Срок год­но­сти

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс Содержание -

Ба­бу­ляа­бу­ля, бба­бу­ля!б – услы­ша­ла я кри­ки сво­ей внуч­ки Ве­ро­ни­ки, раз­дав­ши­е­ся со дво­ра. Она кри­ча­ла так, слов­но что­то слу­чи­лось. Я вы­ско­чи­ла на крыль­цо, вы­ти­рая ру­ки о фар­тук. – Ба­бу­ля, идем ско­рее! Мы с Иго­рем что-то от­ко­па­ли, – за­та­ра­то­ри­ла внуч­ка, хва­тая ме­ня за ру­ки. Ве­ро­ни­ка с сы­ном со­бра­лись при­стро­ить к до­му еще па­ру ком­нат, и Игорь как раз ко­пал яму под но­вый фун­да­мент. Вот и до­ко­па­лись! Пер­вой мыс­лью бы­ло, что на­ткну­лись на ка­ку­ю­ни­будь ми­ну: в на­шем се­ле ко­гда-то шли бои, и до сих пор на­хо­дят раз­лич­ные во­ен­ные тро­феи. Уже смер­ка­лось, но пра­внук хо­тел все за­кон­чить сегодня и ре­шил ра­бо­тать, по­ка не стем­не­ет. Игорь при­сел на кор­точ­ки и пы­тал­ся что-то рас­смот­реть в зем­ле. Я пе­ре­жи­ва­ла не на шут­ку. – Иго­рек, уй­ди от­ту­да! Вдруг взо­рвет­ся! Мо­жет, ко­го из сель­со­ве­та по­звать? – за­при­чи­та­ла. Пра­внук мах­нул ру­кой и стал на ко­лен­ки воз­ле боль­шой ямы, осто­рож­но раз­гре­бая зем­лю ру­ка­ми. – Да нет, не бой­тесь. Это не ми­на! – Игорь вдруг на­чал го­во­рить при­глу­шен­ным го­ло­сом. Мы с Ве­ро­ни­кой при­се­ли ря­дом. На­до же, столь­ко лет сто­ит этот дом, и ни­че­го не бы­ло, а тут та­кой сюр­приз! Хо­тя... на этом ме­сте рос огром­ный дуб, в ко­то­рый про­шлой осе­нью по­па­ла мол­ния. Я ужас­но пе­ре­пу­га­лась то­гда. Де­ре­во пришлось спи­лить. – Игорь ду­мал, это ко­рень, стал ко­пать глуб­же, по­том услы­шал, как ло­па­та обо что-то скреб­ну­ла... – рас­ска­зы­ва­ла Ве­ро­ни­ка. Я за­гля­ну­ла в яму, и да­же мне ста­ло по­нят­но, что это не ми­на. То­гда серд­це ек­ну­ло во вто­рой раз. Ес­ли это то, что я ду­маю, луч­ше его не тро­гать! Это еще ху­же, чем ми­на... – Мо­жет, фо­на­рик при­не­сти? – пред­ло­жи­ла внуч­ка. – Да ты что, а вдруг кто из со­се­дей уви­дит, что мы тут но­чью с фо­на­рем ла­зим, сра­зу пой­мут, что клад от­ко­па­лот­ко­па­ли, – вос­про­ти­вил­ся пра­пра­внук. – Игорь, бро­брось-ка ты это де­ло! Не над­на­до ко­пать! Не до­ве­дет до ддобра, – ста­ла я его уго­ва­ри­уго­ва­ри­вать. – По­че­му, ба­ба­буш­ка? Тут, на­вер­ное, це­це­лое со­сто­я­ние? Нам ка­как раз день­ги на стро­и­тель­стро­и­тель­ство нуж­ны! – Пой­дем­те луч­ше в дом, я вам кое-чт­что рас­ска­жу! – по­про­си­ла в на­деж­де от­влечь внуч­ку и ее сы­на от опас­но­го ме­ме­ро­при­я­тия. – Ни­ку­да не пой­ду, по­ка не вы­ко­паю! Но­че­вать тут бу­ду, но, не за­кон­чив, с ме­ста не дви­нусь! –

Ко­гда мои род­ные ры­лись в зем­ле, я все бо­я­лась, что они най­дут ми­ну...

