Во вла­сти стра­ха

Мо­гу по­нять чувства и ощу­ще­ния несчаст­ной, по­то­му что я то­же мать…

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - За гранью -

Са­ша ска­зал, что при­е­дет в семь и, возможно, с Юр­кой, вспом­ни­ла я. На­до бы по­ба­ло­вать их чем-ни­будь вкус­нень­ким. На­при­мер, за­печь ку­ри­цу, а на де­серт при­го­то­вить блин­чи­ки с тво­ро­гом. Лишь бы Маш­ка поз­во­ли­ла мне спо­кой­но по­во­зить­ся на кухне… До су­пер­мар­ке­та бы­ло ру­кой по­дать. Са­ма-то я ту­да-об­рат­но за пол­ча­са бы сбе­га­ла, но се­год­ня за­бо­ле­ла ня­ня, а по­ход с Маш­кой за­тя­нет­ся на час­пол­то­ра. Зна­чит, нуж­но вы­хо­дить пря­мо сей­час. – Ма­шу­ня, быст­рень­ко со­би­ра­ем­ся и идем в ма­га­зин! Быст­рень­ко не по­лу­чи­лось. Сна­ча­ла при­шлось рас­пу­ты­вать узел на шнур­ках доч­ки­ных крос­со­вок, по­том ис­кать ее любимую за­кол­ку для во­лос, по­то­му что ид­ти без нее ба­рыш­ня от­ка­за­лась на­от­рез. За­кол­ка об­на­ру­жи­лась на од­ной из ку­кол, но по­ка я за­ни­ма­лась по­ис­ка­ми, про­па­ла од­на из Маш­ки­ных крос­со­вок. В ито­ге сбо­ры рас­тя­ну­лись на со­рок ми­нут. Су­пер­мар­кет встре­тил нас бит­ком на­би­тым тор­го­вым за­лом и длин­ню­щи­ми оче­ре­дя­ми возле касс. Мер­чан­дай­зер нето­роп­ли­во рас­кла­ды­вал на пол­ках толь­ко что при­ве­зен­ные ке­фи­ры и йо­гур­ты. Тво­рог (тот, что обо­жа­ют и Са­ша, и Юра) был еще не рас­па­ко­ван. – При­дет­ся по­до­ждать, Ма­шу­ня! – «при­зем­лив» доч­ку, я рас­тер­ла оне­мев­шую ру­ку и по­смот­ре­ла в сто­ро­ну касс: вполне мож­но по­ка за­нять оче­редь – и по­бе­жа­ла к по­жи­лой жен­щине, сто­яв­шей в пя­ти-ше­сти мет­рах от ме­ня. – Вы по­след­няя? По­жа­луй­ста, ска­жи­те, что я за ва­ми! – Ска­жу. – Спа­си­бо, на­де­юсь, мы успе­ем. Вер­нув­шись к пол­кам с мо­лоч­кой, я с об­лег­че­ни­ем от­ме­ти­ла, что пач­ки с «на­шим» тво­ро­гом уже рас­па­ко­ва­ли. Но об­ра­до­вать­ся не успе­ла, по­то­му что внут­ри раз­лил­ся тре­вож­ный хо­ло­док: доч­ки в пре­де­лах ви­ди­мо­сти не бы­ло… – Ма­шу­ня! – по­зва­ла я, но ма­лыш­ка не от­клик­ну­лась. – Маш­ка, ты где? – за­кри­ча­ла уже во весь го­лос. Но дочь слов­но в во­ду ка­ну­ла. Я за­ме­та­лась, бро­са­ясь к каж­до­му встреч­но­му: «Вы не ви­де­ли ма­лень­кую де­воч­ку?». Но все лишь от­ри­ца­тель­но ка­ча­ли го­ло­ва­ми. На­ко­нец, по­жи­лой муж­чи­на от­ве­тил: – Я ви­дел де­воч­ку. Ей года три, вер­но? – Три с по­ло­ви­ной! Где ви­де­ли?! – Сто­я­ла возле «ке­фир­ной» пол­ки. Пы­та­лась до­тя­нуть­ся до лит­ро­во­го па­ке­та. Я еще уди­вил­ся, что та­кая ма­лень­кая од­на в ма­га­зине… – А по­том? – По­том я за пе­че­ньем по­шел. – Ма-а-а-а-а-а-а-а-шка!!!! – взвы­ла я, сры­вая го­лос. Па­рень, ко­то­рый до се­го мо­мен­та невоз­му­ти­мо про­дол­жал вы­кла­ды­вать мо­лоч­ные про­дук­ты на пол­ки, под­нял­ся с кор­то­чек и рез­ко по­вер­нул­ся в мою сто­ро­ну. Ка­кая-то ста­руш­ка въе­ха­ла в него те­леж­кой, стала из­ви­нять­ся, но он, от­мах­нув­шись, по­до­шел ко мне: – Не пе­ре­жи­вай­те, ни­ку­да ва­ша ма­лыш­ка не де­нет­ся! – и по­бе­жал к охран­ни­ку, сто­яв­ше­му возле вхо­да. Я бро­си­лась бы­ло за ним, но неожи­дан­но оста­но­ви­лась: серд­це ко­ло­ти­лось, как после крос­са, пе­ред гла­за­ми плы­ли ра­дуж­ные кру­ги. Когда при­шла в се­бя, па­рень уже успел пе­ре­го­во­рить с охран­ни­ком, и те­перь тот, ра­нее ле­ни­во «ска­ни­ро­вав­ший» по­ку­па­те­лей, энер­гич­но раз­да­вал ука­за­ния по ра­ции, а мер­чан­дай­зер на­прав­лял­ся об­рат­но к сво­им пол­кам. И тут ме­ня осе­ни­ло: – Ка­ме­ра! Она ра­бо­та­ет! От­мо­тай­те на не­сколь­ко ми­нут на­зад! Умо­ляю! Охран­ник кив­нул, па­ре­нек, успев­ший отой­ти все­го на не­сколь­ко ша­гов, вер­нул­ся, и тут по­до­шли ад­ми­ни­стра­тор и на-

