Без­дом­ный ангел

Ча­сто мы встре­ча­ем по одеж­ке... Но кто скры­ва­ет­ся под ли­чи­ной бро­дя­ги?

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Под Рож­де­ство мо­роз раз­гу­лял­ся не на шут­ку. Мы с лей­те­нан­том Ков­ро­вым де­жу­ри­ли до­позд­на: по чет­вер­гам до де­вя­ти вче­ра при­ем граж­дан. Хо­тя ко­му по­на­до­бит­ся пе­ред празд­ни­ком при­хо­дить? Уже го­то­ви­лись пе­ре­ку­сить, ведь си­деть еще два ча­са, да по­ка по­том до до­му до­бе­решь­ся, по­ме­реть с го­ло­ду мож­но. Из сво­е­го ка­би­не­та вы­гля­нул Се­ме­ныч, он же ка­пи­тан Глуш­ко. Му­жи­ку до пен­сии два ра­за пе­ре­ку­рить, а он все еще ка­пи­тан… – Ну че, хра­ни­те­ли по­коя, по кап­ле? За празд­ник ве­ли­кий? – под­миг­нул Се­ме­ныч. В эту ми­ну­ту скрип­ну­ла вход­ная дверь, и в по­ме­ще­ние про­ник­ла небри­тая и немы­тая зна­ко­мая мор­да. Чу­ет за­ра­за, где на­ли­ва­ют! – Му­жи­ки… это… аре­стуй­те ме­ня до вы­яс­не­ния… – Иди на­фиг, Са­мой­лов! Ка­кое вы­яс­не­ние? Я те­бя луч­ше ма­мы род­ной знаю, – бурк­нул я. – Так это… мо­роз. По­м­ру до утра. В ноч­леж­ке ска­за­ли, ме­стов нету. – Пусть си­дит, – мах­нул ру­кой Се­ме­ныч. – Чаю дать, несча­стье? – это он бро­дя­ге. Са­мой­лов – бомж. Наш, рай­он­ный. Ютит­ся за га­ра­жа­ми с трой­кой еще та­ких же вы­бро­шен­ных на обо­чи­ну жиз­ни. – То­ва­рищ ка­пи­тан, – взмо­лил­ся лей­те­нат, – на кой черт он тут ну­жен? Мы не бо­га­дель­ня, а ор­ган пра­во­по­ряд­ка. Ков­ров у нас но­ви­чок. Пра­виль­ный та­кой маль- чик, чи­стень­кий, па­пой­ма­мой об­лас­кан­ный… А вот со­чув­ствию не обу­чен­ный по­че­му-то. Се­ме­ныч от­ре­зал ло­моть хле­ба по­тол­ще, свер­ху при­со­во­ку­пил шмат са­ла коп­че­но­го, на­лил чаю (меж­ду про­чим,м, в свою чаш­ку) и да­же кап­нул в него ко­нья­ку. Все этоо ве­ли­ко­ле­пие от­нес бом­жу,у, скрю­чив­ше­му­ся в за­кут­кее за за­го­род­кой, ку­да мы са­жа­ли­жа­ли за­дер­жан­ных доо вы­яс­не­ния. – Ло­пай,ай, по­зор об­ще­ства.тва. И не хра­петьть мне тут! Ле­ха скри­вил­ся:кри­вил­ся: – Еще ча­ем его по­ить… Пьянь под­за­бор­ная. Се­ме­ныч на­хму­рил­ся. Сел за стол, раз­лил ко­ньяк в пла­сти­ко­вые ста­кан­чи­ки. Да, на­ру­ше­ние, кто ж спо­рит. Но за Рож­де­ство? – Рас­ска­жу я вам, ре­бя­та, од­ну ис­то­рию, – на­чал ка­пи­тан. – Был я то­гда та­кой, как ты, Алек­сей, толь­ко из-за пар­ты. Зе­ле­ный и глу­пый. Де­ло так же, как и се­год­ня, бы­ло под Рож­де­ство. Си­де­ли мы с му­жи­ка­ми, ужи­на­ли, ко­ро­та­ли ча­сы до кон­ца де­жур­ства. Всем хо­те­лось до­мой, к же­нуш­кам и де­вуш­кам, на пи­ро­ги да на­ли­воч­ку. А за ок­ном – ме­тель, мо­роз. Буд­то не свя­той ве­чер, а ша­баш де­мо­нов. И тут стук в ок­но. И го­лос, хрип­лый, про­пи­тый: – Му­жи­ки, пу­сти­те по­греть­ся. Стар­шим по зва­нию то­гда был ка­пи­тан Ели­за­ров. Он го­во­рит: – За­хо­ди, дверь не за­пер­та, че­го про­сишь­ся. И за­хо­дит в уча­сток бомж – страш­ный, гряз­ный, во­ню­чий… И без курт­ки! В мо­роз ми­нус два­дцать! Мы обал­де­ли. Кла­дет на ска­мью те­ло­грей­ку, ко­ко­ном смо­тан­ную. – Вот. За­бе­ри­те. Я на по­мой­ке на­шел. Из сверт­ка вдруг яв­но слы­шим плач. Раз­вер­ну­ли, а там ре­бе­нок. Мла­де­нец! И та­кой чи­стень­кий, в ко­стюм­чи­ке. Ну, Ели­за­ров гроз­но и спра­ши­ва­ет бом­жа: мол, где ди­тя украл? А тот ему: – Я на­шел. На му­сор­ни­ке, на уг­лу Берх­тер­ской и Ки­баль­чи­ча. Ду­мал, чем там по­жи­вить­ся, жрать охота. И услы­шал плач. Спа­сай­те па­ца­на. – Врешь ты все! – гарк­нул Ели­за­ров. – Ре­бе­нок одет, как ты мо­жешь знать, что па­цан? Тот пле­ча­ми по­жал. Ка­пи­тан по­са­дил ме­ня про­то­кол со­став­лять. А му­жик го­во­рит: – До­ку­мен­тов у ме­ня нет. Толь­ко справ­ка от ва­ших кол­лег, – и су­ет мне бу­маж­ку. Ни фото на ней, да и пе­чать сла­бая, раз­мы­тая. Ци­дул­ка, а не до­ку­мент. Ти­па удо­сто­ве­ря­ет, что Гав­ри­ла Кряч­ко – ли­цо без опре­де­лен­но­го ме­ста жи­тель­ства и за­ня­тий. Да­та и за­ко­рю­ка.

