Автостопом в ад

Я ни­ко­гда не го­ло­сую на трас­се, но то­гда у ме­ня не бы­ло ино­го вы­хо­да...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс юмор содержание -

Ле­то бли­зи­лось к кон­цу, а я, сви­нья, за все ка­ни­ку­лы так и не вы­бра­лась по­го­стить к ба­буш­ке. Ко­гда до на­ча­ла за­ня­тий в уни­ве­ре оста­ва­лась все­го неде­ля, ре­ши­ла на­вер­стать упу­щен­ное. До­ро­га бы­ла даль­ней, с пе­ре­сад­ка­ми. По­езд, в ко­то­ром еха­ла, при­шел на стан­цию с опоз­да­ни­ем в со­рок ми­нут, и на ав­то­бус­ную стан­цию я нес­лась га­ло­пом, что­бы успеть на ше­сти­ча­со­вую марш­рут­ку. К мо­е­му удив­ле­нию, на оста­нов­ке ни­ко­го не бы­ло, за­то ви­се­ло но­вое рас­пи­са­ние — ока­зы­ва­ет­ся, часть рей­сов по это­му марш­ру­ту от­ме­ни­ли и сле­ду­ю­щий ав­то­бус бу­дет толь­ко в семь два­дцать. Это озна­ча­ло, что в де­рев­ню по­па­ду не рань­ше вось­ми, а ведь до ба­буш­ки­но­го до­ма еще три ки­ло­мет­ра пеш­ком. Од­на­ко то­пать че­рез по­сад­ку од­ной, да еще в кро­меш­ной тьме... Со­гла­си­тесь, в та­ком «пу­те­ше­ствии» при­ят­но­го ма­ло! Ко­неч­но, я зна­ла, что мо­ло­дым де­вуш­кам небез­опас­но поль­зо­вать­ся услу­га­ми част­ни­ков, но тем­но­ты бо­я­лась го­раз­до боль­ше, чем незна­ком­цев. По­это­му ре­ши­тель­но шаг­ну­ла к бор­дю­ру и под­ня­ла ру­ку. Ма­шин на трас­се бы­ло ма­ло, и все они про­но­си­лись ми­мо. Я го­ло­со­ва­ла боль­ше по­лу­ча­са, по­ка на­ко­нец воз­ле ме­ня не при­тор­мо­зил раз­дол­бан­ный пи­кап­чик. Су­ну­ла го­ло­ву в при­от­кры­тое окош­ко: – Доб­рый день, до Да-