Я по­хо­ло­де­ла: Маш­ки в пре­де­лах ви­ди­мо­сти не бы­ло

чаль­ник охра­ны, вы­зван­ный по ра­ции. Сколь­ко вре­ме­ни они изу­ча­ли «ки­но», сня­тое ка­ме­рой на­блю­де­ния, точ­но ска­зать не мо­гу. По­ви­ну­ясь непо­нят­но­му им­пуль­су, я бро­си­лась к кас­сам. Не­ве­до­мая сила при­ве­ла ме­ня к пя­той… Я не зна­ла, что охран­ни­ки уже за­кры­ли вы­ход из ма­га­зи­на, и не за­ме­ча­ла, как ма­ло-по­ма­лу лю­ди скап­ли­ва­ют­ся око­ло две­рей. Не зна­ла и то­го, что ка­ме­ра за­фик­си­ро­ва­ла и пар­ня, рас­па­ко­вы­вав­ше­го йо­гур­ты, и ме­ня, рас­ти­ра­ю­щую ру­ку, и Маш­ку, тя­ну­щу­ю­ся к ке­фи­ру, и женщину, по­мо­га­ю­щую ей до­стать лит­ро­вый па­кет, а по­том – про­тя­ги­ва­ю­щую боль­шую мяг­кую иг­руш­ку… – Кто-ни­будь ви­дел мо­е­го ре­бен­ка? Де­воч­ку в коф­точ­ке с ка­пю­шо­ном! Ры­жень­кую та­кую! – я дер­га­ла каж­до­го, кто сто­ял в оче­ре­ди в кас­су. – По­мо­ги­те ее най­ти! Кто-то про­сто ка­чал го­ло­вой, кто-то рав­но­душ­но по­жи­мал плечами, кто-то бро­сал на­зи­да­тель­но: «Смот­реть за ре­бен­ком на­до, ма­ма­ша, а не во­рон ло­вить!» Участ­ли­вые пы­та­лись уте­шать, лю­бо­пыт­ные вы­спра­ши­ва­ли де­та­ли. И вдруг в по­ле мо­е­го зре­ния по­па­ла мо­ло­дая чер­но­во­ло­сая жен­щи­на. Ее те­леж­ка бы­ла до­вер­ху за­пол­не­на про­дук­та­ми, а свер­ху ле­жа­ла мяг­кая иг­руш­ка – боль­шой бе­лый мед­ве­жо­нок. В гор­ле об­ра­зо­вал­ся ко­лю­чий ком, ме­ша­ю­щий ды­шать: я вспом­ни­ла, что «Ум­ка» – лю­би­мый мульт­фильм доч­ки. Ей по­нра­вил­ся бы этот ми­лый мед­ведь. Обя­за­тель­но куп­лю Маш­ке та­ко­го, ес­ли она най­дет­ся. От это­го «ес­ли» все внут­ри по­хо­ло­де­ло. Об­ру­га­ла се­бя: «Иди­от­ка! «Когда», а не «ес­ли»! Ма­шу­ня обя­за­тель­но най­дет­ся! По­ско­рее бы…» И тут… Рань­ше я ча­сто слы­ша­ла вы­ра­же­ние «серд­це вы­ска­ки­ва­ет из