Боль­шой пе­ре­по­лох в боль­шом офи­се

Стрем­ле­ние « пе­реб­деть» ино­гда мо­жет сыг­рать с ва­ми злую шут­ку...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Смех и грех -

Ра­бо­таю я в очень со­лид­ной фир­ме. С ино­стран­ны­ми парт­не­ра­ми и ин­ве­сти­ци­я­ми. В ка­кой имен­но, не уточ­няю: на­чаль­ству вполне мо­жет не по­нра­вить­ся моя от­кро­вен­ность... На вхо­де всех встре­ча­ют охран­ни­ки – про­ве­ря­ют, «что не­сут ту­ри­сты в рюк­за­ках» и нет ли у вас в бо­тин­ках ко­лю­щих и ре­жу­щих пред­ме­тов. По ини­ци­а­ти­ве и к вя­щей ра­до­сти ино­стран­ной ча­сти кол­лек­ти­ва все вре­мя про­во­дят­ся тре­нин­ги на пред­мет дей­ствий в слу­чае на­па­де­ния сво­их, ино­зем­ных или ино­пла­нет­ных тер­ро­ри­стов. Лю­бой ле­жа­щий в непо­ло­жен­ном ме­сте пред­мет, будь то сум­ка, ав­то­руч­ка или яб­лоч­ный огры­зок, есть по­вод для вы­зо­ва охра­ны с це­лью обез­вре­жи­ва­ния оно­го. Впро­чем, в ми­ре неспо­кой­но, мо­жет, так и на­до – не те­рять бди­тель­но­сти. Но вот что на­ше­му бра­ту непо­нят­но, так это ужас, ко­то­рый вы­зы­ва­ет дру­гой ино­зем­ный зверь в серд­цах ино­зем­цев – зверь по име­ни «сек­су­аль­ные до­мо­га­тель­ства на ра­бо­чем ме­сте». С этим у ино­стран­ных кол­лег, по-мо­е­му, то­же яв­ный пе­ре- бор. В смыс­ле с ужа­сом, не с до­мо­га­тель­ства­ми. На­при­мер, устав­люсь я, за­ду­мав­шись, на на­шу бух­гал­тер­шу Ксе­нию Ни­ка­но­ров­ну или чмок­ну Вось­мо­го мар­та в ро­зо­вую щеч­ку сек­ре­тар­шу Зи­ноч­ку без ее на то пред­ва­ри­тель­но­го со­гла­сия – вот вам на­ли­цо «до­мо­га­тель­ства», мож­но жа­ло­бу пи­сать. Хо­ро­шо хоть, мы не та­кие про­дви­ну­тые, как вся­кие там за­оке­ан­ские Мо­ни­ки, а то пла­ка­ла бы моя зар­пла­та... По­то­му что слу­чи­лась у нас ис­то­рия – на­роч­но не при­ду­ма­ешь! При­чем имен­но со мной. Про­изо­шло все в пят­ни­цу – день со­кра­щен­ный. Осво­бо­див­ше­е­ся вре­мя же­ла­ю­щие ис­поль­зу­ют для за­ня­тий спор­том. Спорт­зал в том же зда­нии. Я как раз вы­хо­дил из «джентль­мен­ской ком­на­ты», в про­сто­ре­чье име­ну­е­мой туа­ле­том, ко­гдад ме­ня оклик­нул Джон – один из на­ших за­оке­ан­ски­ха кон­суль­тан­тов. – Игорь, по­смот­ри, это нен ты пер­чат­ки по­те­рял? – Нет, – от­ве­тил я. ДжонД оза­бо­чен­но на­хму-