Игорь дал по­нять, что от сво­е­го на­ме­ре­ния не от­сту­пит­ся. – А что ты нам рас­ска­жешь? – по­ин­те­ре­со­ва­лась Ве­ро­ни­ка. – Там дей­стви­тель­но клад? Я кив­ну­ла. Внуч­ка вы­та­ра­щи­ла гла­за: – И ты об этом зна­ешь? И мол­ча­ла? Мы ед­ва кон­цы с кон­ца­ми сво­дим, а ты на со­кро­ви­щах си­дишь – и мол­чок! – Не про­стой это клад, а за­го­во­рен­ный! Не будет от него сча­стья! – Я по­ка­ча­ла го­ло­вой и пе­ре­кре­сти­лась. Пра­внук рас­сме­ял­ся: – Да ну, ерун­да это все! Эти пред­рас­суд­ки нас не пу­га­ют. Не то вре­мя! – сме­ло за­явил сын Ве­ро­ни­ки. Игорь остал­ся ко­пать даль­ше, а мы с внуч­кой по­шли в дом. – Так, ба­буш­ка! Да­вай рас­ска­зы­вай свои тай­ны! – по­тре­бо­ва­ла Ве­ро­ни­ка, ко­гда мы усе­лись на ди­ване. И я по­ве­да­ла ис­то­рию, ко­то­рую слы­ша­ла от сво­ей ба­буш­ки. Мой дед был бо­га­тым по­ме­щи­ком, но по­сле ре­во­лю­ции у него все ото­бра­ли.

Пришлось мне ис­по­ве­до­вать­ся пе­ред внуч­кой... Игорь при­та­щил в дом уве­си­стый же­лез­ный ящик