Мы уже со­би­ра­лись ужи­нать, но бом­жа при­нес­ла нелег­кая!

Мы ре­бен­ка из те­ло­грей­ки рас­ку­та­ли, за­вер­ну­ли в оде­я­ло. У нас име­лось – на слу­чай ес­ли на ноч­ном де­жур­стве есть ми­нут­ка ке­мар­нуть. Му­жи­ку его курт­ку вер­ну­ли. Ели­за­ров ве­лел ему чаю дать, пи­ро­га ку­сок от­па­на­хал до­маш­не­го. Тот си­дит, ло­па­ет, рас­крас­нел­ся от удо­воль­ствия. Я зна­чит, му­ча­юсь с про­то­ко­лом. «Ско­рая» при­е­ха­ла. Те­тень­ка-вра­чи­ха – тол­стая, немо­ло­дая – за­о­ха­ла, за­ку­дах­та­ла. В об­щем, су­е­та. И в этой су­е­те мы не за­ме­ти­ли, что спа­си­тель ре­бен­ка ис­чез. Скрыл­ся. И справ­ку свою за­му­со­лен­ную унес. «Ско­рая» наш про­то­кол и ма­лы­ша взя­ла, уеха­ла. Се­ли мы чай пить. Нас в ту сме­ну пя­те­ро де­жу­ри­ло. Пе­ре­го­ва­ри­ва­ем­ся, ка­кие де­ла бы­ва­ют в жиз­ни. И толь­ко ка­пи­тан Ели­за­ров хму­рит­ся.

По­лу­ча­ет­ся, умер он за два дня до то­го святого ве­че­ра

А по­том и го­во­рит: – Нес­про­ста это му­жи­ки. Ис­пы­та­ние нам всем. На то, лю­ди мы или нелю­ди. По­лу­ча­ет­ся, мы ис­пы­та­ние вы­дер­жа­ли, раз на­кор­ми­ли бро­дя­гу, обо­гре­ли. Бом­жа как зва­ли? Гав­ри­ил… Ар­хан­гел то был. А ар­хан­ге­лу пас­порт без на­доб­но­сти. И мо­роз ему не стра­шен. Ко­неч­но, все ста­ли сме­ять­ся, под­шу­чи­вать над ка­пи­та­ном, но по-доб­ро­му… И так по­че­му-то ра­дост­но на ду­ше бы­ло, буд­то ка­кой­то по­да­рок по­лу­чи­ли. Се­ме­ныч по­мол­чал. Леш­ка за­сме­ял­ся, обер­нул­ся к «по­сто­яль­цу»: – Эй, Са­мой­лов! Ты, ча­сом, не ангел? Не, вряд ли. Во­нюч боль­но. – Ду­рак ты, лей­те­нант Ков­ров. Та­ки­ми ве­ща­ми не шу­тят, – сплю­нул в серд­цах Се­ме­ныч. – Есть у той ис­то­рии ко­нец, ко­то­рый я до сих пор раз­га­дать не мо­гу, хоть про­шел уже не один де­ся­ток лет. К ве­че­ру сле­ду­ю­ще­го дня по­па­ла мне в ру­ки свод­ка про­ис­ше­ствий за неде­лю. И в чис­ле про­че­го – на му­сор­ни­ке на уг­лу Бех­тер­ской и Ки­баль­чи­ча был най­ден труп муж­чи­ны без до­ку­мен­тов, толь­ко со справ­кой: Гав­ри­ла… ну той, что я ви­дел уже. А вот да­та смер­ти, ко­гда бомж за­мерз – чет­вер­тое ян­ва­ря. Чет­вер­тое… За два дня до Свят­ве­че­ра, ко­гда он при­нес нам мла­ден­ца… Та­кие вот де­ла, му­жи­ки...

Ма­лыш был чи­стень­кий, уют­но со­пел

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.