рил­ся: нечто чер­нень­кое ле­жит куч­кой в аб­со­лют­но пу­стом ко­ри­до­ре и мо­и­ми пер­чат­ка­ми не яв­ля­ет­ся! Он осто­рож­нень­ко тро­нул нос­ком ла­ко­во­го бо­тин­ка по­до­зри­тель­ную тря­пич­ную куч­ку и пред­ло­жил по­звать охра­ну. – За­чем? – я лег­ко­мыс­лен­но по­жал пле­ча­ми. – Не я, так кто-ни­будь дру­гой по­те­рял. Мо­жет, быть, это твои? Джон за­чем-то по­ша­рил в кар­ма­нах брюк. Есте­ствен­но, в них пу­сто, сле­до­ва­тель­но, на­до про­ве­рить, не его ли пер­чат­ки. Он опас­ли­во, дву­мя паль­ца­ми под­нял с по­ла… бюст­галь­тер! И немед­лен­но с ужа­сом бро­сил жут­кий пред­мет на пол. – Нет! Это не мое! – Я то­же ду­маю, не твой раз­мер, – про­ком­мен­ти­ро­вал я лю­без­но. Но Джон юмо­ра не при­ни­ма­ет и не по­ни­ма­ет. Он ви­дит в си­ту­а­ции те са­мые «до­мо­га­тель­ства». По фир­ме бро­дит сек­су­аль­ный ма­ньяк, вер­нее ма­ньяч­ка, и пы­та­ет­ся ском­про­ме­ти­ро­вать и очер­нить чест­ные име­на и свет­лые по­мыс­лы со­труд­ни­ков во­об­ще и его, Джо­на, в част­но­сти! Я не раз­де­лил опа­се­ний кол­ле­ги. Под­нял зло­по­луч­ный пред­мет с по­ла: по­про­шу Та­неч­ку, мар­ке­то­ло­га и мою хо­ро­шую при­я­тель­ни­цу, вы­яс­нить, кто из на­ших дам его об­ро­нил. Свер­нув бюст­галь­тер в тру­боч­ку, что­бы не при­вле­кать нен­не­нуж­но­го вни­ма­ния кол­лег, я на­пра­вил­ся в свой кка­би­нет. По до­ро­ге мое внив­ни­ма­ние при­вле­ка­ет ожив­ло­жив­ле­ние в бух­гал­те­рии. Тут ссле­ду­ет за­ме­тить, что на­на­ша фир­ма за­ни­ма­ет ввесь этаж огром­но­го адад­ми­ни­стра­тив­но­го зда­з­да­ния. По за­оке­ан­ской ммо­де ги­гант­ский спортз­с­порт­зал раз­де­лен на ком­на­ком­на­туш­ки и ком­нат­ки – офи­о­фи­сы – по­лу­про­зрач­ны­ми пе­ре­го­род­ка­ми. На­чаль­ству весь­ма удоб­но бдить, чем за­нят пер­со­нал в ра­бо­чее вре­мя: со­зи­да­ет или го­бли­нов по экра­ну го­ня­ет. Су­дя по ак­тив­ной же­сти­ку­ля­ции со­брав­ших­ся в бух­гал­те­рии кол­лег, ни­че­го об­ще­го с де­бе­том-кре­ди­том те­ма их об­суж­де­ния не име­ет. Ни­чем не мо­ти­ви­ро­ван­ное лю­бо­пыт­ство тол­ка­ет мо­ей ру­кой две­ри в бух­гал­те­рию. Рас­крас­нев­ши­е­ся да­мы друж­но по­во­ра­чи­ва­ют­ся в мою сто­ро­ну. – Иго­рек, пред­став­ля­ешь, у на­шей Ка­тень­ки ка­кой-то ма­ньяк ниж­нее бе­лье украл, – го­во­рит Ксе­ния Ни­ка­но­ров­на. – Кош­мар! – Как? Пря­мо с те­ла? – с са­мым невин­ным ви­дом ин­те­ре­су­юсь я. – Это не смеш­но! – вос­кли­ца­ет Ка­тя. – Это очень ин­тим­ная вещь! А ес­ли у него пре­ступ­ные на­ме­ре­ния? Хе­лен, меж­ду про­чим, уже вы­зы­ва­ет