Щас спою!

Я ока­за­лась од­на на пу­стын­ной ули­це, и ме­ня при­ня­ли за ноч­ную ба­боч­ку...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - анонс юмор содержание -

Ну и ка­тись… – я за­пу­сти­ла под­ло­му Ни­ки­то­су в спи­ну сво­ей нема­лень­кой дам­ской су­моч­кой. Не по­па­ла. Сум­ка шмяк­ну­лась об ас­фальт, а этот гад даже не обер­нул­ся. То­гда я ее по­до­бра­ла (там мно­го вся­ких «нуж­ня­шек», не вы­бра­сы­вать же, на­при­мер, клю­чи от квар­ти­ры или новую мо­би­лу?) и гор­до и уве­рен­но за­ша­га­ла в сто­ро­ну мет­ро. Ну, уве­рен­но – неко­то­рое пре­уве­ли­че­ние. Я же ти­па на сви­дан­ку хо­ди­ла, с по­сле­ду­ю­щим за­хо­дом на кон­церт и за­вер­ша­ю­щей пла­то­ни­че­скую часть про­гул­кой по го­ро­ду, ко­то­рая долж­на бы­ла пе­ре­ра­с­ти в страст­ную ночь с «пе­с­то­ща­ми до нестя­ми», как лю­бит го­во­рить моя те­туш­ка. Сле­до­ва­тель­но, при­кид по пол­ной про­грам­ме. Для оча­ро­вы­ва­ния и со­блаз­не­ния. В со­от­вет­ствии с жар­ким лет­ним ве­че­ром. Ми­ни-ма­еч­ка, под ко­то­рой, кро­ме мо­е­го юно­го пре­крас­но­го те­ла, ни­че­го нет. Ми­ни-юбоч­ка, под ко­то­рой… и ни­че­го не го­лая по­па. Я при­лич­ная сту­дент­ка, на свидания хо­жу в сек­су­аль­ном бе­лье. Это неваж­но, что оно со­сто­ит из кру­жев­ной ве­ре­воч­ки. Глав­ное – име­ет­ся! За­вер­ша­ют ан­самбль бо­со­нож­ки на каб­лу­ках. Да, нор­маль­но пе­ре­дви­гать­ся на них прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Но я же не со­би­ра­лась марафон бе­жать! В пла­нах бы­ла по­стель с Ни­ки­то­сом. Нет, не в бо­со­нож­ках. Обувь в мо­мент го­ря­чих под­го­то­ви­тель­ных ласк

воз­люб­лен­ный эро­тич­но швы­ря­ет в угол. Я в ки­но та­кое ви­де­ла... Кон­церт был. Про­гул­ка бы­ла до и по­сле. До – вполне ро­ман­тич­но. С за­хо­дом на пиц­цу. Кста­ти, Ни­ки­та ее по­чти всю сам сло­пал. Я изоб­ра­жа­ла Дюй­мо­воч­ку, ко­то­рой до­ста­точ­но ма­ко­во­го зер­ныш­ка (для под­дер­жа­ния об­ра­за) – за что по­том го­лод­но вор­ча­щий же­лу­док не раз упрек­нул. Хо­ро­шо, что бу­ду­щие звез­ды ми­ро­вой опе­ры пе­ли гром­ко. Мы хо­ди­ли на вы­пуск­ной кон­церт фа­куль­те­та во­ка­ла­во­ка­ла, на ко­то­ром я за­вер­ши­ла пер­вый курс

Не­ожи­дан­но ря­дом оста­но­ви­лось ав­то но­вой по­ли­ции...

