла мне об ано­ним­ных звон­ках с оскорб­ле­ни­я­ми, ко­то­рые ей те­перь при­хо­ди­лось вы­слу­ши­вать, и о ком­мен­та­ри­ях про­хо­жих. – А ведь он аб­со­лют­но ни в чем не ви­но­ват! – го­во­ри­ла Ира с от­ча­я­ни­ем в го­ло­се. – Ко­ля в жиз­ни чу­жой ко­пей­ки не взял. Тем бо­лее – взя­ток. Он кри­сталь­но чест­ный, ма­ни­а­каль­но по­ря­доч­ный че­ло­век! Так его вос­пи­та­ли, у них в се­мье был на­сто­я­щий ко­декс че­сти! Сей­час его от­стра­ни­ли от ра­бо­ты до вы­яс­не­ния всех об­сто­я­тельств. Но раз­ве ми­ли­ции до это­го? У них вон убийств нерас­кры­тых ва­гон и ма­лень­кая те­леж­ка. По­ка все про­яс­нит­ся, ре­пу­та­ции му­жа ко­нец. Как мы бу­дем жить даль­ше? – Лич­но я ве­рю ва­ше­му су­пру­гу. Ведь он столь­ко сде­лал для нас! – И что из то­го? Ко­ля мно­го лет ра­бо­та­ет на бла­го гим­на­зии. Ча­сто про се­мью за­бы­ва­ет. Ну ска­жи­те: за что ему все это? Нам всем – за что?! – спра­ши­ва­ла Ира в от­ча­я­нии. Я про­сто не зна­ла, как от­ве­тить на ее во­прос. Мог­ла пред­ло­жить на дан­ный мо­мент толь­ко од­но – со­ста­вить ком­па­нию. По­том я каж­дый день в шко­ле раз­го­ва­ри­ва­ла с Ири­ной. Спра­ши­ва­ла, как она се­бя чув­ству­ет, есть ли хоть ка­кой-ни­будь про­гресс в де­ле му­жа. Но боль­ше ме­ся­ца слы­ша­ла от нее толь­ко пе­чаль­ное «нет,

Он взбе­ле­нил­ся, по­пы­тал­ся угро­жать, по­том под­ку­пить... Не­счаст­ная пла­ка­ла, по­то­му что от них все от­вер­ну­лись...

все по-преж­не­му». И вот на­ко­нец она ра­дост­но со­об­щи­ла мне о том, что суд при­знал об­ви­не­ние недей­стви­тель­ным! – Так это про­сто чу­дес­но! – об­ра­до­ва­лась я. – Да… – вздох­ну­ла она с за­мет­ным об­лег­че­ни­ем. – Ко­неч­но же, Б. не смог предо­ста­вить ни­ка­ких до­ка­за­тельств, под­твер­жда­ю­щих его сло­ва, за­то му­жу бы­ло лег­ко убе­дить су­дей в том, что Б. пы­тал­ся дать взят­ку за за­чис­ле­ние его сы­на в гим­на­зию. А весь этот гром­кий скан­дал – про­сто по­пыт­ка ото­мстить. А че­рез два дня я слу­ша­ла с Ма­рин­кой на­ше мест­ное ра­дио. Имен­но в это вре­мя транс­ли­ро­ва­ли ин­тер­вью с ди­рек­то­ром гим­на­зии. Он рас­ска­зы­вал слу­ша­те­лям о сво­ем мно­го­лет­нем опы­те ра­бо­ты с детьми. – То­же мне еще, на­шли у ко­го ин­тер­вью брать. Взя­точ­ник! – недо­воль­но фырк­ну­ла Ма­ри­на. – Не по­ни­маю, по­че­му его опять вос­ста­но­ви­ли в долж­но­сти. И ку­да толь­ко на­ша за­ме­ча­тель­ная по­ли­ция смот­рит?! Что во­об­ще тво­рит­ся в этом го­ро­де? Про­сто кош­мар ка­кой-то! – Слу­шай, ну что ты та­кое го­во­ришь?! – ужас­ну­лась я ее бред­ням. – Он ведь не ви­но­ват ни в чем! Суд снял с него все об­ви­не­ния. Я бы на ме­сте ди­рек­то­ра по­да­ла на Б. встреч­ный иск. За кле­ве­ту. Как он ему нер­вы и ре­пу­та­цию под­пор­тил! Ты что, не зна­ла об этом? – А-а-а… – про­тя­ну­ла Ма­рин­ка. – Не зна­ла… Ду­ма­ла, де­ло еще идет… – Стран­но, мне ка­за­лось, все уже зна­ют, что это­го че­ло­ве­ка оправ­да­ли. По­том я по­ня­ла, что не од­на Ма­ри­на не зна­ет о том, что ди­рек­тор неви­но­вен. Лю­ди по-преж­не­му рас­ска­зы­ва­ли о нем са­мые ди­кие и неве­ро­ят­ные ис­то- рии. То, что суд снял все об­ви­не­ния, аб­со­лют­но не ме­ша­ло на­ро­ду про­дол­жать го­во­рить га­до­сти о хо­ро­шем че­ло­ве­ке. Я встре­ти­лась с Ири­ной. – Ира, мне ка­жет­ся, вы долж­ны по­тре­бо­вать опуб­ли­ко­вать опро­вер­же­ние. – Да кто ж его на­пе­ча­та­ет?! – Те, кто по­ли­вал гря­зью ва­ше­го му­жа. А то лю­ди так и не зна­ют, что Ни­ко­лая оправ­да­ли. Они про­дол­жа­ют счи­тать его вы­мо­га­те­лем и взя­точ­ни­ком. Ку­да это го­дит­ся?! – Да, вы, по­жа­луй, пра­вы. Я так и сде­лаю. И правда, жен­щи­на ре­ши­ла во что бы то ни ста­ло вер­нуть су­пру­гу чест­ное имя. Она по­шла в ре­дак- цию га­зе­ты, на­пи­сав­шей об­ви­ни­тель­ную ста­тью, и предъ­яви­ла им все до­ку­мен­ты из су­да. Но там от­ка­за­лись пи­сать опро­вер­же­ние. Ну, это по­нят­но: ко­му хо­чет­ся при­зна­вать­ся в сво­их ошиб­ках. Тем бо­лее – та­ких се­рьез­ных. Я по­со­ве­то­ва­ла Ирине при­гро­зить жур­на­ли­стам су­дом за кле­ве­ту. Она по­слу­ша­лась мо­е­го со­ве­та, и де­ло тут же сдви­ну­лось с мерт­вой точ­ки. Но лю­ди и даль­ше про­дол­жа­ли счи­тать Ни­ко­лая взя­точ­ни­ком. За­би­ра­ли де­тей из гим­на­зии, не здо­ро­ва­лись с ди­рек­то­ром на ули­це, от­во­ра­чи­ва­лись от его же­ны и до­че­ри. Я пы­та­лась это как-то из­ме­нить, но что мо­гу од­на про­тив це­ло­го го­ро­да? Се­мье при­ш­лось уехать. Оби­де­ли хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка. Ви­ди­мо, опро­вер­же­ние бы­ло на­пи­са­но очень ма­лень­ки­ми бу­ков­ка­ми...

Ни­кто не знал, что че­ло­ве­ка оправ­да­ли, как же так-то?!

Дев­чон­ки в ма­га­зине сплет­ни­ча­ли...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.