И воз­даст­ся сто­ри­цей

Дру­жок мой му­жик вро­де и непло­хой, но «ба­тра­чить на дя­дю» не хо­чет, во­ру­ет

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - News -

Ви­тек щелч­ком от­пра­вил оку­рок в ку­сты. – Лох ты, Се­ре­га. Два выс­ших име­ешь, а все рав­но – лох. Шо это за ра­бо­та та­кая, шо ты тел­ку не мо­жешь в ка­бак сво­дить? Не, ты не по­ду­май, я те­бе ба­б­ла под­ки­ну, но мы ж дру­зья, у ме­ня ду­ша за бра­та­на бо­лит! Это так – мы с Вить­кой с дет­ства как близнецы. В од­ном до­ме ро­ди­лись и вы­рос­ли. Прав­да, Ви­тек сред­нюю шко­лу не до­му­чил, в ко­ло­нию по­пал по ду­ро­сти, а по­том еще один раз «схо­дил» на па­ру лет. Опять же, по ду­ро­сти. Он не то что­бы мах­ро­вый вор и или бан­дит, но ра­бо­тать ему «за­пад­ло», вот и про­мыш­ля­ет вся­ким... А в це­лом му­жик непло­хой – и по­мо­жет, и под­дер­жит. Хо­тя свой ин­те­рес блю­дет. Ну, не мне его вос­пи­ты­вать... Вот и сей­час я к Ви­те при­шел де­нег одол­жить. Мне очень нра­вит­ся но­вая со­труд­ни­ца, за­хо­те­лось при­гла­сить в ре­сто­ран, так ска­зать, рас­ши­рить зна­ком­ство вне офи­са. И не после зар­пла­ты, а в бли­жай­шее вос­кре­се­нье. Но в ко­шель­ке вет­ры во­ют. – Лад­но, – Ви­тек под­нял­ся. – По­еха­ли. – Ку­да? – уди­вил­ся я. – В банк, – хмык­нул друг. Я ни­че­го не по­нял. Гра­бить банк мы не собирались, да и не с чем, а то, что сче­та у Вик­то­ра нет, то в этом я не со­мне­вал­ся. На ав­то­бус­ной оста­нов­ке куч­ко­вал­ся на­род. Мы за­те­са­лись в тол­пу. Вить­ка ле­ни­во по­гля­ды­вал на­ле­во-на­пра­во, буд­то что-то вы­смат­ри­вал. А мое вни­ма­ние при­влек­ла мо­ло­дая жен­щи­на, ко­то­рая толь­ко что по­до­шла. Од­ной ру­кой она тол­ка­ла склад­ную ко­ляс­ку с ре­бен­ком, дру­гой дер­жа­ла де­воч­ку лет че­ты­рех. Жен­щи­на вре­мя от вре­ме­ни от­пус­ка­ла ма­лую, что­бы по­пра­вить огром­ную сум­ку, ви­сев­шую на пле­че. Сумка спол­за­ла, но­ро­вя упасть на го­ло­ву па­ца­ну в ко­ляс­ке. Де­вуш­ка, на­вер­ное, по­чув­ство­ва­ла мой взгляд, по­вер­ну­ла го­ло­ву. Я не баб­ник, но тут че­люсть моя от­вис­ла. Ме­ня по­ра­зи­ло ее ли­цо, та­кое пра­виль­ное, то­че­ное, как... как у ико­ны! И