– по­слу­шать стар­ших то­ва­ри­щей и за них по­ра­до­вать­ся: уче­ба по­за­ди! Соб­ствен­но, кон­церт и по­слу­жил при­чи­ной ссо­ры с лю­би­мым. Ни­ки­тос ныл, ску­лил, ер­зал, чем-то шур­шал, чмо­кал, по­са­пы­вал и в ито­ге откровенно всхрап­нул под зна­ме­ни­тую арию Кар­мен «У люб­ви, как у пташ­ки, кры­лья... Лю­бовь, лю­бовь»... в ис­пол­не­нии Ани Штерн. Меж­ду про­чим, та­кое со­пра­но рож­да­ет­ся раз в сто лет! А ему, ви­ди­те ли… Чур­бан! При­ми­тив! При­шлось про­чи­тать нена­гляд­но­му неболь­шую лек­цию о си­ле пре­крас­но­го. Ну лад­но, до­воль­но боль­шую. Тот воз­ра­жал, как по­след­ний осел. Фи­нал вы зна­е­те... Пе­ред на­деж­но за­пер­той стан­ци­ей мет­ро тол­пи­лись пья­нень­кие под­рост­ки. Черт, я и не за­ме­ти­ла, что уже так позд­но. Пока кон­церт, пока про­гул­ка, пока до­то­па­ла… И что те­перь? Пеш­ком на Харь­ков­ский? К осени най­дут мой об­гло­дан­ный ко­ма­ра­ми тру­пик где-ни­будь на про­спек­те Ба­жа­на… Так­си? Ага, как же… По­след­ний раз в по­чти пу­стой ко­ше­лек я за­гля­ды­ва­ла по­за­вче­ра. Вряд ли за это вре­мя там вол­шеб­ным об­ра­зом вы­рос­ла хо­тя бы од­на сто­гри­вен­ная ку­пю­ра. Оста­ют­ся марш­рут­ки, ес­ли та­ко­вые еще ез­дят. Я по­до­шла к про­ез­жей ча­сти. Бу­ду ид­ти вдоль нее и вы­смат­ри­вать транс­порт бо­лее или ме­нее под­хо­дя­ще­го на­прав­ле­ния. Итак, ми­зан­сце­на: ночь, по краю шос­се мед­лен­но, ста­ра­ясь удер­жать рав­но­ве­сие по­ка­чи­ва­ни­ем бе­дер, идет де­вуш­ка в ми­ни-юб­ке и на вы­со­чен­ных каб­лу­ках, при­сталь­но вгля­ды­ва­ясь в до­ста­точ­но ред­ко про­ез­жа­ю­щие ав­то. Ру­ка ее вре­мя от вре­ме­ни вздра­ги­ва­ет, буд­то ба­рыш­ня раз­ду­мы­ва­ет: го­ло­со­вать или нет? Вот-вот… На что это по­хо­же? Со­вер­шен­но правильно вы подумали… И мен­ты, то есть по­ли­цей­ские, подумали то же… И оста­но­ви­лись. Из ав­то вы­лез лось под два метра. Коп. Пе­ре­крыл мне до­ро­гу. За спи­ной на­ри­со­вал­ся еще один – ска­жем, ло­се­нок. Немно­го по­ни­же ростом. – Ра­бо­та­ешь? – спро­сил пер­вый. К то­му вре­ме­ни я бы­ла не толь­ко зла, но и рас­стро­е­на прак­ти­че­ски до ис­те­ри­ки. По­это­му не вру­би­лась в суть это­го про­сто­го во­про­са но­чью у до­ро­ги. – Нет, тан­цую! А щас иш­шо и спою! – рявк­ну­ла, как тет­ка Ка­тя на рын­ке в мо­ем род­ном глу­бо­ко про­вин­ци­аль­ном го­род­ке. Ка­тя, чтоб вы по­ни­ма­ли, боль­шая по­клон­ни­ца муль­ти­ка про вол­ка и пса. – Ха­мим? – неж­но про­вор­ко­вал лось. – Со­труд­ни­кам ор­га­нов при ис­пол­не­нии? От­ку­да то­па­ешь? – Из кон­сер­ва­то­рии! – за­меть­те, я го­во­ри­ла чи­стую прав­ду. – Не, ну она ва­ще! Пе­ви­ца, блин. Эта, как ее… ма­дон­на, – ло­се­нок пе­ре­ба­зи­ро­вал­ся к то­ва­ри­щу, по­ни­мая, что я не