Как я был взлом­щи­ком

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Все­гда был рас­се­ян­ным, да­же в дет­стве. Я веч­но пу­тал рас­пи­са­ние уро­ков, а од­на­ж­ды и не за­ме­тил, что про­вел урок в чу­жом клас­се. За­брел на пе­ре­мене в ка­би­нет ма­те­ма­ти­ки, сел за пар­ту и стал чи­тать кни­гу. По­том про­зве­нел зво­нок, за­хо­дит ма­те­ма­тич­ка и го­во­рит: «Ре­бят­ки, от­крой­те тет­ра­ди, сей­час бу­дем пи­сать са­мо­сто­я­тель- ную ра­бо­ту». Толь­ко в са­мом кон­це уро­ка вы­яс­ни­лось, что в то вре­мя, ко­гда я кор­пел над урав­не­ни­я­ми с 8-В, мой род­ной 9-А бе­гал сто­мет­ров­ку на ста­ди­оне. Ко­гда я стал сту­ден­том, рас­се­ян­ность лишь усу­гу­би­лась. Учил­ся я хо­ро­шо, по­это­му пре­по­да­ва­те­ли за­кры­ва­ли гла­за на то, что при­хо­дил на эк­за­ме­ны в неуроч­ное вре­мя и пы­тал­ся сдать за­чет по со­про­ма­ту про­фес­со­ру, ко­то­рый чи­тал выс­шую ма­те­ма­ти­ку. А вот с лич­ной жиз­нью все об­сто­я­ло зна­чи­тель­но ху­же. Де­вуш­ки обыч­но бро­са­ли ме­ня по­сле пер­во­го же сви­да­ния. Как пра­ви­ло, несо­сто­яв­ше­го­ся: я ли­бо опаз­ды­вал, пе­ре­пу­тав вре­мя встре­чи, ли­бо про­ха­жи­вал­ся с бу­ке­ти­ком со­всем не под те­ми ча­са­ми. Сам удив­ля­юсь, что ка­ким-то об­ра­зом мне все же уда­лось же­нить­ся. Су­пру­га мне по­па­лась за­ме­ча­тель­ная. К мо­ей па­то­ло­ги­че­ской рас­се­ян­но­сти Але­на от­но­сит­ся с же­лез­ным спо­кой­стви­ем. Ко­гда я в вос­кре­се­нье вска­ки­ваю в шесть утра и сло­мя го­ло­ву мчусь в ван­ную брить­ся, она хлад­но­кров­но на­по­ми­на­ет, что я мо­гу не бо­ять­ся опоз­дать на лек­ции по при­чине их от­сут­ствия в этот день, и со­ве­ту­ет вер­нуть­ся в по­стель. Ален­ку со­вер­шен­но не бе­сит, ко­гда я на­де­ваю непар­ные нос­ки или пы­та­юсь за­вя­зать гал­стук по­верх сви­те­ра. Лю­би­мая со­хра­ня­ет невоз­му­ти­мость, ко­гда я вы­дав­ли­ваю гор­чи­цу на ку­сок яб­лоч­но­го пи­ро­га или кла­ду са­хар в чаш­ку с бу­льо­ном. За пять лет бра­ка толь­ко раз Але­на утра­ти­ла при­су­щее ей хлад­но­кро­вие. «Был бы ты ака­де­ми­ком или хо­тя бы про­фес­со­ром, но для до­цен­та по­доб­ная рас­се­ян­ность — непо-

Всю жизнь я был очень и очень рас­се­ян. Яб­лоч­ный пи­рог по­ли­вал гор­чи­цей, а в бу­льон на­сы­пал са­хар

зво­ли­тель­ная рос­кошь...» — сер­ди­то ска­за­ла она то­гда, а по­том… обо­зва­ла ме­ня бал­бе­сом. Это слу­чи­лось год на­зад, ко­гда жене при­шлось выз­во­лять ме­ня из… Впро­чем, все по по­ряд­ку. На­ча­лось с то­го, что Але­на па­ни­че­ски ис­пу­га­лась кры­сы, про­бе­жав­шей в подъ­ез­де пря­мо у са­мых ее ног. — Все, — ска­за­ла она ре­ши­тель­но, — боль­ше не мо­гу жить в этом кло­пов­ни­ке. Тру­бы все вре­мя ло­па­ют­ся, та­ра­ка­нов