гла­за! Бог мой, неужели бы­ва­ют та­кие гла­за? Они на­пом­ни­ли цве­точ­ки, что у ма­мы в горш­ках на под­окон­ни­ке сто­ят. У них ка­кое-то неза­по­ми­на­е­мое на­зва­ние, ко­то­рое мать лю­бит про­из­но­сить пол­но­стью. По­след­нее сло­во в нем – фи­ал­ка. Фи­ал­ко­вые гла­за... По­до­шел ав­то­бус. Все ри­ну­лись к две­рям. Незна­ком­ка схва­ти­ла в охап­ку па­ца­на, сло­жи­ла ко­ляс­ку, втолк­ну­ла на под­нож­ку, за ней – де­воч­ку. Не пер­вый раз, вид­но, так пу­те­ше­ству­ет. По­мочь неко­му. Сумка опять сполз­ла... Ни­кто и не ду­мал про­пу­стить ма­ма­шу с детьми, все спе­ши­ли упа­ко­вать­ся са­ми. А мне бы­ло не до­брать­ся сквозь люд­скую мас­су... И тут я за­ме­тил ря­дом с жжен­щи­ной бри­тую го­ло­ву­го­лов Вить­ка. Ни­как друж­ба друж­бан ока­зал­ся сса­мы­м­ы­са­мы доб­рым в этой тол тол­пе?л НаН На­ро­ду на­би­лось – не по­ше­ве­лить­ся.сся Я все вре­мя ви­делв женщину – она до­воль­но вы­со­кая.ввы Вид­но, де де­тя­ме усту­пи­ли мес ме­сто,с ма­лые ис­чез­ли ииз по­ля зре­ния. А друж­бан­бад­ружбдр мой все вре­мя ма­я­чил рря­дом с незна­ком­кой. ННе­уже­ли и ему она при­гля­ну­лась? Мы про­еха­ли па­ру оста­но­вок, по­том Вить­ка мах­нул мне: вы­хо­дим, мол. Ра­бо­тая лок­тя­ми, я про­тол­кал­ся к вы­хо­ду. Друг вы­пал из дру­гой две­ри. С ним не­сколь­ко ста­рух, тол­стая тет­ка и... незна­ком­ка с ма­лы­ша­ми. Друж­бан по­тя­нул ме­ня к ска­мей­ке непо­да­ле­ку: – Сядь, пе­ре­ку­рим, – Плюх­нул­ся на лав­ку с от­ло­ман­ной спин­кой. Кив­нул на женщину: – Ну и ку­ри­ца! Ка­пец! Та уса­ди­ла маль­чи­ка в ко­ляс­ку, что-то ска­за­ла доч­ке, ко­па­лась в сво­ей огром­ной сум­ке, до- ста­ва­ла ка­кие-то ве­щи: бу­тыл­ку с пи­тьем и со­с­кой – для млад­ше­го, яб­ло­ко су­ну­ла де­воч­ке, про­дол­жа­ла рыть­ся в этом меш­ке. Ли­цо у нее бы­ло рас­стро­ен­ное. На­ко­нец она за­ки­ну­ла сум­ку на пле­чо, взя­ла ма­лыш­ку за руч­ку и, тол­кая ко­ляс­ку, тя­же­лой по­ход­кой, буд­то ста­ру­ха, по­пле­лась по тро­туа­ру. Под­ня­ла ру­ку, оста­нав­ли­вая марш­рут­ку, по­вто­ри­ла про­це­ду­ру по­груз­ки – и на­все­гда ис­чез­ла из мо­ей жиз­ни. – Бла­го­да­ря то­му, что мир ки­шит ку­ри­ца­ми, мы име­ем воз­мож­ность ку­пить пи­ва и сво­дить класс­ную де­воч­ку в ка­бак, – за­ржал Ви­тек. – Ну-ка, что за улов? Он вы­та­щил из кар­ма­на по­тер­тый ко­ше­лек, по­ма­хал у ме­ня пе­ред но­сом. – Это что? – не по­нял я. Нет, неправ­да. Я сра­зу все по­нял. Про­сто не хо­тел ве­рить. – Ба­б­ло. По­ка тет­ка сво­им спи­но­гры­зам соп­ли вы­ти­ра­ла, я у нее из меш­ка ко­ше­ле­чек-то и сри­со­вал. О, немно­го есть, – он ко­пал­ся в ко­шель­ке. Вы­та­щил три пя­ти­сот­ки и ку­чу мел­ких ку­пюр. – Справка ка­ка­я­то, – Ви­тек про­бе­жал бу­маж­ку взгля­дом, ском­кал, швыр­нул в ку­сты. – Ишь ты, по­на­е­ха­ли тут... – Ви­тя, по­до­жди. Это... непра­виль­но. До­ку­мент за­чем вы­бра­сы­вать? – Та не парь­ся. По­лу­чит дру­гую справ­ку. Пе­ре­се­лен­ка, блин. – Что? – Кап­шо! Ба­ба эта с соп­ля­ка­ми – пе­ре­се­лен­ка. Про то и справка. Вот, дер­жи, твоя до­ля. Ты­ся­ча – не бог весь что, но на скром­ную ка­феш­ку хва­тит, бра­тан! – он, сияя, хлоп­нул ме­ня по пле­чу. – А ес­ли те день­ги у