уде­ру со всех ног в сво­их су­пер­бо­со­нож­ках и что со спи­ны ме­ня мож­но не бло­ки­ро­вать. Хо­тя мои шу­зы легко снять… Нет, по­жа­луй, ав­то у мен­тов, про­сти­те, ко­пов, все рав­но по­шуст­рее мо­их но­жек бе­га­ет… – При­ма­дон­на, де­бил! – рявк­ну­ла я. – ПРИ-МАДОН-НА! Да, бу­ду­щая! В Ми­лан­ской опе­ре! Ла Ска­ла! И в Па­риж­ской! Уро­ды! Щас спою! На­бра­ла пол­ную грудь воз­ду­ха и гря­ну­ла: «Ре­ве та стогне Дніпр ши­ро­кий». Опять же, что­бы бы­ло по­нят­но, у ме­ня глу­бо­кое кон­траль­то. Это очень низ­кий жен­ский го­лос. Ме­ня бабушка в дет­стве иери­хон­ской тру­бой на­зы­ва­ла. Ко­пы за­мер­ли, от­ве­сив че­лю­сти. Я до­пе­ла про Дні­п­ро, от­ры­ла в сум­ке сту­ден­че­ский, ко­то­рый бра­ла как про­пуск на кон­церт, су­ну­ла ло­сю под нос. – Тю… – очень глу­бо­ко­мыс­лен­но из­рек па­рень. – Та­ки да. Фо­та яв­но твоя. А че­го ж ты то­гда му­жи­ков на до­ро­ге сни­ма­ешь? Сте­пу­хи не хва­та­ет? – Ду­рак. На мет­ро опоз­да­ла, на тач­ку де­нег нет. Марш­рут­ку лов­лю. А они не ло­вят­ся. От­ку­да у вас, му­жи­ков, эти сте­рео­ти­пы? Раз ми­ни­юб­ка, то сра­зу шлю­ха. В тюря­гу! Про­филь-ан­фас, бамц – Аль­ка­трас… Идио­ты. Дай сю­да, – я вы­рва­ла у него из рук сту­ден­че­ский. – Мне еще до Харь­ков­ско­го то­пать и то­пать. Сня­ла бо­со­нож­ки, за­тол­ка­ла в сум­ку. Ко­неч­но, по ас­фаль­ту бо­си­ком непри­коль­но, но так хоть есть шанс не сло­мать шею или ло­дыж­ку. По­ли­цей­ская ма­ши­на за­ур­ча­ла за спи­ной, обо­гна­ла и оста­но­ви­лась. Лось снова вы­лез, крях­тя. Для его га­ба­ри­тов это ав­то яв­но ма­ло­ва­то. – Са­дись, – от­крыл зад­нюю двер­цу. – Под­бро­сим. От гре­ха. В го­ро­де се­год­ня спе­цо­пе­ра­ция по… ну этих, ба­бо­чек ноч­ных тря­сут. Вернее… впро­чем, это те­бе знать не на­до. – Так у вас же уча­сток? Не вле­тит за то, что пост бро­сил? – а он сим­па­тич­ный, этот коп. Мо­жет, и му­зы­ку лю­бит? – По­па­лят – вле­тит. А ес­ли с то­бой что слу­чит­ся? Ме­ня со­весть за­гры­зет и ко­стей не оста­вит. По­это­му из аб­со­лют­но эго­и­сти­че­ских со­об­ра­же­ний, рис­куя со­бой и то­ва­ри­щем, от­ве­зу те­бя на Харь­ков­ский. Кста­ти, я Игорь, а он – Фе­дор. –А я Кар­мен. Че­го рже­те? Ма­му­ля моя меч­та­ла пе­ви­цей стать. Не сло­жи­лось. Хо­ро­шо, что Бат­тер­фляй един­ствен­ное ча­до не на­зва­ла. Или Тра­виа­той, – по­яс­ни­ла, за­би­ра­ясь в ма­ши­ну. – Для тех, кто не в те­ме, ге­ро­и­ни этих опер – жен­щи­ны не со­всем доб­ро­по­ря­доч­ные. Я по­шла по сто­пам ма­ми­ной меч­ты. Так что спо­ем, му­жи­ки? «Лю­бовь, лю­бовь»? Нет, луч­ше «Ой, на горі та жен­ці жнуть…» Оно как-то бли­же...

Рис­куя служ­бой, па­рень пред­ло­жил ме­ня под­вез­ти

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.