Умри, но не сей­час…

Месть – блю­до, по­да­ю­ще­е­ся хо­лод­ным. Что ес­ли это блю­до – вы? Нас­коль­ко быст­ро успе­е­те остыть?

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Темная сторона жизни -

Она си­де­ла­ела че­рез два сто­ли­ка от ме­ня, и ко­гда я буд­то нена­ро­ком ло­вил ее взгляд, мгно­вен­но от­во­ди­ла гла­за. «Скром­ни­ца», – удо­вле­тво­рен­но по­ду­мал, чув­ствуя воз­буж­де­ние в об­ла­сти па­ха. Ко­гда ты це­лы­ми дня­ми смот­ришь в объ­ек­тив ка­ме­ры на де­виц, чув­ству­ю­щих се­бя рас­ко­ван­но в од­них стрин­гах, на­чи­на­ешь осо­бен­но це­нить тех, кто сму­щен­но от­во­дит взгляд. Же­стом по­до­звав офи­ци­ан­та­о­фи­ци­ан­та, я по­про­сил его по­вто­рить незна­ком­ке кок­тейль. – Бе­зал­ко­голь­ный мо­хи­то? – уточ­нил он. Я чер­тых­нул­ся се­бе под нос: от без­ал­ко­голь­ных на­пит­ков де­вуш­ки ред­ко ста­но­вят­ся бо­лее сго­вор­чи­вы­ми, а мне се­го­дня не хо­те­лось ехать до­мой в оди­но­че­стве. По­это­му я при­хва­тил на ба­ре бу­тыл­ку шам­пан­ско­го и уве­рен­но на­пра­вил­ся в сто­ро­ну ее сто­ли­ка. – При­вет, кра­са­ви­ца! Она взгля­ну­ла на ме­ня­ме­ня. В гла­зах, внешне невоз­му­ти­мых, по­лы­ха­ло ка­кое-то по­та­ен­ное пла­мя. Рань­ше я ни­ко­гда не ви­дел та­ко­го. – При­вет, – на­ко­нец улыб­ну­лась незна­ком­ка, трях­нув гри­вой ши­кар­ных во­лос цве­та во­ро­но­ва кры­ла. – Макс. – Ра­ми­на. «Цы­ган­ка, что ли?» – мельк­ну­ло у ме­ня в го­ло­ве, но незна­ком­ка тут же, буд­то про­чи­тав мои мыс­ли, про­из­нес­ла:

