Зом­ла­олть­чо­ий к

Мой веч­ный по­клон­ник, «груст­ный Пье­ро»...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Душевные раны -

Род­ной го­род встре­тил обыч­ной про­вин­ци­аль­ной неспеш­но­стью. ППо­сле раз­во­да Ген­ка вы­вы­швыр­нул ме­ня из квар­ти­ры – де­тей мы и не на­жи­ли, и у ме­ня не бы­ло шан­сов за­це­пить­ся. Из фир­мы, где он оста­вал­ся ди­рек­то­ром, я ушла са­ма. Та­ким пе­чаль­ным ока­зал­ся итог мо­е­го по­ко­ре­ния сто­ли­цы. Без де­нег и на гра­ни нерв­но­го сры­ва я вер­ну­лась к ма­те­ма­те­ри – за­ли­зы­вать ра­ны. – Ни­че­го, до­ча, вре­мя ле­чит, – ма­му­ля гла­ди­ла ме­ня по го­ло­ве. – До­ма и сте­ны по­мо­га­ют­по­мо­га­ют… – Знаю, ма­ма, – ки­ва­ла я, а сле­зы тек­ли из глаз, осво­бож­дая серд­серд­це от го­ре­чи по­ра­же­ни­по­ра­же­ния. Бу­ду­щее мое был­бы­ло неяс­но, но я ста­рал­ста­ра­лась по­ка не ду­мать о нем, про­сто бро­ди­ла по пыль­пыль­ным зна­ко­мым с ппе­ле­нок ули­ца­му­ли­цам, на­сла­жда­я­да­ясь вес­ной, со­солн­цем ии… оди­ноч­че­ством. – Марг­го­ша? – про­зву­ча­ло вдруг пря­мо у ме­ня над ухом. От по­лу­за­бы­то­го об­ра­ще­ние внут­ри коль­ну­ло. Я обер­ну­лась: – Вадь­ка! – за­мер­ла на миг и бро­си­лась в рас­пах­ну­тые объ­я­тия. Ва­дим при­жал ме­ня к се­бе, за­дер­жал ров­но на­столь­ко, что­бы я мог­ла услы­шать, как бе­ше­но ко­ло­тит­ся его серд­це, по­чув­ство­вать, как креп­ки мыш­цы, сжи­ма­ю­щие мое те­ло, и как нетер­пе­ли­вы гу­бы в по­ис­ках по­це­луя. Это был мой веч­ный по­клон­ник – та­кой се­бе груст­ный Пье­ро, име­ю­щий­ся в за­па­се, на­вер­ное, у каж­дой жен­щи­ны. За та­ких хва­та­ют­ся, как за спа­са­тель­ный круг, ко­гда бес­по­щад­ный оке­ан судь­бы смы­ва­ет те­бя за борт с рос­кош­но­го лай­не­ра. – Как ты? Се­мья? Де­ти? – за­та­ра­то­ри­ли мы хо­ром. – В раз­во­де… – так же еди­но­душ­но про­зву­чал от­вет. – Так мо­жет быть, это судь­ба? – бро­сил проб­ный шар Ва­дим. – Вре­мя по­ка­жет… – я ко­кет­ли­во улыб­ну­лась и по­чув­ство­ва­ла, как ду­ша на­пол­ня­ет­ся ра­до­стью. – Ма, уга­дай, ко­го я встре­ти­ла? – во­рва­лась в дом. – Вадь­ку! Пом­нишь, ху­день­кий та­кой, он еще по­всю­ду за мной тас­кал­ся? Его учи­те­ля обо­жа­ли… – Ко­неч­но, пом­ню! Ва­ди­чек – зо­ло­той был мальчик, я все­гда со­кру­ша­лась, что ты не хо­чешь с ним дру­жить. – Он так из­ме­нил­ся, ма­ма! Воз­му­жал… – я сде­ла­ла па­у­зу, – и, ка­жет­ся, раз­вел­ся? – Что-то слы­ша­ла об этом, – ма­ма под­се­ла бли­же, го­то­вая по­сплет­ни­чать. – Не по­вез­ло маль­чи­ку: го­во­рят, же­на ему из­ме­ня­ла, а по­сле еще и обо­брать за­ду­ма­ла – им ведь с сест­рой дом по­сле ро­ди­те­лей остал­ся… – Яс­но! Зна­чит, мер­зав­ка бы­ла… – за­ме­ти­ла я. – А что Ве­роч­ка, его сест­ра? Они вме­сте жи­вут? – Вро­де бы от­дель­но... Хо­дят слу­хи, что она при­ня­ла сто­ро­ну его быв­шей. А по­сле их раз­во­да да­же ушла из

Вы­яс­ни­лось, что мы оба в раз­во­де. Мо­жет, это судь­ба?