Тем­но­ты я бо­я­лась го­раз­до силь­нее, чем незна­ком­цев

ни­лов­ки не под­бро­си­те? – спро­си­ла, «ска­ни­руя» взгля­дом во­ди­те­ля. Это был ху­до­ща­вый му­жи­чок лет со­ро­ка в за­са­лен­ной бейс­бол­ке и рас­тя­ну­той три­ко­таж­ной коф­те, на­де­той по­верх не слиш­ком чи­стой фут­бол­ки. «Ти­пич­ный се­люк. И одет со­от­вет­ствен­но...» — про­дол­жа­ла я изу­че­ние. Ба­буш­ка го­во­рит, что де­ре­вен­ские лю­ди — бес­хит­рост­ные и доб­рые, зна­чит, к это­му фер­ме­ру мож­но са­дить­ся без опас­ки. Од­на­ко, ес­ли чест­но, он мне не по­нра­вил­ся. И неухо­жен­ность тут бы­ла не при чем. Про­сто в мел­ких, ко­сти­стых чер­тах его ли­ца бы­ло что-то непри­ят­ное, де­ла­ю­щее его по­хо­жим на ка­ко­го-то хищ­но­го зверь­ка – то ли ку­ни­цу, то ли хорь­ка. И глаз прак­ти­че­ски не вид­но из-за низ­ко на­дви­ну­то­го на лоб ко­зырь­ка бейс­бол­ки... – До Да­ни­лов­ки? – пе­ре­спро­сил му­жи­чок с улыб­кой. – Ко­неч­но, под­бро­шу, мне как раз по пу­ти... Имен­но его улыб­ка – от­кры­тая и доб­ро­же­ла­тель­ная – раз­ве­я­ла мои со­мне­ния. Я усе­лась ря­дом с во­ди­лой, при­стро­ив до­рож­ную сум­ку в но­гах. В са­лоне ожи­да­е­мо во­ня­ло бен­зи­ном, пО­том и си­га­рет­ным ды­мом, но при­сут­ство­вал еще один за­пах – неожи­дан­ный и чуж­дый. Это был тон­кий аро­мат изыс­кан­ных и яв­но неде­ше­вых жен­ских ду­хов... – До­мой? – спро­сил во­ди­тель. – Нет, к ба­буш­ке в го­сти. – А са­ма от­ку­да бу­дешь? Я от­ве­ти­ла. – Го­род­ская, зна­чит... С мам­кой-пап­кой жи­вешь? – С ма­мой и сест­рой. – А пап­ка? Дру­гую се­мью за­вел? – От вод­ки сдох! Ту­да ему и до­ро­га! – вы­рва­лось у ме­ня. Сколь­ко раз я за­пре­ща­ла се­бе вспо­ми­нать об от­це, но не по­лу­ча­лось: слиш­ком глу­бо­кие и бо­лез­нен­ные ра­ны он оста­вил в мо­ей ду­ше. И ни­ко­гда о нем не го­во­ри­ла, эта те­ма бы­ла для ме­ня та­бу. А тут сра­бо­тал «эф­фект по­пут­чи­ка», ко­гда со­вер­шен­но незна­ко­мо­му че­ло­ве­ку вы­бал­ты­ва­ешь на­бо­лев­шее. Я рас­ска­за­ла «фер­ме­ру» о том, как отец по пья­ни из­би­вал ма­му и нас с сест­рой, как го­нял­ся за на­ми по квар­ти­ре с то­по­ром, как во­дил в дом мерз­ких со­бу­тыль­ни­ков, один из ко­то­рых од­на­ж­ды ме­ня чуть не из­на­си­ло­вал... – Твой ба­тя по срав­не­нию с мо­им ан­ге­лом был, – ска­зал во­ди­ла. – Мой та­кие шту­ки со мной вы­тво­рял, что... да неза­чем те­бе это знать, – он вдруг пе­ре­ду­мал рас­ска­зы­вать. Од­на­ко под­дер­нул ру­кав коф­ты и по­ка­зал страш­ный ру­бец на за­пястье. – Ви­да­ла? Это он ме­ня, вось­ми­лет­не­го, за непо­слу­ша­ние ви­ла­ми «учил». Чуть вы­ше жут­ко­го шра­ма я уви­де­ла неболь­шую та­ту­и­ров­ку в ви­де гла­за. Но рас­смот­реть ее как сле­ду­ет не уда­лось – му­жик то­роп­ли­во по­тя­нул край ру­ка­ва вниз. ...За ок­ном мельк­нул си­ний ука­за­тель: «Да­ни­лов­ка», по­ля сме­ни­лись сель­ски­ми до­ми­ка­ми, вы­гля­ды­ва­ю­щи­ми из-за за­бо­ров. – Оста­но­ви­те, по­жа­луй­ста, воз­ле ба­зар­чи­ка, – по­про­си­ла я, ро­ясь в су­моч­ке в по­ис­ках ко­шель­ка. – По­ка­зы­вай, где твоя баб­ка жи­вет, я те­бя пря­мо к ее до­му под­бро­шу, – пред­ло­жил хо­зя­ин ав­то. – Спа­си­бо, не нуж­но... Ба­буш­ка не в са­мом се­ле жи­вет, а на ху­то­ре Ко­ло­дез­ный. До него еще три ки­ло­мет­ра. – Тем бо­лее до­ве­зу, – про­дол­жал на­ста­и­вать во­ди­тель. – У те­бя небось сум­ка тя­же­лая. Да и тем­не­ет уже. Не­го­же та­кой кра­са­ви­це од­ной по те­ме­ни... – он улыб­нул­ся, и сно­ва его улыб­ка обез­ору­жи­ла ме­ня и пол­но­стью при­ту­пи­ла бди­тель­ность. – То­гда сра­зу за сель­со­ве­том по­вер­не­те на­пра­во, до­еде­те до кон­ца ули­цы, а там че­рез ле­сок, ни­ку­да не сво­ра­чи­вая... По­ка мы еха­ли по се­лу, во­ди­тель спра­ши­вал о ка­кой­то ерун­де, но, как въе­ха­ли в по­сад­ку, неожи­дан­но за­мол­чал. Его ды­ха­ние ста­ло шум­ным и пре­ры­ви­стым, на ру­ках, ле­жа­щих на ру­ле, взду­лись ве­ны, а на вис­ке вы­сту­пи­ли кап­ли по­та. Вид­но, лоб то­же вспо­тел, по­то­му что муж­чи­на вы­тер его ла­до­нью. Для это­го ему при­шлось под­нять ко­зы­рек бейс­бол­ки, и я, столк­нув­шись с его на­пря­жен­ным, бес­смыс­лен­ным, по­чти безум­ным взгля­дом, по­хо­ло­де­ла. Му­жик рез­ко уда­рил по тор­мо­зам и со сло­ва­ми: «Мне нуж­но... нена­дол­го...» вы­ско­чил из ма­ши­ны и скрыл­ся за ку­ста­ми. Вер­нул­ся ми­нут че­рез семь, как ни в чем не бы­ва­ло сел за руль и, на­сви­сты­вая что­то ве­се­лое, бла­го­по­луч­но до­вез ме­ня до ху­то­ра. – Птич­ка моя нена­гляд­ная! – об­ра­до­ва­лась мне ба­буш­ка. – А чем же ты от рай­цен­тра до­би­ра­лась? Я объ­яс­ни­ла, и ба­бу­ля по­блед­не­ла: – Ироч­ка, раз­ве мож­но в ма­ши­ну к чу­жа­ку са­дить­ся? У нас в рай­оне за по­след­ний год три де­вуш­ки бес­след­но про­па­ли! А чет­вер­тую из­на­си­ло­ва­ли и чуть не уби­ли – чу­дом вы­жи­ла! – А по­след­няя на­силь­ни­ка за­пом­ни­ла? – Да она по­сле трав­мы умом тро­ну­лась. За­го­ва­ри­вать­ся ста­ла... Уве­ря­ла, что у то­го нелю­дя толь­ко один глаз, да и тот на ру­ке! На сле­ду­ю­щий день я втайне от ба­буш­ки (что­бы ее не вол­но­вать) по­зво­ни­ла в по­ли­цию и рас­ска­за­ла о му­жи­ке из пи­ка­па, ко­то­рый, воз­мож­но, яв­ля­ет­ся се­рий­ным ма­нья­ком. Поз­же я пы­та­лась по­нять: по­че­му он по­жа­лел ме­ня, а не от­пра­вил на тот свет вслед за осталь­ны­ми сво­и­ми жерт­ва­ми? Мо­жет, из-за то­го, что оба по­бы­ва­ли в аду, в ко­то­рый от­цы­са­ди­сты пре­вра­ти­ли на­ше дет­ство?

От­кры­тая улыб­ка во­ди­те­ля усы­пи­ла мою бди­тель­ность Я до­га­ды­ва­юсь, по­че­му ма­ньяк ме­ня оста­вил в жи­вых...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.