Моя ма­лень­кая вой­на...................

Я остал­ся без ра­бо­ты, де­вуш­ка ме­ня про­ме­ня­ла на оли­гар­ха, курс дол­ла­ра рас­тет...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - АНОНС ЮМОР СОДЕРЖАНИЕ -

Ти­ма! Сы­ноч­ка! Вы­не­си му­сор… – крик­ну­ла ма­ма из кух­ни. Я с тос­кой по­тя­нул­ся на ди­ване. По­го­да гнус­ная, на­стро­е­ние мер­зо­па­кост­ное. В мо­ей жиз­ни пол­ная раз­ру­ха... Да­же по­мыс­лить о том, что на­до встать, на­деть тап­ки, от­крыть дверь… – Ти­мо­фей! – мать уже сто­ит на по­ро­ге ком­на­ты. Вз­гляд су­ров, в ру­ках вед­ро, на­зы­ва­ет ме­ня пол­ным име­нем. Со­про­тив­ле­ние бес­смыс­лен­но и опас­но для жиз­ни. При­дет­ся вы­пол­нять. Но я все же де­лаю сла­бую по­пыт­ку: – Ма… я за­нят… – Ин­те­рес­но, чем? Ко­вы- ря­ешь­ся в се­бе лю­би­мом или ищешь ви­нов­но­го во всех бе­дах ми­ро­во­го и лич­но­го ха­рак­те­ра? – А по-тво­е­му, у ме­ня все тип-топ? – огрыз­нул­ся, ша­ря под ди­ва­ном в по­ис­ках та­пок. – Остал­ся без ра­бо­ты, воз­люб­лен­ная бро­си­ла, и во­об­ще… Та­ри­фы вон за­шка­ли­ва­ют… – «Во­об­ще» – это, ко­неч­но, се­рьез­ная про­бле­ма. Без ра­бо­ты ты остал­ся, по­то­му как ше­фу на­до­е­ли твои про­гу­лы и опоз­да­ния. А на так на­зы­ва­е­мую воз­люб­лен­ную – тьфу, и за­быть. Она те­бя ни­ко­гда не лю­би­ла и про­ме­ня­ла на ме­шок с день­га­ми и кот­те­джем в че­ты­ре эта­жа. Так что, Ти­мо­фей Ан­то- ныч – вот те­бе важ­ное за­да­ние. И хва­тит ныть. Под­ни­май зад с ди­ва­на, ищи но­вую ра­бо­ту, и то­гда та­ри­фа­ми нас не ис­пу­гать. В ко­ри­до­ре бы­ло тем­но. Чер­ты­ха­ясь, я несколь­ко раз спо­ткнул­ся, на­ле­тел лбом на нечто твер­дое и уг­ло­ва­тое, по­ка до­брал­ся до му­со­ро­про­во­да. Ме­сто, ска­жу вам, ни ра­зу не фаб­ри­ка пар­фю­мов! Вонь от тру­бы жут­кая, во­круг раз­бро­са­ны очист­ки и бу­маж­ки. Я от­крыл за- слон­ку, сы­па­нул в нее из вед­ра. Про­мах­нул­ся, са­мо со­бой. Часть очист­ков от на­шей кар­тош­ки то­же укра­си­ла пло­щад­ку око­ло му­сор­ни­ка. Ну и черт с ним, двор­ни­чи­ха убе­рет! А то за­чем ей пла­тят? По­плел­ся об­рат­но. Не успел при­лечь и вновь по­гру­зить­ся в слад­кие мыс­ли: «Оли­гар­хи – сво… А ба­бы …», как явил­ся Ми­ха. – Ти­мон! Нель­зя ид­ти на по­во­ду и плыть по те­че­нию, – из­рек друг. – На­до за­нять ак­тив­ную по­зи­цию. Бо­роть­ся со злом. – На­до, – я по­удоб­нее под­тя­нул по­душ­ку. – С кем и как? У те­бя есть кон­крет­ный план борь­бы?

Я ле­жал на ди­ване и се­бя лю­би­мо­го уси­лен­но жа­лел...