ро­ди­тель­ско­го до­ма. – Стран­но, – уди­ви­лась я, вспо­ми­ная Ве­роч­ку – ак­ти­вист­ку и ярую по­бор­ни­цу спра­вед­ли­во­сти. На сле­ду­ю­щий день Ва­дим за­явил­ся с цве­та­ми и шам­пан­ским. – Ни­как же­ни­хать­ся? – всплес­ну­ла ру­ка­ми ма­му­ля. – Нет… про­сто так, – па­рень гу­сто по­крас­нел. – Хо­тя я не про­тив, – он под­миг­нул, пы­та­ясь раз­ря­дить об­ста­нов­ку. Ве­чер про­шел очень ве­се­ло: в вос­по­ми­на­ни­ях дет­ства, ста­рых школь­ных фо­то­гра­фи­ях… Вадь­ка си­дел со­всем близ­ко, то по­прав­ляя мой ло­кон, то невзна­чай по­ло­жив ру­ку на пле­чо, то неза­мет­но це­луя – его неж­ность бы­ла тро­га­тель­на и при­ят­на… «По­че­му бы и не Ва­дик, – ду­ма­ла я, за­сы­пая. – Зо­ло­той мальчик… – вспом­ни­ла ма­ми­ны сло­ва и улыб­ну­лась. – Ин­те­рес­но, что же та­кое у них с сест­рой про­изо­шло?» – по­че­му-то имен­но эта мысль ни­как не да­ва­ла мне по­коя. Вско­ре все вы­яс­ни­лось. За­ку­пая про­дук­ты в су­пер­мар­ке­те, я слу­чай­но на­ле­те­ла те­леж­кой на де­вуш­ку. Ее ли­цо по­ка­за­лось мне зна­ко­мым: вы­со­кий лоб, яс­ный взгляд, доб­ро­же­ла­тель­ная улыб­ка. – Вы Ве­ра? – узна­ла я ее. Де­вуш­ка кив­ну­ла. –А я Мар­го. Мар­га­ри­та! Мы учи­лись в од­ной шко­ле, толь­ко я с Ва­ди­ком… Услы­шав имя бра­та, Ве­ра на­хму­ри­лась. – Что вы хо­ти­те? – хо­лод­но по­ин­те­ре­со­ва­лась она. – Ни­че­го! – уди­ви­лась я. – Про­сто я не­дав­но вер­ну­лась в го­род, встре­ти­ла Ва­ди­ма, и те­перь… мы вме­сте, – я ис­пы­ты­ва­ла нелов­кость под ее взгля­дом. – Вме­сте с Ва­ди­мом?! – Ве­ра вски­ну­ла бро­ви. – Вы ни­че­го не зна­е­те? – Нет, а что? – со­вра­ла я. – Он же пре­ступ­ник! И ма­ньяк к то­му же, – сер­ди­то от­ве­ти­ла она. – По­слу­шай­те, я вас не знаю, но все рав­но... – де­вуш­ка взя­ла ме­ня за ру­ку и от­ве­ла в сто­ро­ну, — про­сто обя­за­на пре­ду­пре­дить, что­бы брат не сло­мал и вам жизнь, как Ви­ке. Ва­дим ти­ра­нил ее, не пус­кал на ра­бо­ту, бил, за­пи­рал до­ма – про­сто из­во­дил сво­ей рев­но­стью! А ко­гда бед­няж­ка на­ко­нец-то ре­ши­лась, несмот­ря на его угро­зы, по­дать на раз­вод, раз­бил и под­жег ма­ши­ну, до­став­шу­ю­ся ей от от­ца! Ви­ка в тот мо­мент бы­ла за ру­лем – ей бук­валь­но чу­дом уда­лось спа­стись! Она об­ра­ти­лась в по­ли­цию, но Ва­дим все от­ри­ца­ет! По­ни­ма­е­те, он ведь по­жар­ный, то же ве­дом­ство, вот они его и по­кры­ва­ют! По­со­ве­то­ва­ли взять справ­ку у пси­хи­ат­ра, что яко­бы был в со­сто­я­нии аф­фек­та! – Не­уже­ли это прав­да? Но от­ку­да вам все из­вест­но, Ве­ра? – я бы­ла по­тря­се­на. – Ва­дик сам мне рас­ска­зал, – по­жа­ла она пле­ча­ми, – я же его сест­ра! По­сле это­го и ушла жить на квар­ти­ру. Ви­ка, ко­неч­но, не ан­гел, но та­ко­го скот­ско­го от­но­ше­ния не за­слу­жи­ла… В об­щем, ду­май­те са­ми! – А ведь в дет­стве он был зо­ло­той мальчик… – в рас­те­рян­но­сти про­из­нес­ла я. – Дет­ство дав­но за­кон­чи­лось, – мах­ну­ла на про­ща­ние ру­кой Ве­роч­ка.

В су­пер­мар­ке­те я встре­ти­ла сест­ру Ва­ди­ма – Ве­роч­ку...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.