Я иду ис­кать!

Как не про­пу­стить тот мо­мент, ко­гда невин­ные иг­ры на­ших де­тей ста­нут опас­ны­ми для их жиз­ни?

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс Содержание -

За по­след­ние трое су­ток я спал от си­лы ча­сов пять. Воз­вра­ща­ясь до­мой глу­бо­ко за пол­ночь, без сил па­дал на ди­ван в го­сти­ной и про­ва­ли­вал­ся в ко­рот­кий сон, ко­то­рый и сном-то слож­но бы­ло на­звать – так, тре­вож­ные ин­тер­лю­дии, в ко­то­рых я снова и снова ис­кал Аню в тем­ных под­ва­лах, гул­ких ко­ри­до­рах и гряз­ных под­во­рот­нях. Ино­гда мне ка­за­лось, я вот-вот най­ду ее, ухва­чу за край джин­со­вой кур­точ­ки и вер­ну до­мой, но дочь с неиз­мен­ным постоянством усколь­за­ла от ме­ня, сли­ва­лась с се­ры­ми бе­тон­ны­ми сте­на­ми, рас­тво­ря­лась в вяз­ком воз­ду­хе. Про­сы­па­ясь еще бо­лее устав­шим, чем уснул, я под за­вяз­ку на­ка­чи­вал­ся кофе и ухо­дил из до­му – ку­да­ни­будь, лишь бы не ви­деть пу­стой дет­ской, крос­со­вок с ком­ка­ми при­сох­шей гря­зи в пе­ред­ней да пач­ки ку­ку­руз­ных хло­пьев на ку­хон­ном сто­ле. – Как Ри­та? – спро­сил я у де­жур­ной мед­сест­ры в от­де­ле­нии, боль­ше все­го меч­тая услы­шать, что де­воч­ка при­шла в се­бя. – По­ка без из­ме­не­ний, – от­ве­ти­ла жен­щи­на, со­чув­ствен­но гля­дя на ме­ня. Ри­ту на­шли на сле­ду­ю­щий день по­сле про­па­жи де­во­чек. На­ка­нуне они вме­сте с мо­ей Аней по­шли гу­лять, но ве­че­ром так и не вер­ну­лись до­мой. К утру мы с ро­ди­те­ля­ми Ри­ты про­че­са­ли все пар­ки, дет­ские пло­щад­ки и дво­ры на­ше­го го­род­ка и, уже по­чти по­те­ряв на­деж­ду, вдруг на­шли Ри­ту в за­бро­шен­ной бе­сед­ке пар­ка. Ее одеж­да бы­ла в гря­зи, буд­то де­воч­ку та­щи­ли по зем­ле, а на го­ло­ве – кро­ва­вые кол­ту­ны и све­жая ра­на. – Удар чем-то ту­пым или па­де­ние с вы­со­ты, – ска­зал врач, осмат­ри­вав­ший ре­бен­ка в ма­шине «ско­рой». – Сло­ма­на че­реп­ная кость, но мозг не по­вре­жден. – Сла­ва бо­гу, – сдав­лен­но

