Секс или жизнь?

По­на­ча­лу я идею лю­би­мо­го по­счи­та­ла бла­жью...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - News -

Мой па­рень окон­ча­тель­но за­иг­рал­ся в вой­нуш­ки. На уровне ком­пью­тер­ных стре­ля­лок с этим еще мож­но бы­ло ми­рить­ся, но его по­след­няя идея по­верг­ла ме­ня в сту­пор: Родь­ка ре­шил стать мен­том! – Ду­ра, – на­бро­сил­ся он на ме­ня, – не мен­том, а по­ли­цей­ским! А в чем раз­ни­ца-то? Нет, я, ко­неч­но, понимаю: рас­се­кать по го­ро­ду на «Той­о­те» с ми­гал­ка­ми, сел­фить­ся с дев­чон­ка­ми – это при­коль­но. Да и в фор­ме Родь­ка бу­дет вы­гля­деть эро­тич­но. Но ведь стре­мил­ся-то он во­все не к это­му! – Ты при­кинь, Ма­ри­ша, там да­же оружие вы­да­ют! – ис­хо­дя вос­тор­гом, рас­ска­зы­вал нена­гляд­ный. – Пал­ку, что ли? – Ре­зи­но­вая пал­ка – то­же оружие, толь­ко несмер­тель­но­го дей­ствия. А еще га­зо­вый бал­лон­чик и са­мо­за­ряд­ный пи­сто­лет, – тут у Родь­ки от экс­та­за по­му­тил­ся взгляд и за­ка­па­ла слю­на. В та­кой си­ту­а­ции раз­убеж­дать его бы­ло со­вер­шен­но бес­смыс­лен­но, тем более, что па­ра его ко­ре­шей про­шли обу­че­ние и уже успеш­но слу­жи­ли. Соб­ствен­но, они-то и под­би­ли Родь­ку по­сле­до­вать их при­ме­ру. Мне что оста­ва­лось? Не мо­жешь по­бо­роть безу­мие – воз­главь его! Ес­ли чест­но, по­ли­цей­ская фор­ма мне са­мой уже дав­но не да­ва­ла по­коя, бе­ре­дя во­об­ра­же­ние и рож­дая вся­кие идеи, а тут та­кой по­вод! В об­ще­мобщем, в день­день, когда Родь­ка по­дал за­яв­ле­ние в Нац­по­ли­цию, я ре­ши­ла кре­а­тив­но по­здра­вить его с на­ча­лом, так ска­зать, ка­рье­ры. По­вез­ло: в са­лоне эро­ти­че­ско­го бе­лья на­шел­ся за­ши­бен­ный при­кид. – Ка­кой раз­мер? – ухва­ти­лась я за ко­роб­ку. – На вас пой­дет, – оце­ни­ва­ю­ще гля­нув на ме­ня, ска­за­ла де­вуш­ка­кон­суль­тант. – Тем более что это все рав­но по­след­ний. Раз­ме­ли за день, пред­став­ля­е­те? С этой но­вой по­ли­ци­ей все про­сто с ума по­схо­ди­ли, – ти­хо воз­му­ща­лась она, упа­ко­вы­вая ко­стюм­чик. – «Крас­ная Ша­поч­ка» их уже не устра­и­ва­ет, все непре­мен­но хо­тят трах… – она не стес­ня­лась в вы­ра­же­ни­ях, – с ко­па­ми! – Вот имен­но! – под­дер­жа­ла я ее, при­жи­мая по­куп­ку к гру­ди и мыс­лен­но вжи­ва­ясь в об­раз. До­ма пе­ред зер­ка­лом при­ме­ри­ла и при­шла в вос­торг от соб­ствен­но­го от­ра­же­ния: ко­жа плот­но об­ле­га­ла те­ло, ши­ро­кий по­яс спол­зал на бед­ра, осо­бо­го шар­ма до­бав­ля­ла ба­ла­кла­ва – в це­лом вид был от­мен­но бру­таль­ный и сек­са­пиль­ный. Днем по­зво­нил Родь­ка. – Бу­ду позд­но, – со­об­щил тор­же­ствен­но, – с ре­бя­та­ми те­му пе­ре­те­реть на­до. – Ко­неч­но, до­ро­гой, – про­мур­ча­ла я в от­вет. –

