Пусть Гос­подь бе­ре­жет вас!

На тот мо­мент я не зна­ла, ку­да се­бя де­вать от ску­ки, по­это­му об­ра­до­ва­лась го­стям...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Ловушки для простаков -

Вот уже пять дней я ле­жа­ла в по­сте­ли и при­ни­ма­ла все, что толь­ко уда­лось най­ти в до­маш­ней ап­теч­ке, а так­же в бли­жай­шей ап­те­ке, од­на­ко про­кля­тый грипп про­дол­жал тер­зать. Одо­ле­ва­ла смерт­ная ску­ка. Жур­на­лы, при­не­сен­ные со­сед­кой, бы­ли про­чи­та­ны, по те­ле­ви­зо­ру ни­че­го ин­те­рес­но­го не по­ка­зы­ва­ли, а по­то­му я про­сто ва­ля­лась, безо вся­ко­го ин­те­ре­са раз­гля­ды­вая по­то­лок, ко­гда вдруг услы­ша­ла ти­хий, но на­стой­чи­вый стук в дверь. Посмот­ре­ла в гла­зок. На лест­нич­ной клет­ке нере­ши­тель­но топ­та­лись две ба­буль­ки. Од­на вы­со­кая и ху­дая, со слег­ка встре­во­жен­ным ли­цом, дру­гая – ма­лень­кая и пол­но­ва­тая, уют­ная и улыб­чи­вая. Я сня­ла це­поч­ку и вы­гля­ну­ла: – Слу­шаю вас. – Здрав­ствуй­те! Мож­но по­бе­се­до­вать с ва­ми о Бо­ге? – об­ра­ти­лась ко мне тол­стуш­ка. «При­е­ха­ли, на­чи­на­ет­ся», – вздох­ну­ла про се­бя. От­кро­вен­но го­во­ря, тер­петь не мо­гу ве­сти раз­го­во­ры о том, во что аб­со­лют­но не ве­рю! – Нет, спа­си­бо!

Мне это не нуж­но. – Но по­че­му же? – по­да­ла го­лос вто­рая. – Мы во­все ни­ко­го не за­став­ля­ем, про­сто хо­тим, что­бы лю­ди при­слу­ша­лись к сло­ву Бо­жье­му. Вы мо­ло­ды, вам бу­дет по­лез­но... Я по­жа­ла пле­ча­ми, со­би­ра­ясь за­пе­реть дверь, тем не ме­нее что-то в этих двух овеч­ках Гос­под­них ме­ня тро­ну­ло. Долж­но быть, неве­ро­ят­ная кро­тость и та­кое ис­крен­нее бес­по­кой­ство о судь­бах ближ­них... – Да вы не бой­тесь, – ска­за­ла пух­лень­кая. У нее был при­ят­ный, ка­кой-то бар­ха­ти­стый го­лос. – Ни ка­пель­ки не бо­юсь! – я ши­ро­ко рас­пах­ну­ла дверь, при­гла­шая незна-