Огром­ную усадь­бу, от ко­то­рой сей­час оста­лась пя­тая часть (сей­час на ней на­хо­дят­ся мой дом и ого­род), раз­де­ли­ли меж­ду кре­стья­на­ми. Иму­ще­ство де­да пе­ре­шло в кол­хоз­ную соб­ствен­ность. Од­на­ко дед не же­лал ми­рить­ся с неспра­вед­ли­во­стью и успел кое-что при­пря­тать. Зо­ло­то, по­су­ду и дра­го­цен­но­сти он сло­жил в же­лез­ный ящик и унес позд­ней но­чью. Ба­буш­ке ска­зал, что спря­тал на­деж­но – сто лет ле­жать будет, а со­ве­там не до­ста­нет­ся. Са­мым боль­шим уда­ром для него ста­ло то, что его сы­но­вья вста­ли на сто­ро­ну со­вет­ской вла­сти.вла­сти Он не раз­де­лял их убеж­де­ний – так и не про­стив, вы­гнал обо­их из до­ма. Счи­тал пре­да­те­ля­ми. Один из сы­но­вей де­да, мой дя­дя, до­нес на него, и де­да за­бра­ли в ор­га­ны. Не знаю, что с ним сде­ла­ли, но он так и не вер­нул­ся. Ко­гда де­да за­би­ра­ли, он про­клял весь свой род, пре­дав­ший его, до тре­тье­го ко­ле­на. Ку­да спря­тал свой клад, ни­ко­му не ска­зал. Сы­но­вья де­да пы­та­лись ис­кать со­кро­ви­ща, пе­ре­ко­па­ли всю усадь­бу, но без­ре­зуль­тат­но. Хоть баб­ка на­ша и го­во­ри­ла, что не при­не­сет ни­ко­му сча­стья это зо­ло­то, но ее не слу­ша­ли. Че­рез пол­го­да сын, ко­то­рый до­нес на де­да, уто­нул в реч­ке, дом сго­рел, а вто­рой сын вско­ре умер от ту­бер­ку­ле­за. Оста­лась в жи­вых толь­ко моя ма­ма – са­мая млад­шая из всех де­тей. По­сле вой­ны, я пом­ню, нам нече­го бы­ло есть. Од­на­жды отец при­нес зо­ло­тую мо­нет­ку. Где взял ее, не ска­зал, но у нас те­перь был хлеб в до­ме, и мы су­ме­ли пе­ре­жить го­лод. Баб­ка есть от­ка­зы­ва­лась, го­во­ри­ла, что про­кля­тое это зо­ло­то. И вправ­ду – отец вско­ре по­гиб на мо­ло­тил­ке. – Ба­бу­ля, а мы ка­кое ко­ле­но? – нетер­пе­ли­во пе­ре­би­ла ме­ня внуч­ка. – Ты чет­вер­тое, Иго­рек – пя­тое, – под­счи­та­ла я, за­ги­бая паль­цы. – Зна­чит, мы не по­па­да­ем под дей­ствие про­кля­тия! И мож­но сме­ло этим кла­дом поль­зо­вать­ся, ес­ли там, ко­неч­но, клад. Срок про­кля­тия уже ис­тек! – ве­се­ло под­миг­ну­ла внуч­ка по­сле то­го, как я за­кон­чи­ла рас­сказ. По­слы­шал­ся шум, и на по­ро­ге по­явил­ся Игорь, ко­то­рый при­нес в дом же­лез­ный ящик. Я мо­ли­лась и ти­хонь­ко шеп­та­ла сло­ва, сни­ма­ю­щие за­кля­тие, ко­то­рые обыч­но го­во­рят, ко­гда на­хо­дят клад. Это­му ме­ня еще в дет­стве за­чем-то на­учи­ла ба­буш­ка, слов­но зна­ла... Сби­ли за­ржа­вев­ший за­мок, от­кры­ли крыш­ку. Из­нут­ри по­тя­ну­ло затх­ло­стью. Мы за­гля­ну­ли в ящик. На дне ле­жа­ли, за­вер­ну­тые в ис­тлев­шую ткань, несколь­ко туск­лых зо­ло­тых мо­нет, дю­жи­на се­реб­ря­ных ло­жек и ка­кая-то по­су­да. – Не­гу­сто! – разо­ча­ро­ван­но про­из­нес Игорь, пе­ре­би­рая по­тем­нев­шие мо­не­ты и раз­гля­ды­вая се­реб­ря­ные сто­ло­вые при­бо­ры. – Ба­бу­ля, не­уже­ли это весь де­дов клад? Ты же го­во­ри­ла, он был очень бо­га­тым, а тут со­кро­вищ кот на­пла­кал! Мо­жет, это все сказ­ки? – Был, рас­ска­зы­ва­ли... Но я-то по­чем знаю, ку­да все де­ва­лось? Я бы­ла бы ра­да, ес­ли бы там во­об­ще ни­че­го не бы­ло. Игорь не по­ве­рил, что это весь клад, и на сле­ду­ю­щий день пе­ре­ло­па­тил все в ра­ди­у­се несколь­ких мет­ров во­круг до­ма. Я ужас­ну­лась, уви­дев, что наш двор на­по­ми­на­ет по­ле боя! Пра­внук пе­ре­ко­пал всю зем­лю во дво­ре, разо­брал кир­пич­ные до­рож­ки и уже при­нял­ся бы­ло за де­ре­вья, но вдруг на­ткнул­ся на оче­ред­ной тай­ник. Его уси­лия увен- ча­лись успе­хом. Од­на­жды ве­че­ром он при­бе­жал в дом чу­ма­зый, но счаст­ли­вый, а его гла­за бле­сте­ли, как у на­сто­я­ще­го кла­до­ис­ка­те­ля, ко­гда он об­на­ру­жил оче­ред­ной дол­го­ждан­ный тро­фей. – Идем ско­рее! На­шел! – за­кри­чал Игорь с по­ро­га, раз­ма­хи­вая ру­ка­ми. Под де­ре­вом у за­бо­ра он от­ко­пал еще од­ну шка­тул­ку со ста­рин­ны­ми мо­не­та­ми. – Ух ты! Вот это да! Мо­ло­дец де­ду­ля! – Ве­ро­ни­ка бы­ла в вос­тор­ге от уви­ден­но­го. – А что мы те­перь с ни­ми сде­ла­ем? По­смот­ри­те, мо­не­ты ведь про­шло­го ве­ка. На­до их ку­да-ни­будь при­стро­ить, что­бы по­лу­чить день­ги. Сна­ча­ла внуч­ка пы­та­лась про­да­вать чер­вон­цы ан­ти­ква­рам, но это ока­за­лось очень хло­пот­но. То­гда ре­ши­ли сдать все сра­зу го­су­дар­ству. В ито­ге по­лу­чи­ли свои за­кон­ные два­дцать пять про­цен­тов от сто­и­мо­сти кла­да. По­лу­чи­лась круг­лень­кая сум­ма. Игорь да­же ку­пил по­дер­жан­ную ино­мар­ку. Ез­дит на ней до сих пор. Про­шло уже пять лет, и по­ка ни­че­го не слу­чи­лось. Да­же на­обо­рот – по­ка во­зил­ся с кла­дом, по­зна­ко­мил­ся с людь­ми, ко­то­рые пред­ло­жи­ли ему хо­ро­шую вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту. Де­ла у них с внуч­кой по­шли в го­ру, и вме­сто то­го что­бы при­стра­и­вать ком­на­ты к об­ще­му до­му, они при­ня­ли ре­ше­ние стро­ить свой соб­ствен­ный. Ви­дать, дей­стви­тель­но кон­чил­ся «срок год­но­сти» про­кля­тия, и кла­дом все-та­ки смог­ли хоть немно­го по­поль­зо­вать­ся чле­ны на­шей се­мьи. Я ра­да, что все обо­шлось, хо­тя Ве­ро­ни­ка до сих пор счи­та­ет, что про­кля­тия – это пред­рас­суд­ки и пе­ре­жит­ки про­шло­го. У мо­ло­до­го по­ко­ле­ния свои взгля­ды на жизнь...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.