пад­ше­го ан­ге­ла

Де­вуш­ка на по­ди­у­ме из­ви­ва­лась под зву­ки ба­ра­ба­нов и флей­ты. Зал слов­но обе­зу­мел

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Первая страница -

Вхо­ди, Олег, – май­ор сде­лал при­гла­ша­ю­щий жест. – Де­ло есть. – У нас, кро­ме дел, ни­че­го и нет. Что бу­дем есть? – ска­лам­бу­рил я. На­чаль­ство мо­е­го ве­се­лья не оце­ни­ло и из­во­ли­ло на­хму­рить­ся. – Не де­ло, а чи­стой во­ды го­лов­няк, ви­сяк и ту­пик. Слы­хал про ноч­ной клуб «Черный Дра­кон»? Я по­ис­кал в сво­их из­ви­ли­нах ин­фор­ма­цию. – Элит­ный бор­дель для гос­под де­пу­та­тов и иже с ни­ми. Кто кры­шу­ет, на­зы­вать не бу­ду – са­ми зна­е­те. Но там все так чи­сто сде­ла­но, что нам ло­вить нече­го. И неко­го. – Угу. Толь­ко, ка­жет­ся, за­ве­лась в клу­бе нечисть. В пря­мом смыс­ле. По­го­ди ост­рить. Кли­ен­ты клу­ба мрут как му­хи. Неко­то­рые во вре­мя но­во­го шоу. Дру­гие – до­ма или в боль­ни­це. Серд­це, кро­во­из­ли­я­ние в мозг, ин­сульт… Сплошь есте­ствен­ные при­чи­ны. Ес­ли бы не че­ты­ре слу­чая за три ме­ся­ца – пле­вать. По­след­ний вче­ра. По­ка «ско­рая» при­мча­лась, му­жик от­был в луч­ший мир, – май­ор на­хму­рил­ся еще боль­ше и на­звал фа­ми­лию. Я при­свист­нул. – Ни­се­бе­фи­га! – Он са­мый. Так что ез­жай, по­об­щай­ся с пер­со­на­лом. Де­ло мы еще не от­кры­ли – нет ос­но­ва­ний. Да и «кры­ша» про­тив. Но нечисть на­до вы­явить. А то эдак мы ско­ро ли­шим­ся по­ло­ви­ны пра­ви­тель­ства. Все хо­тят необыч­ное эро­ти­че­ское шоу по­смот­реть. И ты с него нач­ни.