вы­ве­сти не мо­гу. Еще и кры­сы рас­пло­ди­лись. Хо­чу жить в но­вом до­ме! Сло­во «пе­ре­езд» ме­ня на­пу­га­ло не мень­ше, чем Але­ну кры­са, но су­пру­га ме­ня успо­ко­и­ла: «Те­бе не при­дет­ся ни­че­го де­лать. Са­ма всем зай­мусь. Так на­деж­нее». Уже че­рез па­ру ме­ся­цев мы пе­ре­бра­лись в но­вострой­ку в од­ном из спаль­ных рай­о­нов. Дом был длин­ный, как Ки­тай­ская сте­на. Ря­дом был пу­стырь, за­то са­ма квар­ти­ра Алене нра­ви­лась. — Чув­ству­ешь, — вос­кли­ца­ла лю­би­мая вос­тор­жен­но, — еще крас­кой пах­нет. Уж здесь­то точ­но не бу­дет ни крыс, ни та­ра­ка­нов. И в подъ­ез­де чи­сто­та, и дверь с ко­до­вым зам­ком, и два лиф­та! Су­пер! Ис­то­рия, о ко­то­рой я хо­чу рас­ска­зать, слу­чи­лась че­рез два ме­ся­ца по­сле на­ше­го пе­ре­ез­да в но­вый дом. В тот день у нас бы­ло за­се­да­ние. Зав­ка­фед­рой вдруг сце­пил­ся со сво­им за­мом, а из-за че­го сыр-бор — ни­кто не по­нял. По до­ро­ге до­мой я ду­мал об этом. Отвлек­ся, лишь ко­гда об­на­ру­жил, что ключ не вхо­дит в за­моч­ную сква­жи­ну. «Не тот», — по­ду­мал я и по­про­бо­вал от­крыть вто­рым клю­чом. Он лег­ко про­скольз­нул в гнез­до, но на­от­рез от­ка­зал­ся про­во­ра­чи­вать­ся в нуж­ном на­прав­ле­нии. И в про­ти­во­по­лож­ном. И по­ки­дать ме­сто — то­же не за­хо­тел. По­ка я во­зил­ся с зам­ком, за спи­ной неожи­дан­но хлоп­ну­ла дверь. Я обер­нул­ся и… по­лу­чил ку­ла­ком в ску­лу. Не успел не то что дать сда­чи, а да­же со­об­ра­зить, что про­ис­хо­дит. По­слы­шал­ся во­ин­ствен­ный клич: «Па­па, дер­жи га­да!» — и му­жик стал вы­кру­чи­вать мне ру­ки, а под­ско­чив­ший па­рень за­ехал пря­мо в глаз. Оч­ки сле­те­ли, и я пре­вра­тил­ся в сле­по­го кро­та. — Что вам нуж­но? — крик­нул. — Хо­ти­те гра­бить — грабь­те, а бить за­чем? — Он еще из­де­ва­ет­ся! — воз­му­тил­ся па­рень и с раз­ма­ху са­да­нул ме­ня но­гой по ло­дыж­ке. Я взвыл. — Все, хва­тит, — уре­зо­нил его вто­рой. — Та­щи ве­рев­ку. По­ка эти ненор­маль­ные свя­зы­ва­ли мне ру­ки, дверь квар­ти­ры рас­пах­ну­лась, и от­ту­да вы­ско­чи­ла незна­ком­ка в ха­ла­те и тап­ках. — Мер­за­вец! — за­во­пи­ла она. — Я вот те­бе сей­час по­ка­жу, как вла­мы­вать­ся в до­ма оди­но­ких, без­за­щит­ных жен­щин! — Кто вы? И что де­ла­е­те в мо­ей квар­ти­ре?! — я ни­че­го не по­ни­мал. — В тво­ей?! А еще оч­ки на­пя­лил! — без­за­щит­ная жен­щи­на под­ня­ла но­гу и со всей си­лы топ­ну­ла по по­лу. Под ее сто­пой что-то хруст­ну­ло, и я мыс­лен­но по­про­щал­ся со сво­и­ми до­ро­гу­щи­ми оч­ка­ми. — Ко­стюм на­дел, по­ря­доч­ным при­ки­ды­ва­ет­ся! — неистов­ство­ва­ла тет­ка. — Ты у ме­ня сей­час по­лу­чишь! Ото­бью охо­ту по квар­ти­рам чест­ных лю­дей ла­зить! — Но