охра­ну! Тут гла­за Ка­тень­ки округ­ля­ют­ся – она вдруг за­ме­ча­ет кра­е­шек «на­ход­ки», ко­то­рую я недо­ста­точ­но тща­тель­но спря­тал в кар­ман: – Эт-т-т-о т-т-ты-ы-ы?? От­ве­тить я не успе­ваю: в по­ме­ще­ние от­важ­но вва­ли­ва­ют­ся три здо­ро­вен­ных му­жи­ка из служ­бы охра­ны. На­ме­тан­ный глаз стар­ше­го мгно­вен­но за­ме­ча­ет ули­ку в мо­ем кар­мане – и вот ме­ня уже сжи­ма­ют в нелю­без­ных объ­я­ти­ях два охран­ни­ка, а тре­тий ре­ши­тель­но вы­ди­ра­ет из кар­ма­на и под­ни­ма­ет над го­ло­вой ве­ще­ствен­ное до­ка­за­тель­ство мо­е­го ма­ни­а­каль­но­го «до­мо­га­тель­ства» млад­ше­го бух­гал­те­ра! Не­по­сред­ствен­но на ра­бо­чем ме­сте! Ме­ня во­ло­кут к на­чаль­ству. За на­ми спло­чен­ной тол­пой сле­ду­ет кол­лек­тив бух­гал­те­рии во гла­ве с по­тер­пев­шей Ка­тей. Разъ­ярен­ные пред­ста­ви­тель­ни­цы пре­крас­но­го по­ла жаж­дут немед­лен­ной рас­пра­вы! Чтоб ни­ко­му не по­вад­но бы­ло! Мои от­ча­ян­ные вопли о том, что ЭТО я на­шел, вы­зы­ва­ют при­ступ пре­зри­тель­но­го сме­ха: зна­ем, мол, мы вас, ма­нья­ков! Вот толь­ко се­го­дня утром ин­струк­тор нам лек­цию про­чел! Мы на­би­ва­ем­ся в при­ем­ную ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра. Сте­пан Пав­ло­вич, не вни­кая, по­ве­ли­тель­ным же­стом пре­се­ка­ет раз­но­языч­ный хор об­ви­не­ний: – По­го­ди­те, у нас тут и так се­рьез­ная про­бле­ма! За Джо­ном охо­тит­ся сек­су­аль­ная ма­ньяч­ка. Она ему свой… эээ… пред­мет туа­ле­та под­бро­си­ла. При­дет­ся об­ра­щать­ся в ком­пе­тент­ные ор­га­ны, пус­кай при­мут ме­ры по вы­яв­ле­нию. Джон пло­хо го­во­рит по­рус­ски и счи­та­ет нуж­ным уточ­нить, что имен­но ему под­бро­си­ли: – Мне под туа­ле­том под­ло­жи­ли… то, что жен­щи­ны… на гру­ди но­сят, – он де­ла­ет па­у­зу, по­ка­зы­вая паль­цем на ве­ще­ствен­ное до­ка­за­тель­ство мо­е­го ма­ни­а­каль­но­го до­мо­га­тель­ства со­труд­ни­ка бух­гал­те­рии, ко­то­рое стар­ший груп­пы за­хва­та дер­жит в вы­тя­ну­той ру­ке: – Вон тот. – Это Ка­тин лиф­чик, – воз­му­ща­ет­ся Ксе­ния Ни­ка­но­ров­на. – Ма­ньяк украл его у Ка­ти! – Так это Ка­тя ма­ньяк! – кри­чит Джон с яв­ным об­лег­че­ни­ем. – Это она ме­ня ко­про­тем… ко­про­мен… она на ме­ня на­па­да­ет! – Я ни на ко­го не на­па­даю, – бед­ная Ка­те­ри­на по­чти пла­чет, – это на ме­ня на­па­ли… неза­мет­но! – Ма­ньяк – Игорь! Он у Ка­ти это украл, – вы­но­сит вер­дикт Ксе­ния Ни­ка­но­ров­на. – А