Те­бя пу­стят. Я до­го­во­рил­ся. Сам все пой­мешь. На вхо­де в клуб кри­ча­щие афи­ши обе­ща­ли нечто де­мо­ни­че­ское и... невнят­ное. Я не по­нял, в чем же «фиш­ка» этой про­грам­мы. В за­ле ца­рил тра­ди­ци­он­ный по­лу­свет­по­лу­мрак, гре­ме­ла му­зы­ка, под ко­то­рую на круг­лой сцене сме­ня­ли друг дру­га почти неоде­тые де­вуш­ки. Ме­ня уса­ди­ли за сто­лик у са­мо­го по­ди­у­ма. Ад­ми­ни­стра­тор яв­но нерв­ни­чал. Я осмот­рел­ся: ни­че­го осо­бен­но­го. Мо­жет, спирт­ное у них па­ле­ное? Вот и тра­вят­ся кли­ен­ты. Нет, вряд ли. «Кры­ша» на де­шев­ку рас­пы­лять­ся не ста­нет. Вне­зап­но му­зы­ка смолк­ла. Ста­ло ти­хо. Свет по­гас. От­ку­да-то по­тя­ну­ло хо­лод­ным воз­ду­хом, слов­но по­ры­вом вет­ра от­кры­ло ок­но. За­клу­бил­ся дым. Ед­ва слыш­но за­би­ли ба­ра­ба­ны. Звук по­сте­пен­но на­рас­тал, слов­но от­ряд ба­ра­бан­щи­ков при­бли­жал­ся. Гро­хот за­пол­нил зал. И вдруг ста­ло ти­хо. Муж­ской го­лос глу­хо про­шеп­тал: «По­тан­цуй для ме­ня, мой ан­гел, я от­дам те­бе все, что за­хо­чешь». Сно­ва за­зву­ча­ли ба­ра­ба­ны. Го­лый ритм, то быст­рее, то мед­лен­нее, то ти­ше, то гром­че. Почти ося­за­е­мый, почти ви­ди­мый. И в такт ему глу­хой муж­ской го­лос по­вто­рял на все ла­ды од­но и то же: «По­тан­цуй для ме­ня!» В бе­ше­ную дробь вдруг вплел­ся звук флей­ты, боль­ше по­хо­жий на стон. «Все? А жизнь?» – жен­ский го­лос пе­ре­крыл и ба­ра­ба­ны, и флей­ту. «Да! Бе­ри!» Го­лос неви­ди­мо­го муж­чи­ны под­нял­ся до сто­на стра­с­ти, и сле­пя­щий бе­лый луч уда­рил в сре­ди­ну тан­це­валь­но­го кру­га. Там, в бе­лом пла­ме­ни си­де­ла сог­бен­ная фи­гу­ра, по­хо­жая на боль­шую тем­ную пти­цу. Удар ба­ра­ба­на и стон. Она вста­ла, вски­ну­ла го­ло­ву. Тем­ные куд­ри вол­ной спа­да­ли по спине про­дол­же­ни­ем тем­но­го пла­ща. Зал ох­нул еди­ным по­ры­вом. Сно­ва удар, сно­ва стон, бо­лее дли­тель­ный. Де­вуш­ка взмах­ну­ла ру­ка­ми, слов­но рас­кры­вая кры­лья, за­мер­ла, за­про­ки­нув го­ло­ву. Мг­но­ве­ние непо­движ­но­сти вдруг раз­ра­зи­лось бе­шен­ным рит­мом ба­ра­ба­нов и все то­го же кри­ка-сто­на : «Бе­ри ме­ня, я твой!» Де­вуш­ка дви­га­лась в бе­ше­ном нече­ло­ве­че­ском рит­ме, из­ги­ба­ясь неве­ро­ят­ным об­ра­зом, во­круг вил­ся ее плащ, и зме­и­лись длин­ные во­ло­сы. Бы­ло вид­но, что под пла­щом она со­вер­шен­но об­на­же­на. Зал в за­бы­тье скан­ди­ро­вал в такт сто­нам неви­ди­мо­го муж­чи­ны: «Тан­цуй! Тан­цуй!» Она упа­ла на спи­ну, изо­гнув­шись в при­зыв­ной по­зе стра­с­ти. На мг­но­ве­ние от­кры­лось зри­те­лям все ее ве­ли­ко­леп­ное, осле­пи­тель­но си­я­ю­щее те­ло. И в сле­ду­ю­щий миг она пе­ре­вер­ну­лась, сгруп­пи­ро­ва­лась, скры­лась под сво­им пла­щом, под по­кро­вом во­лос... Ти­ши­на. Тьма. Зал взо­рвал­ся: нет, не ап­ло­дис­мен­та­ми – ре­вом. Вклю­чи­ли свет. Сце­на бы­ла пуста. Чест­но ска­жу: я был на взво­де. Сто­и­ло уси­лий вер­нуть­ся к трез­во­му со­сто­я­нию. Огля­дел­ся: зри­те­ли с тру­дом об­ре­та­ли спо­соб­ность ды­шать. Пе­ре­до мной воз­ник­ла офи­ци­ант­ка с под­но­сом, на ко­то­ром сто­ял бо­кал шам­пан­ско­го. Я зал­пом вы­пил, не ду­мая о том, что во­об­ще-то на ра­бо­те, а ал­ко­голь мо­жет по­слу­жить ад­во­ка­ту в слу­чае че­го… Но пря­мо­го кри­ми­на­ла тут нет. А что есть? Не­чи­стая си­ла? Му­жи­ки схо­дят с ума и от пе­ре­воз­буж­де­ния