нее по­след­ние? – вдруг ска­зал кто-то ря­дом. Я да­же под­прыг­нул от неожи­дан­но­сти. Откуда этот де­док бо­ро­да­тый тут взял­ся? – Слышь, ты, – рявк­нул Вить­ка, – хле­баль­ник за­крой и ва­ли от­сю­да! – Эх, пар­ни, – по­ка­чал го­ло­вой дед. – Тут в двух оста­нов­ках дет­ская боль­ни­ца. А ес­ли эта жен­щи­на с детьми ту­да еха­ла? С по­след­ни­ми день­га­ми? Он встал, шар­кая но­га­ми, по­шел по ули­це, но че­рез два ша­га оста­но­вил­ся: – И за все де­ла воз­даст­ся сто­ри­цей...– ска­зал ед­ва слыш­но. – То­пай-то­пай, – хмык­нул Ви­тек. – Про­ри­ца­тель, блин. Счас тач­ку пой­ма­ем, поедем до­мой. Я не знаю, как это по­лу­чи­лось... Вик­тор вро­де и не вы­хо­дил на про­ез­жую часть, про­сто ру­ку под­нял, ав­то ло­вить. Но я лишь услы­шал визг тор­мо­зов, а в сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние уви­дел, что мой друг ле­жит на зем­ле, сжи­мая в ру­ках чу­жой ко­ше­лек, а во­круг его го­ло­вы рас­пол­за­ет­ся гу­стое алое пят­но. До­мой я вер­нул­ся, когда уже стем­не­ло. Мен­ты мы­та­ри­ли во­про­са­ми: что да как. Про укра­ден­ный ко­ше­лек, са­мо со­бой, я ни­че­го им не ска­зал. Квар­ти­ра встре­ти­ла ме­ня стран­ной ти­ши­ной. Обыч­но ма­ма в это вре­мя смот­ре­ла се­ри­а­лы. Но те­ле­ви­зор в ее ком­на­те уста­вил­ся на ме­ня мерт­вым гла­зом. На кухне то­же ца­ри­ла непо­нят­ная пу­сто­та... Не­до­жа­рен­ные кот­ле­ты на пли­те за­ста­ви­ли вздрог­нуть. Я ни­че­го не по­ни­мал. В серд­це вполз ледяной ужас. Мы вдво­ем жи­вем, с то­го са­мо­го дня, как отец вне­зап­но умер. Ти­хим мир­ным ве­че­ром, возле те­ли­ка. Ко­ме­дию смот­ре­ли, как сей­час пом­ню, сме­я­лись. Вдруг па­па сполз на пол. И все. Ма­му­ля дол­го не мог­ла в се­бя прий­ти после по­хо­рон. В две­ри по­зво­ни­ли. Со­сед­ка. – Ой, Се­ре­жень­ка, где же ты хо­дишь? – за­при­чи­та­ла она с по­ро­га. – Ма­му твою «ско­рая» увез­ла. Серд­це при­хва­ти­ло! – Мне по­че­му не по­зво­ни­ли? – про­си­пел я. В голове сту­ча­ло «воз­даст­ся сто­ри­цей... воз­даст­ся сто­ри­цей...» – Так ты все вре­мя вне зо­ны... Она в тре­тьей боль­ни­це. Поспе­ши. К ма­ме ме­ня не пу­сти­ли. Ска­за­ли, об­шир­ный ин­фаркт. Со­сто­я­ние ста­биль­но тя­же­лое. Тре­бу­ет­ся чу­до. Чу­до... Ма­ме ста­ло пло­хо прак­ти­че­ски в ту ми­ну­ту, когда я су­нул в кар­ман укра­ден­ные день­ги. На­до най­ти ту де­вуш­ку с детьми. Вер­нуть ей день­ги. По­про­сить про­ще­ния. Воз­даст­ся сто­ри­цей... ... Полицейский пат­руль све­тил мне в гла­за: – Мо­ло­дой че­ло­век, вам пло­хо? По­чем вы си­ди­те на зем­ле в та­кой ли­вень? Я об­лиз­нул пе­ре­сох­шие гу­бы: – Му­жи­ки, по­мо­ги­те. Тут где-то долж­на ва­лять­ся бу­маж­ка, та­кая ском­кан­ная... Справка. Там ад­рес. Мне очень на­до! – А ну дых­ни? Нет, не пил. Псих, – по­жал плечами один из по­ли­цей­ских. Они вер­ну­лись в ма­ши­ну, а я сно­ва по­полз во­круг ска­мей­ки с фо­на­ри­ком. Мне очень нуж­но най­ти ском­кан­ный кло­чок бу­ма­ги. Очень. То­гда взой­дет солнце и ма­ма бу­дет жить... Гос­по­ди, по­мо­ги...

Ви­тя смял справ­ку, швыр­нул в ку­сты. До­стал день­ги Отец вне­зап­но умер, и мы с ма­мой оста­лись вдво­ем

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.