Смер­тель­ное при­тя­же­ние

Слы­ша­ли вы­ра­же­ние: уви­деть Па­риж и уме­реть? Так вот, Мар­го по­чти ста­ла мо­им Па­ри­жем...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Защити себя сам -

Я не мог ото­рвать взгля­да от бе­дер де­вуш­ки и ее гру­ди Оч­нул­ся в ма­шине. Ост­рая боль в бо­ку за­мет­но по­утих­ла

Мар­го по­яви­лась в ба­ре в по­не­дель­ник, а уже к пят­ни­це управ­ля­ю­щий по­ста­вил ее в ноч­ную сме­ну, ар­гу­мен­ти­руя тем, что она «бой­кая дев­чон­ка и сто­пу­до­во спра­вит­ся». Ни­кто по­че­му-то не со­мне­вал­ся в его сло­вах, хо­тя офи­ци­ан­ток ста­ви­ли в ночь обыч­но по­сле двух-трех ме­ся­цев ра­бо­ты – нуж­ны бы­ла хват­ка и вы­держ­ка, ко­то­рые по­яв­ля­ют­ся лишь с опытом. – Го­ря­чая бу­дет ноч­ка, не так ли? – Мар­го по­до­шла к стой­ке, за ко­то­рой я про­ти­рал бо­ка­лы, и усмех­ну­лась од­ним угол­ком кар­мин­но­крас­ных губ. – Угу, – бурк­нул я, де­лая вид, что чрез­вы­чай­но увле­чен сво­им за­ня­ти­ем. На са­мом де­ле в ее при­сут­ствии по­че­му-то те­рял­ся – я, чья ра­бо­та бы­ла спа­и­вать дев­чо­нок, веч­но тол­ку­щих­ся воз­ле бар­ной стой­ки. – А ты, я слы­ша­ла, по­сле сме­ны тут но­чу­ешь? – спро­си­ла де­вуш­ка, об­во­дя на­ма­ни­кю­рен­ным паль­чи­ком кром­ку бо­ка­ла. – Только по сре­дам и пят­ни­цам, – кив­нул. – У на­ше­го охран­ни­ка выходные, и я его под­ме­няю. – Где же ты спишь – пря­мо за стой­кой, что ли? – улыб­ну­лась она. – Ну по­че­му же? В ка­би­не­те управ­ля­ю­ще­го. Там есть до­воль­но удоб­ный ди­ван­чик, ду­ше­вая и телек. – По­нят­но, – кив­ну­ла Мар­го и, вне­зап­но по­те­ряв ко мне вся­кий ин­те­рес, уплы­ла вглубь за­ла. Я не мог ото­рвать взгляд от ее по­ка­чи­ва­ю­щих­ся бе­дер и чув­ство­вал, как где-то вни­зу жи­во­та на­рас­та­ет му­чи­тель­ное на­пря­же­ние. – Да­же не меч­тай, чу­вак, – ух­мыль­нул­ся офи­ци­ант Ан­тон, на­пол­ня­ю­щий у края стой­ки сал­фет­ни­цы. – Те­бе она не по зу­бам. – А ко­му по зу­бам? – спро­сил я, чув­ствуя, как к воз­буж­де­нию под­ме­ши­ва­ет­ся спор­тив­ный ин­те­рес. – Не знаю, – он по­жал пле­ча­ми. – Я во­об­ще без по­ня­тия, что та­кая де­вуш­ка здесь де­ла­ет. Когда ты ра­бо­та­ешь в ба­ре, то зна­ешь: у пят­ниц – самые длин­ные дни и самые ко­рот­кие но­чи. Бли­же к се­ми на­чи­на­ют стя­ги­вать­ся «бе­лые во­рот­нич­ки», спе­ша­щие от­ме­тить ко­нец ра­бо­чей неде­ли бо­ка­лом­дру­гим пи­ва. Та­кие обыч­но на­пи­ва­ют­ся уже к один­на­дца­ти, а к две­на­дца­ти, по­ка­чи­ва­ясь, вы­хо­дят на ули­цу с тем, что­бы весь сле­ду­ю­щий день про­ва- лять­ся с по­хме­льем. По­сле них при­хо­дит вре­мя ту­сов­щи­ков – они уже успе­ли по­си­деть в двух, а то и трех за­ве­де­ни­ях, и при­хо­дят к нам только по­то­му, что мы един­ствен­ные в рай­оне ра­бо­та­ем круг­лые сут­ки. Бли­же к че­ты­рем бар пу­сте­ет, а в пол­пя­то­го, про­те­рев стой­ку и за­пих­нув в так­си по­след­не­го кли­ен­та, я от­прав­ля­юсь спать. – Черт, – руг­ну­лась Мар­го, си­дя за стой­кой в паль­то. – Не мо­гу вы­звать так­си. – У ме­ня есть мо­биль­ное приложение, по­мочь? – пред­ло­жил я. Она, при­щу­рив­шись, взгля­ну­ла на ме­ня. В по­лу­тем­ном за­ле ее блед­ное уз­кое ли­цо ка­за­лось вол­шеб­ным цвет­ком, по ошиб­ке рас­пу­стив­шим­ся на по­мой­ке. Я по­чув­ство­вал ярост­ное, по­чти непре­одо­ли­мое же­ла­ние схва­тить кра­са­ви­цу за пле­чи, при­тя­нуть к се­бе и по­це­ло­вать. – Или, – мед­лен­но про­го­во­ри­ла Мар­го, – мо­гу остать­ся пе­ре­но­че­вать