гру­ди», но счи­та­ла его обыч­ной ме­та­фо­рой. В тот мо­мент я узна­ла, что так дей­стви­тель­но бы­ва­ет: да­же ру­ку при­ло­жи­ла к гру­ди, что­бы пой­мать вы­ска­ки­ва­ю­щее серд­це. А по­том ри­ну­лась в гу­щу оче­ре­ди, пы­та­ясь про­тис­нуть­ся к чер­но­во­ло­сой жен­щине, вер­нее, к ее те­леж­ке с мед­ве­дем, из-под ко­то­ро­го вы­гля­ды­ва­ла… дет­ская крос­сов­ка, точ­но та­кая же, как у Маш­ки. «Что вы тол­ка­е­тесь?» «Нель­зя ли по­ак­ку­рат­нее?» «Не­нор­маль­ная ка­кая-то!», «Т-с-с-с… Это та са­мая, у ко­то­рой ре­бе­нок пропал! От та­ко­го и прав­да кры­ша мо­жет съе­хать!» Не об­ра­щая ни на ко­го вни­ма­ния, я тан­ком пер­ла к сво­ей це­ли. Когда уже прак­ти­че­ски ее до­стиг­ла, жен­щи­на обер­ну­лась, на­ши взгля­ды встре­ти­лись, и в ее чер­ных гла­зах по­лых­ну­ли от­ча­я­ние и… безу­мие. Я схва­ти­ла бе­ло­снеж­но­го мед­ве­дя, швыр­ну­ла на гряз­ный пол и под­хва­ти­ла на ру­ки спя­щую доч­ку. Спу­стя не­сколь­ко ми­нут подъ­е­хал на­ряд по­ли­ции. Уже не вспом­ню, о чем ме­ня спра­ши­ва­ли и что я от­ве­ча­ла. Чер­но­во­ло­сую женщину увез­ли. А нас с Маш­кой за­бра­ли в боль­ни­цу. Там в доч­ки­ной кро­ви об­на­ру­жи­ли сле­ды ка­ко­го-то сно­твор­но­го. Сла­ва бо­гу, в осталь­ном с ней бы­ло все в пол­ном по­ряд­ке. Ожи­дая «ско­рую», я слы­ша­ла, как од­на ста­руш­ка ска­за­ла дру­гой: «Эта, ко­то­рую полиция увез­ла, – Та­ма­ра из на­ше­го подъ­ез­да. Бед­няж­ка пол­го­да на­зад по­те­ря­ла ре­бен­ка – доч­ку ма­ши­на сби­ла. С тех пор вот и не в се­бе». Я мать, и мне очень жаль эту несчаст­ную женщину, не­смот­ря на то, что по ее вине пе­ре­жи­ла са­мые страш­ные со­рок ми­нут в сво­ей жиз­ни…

В ее чер­ных гла­зах вдруг по­лых­ну­ли оби­да и... безу­мие

Ни­ко­гда еще я не ис­пы­ты­ва­ла та­ко­го ужа­са...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.