вы­дох­ну­ла На­та­лья, ма­ма Ри­ты. Я смот­рел на ее вос­па­лен­ные крас­ные гла­за, скорб­ные мор­щи­ны, про­ре­зав­шие лоб­лоб, и страш­ная мысль при­шла в го­ло­ву: на­вер­ное, все же хо­ро­шо, что моя по­кой­ная су­пру­га не до­жи­ла до это­го дня... Ри­та бы­ла глав­ной за­цеп­кой, един­ствен­ным сви­де­те­лем то­го, что слу­чи­лось с мо­ей до­че­рью. Но шли уже тре­тьи сут­ки, а де­воч­ка так и не при­хо­ди­ла в со­зна­ние. По­ли­цей­ские толь­ко раз­во­ди­ли ру­ка­ми: в го­ро­де под­нят каж­дый ка­мень, обыс­кан каж­дый куст, и оста­ет­ся толь­ко ждать. Мест­ный ба­тюш­ка объ­явил служ­бу во спа­се­ние Анеч­ки и во здра­вие Ри­ты, и к церк­ви под­тя­ну­лись, ка­жет­ся, все жи­те­ли на­ше­го неболь­шо­го го­род­ка. В ру­ках они нес­ли раз­ные ве­щи: фо­то­гра­фии, иг­руш­ки, све­чи и цве­ты, скла­ды­вая все это воз­ле ма­лень­кой ча­сов­ни. Я си­дел в ма­шине на­про­тив церк­ви и изо всех сил ста­рал­ся не ду­мать о том, как все это дей­ство на­по­ми­на­ет по­хо­ро­ны. – Ви­тя, ты не идешь? – в ок­но ма­ши­ны за­гля­ну­ла со­сед­ка те­тя Лю­ся. – Мои от­но­ше­ния с бо­гом силь­но ис­пор­ти­лись по­сле смер­ти же­ны, – кри­во усмех­нул­ся я. – Так что по­си­жу по­ка здесь. – Как зна­ешь, – со­сед­ка скорб­но под­жа­ла гу­бы и, при­жав к сле­зя­щим­ся гла­зам пла­то­чек, пошла к церк­ви. Две­ри хра­ма за­кры­лись, от­ту­да по­слы­ша­лось при­глу­шен­ные пес­но­пе­ния, а я си­дел и не мог от­ве­сти глаз от сти­хий­но­го ал­та­ря, со­ору­жен­но­го из при­не­сен­ных мест­ны­ми ве­щей. Вне­зап­но уви­дел маль­чиш­ку, сто­я­ще­го за уг­лом и с опас­кой осмат­ри­ва­ю­ще­го ули­цу. Ли­цо его бы­ло мне смут­но зна­ко­мо, на вид – око­ло де­ся­ти лет, как и Анеч­ке. Убе­див­шись, что ни­ко­го нет, маль­чиш­ка по­до­шел к ча­совне, схва­тил из ку­чи мяг­ко­го мед­ве­дя и, вско­чив на ве­ло­си­пед, стре­ми­тель­но за­кру­тил пе­да­ли. Я по­чув­ство­вал, как мгно­вен­но по­крыл­ся хо­лод­ным по­том: да, это мог быть про­сто па­ре­нек, украв­ший иг­руш­ку. Но из всех иг­ру­шек он вы­брал лю­би­мо­го миш­ку Ани, ко­то­ро­го при­нес я! – Ну соп­ляк, дер­жись, – про­це­дил сквозь зу­бы, по­во­ра­чи­вая ключ в зам­ке за­жи­га­ния. Серд­це сда­ви­ло нехо­ро­шим пред­чув­стви­ем. Отъ­е­хав на без­опас­ное рас­сто­я­ние от церк­ви, маль­чиш­ка несколь­ко сни­зил обо­ро­ты и пе­ре­стал по­сто­ян­но огля­ды­вать­ся, так что я мог бес­пре­пят­ствен­но сле­до­вать за ним. Вот и по­след­ний дом по­ка­зал­ся за по­во­ро­том, даль­ше – толь­ко пу­стырь, га­ра­жи и ста­рая по­лу­раз­ру­шен­ная ткац­кая фаб­ри­ка. Ма­ши­ной тут бы­ло уже не про­ехать и, бро­сив ав­то пря­мо по­сре­ди до­ро­ги, я по­шел за маль­чи­ком пеш­ком. На­ко­нец он оста­но­вил­ся, спря­тал ве­ло­си­пед в ку­стах и юрк­нул в об­ва­лив­ший­ся про­ход в ста­рый цех. Я по­сле­до­вал за ним, и по­ка гла­за при­вы­ка­ли к по­лу­мра­ку, услы­шал вдруг всхли­пы и го­лос доч­ки, мно­го­крат­но уси­лен­ный эхом пу­сто­го по­ме­ще­ния. – Юр­чик, по­жа­луй­ста, от­пу­сти ме­ня, я ни­ко­му не ска­жу... Ме­ня буд­то то­ком уда­ри­ло. Рва­нув впе­ред, я уви­дел ме­тал­ли­че­скую дверь, ве­ду­щую, ви­ди­мо, в быв­шее склад­ское по­ме­ще­ние. На ней ви­сел от­пер­тый ам­бар­ный за­мок, и, дер­нув дверь на се­бя, я ока­зал­ся внут­ри. Мгно­вен­но ми­мо мо­их ног про­шмыг­ну­ла тень, и я успел кра­ем гла­за за­ме­тить то­го са­мо­го маль­чиш­ку, но все мои мыс­ли бы­ли уже за­ня­ты дру­гим – в уг­лу, гряз­ная и ис­пу­ган­ная, си­де­ла моя дочь. – Па­поч­ка! – раз­ре­ве­лась она, бро­са­ясь мне на шею. – Па­поч­ка, я зна­ла, что ты ме­ня най­дешь... – Все хо­ро­шо, ми­лая, – про­шеп­тал я, уткнув­шись в род­ную ма­куш­ку.– Те­перь все будет хо­ро­шо, обе­щаю. Аня рас­ска­за­ла мне, что в тот зло­по­луч­ный ве­чер они по­шли с Ри­той гу­лять в парк и встре­ти­ли зна­ко­мо­го маль­чи­ка, ко­то­рый пред­ло­жил от­пра­вить­ся на фаб­ри­ку по­иг­рать в прят­ки. Это был тот са­мый па­рень, за ко­то­рым я сле­дил – его зва­ли Юра. В ка­кой-то мо­мент Ри­та на­ча­ла об­ви­нять его в том, что он под­гля­ды­ва­ет, и маль­чиш­ка, вспы­лив, толк­нул ее. Де­воч­ка от­ле­те­ла к пе­ри­лам, ограж­да­ю­щим лест­нич­ный про­лет, но те бы­ли слиш­ком трух­ля­вы­ми, что­бы вы­дер­жать вес ее те­ла... – Она упа­ла вниз, и из го­ло­вы у нее пошла кровь, – ры­дая, рас­ска­зы­ва­ла доч­ка. – Юр­чик за­тол­кал ме­ня сю­да и ска­зал, что­бы я по­до­жда­ла, по­ка он от­не­сет Ри­ту в боль­ни­цу...

По­дру­гу Ани на­шли утром в пар­ке. Она бы­ла без со­зна­ния Во­ро­ва­то ози­ра­ясь, маль­чик по­ехал в сто­ро­ну пу­сты­ря

Я бо­я­лась ид­ти до­мой, ду­ма­ла, ты бу­дешь ме­ня ру­гать... А по­том по­ня­ла, что он за­крыл две­ри на за­мок. – Что же ты ела эти три дня? – Юра при­но­сил мне еду и да­же иг­руш­ки. Но ко­гда я про­си­ла его вы­пу­стить, го­во­рил, что я рас­ска­жу, что это он толк­нул Ри­ту... Как она, пап? С ней все в по­ряд­ке? – Да, – кив­нул я, об­ни­мая доч­ку за хруп­кие ху­день­ки­епле­чи. – Она в по­ряд­ке, как и ты. Ра­зу­ме­ет­ся, это бы­ло не со­всем прав­дой, од­на­ко те­перь мне ис­кренне ве­ри­лось, что имен­но так все и будет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.