Та­кой се­рьез­ный шаг! Вер­нул­ся Родь­ка за пол­ночь. Я, за­та­ив­шись на лод­жии, успе­ла да­же за­дре­мать и за­мерз­нуть, по­ка жда­ла. Его слег­ка по­ка­чи­ва­ло – оче­вид­но­оче­вид­но, раз­го­вор с пар­ня­ми про­шел на­сы­щен­но. – Ма­рин­ка, – с по­ро­га крик­нул он, – по­пить что-ни­будь есть, а то су­шит! Я – мол­чок. – У ма­те­ри, что ли, за­но­че­ва­ла? – про­буб­нил лю­би­мый се­бе под нос и, кое-как ста­щив джин­сы и фут­бол­ку, шат­кой по­ход­кой про­шле­пал на кух­ню. Хлоп­ну­ла двер­ца хо­ло­диль­ни­ка, раз­да­лось ши­пе­ние ми­не­рал­ки. Я на­блю­да­ла за Родь­кой сквозь стек­ло, го­то­вясь к соль­но­му вы­хо­ду. На­ко­нец-то он вер­нул­ся в ком­на­ту, по­ту­шил свет и… на­ста­ло вре­мя мо­е­го вы­хо­да на аван­сце­ну! Под зву­ки «Ме­тал­ли­ки», рву­щи­е­ся из мо­биль­но­го, я, толк­нув но­гою дверь лод­жии, ворвалась в ком­на­ту. Не­сколь­ко эф­фект­ных дви­же­ний, ку­вы­рок, хук спра­ва – и Родь­ка ока­зал­ся по­вер­жен­ным на по­стель, с при­став­лен­ным к его вис­ку пистолетом-за­жи­гал­кой. – Вы кто? – про­шеп­тал он сдав­лен­но. «Не узнал!» – об­ра­до­ва­лась я, и, упер­шись ко­ле­ном в его грудь, рявк­ну­ла: – Вы­би­рай: секс или… Но тут слу­чи­лось непред­ви­ден­ное: Родь­ка ду­ше­раз­ди­ра­ю­ще за­во­пил, сбро­сил ме­ня на пол и с кри­ка­ми: «Полиция! Полиция!» – рва­нул из квар­ти­рык­вар­ти­ры. «Пе­ре­пил, на­вер­но», – я раз­до­са­до­ва­но вздох­ну­ла, сня­ла с се­бя ба­ла­кла­ву и по­тру­си­ла сле­дом за ним. – Ро­дя, Ро­ди­он­чик, ты что, ис­пу­гал­ся? – ску­ли­ла под за­пер­той две­рью. – Это же я, Ма­ри­на! Ну, Ро­дич­ка, я про­сто по­шу­ти­ла. Неужели ты ме­ня не узнал? Про­шло не­сколь­ко се­кунд, преж­де чем щелк­нул на­руж­ный за­мок, две­ри рас­пах­ну­лись и Родь­ка по­явил­ся на по­ро­ге. – Ду­ра! – оби­дел­ся он. – Пре­ду­пре­ждать на­до! – Ну что ты, ми­лый! – при­жа­лась я к нему. – Хо­те­ла по­здра­вить те­бя, как на­сто­я­ще­го ко­па. Родь­ка за­трав­лен­но по­ша­рил гла­за­ми: – А оружие где взя­ла? – Так это ж за­жи­гал­ка! – про­тя­ну­ла ему пи­сто­лет. – Ты же сам ее по­ку­пал, помнишь? – Точ­но, – Родь­ка рас­сла­бил­ся и за­мет­но по­ве­се­лел. – Лад­но, то­гда про­дол­жай: что ты там нас­чет сек­са го­во­ри­ла? – и, пой­мав мою ру­ку, за­ва­лил­ся на по­стель, увле­кая за со­бой. Не счи­тая ис­пор­чен­ной