от­да­ют кон­цы? По­чив­ше­му вче­ра де­пу­та­ту бы­ло око­ло пя­ти­де­ся­ти. И вро­де бы он не был за­ме­чен в нездо­ро­вом об­ра­зе жиз­ни. Я по­то­пал в гри­мер­ку. Охран­ник со­пел недо­воль­но, но про­пу­стил, про­бур­чав: – Я тут ря­дом. Так что, му­жик, не ба­луй… Мент ты или коп, по­ка­ле­чу, ес­ли поз­во­лишь се­бе. По­нял? Она бы­ла не про­сто кра­си­ва. От нее ис­хо­ди­ла та­кая вол­на чув­ствен­но­сти, что в го­ло­ве у ме­ня по­ти­хонь­ку сно­ва за­гу­де­ло. Яро­сла­ва Кри­вен­ко, два­дцать лет, из кро­хот­но­го по­сел­ка в са­мом цен­тре стра­ны. Боль­ше ни­че­го ад­ми­ни­стра­ция не смог­ла мне со­об­щить во вре­мя встре­чи. Я не знал, с че­го на­чать. Де­вуш­ка сде­ла­ла при­гла­ша­ю­щий жест, са­ма се­ла на­про­тив, за­ки­нув но­гу на но­гу. Кро­хот­ные тру­си­ки и шел­ко­вая ру­баш­ка, под ко­то­рой ее рос­кош­ное те­ло. И все это она поз­во­ля­ла рас­смот­реть. – Слу­шаю… – го­лос низ­кий, с при­ды­ха­ни­ем. Стер­ва, иг­ра­ет со мной! – Граж­дан­ка Кри­вен­ко, я ка­пи­тан Ли­со­вой. Я по по­во­ду стран­ных слу­ча­ев, свя­зан­ных с ва­шим вы­ступ­ле­ни­ем, – я про­каш­лял­ся. Чушь пол­ная. – Где имен­но я на­ру­ши­ла за­кон? Ба­ра­ба­ны? Во вре­мя вы­ступ­ле­ния на мне на­дет тон­кий комбинезон, ил­лю­зия об­на­жен­но­го те­ла. Мой но­мер ос­но­ван на биб­лей­ской ле­ген­де о ца­ревне Са­ло­мее. Би­б­лия, на­де­юсь, это не пре­ступ­но? – Но гос­по­дин Н. скон­чал­ся от сер­деч­но­го при­сту­па, – про­мям­лил я. Она смот­рел мне пря­мо в гла­за, и я то­нул в ее взгля­де, и мыс­ли пу­та­лись. – А при чем тут я? Я к нему не при­ка­са­лась. Он не про­шел ис­пы­та­ние, нис­по­слан­ное ему выс­ши­ми си­ла­ми. По­хот­ли­вый коз­ли­на. Жи­вет с шест­на­дца­ти­лет­ней де­воч­кой, а же­на мол­чит – бо­ит­ся баб­ки по­те­рять. Вер­нее, жил. Сю­да ан­ге­лы не хо­дят, ка­пи­тан. Да­же из лю­бо­пыт­ства. – А ты кто? Ка­ра­ю­щий ан­гел? Или де­мон, по­слан­ный адом? – А мо­жет, я ору­дие Бо­жие, очи­ща­ю­щее зем­лю от по­хо­ти и сквер­ны? – она по­пра­ви­ла фото, сто­я­щее на сто­ли­ке: жен­щи­на с де­воч­кой лет две­на­дца­ти. – Иди до­мой, ка­пи­тан, к жене и доч­кам. Они у те­бя слав­ные, на­сто­я­щие ан­ге­лоч­ки. Со­всем как я ко­гда-то. Я по­ехал в от­де­ле­ние. Не мог ждать до утра. Дол­го ко­пал. На­ко­пал. Я узнал их по фо­то­гра­фии – имя у жен­щи­ны бы­ло дру­гое. Она бы­ла из­на­си­ло­ва­на тре­мя друж­ка­ми, при­шед­ши­ми ти­па в го­сти. Мать умер­ла от кро­во­те­че­ния на ру­ках у доч­ки. С де­воч­кой из­вер­ги обо­шлись ме­нее же­сто­ко. Их осу­ди­ли услов­но. Ну, не ока­за­лось у след­ствия убе­ди­тель­ных до­ка­за­тельств, блин… Кто вос­пи­тал Яро­сла­ву и вну­шил убеж­ден­ность в том, что она – ору­дие бо­жьей ме­сти? Кста­ти, от­ку­да ей из­вест­но о мо­их доч­ках? На­ут­ро я по­зво­нил в ад­ми­ни­стра­цию клу­ба. – Яро­сла­ва Кри­вен­ко у нас боль­ше не ра­бо­та­ет. Уво­ли­лась. Вче­ра. Она рас­тво­ри­лась в но­чи. То ли свя­той де­мон, то ли пад­ший ан­гел. А мо­жет, про­сто оди­но­кая ду­ша?

Я был на взво­де. Это не та­нец, это чер­тов­щи­на! Жен­щи­на умер­ла от кро­во­те­че­ния на ру­ках у доч­ки

Олег Л. изу­ча­ет слу­чаи по­до­зри­тель­ных смер­тей во вре­мя шоу в ноч­ном клу­бе. Кри­ми­на­ла вро­де нет. А что есть? Кол­дов­ство?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.