ко­мок вой­ти. Ста­руш­ки чин­но про­ше­ство­ва­ли в при­хо­жую и оста­но­ви­лись. Я посмот­ре­ла на них: два бо­жьих оду­ван­чи­ка. Оде­ты скром­нень­ко, да­же, по­жа­луй, бед­нень­ко, но на ли­цах улыб­ки, гла­за све­тят­ся... – Про­хо­ди­те в ком­на­ту. Толь­ко не знаю, име­ет ли это хоть ка­кой-то смысл. Я не слиш­ком на­бож­на, – мне да­же ста­ло как-то нелов­ко за се­бя (некста­ти вспом­ни­лись мои недав­ние «по­дви­ги» на кор­по­ра­ти­ве). Но ба­буль­ки при­ня­лись пыл­ко за­ве­рять ме­ня в том, что им важ­но вер­нуть лю­дей к хри­сти­ан­ским цен­но­стям. Они, мол, ни­ко­го не осуж­да­ют за убеж­де­ния или об­раз жиз­ни. – Да, – я по­ни­ма­ю­ще кив­ну­ла, и ху­до­ща­вая яв­но об­ра­до­ва­лась. – Са­мое глав­ное, что­бы нас вы­слу­ша­ли. По­это­му мы с по­дру­гой и при­ду­ма­ли хо­дить по квар­ти­рам и го­во­рить с людь­ми о Бо­ге. Пус­кай да­же это вы­гля­дит на­ив­но, но мы несем доб­ро! Ес­ли хо­тя бы один че­ло­век за­ду­ма­ет­ся над сво­ей жиз­нью, зна­чит, мы су­ме­ли по­мочь, – они всмат­ри­ва­лись в ме­ня так, буд­то ожи­да­ли мо­е­го со­гла­сия. «Ка­кие по­тряс­ные ба­бу­леч­ки! – раз­мыш­ля­ла я. – Хо­дят от до­ма к до­му... Ведь на­вер­ня­ка их да­ле­ко не все­гда ра­душ­но при­ни­ма­ют, кто-ни­будь за­про­сто мо­жет и на­гру­бить, и по­слать по­даль­ше, а они знай свое – идут даль­ше, пы­та­ясь на­пра­вить лю­дей к ис­тин­ным цен­но­стям». Я бы­ла со­вер­шен­но рас­тро­га­на. – Хо­ти­те чаю? – пред­ло­жи­ла. Они по­смот­ре­ли друг на друж­ку и утвер­ди­тель­но за­ки­ва­ли. Выш­ла в кух­ню. Бла­гост­ная улыб­ка блуж­да­ла на мо­их гу­бах, по­ка я рас­став­ля­ла на под­но­се чаш­ки и ва­зоч­ки с ва­ре­ньем и пе­че­ньем. От об­ще­ния с эти­ми свет­лы­ми ба­бу­ся­ми, ка­жет­ся, ста­но­вишь­ся чи­ще... Тут у ме­ня за­че­са­лась спи­на. До­тя­нув­шись до ло­пат­ки, я кри­во усмех­ну­лась вдруг воз­ник­шей ду­рац­кой мыс­ли: «Не­уже­ли уже и кры­лья про­би­ва­ют­ся?» По­том мы пи­ли чай, го­во­ри­ли о том, что лю­ди во­круг ста­ли ка­ки­ми-то черст­вы­ми. Но каж­дый че­ло­век, ка­ков бы он ни был, нуж­да­ет­ся в люб­ви, про­ще­нии, по­ни­ма­нии... «Как же эти ста­руш­ки пра­вы, – по­ду­ма­ла я. – Рань­ше все бы­ли го­раз­до доб­рее, жи­ли по со­ве­сти. А сей­час ни­ко­му ни до ко­го нет де­ла!» Вре­мя за раз­го­во­ра­ми про­бе­жа­ло неза­мет­но, мои го­стьи за­со­би­ра­лись ухо­дить. Про­ща­ясь, тол­стуш­ка спро­си­ла: – И что вы те­перь ду­ма­е­те, ми­лая? Мы вас не слиш­ком уто­ми­ли? – Ну что вы... – сму­щен­но от­ве­ти­ла. – Не­ве­ро­ят­но ра­да на­ше­му зна­ком­ству... Счи­таю, вы де­ла­е­те очень важ­ное и нуж­ное де­ло. – Это вам спа­си­бо, моя до­ро­гая, что впу­сти­ли и вы­слу­ша­ли. Сло­во – слов­но зер­но, бро­шен­ное в бла­го­дат­ную поч­ву, оно обя­за­тель­но про­рас­тет, – су­хонь­кая ста­руш­ка с чув­ством по­жа­ла мне ру­ку. – Ко­неч­но, про­рас­тет! – во­оду­шев­лен­но вос­клик­ну­ла я. – Обя­за­тель­но при­хо­ди­те еще. И не те­ряй­те ве­ру. Пус­кай Гос­подь бе­ре­жет вас! – по­че­му-то за­го­во­ри­ла аб­со­лют­но не свой­ствен­ным мне язы­ком. «Вот так ве­чер! – улыб­ну­лась са­ма се­бе, ко­гда ба­бусь­ки уто­па­ли. – Ин­те­рес­но, что по это­му по­во­ду ска­жет моя со­сед­ка? Не по­ду­ма­ет, что у ме­ня от бо­лез­ни моз­ги на­бе­крень?» – я по­тя­ну­лась за мо­биль­ным, что­бы ей по­зво­нить, но его не ока­за­лось на ме­сте. Об­ша­ри­ла тум­боч­ку, за­тем за­гля­ну­ла на кух­ню, в шкаф­чи­ки, под ди­ван. Да­же хо­ло­диль­ник не оста­ви­ла без вни­ма­ния: ведь бы­ло од­на­ж­ды, что пульт от те­ле­ви­зо­ра об­на­ру­жил­ся в мо­ро­зиль­ной ка­ме­ре... Не­ту, и все! Но что еще ху­же, на ко­мо­де от­сут­ство­ва­ла шка­тул­ка, где я дер­жа­ла свою би­жу­те­рию... Во де­ла! Два бо­жьих оду­ван­чи­ка с елей­ны­ми го­ло­са­ми, усы­пив мою бди­тель­ность раз­го­во­ра­ми о люб­ви к ближ­не­му, лов­ко об­чи­сти­ли дом! Са­ма се­бе удив­ля­ясь, вдруг за­хо­хо­та­ла. По­де­лом мне, ра­зине! «Не­сут доб­ро... Не не­сут, блин, а вы­но­сят! При­чем все, что на­жи­то непо­силь­ным тру­дом», – с горь­кой иро­ни­ей по­ду­ма­ла я.

Они ре­ши­ли хо­дить по квар­ти­рам и го­во­рить о Бо­ге... За раз­го­во­ра­ми вре­мя про­ле­те­ло до­ста­точ­но быст­ро

Они ока­за­лись за­ме­ча­тель­ны­ми!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.