здесь... Во­прос: сколь­ко вре­ме­ни необ­хо­ди­мо для то­го, что­бы при­нять за­ву­а­ли­ро­ван­ное при­гла­ше­ние на секс от де­вуш­ки, к ко­то­рой тебя неве­ро­ят­но тя­нет? Един­ствен­но пра­виль­ный от­вет: се­кун­да. Я при­хва­тил с собой бу­тыл­ку вис­ки, и Мар­го на­ли­ла его в ши­ро­кие бо­ка­лы, по­ка я при­ни­мал душ. – Пей! – ско­ман­до­ва­ла, когда я вы­шел, и осу­ши­ла свой бо­кал до дна. Я только сде­лал вид, что пью, – не хо­те­лось в от­вет­ствен­ный мо­мент ока­зать­ся, об­раз­но го­во­ря, не на вы­со­те. Де­вуш­ка тем вре­ме­нем сбро­си­ла одеж­ду и, увле­кая ме­ня за собой, упа­ла на ди­ван. Гу­бы ее бы­ли слад­ко­ва­ты­ми на вкус, а ко­жа пах­ла так, как пах­нет грех, – пар­фю­мом, та­бач­ным ды­мом и сек­сом... Я проснул­ся от то­го, что кто-то ко­по­шил­ся в тем­но­те со­всем ря­дом с кро­ва­тью. За ок­ном ед­ва рас­све­та­ло – ча­сов шесть, не боль­ше. – В кар­мане шта­нов по­ищи, – негром­ко про­це­дил сквозь зу­бы незна­ко­мый мужской го­лос. Я дер­нул­ся, как от опле­ухи, и щелк­нул вы­клю­ча­те­лем сра­зу над ди­ва­ном. Мар­го сто­я­ла по­сре­ди ка­би­не­та с мо­и­ми джин­са­ми в ру­ках, а ря­дом с ней был ка­кой-то му­жик в ко­жа­ной ко­су­хе и с та­ту­и­ров­кой. Мед­лен­но, буд­то опа­са­ясь ме­ня спуг­нуть, он до­стал из внут­рен­не­го кар­ма­на пи­сто­лет и об­ра­тил­ся к кра­сот­ке, не от­ры­вая от ме­ня взгля­да: – Ка­ко­го чер­та он не спит? – Я не сле­ди­ла за тем, что­бы вы­пил все до дна, – про­сто по­жа­ла пле­чом та. И тут я на­ко­нец по­нял, что все это не снит­ся мне, а про­ис­хо­дит по­на­сто­я­ще­му: дев­чон­ка, со­блаз­нив­шая на­ив­но­го бар­ме­на, у ко­то­ро­го хра­нят­ся клю­чи от кас­сы, и ее по­дель­ник, по­мо­га­ю­щий об­не­сти бар. «Я влип», – про­нес­лось в го­ло­се, и тем не ме­нее, гля­дя на по­лу­оде­тую Мар­го, чув­ство­вал, как ме­ня к ней тя­нет, смер­тель­но тя­нет... Ин­стинк­тив­но я бро­сил­ся к две­ри, в сле­ду­ю­щую се­кун­ду услы­шал хло­пок вы­стре­ла, и тут же ост­рая, ослеп­ля­ю­щая боль про­жгла мой ле­вый бок, я за­ва­лил­ся на пол и за­жал ру­ка­ми ра­ну. – Ты коз­ли­на, Че­реп, – услы­шал я го­лос Мар­го, за­тем она ска­за­ла что-то еще, но я уже ни­че­го не слы­шал из-за шу­ма, на­рас­та­ю­ще­го под ло­жеч­кой, буд­то гро­хот то­вар­но­го по­ез­да, несу­ще­го­ся на ме­ня... Оч­нул­ся в «скорой». Боль в бо­ку утих­ла, я во­об­ще не чув­ство­вал ниж­ней по­ло­ви­ны сво­е­го те­ла – на­вер­ное, из-за обез­бо­ли­ва­ю­щих. Со­про­вож­дав­ший ме­ня са­ни­тар — ло­по­ухий па­ре­нек с про­би­ва­ю­щи­ми­ся уси­ка­ми — ви­дел пу­ле­вое ра­не­ние впер­вые и не пе­ре­ста­вал до­пы­ты­вать­ся, что я чув­ствую: ту­пую боль или острую? Но­ю­щую или жгу­чую? Опи­сать ему тол­ком свои ощу­ще­ния я не мог, но ме­ня по­се­ти­ла смут­ная мысль, что это по­хо­же на пер­вый раз, когда я на­пил­ся или пе­ре­спал с де­вуш­кой: не со­всем то, че­го ожи­дал, но по­сле по­ни­ма­ешь, что ина­че быть про­сто не мог­ло. На сле­ду­ю­щий день в па­ла­ту за­гля­ну­ла хи­рург, вы­та­щив­шая из ме­ня ку­сок свин­ца. – Пу­ля за­де­ла только мяг­кие тка­ни, – со­об­щи­ла она. – Вы ве­зун­чик. Я кив­нул ей и вдруг уви­дел бу­ке­тик желтых цветов, сто­я­щий на подоконнике. – У вас с утра уже бы­ла по­се­ти­тель­ни­ца, – ска­за­ла док­тор­ша, про­сле­див мой взгляд. – Что это за цветы? – Мар­га­рит­ки, ка­жет­ся, – улыб­ну­лась она. – Прав­да, красивые?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.