– Это ита­льян­ское имя. Я ждал ка­ко­го-то про­дол­же­ния вро­де: мол, па­па был с Апен­нин­ско­го по­лу­ост­ро­ва, но де­вуш­ка за­га­доч­но мол­ча­ла, вни­ма­тель­но гля­дя на ме­ня, буд­то вы­ис­ки­вая в мо­ем ли­це ка­кие-то зна­ко­мые чер­ты. – Вы пье­те шам­пан­ское, Ра­ми­на? – на­ко­нец спро­сил я. – Да, – ко­рот­ко кив­ну­ла она и слег­ка по­дви­ну­лась на ди­ване, мол­ча при­гла­шая ме­ня при­сесть ря­дом. Опья­не­ла чрез­вы­чай­но быст­ро – не­смот­ря на то что вы­пи­ла все­го-то бо­кал шам­пан­ско­го. Му­зы­ка в ба­ре иг­ра­ла все гром­че, Ра­ми­на что-то рас­ска­зы­ва­ла, на­кло­нясь к мо­е­му уху, и от ее жар­ко­го ды­ха­ния и слад­ко­го за­па­ха у ме­ня за­кру­жи­лась го­ло­ва. – Ты не уста­ла? – на­ко­нец спро­сил я.– Тут неда­ле­ко моя квар­ти­ра, мо­жем по­ехать ко мне. Она опу­сти­ла гла­за, буд­то ре­ша­ясь на что-то чрез­вы­чай­но важ­ное, а за­тем кив­ну­ла: – Хо­ро­шо. Я вы­звал так­си, и уже че­рез два­дцать ми­нут мы вхо­ди­ли в мою хо­ло­стяц­кую бер­ло­гу. – Вы­пьешь че­го-ни­будь? Чай, ко­фе, вис­ки? – Вис­ки, – улыб­ну­лась Ра­ми­на, и я до­стал два бо­ка­ла и бу­тыл­ку. В ба­ре по­чти ни­че­го не вы­пил – од­но пи­во и па­ра бо­ка­лов шам­пан­ско­го не счи­та­ет­ся – од­на­ко ед­ва при­гу­бив вис­ки, по­чув­ство­вал, как ком­на­та на­чи­на­ет хо­дить хо­ду­ном. Ра­ми­на мол­ча си­де­ла на­про­тив, на­блю­дая за мной, и я, взгля­нув на нее, вдруг по­нял, что она со­вер­шен­но трез­ва. Страш­ная до­гад­ка прон­зи­ла мозг, я си­лил­ся что­то ска­зать, но тут тем­но­та во­круг ме­ня сгу­сти­лась до чер­но­ты, и я вы­ру­бил­ся. Оч­нул­ся от то­го, что в гор­ле ужас­но пе­ре­сох­ло, а язык рас­пух так, что ме­шал ды­шать. Я по­пы­тал­ся по­ше­ве­лить­ся, но не смог – ру­ки мои бы­ли за­ве­де­ны за спин­ку сту­ла, на ко­то­ром я си­дел, и стя­ну­ты чем-то вро­де сталь­ной про­во­ло­ки, ко­то­рая впи­ва­лась в ко­жу. С тру­дом раз­ле­пив гла­за, я уви­дел Ра­ми­ну, си­дев­шую на сту­ле на­про­тив. – С-су­ка... – про­хри­пел я. Де­вуш­ка рас­сме­я­лась, от­ки­нув го­ло­ву на­зад. – Су­ка – не я, до­ро­гой Мак­сим. Су­ка – это твоя сест­ри­ца. Имен­но из-за нее ты тут. Она на­ча­ла рас­ска­зы­вать, плю­ясь сло­ва­ми, буд­то ог­нем, и с каж­дой ми­ну­той я все боль­ше осо­зна­вал, что де­ла мои ху­же неку­да. Ока­за­лось, что по­чти пол­го­да на­зад моя стар­шая сест­ра, ра­бо­тав­шая про­ку­ро­ром в на­шем го­ро­де, по­са­ди­ла бра­та Ра­ми­ны­Ра за убий­ство, ко­то­ро­го­ото­ро­го­ко он, по сло­вам де­вуш­ки,евуш­ки,де не со­вер­шал. – Но эта тварь под­та­со­ва­ла а все фак­ты так, что суд по­ве­ри­ло­ве­рил­по ей. Бо­лее то­го, пе­ре­кру­ти­ла­ере­кру­ти­ла­пе мои по­ка­за­ния,ия,ни и вы­шло так, буд­то я са­ма же сви­де­тель­ство­ва­ла­а­ла­ва про­тив соб­ствен­но­го бра­та.