увер­тю­ры, даль­ше все пошло, как по но­там: Родь­ка оце­нил и мой на­ряд, и вир­ту­оз­ную ак­тер­скую иг­ру. Меж­ду жиз­нью и сек­сом он, как на­сто­я­щий муж­чи­на, вы­брал вто­рое… Мы бы­ли в са­мом раз­га­ре, как вдруг по мо­им гла­зам по­лос­нул яр­кий луч фо­на­ри­ка и над го­ло­вой про­гре­ме­ло: – Не дви­гать­ся! Полиция! Ру­ки за спи­ну! Родь­ка дер­нул­ся и за­мер: на­до ска­зать, в по­доб­ной си­ту­а­ции это тре­бо­ва­ло опре­де­лен­ных уси­лий. – Вы кто, му­жи­ки? – про­си­пел он. – По­хо­же, твои бу­ду­щие кол­ле­ги, – съяз­ви­ла я. –А в на­шем слу­чае – мас­сов­ка. – Не раз­го­ва­ри­вать! Предъ­явить до­ку­мен­ты! – ис­прав­но ис­пол­нял свою ра­бо­ту страж по­ряд­ка. Родь­ка, при­крыв­шись про­сты­ней, по­лез за пас­пор­том. В это вре­мя в ком­на­ту на цы­поч­ках во­шла со­сед­ка – ста­руш­ка из квар­ти­ры на­про­тив. – Ну что, – по­тя­ну­лась она лю­бо­пыт­ной мор­доч­кой из-за пле­ча полицейского, – все жи­вы? – К со­жа­ле­нию… – не смог­ла я удер­жать­ся от сар­каз­ма. Уви­дев об­на­жен­ный торс Ро­ди­ка и ме­ня в пи- кант­ной по­зе, ста­руш­ка за­рде­лась: – Ну, сла­ва бо­гу! А я уж бы­ло по­ду­ма­ла… – Те­тя Оля, так это вы по­ли­цию вы­зва­ли? За­чем?! – воз­му­тил­ся Ро­ди­он. – Как же, – рас­те­ря­лась ба­бу­ля, – по­сре­ди но­чи кри­ки «полиция!», я глядь в гла­зок, а там го­лый муж­чи­на но­сит­ся по лест­нич­ной клет­ке – вот я и по­ду­ма­ла… Второй полицейский в это вре­мя с ин­те­ре­сом рас­смат­ри­вал остав­лен­ную на сто­ле за­жи­гал­ку­пи­сто­лет и раз­бро­сан­ные на по­лу де­та­ли мо­е­го на­ря­да: ба­ла­кла­ву, по­яс, ко­жа­ный ком­би­не­зон… – Слышь, – осто­рож­но ткнул он в бок сво­е­го на­пар­ни­ка, – по­хо­же, вы­зов лож­ный: они тут это… – он под­би­рал сло­ва, – в ро­ле­вые иг­ры иг­ра­ют. – По­вер­нув­шись к Ро­ди­о­ну, кон­ста­ти­ро­вал: – Зна­чит так: де­ло от­кры­вать не бу­дем, но при­кид за­бе­рем как ве­щ­док, – и, под­миг­нув, про­си­ял, – мо­ей та­кое то­же долж­но по­нра­вить­ся! Про­ща­ясь, он обер­нул­ся у по­ро­га: – А иг­ра-то как на­зы­ва­лась, ре­бя­та? – Секс или жизнь, – под­ска­за­ла я.

Лю­би­мый при­шел позд­но, при­чем яв­но на­ве­се­ле... Вдруг над го­ло­вой про­гро­хо­та­ло: «Не дви­гать­ся!»

НеН ду­ма­ла я, что лю­би­мый так ис­пу­га­ет­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.