за­чем то­гда Игорь его Джо­ну под­бро­сил? Игорь что, го­лу­бой? Эх, лю­бит шеф прав­ду­мат­ку, не вы­би­рая вы­ра­же­ний, ре­зать… – Джон же­нат, – хо­ром вы­сту­па­ют на за­щи­ту Джо­на жен­щи­ны. А Джон за­чем-то еще до­бав­ля­ет: – Мы жи­вем в де­мо­кра­ти­че­ской стране! У нас сво­бо­да! – Игорь! – гнев­но вос­кли­ца­ет Та­ня, – ты ме­ня в ки­но при­гла­сил, а сам... Джо­на со­блаз­ня­ешь! Это ста­но­вит­ся по­след­ней кап­лей: Та­ня мне очень нра­вит­ся, и до­пу­стить, что­бы она счи­та­ла ме­ня сек­су­аль­ным ма­нья­ком нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции и по­хи­ти­те­лем жен­ских бюст­галь­те­ров, я ре­ши­тель­но не мо­гу! – За­мол­чи­те все! – бла­гим ма­том за­орал я. В на­сту­пив­шей ти­шине шеф лязг­нул встав­ной че­лю­стью. – Ка­тя, – об­ра­тил­ся я к по­тер­пев­шей, – ты по­че­му в спор­тив­ных брю­ках? – Я... – го­рест­но всхлип­ну­ла Ка­тя, – в спорт­за­ле бы­ла. Пе­ре­оде­лась... – Так. А где? – В жен­ском туа­ле­те, мне так удоб­нее. Толь­ко в за­ле све­та нет, че­го-то там за­мкну­ло, вот я и вер­ну­лась. А его, – она ки­ва­ет на ве­щ­док, – нет. У ме­ня под фут­бол­кой дру­гой, спе­ци­аль­ный,

Кол­ле­ги на­пе­ре­бой об­суж­да­ли кра­жу ниж­не­го бе­лья... Под­нял­ся жут­кий крик: все же­ла­ли изоб­ли­чить «та­тя»

это спор­тив­ный… – И ве­щи в туа­ле­те остав­ля­ешь? – Нет, с со­бой в па­ке­те но­шу…. – Не укра­ли его, Ка­тень­ка, – ме­до­вым от зло­сти го­ло­соч­ком го­во­рю я. – Ты его по­про­сту вы­ро­ни­ла. А Джон на­шел. Как раз око­ло жен­ско­го туа­ле­та. И ис­пу­гал­ся, что его до­мо­га­ют­ся. Ая – не ис­пу­гал­ся. На свою, черт возь­ми, го­ло­ву! По­до­брал и по­шел хо­зя­и­на, то есть хо­зяй­ку, ис­кать. Ду­мал Та­ню по­про­сить раз­уз­нать у жен­щин, не слу­чи­лась ли с кем непри­ят­ность в ви­де уте­ри вот это­го са­мо­го пред­ме­та… Что тут на­ча­лось! Все во­пи­ли от ра­до­сти, что в на­шей фир­ме ма­нья­ки, ма­ньяч­ки и во­ры жен­ско­го бе­лья от­ро­дясь не во­ди­лись. Муж­чи­ны нерв­но по­хло­пы­ва­ли друг дру­га по пле­чам, це­ло­ва­лись с жен­щи­на­ми су­ро­вы­ми брат­ски­ми по­це­лу­я­ми в щеч­ку, со­вер­шен­но успо­ко­ив­ший­ся шеф вы­ти­рал вспо­тев­ший лоб бу­маж­ны­ми сал­фет­ка­ми, ко­то­рые ему услуж­ли­во по­да­ва­ла Зи­ноч­ка, а Джон за­чем-то чмок­нул в щеч­ку ме­ня...

Шеф устро­ил гран­ди­оз­ные раз­бор­ки...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.