бр ра­та – По­че­му ты уве­ре­на, что он неви­но­вен? – спро­сил я, ед­ва во­ро­чая во рту язы­ком. Вне­зап­но ли­цо кра­са­ви­цы из­ме­ни­лось, буд­то кто-то рас­пах­нул топ­ку и от­ту­да по­лых­ну­ло бу­шу­ю­щим пла­ме­нем. – Он не ви­но­ват! – за­кри­ча­ла Ра­ми­на и вско­чи­ла со сту­ла. И в этот мо­мент я, по­хо­ло­дев, уви­дел, что к двер­ной руч­ке при­мо­та­на на­тя­ну­тая про­во­ло­ка, на дру­гой кон­це ко­то- рой – спус­ко­вой крю­чок пи­сто­ле­та, на­прав­лен­но­го на ме­ня. Про­сле­див мой взгляд, Ра­ми­на хлад­но­кров­но ска­за­ла: – Спер­ва я хо­те­ла про­сто убить эту су­ку. Но за­тем по­ня­ла: есть кое-что го­раз­до ху­же смер­ти – ли­шить­ся са­мо­го род­но­го че­ло­ве­ка. Дол­го я сле­ди­ла за ва­ми. Ты и сест­ра очень близ­ки, ро­ди­те­лей у вас нет, – она посмот­ре­ла на ча­сы. – Как ду­ма­ешь, нас­коль­ко быст­ро она при­мчит­ся к тебе на по­мощь? До ме­ня на­ко­нец до­шло: Ни­на, моя сест­ра, убьет ме­ня, ед­ва на­жав на руч­ку две­ри. – Ты не мо­жешь это­го сде­лать, – про­шеп­тал я. – По­че­му же? – изо­гну­ла бровь Ра­ми­на.– Зуб за зуб, брат за бра­та. – Но он в тюрь­ме! А я умру. – Умрешь, – про­сто кив­ну­ла она, – но не сей­час. Пре­жде чем ты сде­ла­ешь по­след­ний вздох, я хо­чу, что­бы она уви­де­ла твой взгляд, пол­ный упре­ка, стра­ха и бо­ли, взгляд, ко­то­рый всю жизнь бу­дет снить­ся ей по но­чам. Она взя­ла из ра­ко­ви­ны тряп­ку, тща­тель­но про­тер­ла все по­верх­но­сти, ко­то­рых ка­са­лась, и ста­кан. – Спа­си­бо за вис­ки, кста­ти, – усмех­ну­лась на­по­сле­док и, рас­пах­нув ок­но, рас­тво­ри­лась в тем­но­те. Я все­гда знал, что квар­ти­ра на пер­вом эта­же – не слиш­ком без­опас­но, но ни­ко­гда не ду­мал, что кто-то бу­дет лезть в ок­но из­нут­ри, а не сна­ру­жи. Не знаю, сколь­ко вре­ме­ни про­шло, так как пе­ри­о­ди­че­ски впа­дал в жут­кое за­бы­тье, и каж­дый раз, ко­гда вы­ны­ри­вал из него и ви­дел на­прав­лен­ное на ме­ня ду­ло пи­сто­ле­та, ужас про­би­рал до ко­стей. Я не хо­тел уми­рать. Сле­зы тек­ли по мо­им ще­кам, и ощу­щал на гу­бах их со- ле­ный при­вкус. Вне­зап­но я услы­шал щел­чок зам­ка, и в го­ло­ве мол­нией мельк­ну­ла мысль: «Я труп». Сколь­ко мет­ров от­де­ля­ет вход­ную дверь от две­ри, за ко­то­рой на­хо­жусь я? Сколь­ко се­кунд мне оста­лось жить? – Мак­сим? – услы­шал я го­лос Ни­ны и бук­валь­но уви­дел, как она бе­рет­ся за руч­ку две­ри. Я хо­тел за­кри­чать, но кляп во рту не про­пус­кал ни еди­но­го зву­ка. Вне­зап­но ста­ло ти­хо, и я бук­валь­но услы­шал, как в гру­ди бьет­ся о реб­ра мое серд­це. Про­шла веч­ность – а мо­жет, ми­ну­та? – пре­жде чем услы­шал звон раз­би­то­го стек­ла и уви­дел, как стар­шая сест­ра вле­за­ет в ок­но. – Гос­по­ди, – про­шеп­та­ла она, сде­лав­шись бе­лее ме­ла.– Гос­по­ди... Поз­же она рас­ска­жет мне, что уже со­бра­лась бы­ло от­крыть две­ри, но вдруг по­чув­ство­ва­ла, что руч­ка идет слиш­ком ту­го. –А я все вре­мя го­во­ри­ла тебе ее по­чи­нить, по­то­му что она веч­но бол­та­лась, – по­яс­ни­ла сест­ра.– По­то­му сра­зу по­ня­ла: что-то при­кру­че­но к ней из­нут­ри. Ра­ми­ну на­шли и те­перь об­ви­ня­ют в по­пыт­ке убий­ства. Зная Ни­ну, я уве­рен, что за­гре­мит она на­дол­го. Ино­гда по но­чам про­сы­па­юсь в хо­лод­ном по­ту, чув­ствуя на гу­бах со­ле­ный при­вкус сво­их слез. В ушах сто­ит ше­пот: «Ты умрешь... но не сей­час». Я по­ни­маю, что ко­г­да­ни­будь про­ро­че­ство Ра­ми­ны сбу­дет­ся, но те­перь мне с удво­ен­ной си­лой хо­чет­ся от­тя­нуть это «не сей­час» на как мож­но боль­ший срок.

Я не был пьян, но вне­зап­но ком­на­та за­хо­ди­ла хо­ду­ном По­хо­ло­дев, я вдруг услы­шал щел­чок зам­ка. Все, я труп...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.