поз­воль­те… — про­бор­мо­тал я. — Про­ку­рор те­бе поз­во­лит! — мрач­но вста­вил один из му­жи­ков. Дру­гой об­ра­тил­ся к тет­ке: — Ан­на Ива­нов­на, вы ми­ли­цию вы­зва­ли? — А то… — ра­дост­но за­ки­ва­ла та. — Как этот упырь стал мою дверь взла­мы­вать, сра­зу и по­зво­ни­ла. И им, и вам. Спа­си­бо, со­се­душ­ки до­ро­гие, спас­ли вы ме­ня. «Со­се­душ­ки? — мыс­лен­но уди­вил­ся я. — Глу­пость ка­кая-то. Мы, ко­неч­но, недав­но жи­вем в этом до­ме, но с со­се­дя­ми я по­зна­ко­мить­ся успел. Да­же при мо­ей рас­се­ян­но­сти точ­но пом­ню: этих вы­ши­бал сре­ди них не бы­ло. На­вер­ное, это од­на шай­ка-лей­ка, ко­то­рая под­сте­ре­га­ет в подъ­ез­дах при­лич­но оде­тых лю­дей, а по­том… То­гда раз­го­во­ры о ми­ли­ции — блеф. Ин­те­рес­но все-та­ки, как эта тет­ка про­бра­лась в на­шу квар­ти­ру». На лест­ни­це за­гро­хо­та­ли ша­ги, и на пло­щад­ку под­ня­лись трое в по­ли­цей­ской фор­ме. — Вот, за­дер­жа­ли гра­би­те­ля, — по­хва­стал­ся па­рень и кив­нул на ме­ня. — Ва­ши до­ку­мен­ты, — гроз­но по­тре­бо­вал один из мен­тов. — Мои? — хором спро­си­ли все. — Сна­ча­ла ва­ши! — он бес­це­ре­мон­но ткнул паль­цем в ме­ня. — У ме­ня нет… — рас­те­рял­ся я. — Точ­нее, есть, толь­ко до­ма. — А где ваш дом? — спро­сил вто­рой. — Вот, — кив­нул я в сто­ро­ну две­ри. — Он наг­ло врет! — за­виз­жа­ла тет­ка. — Это моя квар­ти­ра! — Гос­по­ди, не­уже­ли я ошиб­ся? — про­шеп­тал я. — Это ка­кой этаж? — Тре­тий! — Но я то­же на тре­тьем жи­ву! — Прой­дем­те, — вме­шал­ся тре­тий ми­ли­ци­о­нер, — в от­де­ле­нии раз­бе­рем­ся, кто где жи­вет и по ка­ко­му пра­ву вы пы­та­лись неза­кон­но про­ник­нуть в чу­жое жи­ли­ще. — Сви­де­те­ли нуж­ны? — спро­си­ла тет­ка. — Ес­ли по­на­до­би­тесь, вы­зо­вем. Из де­жур­но­го от­де­ле­ния мне раз­ре­ши­ли сде­лать один зво­нок. Але­на при­мча­лась че­рез два­дцать ми­нут. По­ка­за­ла ми­ли­ци­о­не­рам мой пас­порт, рас­ска­за­ла о мо­ей рас­се­ян­но­сти и объ­яс­ни­ла, что я про­сто не до­шел до на­ше­го, чет­вер­то­го, подъ­ез­да, а свер­нул в тре­тий. И так как шифр ко­до­вых зам­ков вез­де оди­на­ко­вый и две­ри то­же не от­ли­ча­ют­ся, то немуд­ре­но, что я пы­тал­ся по­пасть в чу­жую квар­ти­ру. — От­пу­сти­те его, по­жа­луй­ста, — по­про­си­ла Але­на. — Ни­ка­кой он не вор. Пра­во­охра­ни­те­ли по­сме­я­лись, а один из них да­же по­бла­го­да­рил за до­став­лен­ное удо­воль­ствие: «Я та­ко­го шоу да­же по те­ле­ви­зо­ру не ви­дел!» Вот то­гда-то, по пу­ти до­мой, же­на и ска­за­ла, что рас­се­ян я не по чи­ну, и обо­зва­ла бал­бе­сом. А ко­гда я утром вы­шел из до­ма в ком­нат­ных та­поч­ках, от­нес­лась к это­му с при­су­щим ей спо­кой­стви­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.