Ми­ха усел­ся на пол – его лю­би­мая по­за. – Есть! Объ­явить вой­ну! Я вот ска­чал в Ин­тер­не­те ин­струк­цию, как бом­бу сде­лать. Взо­рвем Вер­хов­ную Ра­ду. Вид­но, все мыс­ли от­ра­зи­лись на мо­ем ли­це, по­то­му что Ми­ха внес кор­рек­ти­вы: – Лад­но, пусть по­ка сто­ит. Но мож­но тво­е­го оли­гар­ха под­жечь. В смыс­ле Тань­ки­но­го ха­ха­ля. Или кон­то­ру быв­шую. – Лет пят­на­дцать с кон­фис­ка­ци­ей, – ре­зю­ми­ро­вал я. – Или по­жиз­нен­ное. – Так то ес­ли пой­ма­ют, – не сда­вал­ся Ми­ха. – А мож­но еще под­ло­жить бом­бу под… – Ми­ха, у те­бя со­всем кры­ша по­еха­ла? Друг оби­дел­ся: – Я по­мочь хо­чу, а он… Ну и ле­жи тут ду­рак ду­ра­ком. То­гда сам бу­ду во­е­вать за спра­вед­ли­вость. Я им по­ка­жу, как гно­бить воль­ных ка­за­ков кур­сом дол­ла­ра! Ми­ха ушел. Я еще чу­ток по­ме­ди­ти­ро­вал на те­му «как все ме­ня оби­де­ли», но уже без бы­ло­го удо­воль­ствия. Пе­ре­брал­ся к ком­пью­те­ру: разо­слать, что ли, па­ру-трой­ку ре­зю­ме? Вид­но, звез­ды ко мне бла­го­во­ли­ли, по­то­му что че­рез день был при­гла­шен на со­бе­се­до­ва­ние. Я по­брил­ся, на­дел вы­гла­жен­ную ру­баш­ку вме­сто лю­би­мой фут­бол­ки, из ко­то­рой не вы­ле­зал уже неде­лю. Да­же гал­стук у ба­ти взял. Ко­ро­че, ден­ди и лорд в од­ном фла­коне. Оста­лось в нуж­ную ми­ну­ту на­деть ум­ное ли­цо. От­крыл дверь из пред­бан­ни­ка и за­мер: в ко­ри­до­ре го­рел свет. На­до же! Не­уже­ли ЖЭК рас­ко­ше­лил­ся на энер­го­сбе­ре­га­ю­щую лам­поч­ку? В за­ко­ул­ке с му­со­ро­про­во­дом что-то шур­ша­ло. Вдруг от­ту­да вы­шла дев­чон­ка с вед­ром и шваброй. Я обо­млел. Нет, ме­ня не шваб­ра по­тряс­ла, а де­вуш­ка! Все мисс ми­ра про­тив нее – ля­гуш­ки и ни фи­га не ца­рев­ны! – Э-э-э… – толь­ко и смог ска­зать. – И вам день доб­рый, – улыб­ну­лась де­вуш­ка. – Вы… но­вая двор­ни­чи­ха? – спро­сил я глу­по. – Нет, – удив­лен­но от­ве­ти­ла кра­сот­ка. – Я ком­на­ту у Ан­ны Сте­па­нов­ны сня­ла. А… это ты из-за шваб­ры? Про­сто пол по­мы­ла. Пы­ли столь­ко. И му­со­ра. – За­чем? – не по­нял я. – Что­бы чи­сто бы­ло. – Но ес­ли ты не двор­ни­чи­ха? – И что? Че­рез грязь пе­ре­сту­пать? Это же наш дом? Или мар­си­ан­ский? Я и таб­лич­ку по­ве­си­ла, что­бы лю­ди му­сор в меш­ках вы­бра­сы­ва­ли. По те­бе вот вид­но, что, ко­неч­но, же, не му­со­ришь. Но лю­ди ино­гда эко­но­мят на меш­ках. Хо­чу пред­ло­жить де­жу­рить по оче­ре­ди, уби- рать в ко­ри­дор­чи­ке. Как ду­ма­ешь, со­гла­сят­ся? Я по­чув­ство­вал, как уши на­чи­на­ют рас­ка­лять­ся. И тут в го­ло­ву за­кра­лось страш­ное по­до­зре­ние: – А лам­поч­ку вон ту… – Ага, я вкру­ти­ла. Чуть не грох­ну­лась с двух та­бу­ре­ток, – она хи­хик­ну­ла. – Ну да, это обя­зан­ность ЖЭКа, по­ни­маю. Но я так въе­ха­ла го­ло­вой в дверь в тем­но­те! Чуть нос на­бок не свер­ну­ла. Кста­ти, ме­ня Ли­на зо­вут. – Ти­мо­фей… Стран­ная ты. На­до си­сте­му ме­нять, пра­ви­тель­ство. За­ко­ны там вся­кие… На­ка­зы­вать… у ме­ня дру­жок во­об­ще со­брал­ся вой­ну злу объ­явить. А не по­лы мыть… – Вой­ну злу? Ти­па сверг­нуть Тем­но­го Вла­сте­ли­на? Это он пра­виль­но, это де­ло. Гло­баль­но. Че­го ме­ло­чить­ся? – она иро­нич­но при­щу­ри­лась. – Мы вот с ре­бя­та­ми из седь­мой и во­сем­на­дца­той квар­ти­ры ре­ши­ли па­ли­сад­ник об­но­вить пе­ред до­мом. При­де­те с дру­гом? В суб­бо­ту в две­на­дцать. Или ста­не­те ждать па­де­ния Зло­го Ко­ро­ля? Толь­ко ло­па­ты не за­будь­те, дже­даи! Она скры­лась в со­сед­нем кор­ди­ро­чи­ке, а я от­пра­вил­ся к Ми­хе в га­раж. То, что с бом­бой у дру­га не сло­жи­лось, бы­ло вид­но из­да­ле­ка нево­ору­жен­ным гла­зом: рас­кры­тая на­стежь дверь ви­се­ла бо­ком, из нее ва­лил дым. Дя­дя Се­ня сы­ноч­ку го­ло­ву ото­рвет, как пить дать. Ми­ха си­дел, при­сло­нив­шись к две­ри, пря­мо на зем­ле. Фи­зио­но­мия в са­же, под гла­зом на­ли­ва­ет­ся си­няк. – Зна­ешь, что я по­ду­мал, Ти­мон, – ска­зал он без пре­ди­сло­вий, – бом­ба – это несе­рьез­но. Не­эф­фек­тив­но. На­до со­би­рать на­род­ное ве­че. Объ­явить но­вые вы­бо­ры. – И сверг­нуть Зло­го Вла­сте­ли­на, – за­кон­чил я. – Иро­ни­зи­ру­ешь? Я хоть что-то де­лаю, а ты… Я сел ря­дом с ним: – Вой­на злу – это пра­виль­но. Мас­штаб­но. А по­ка да­вай па­ли­сад­ник пе­ред на­шим до­мом об­но­вим. В суб­бо­ту со­би­ра­ет­ся на­род. У нас но­вая со­сед­ка. Ли­на. Она ор­га­ни­зо­ва­ла. – Так то де­ло ЖЭКа… – Ко­неч­но. А мы сде­ла­ем. По­том в соц­се­тях об этом рас­ска­жем. И ФИО тех, кто дол­жен был сде­лать, но не сде­лал. Мо­жет, им немно­го стыд­но ста­нет. Я ехал на со­бе­се­до­ва­ние в пол­ной уве­рен­но­сти, что на ра­бо­ту ме­ня возь­мут. И удив­лял­ся: ка­кая за­ме­ча­тель­ная по­го­да и ми­лые лю­ди во­круг… Не­уже­ли все де­ло в дев­чон­ке со шваброй? Ко­то­рая не во­ю­ет со все­лен­ским злом гло­баль­но, а под­ме­та­ет в подъ­ез­де, что­бы бы­ло чи­сто. Что там ка­кой-то пи­са­тель го­во­рил о раз­ру­хе, ко­то­рая в го­ло­вах? От нее бом­ба вряд ли по­мо­жет.

Это но­вая со­сед­ка вкру­ти­ла лам­поч­ку в на­шем ко­ри­до­ре Ли­на пред­ло­жи­ла па­ли­сад­ник пе­ред до­мом об­но­вить

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.