Мо­гут быть жерт­вы

Этот са­мый пре­ступ­ник сра­зу мне по­ка­зал­ся ка­ким-то стран­ным...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - Анонс Содержание -

Яра­бо­таю охран­ни­ком в су­пер­мар­ке­те, за­сту­паю на де­жур­ство в раз­ные сме­ны, сегодня вы­шел на вто­рую. – При­вет, Игорь, – ска­зал смен­щик, ко­гда я за­шел в под­соб­ку. – Фут­бол вче­ра смот­рел? – Неко­гда бы­ло, – от­ве­тил. – Лад­но, до зав­тра. Он мне что-то вслед еще го­во­рил, но я по­спе­шил в зал. Мы, охран­ни­ки, не име­ем пра­ва кас­си­ров без при­смот­ра на­дол­го остав­лять. И ведь как чув­ство­вал!.. Ми­ну­ты три нас не бы­ло на по­сту, а я всей ко­жей ощу­тил: про­ис­хо­дит что­то не то. Муж­чи­на в са­мом цен­тре тор­го­во­го за­ла под­нял ру­ку, от него от­шат­ну­лись, де­вуш­ки на кас­сах за­сты­ли... Все это как в за­мед­лен­ной съем­ке. И сра­зу в уши уда­рил крик: – Ни­ко­му не дви­гать­ся! Сто­ять! У ме­ня гра­на­та! Взо­рву к чер­то­вой ма­те­ри! Кас­сир­ши за­виз­жа­ли, при­гну­лись. – Мол­чать! Ле­жать! – орал му­жик. «Так сто­ять или ле­жать?» – по­ду­мал я, чуть сдви­нув­шись за ко­лон­ну, что­бы он не сра­зу ме­ня за­ме­тил. Сде­лать все рав­но ни­че­го не мо­гу, все мое ору­жие – пнев­ма­ти­че­ский пи­сто­лет и га­зо­вый бал­лон­чик. «Зна­чит, – в ад­ре­на­ли­но­вом рит­ме сту­ча­ло у ме­ня в моз­гу, – на­до хо­тя бы по­нять, с кем име­ем де­ло». Мне по­ка­за­лось, что муж­чи­на дер­жит­ся не очень уве­рен­но: мо­жет быть, пьян. И на се­рьез­но­го тер­ро­ри­ста непо­хож – воз­раст да­ле­ко за шесть­де­сят, неопря­тен, одет как по­па­ло. Но гра­на­та из­да­ле­ка вы­гля­дит насто­я­щей, а бли­же не по­до­брать­ся. – Быст­ро сю­да все те­ле­фо­ны! – кри­чал он. – Сесть на пол и не дви­гать­ся, что­бы я вас ви­дел! Эй, ты! Труб­ку по по­лу брось ко мне, и ты, и вы все! Быст­ро! Он раз­ма­хи­вал гра­на­той, огля­ды­вал­ся, ко­ман­до­вал. Как же мне быть?.. Вид охран­ни­ка его мо­жет ис­пу­гать. Я при­сел, стя­нул с се­бя ру­ба­ху, снял с по­я­са во­ору­же­ние, остал­ся в фут­бол­ке – на вид обык­но­вен­ный по­се­ти­тель ма­га­зи­на. – Че­го вы хо­ти­те? – спро­си­ла его на­ша стар­шая кас­сир­ша – Мол­чать! Я сам ска­жу! – за­орал он, и тут же без вся­кой ло­ги­ки от­ве­тил. – День­ги! Насту­пи­ло недол­гое

Бы­ло ощу­ще­ние: тер­ро­рист не очень уве­рен в се­бе...

мол­ча­ние. В глу­бине за­ла воз­ник­ло ше­ве­ле­ние, му­жик крик­нул: – Все сю­да, и на пол, быст­ро. И ты иди сю­да! – до­ба­вил он, уви­дев ме­ня. Я по­слуш­но по­до­шел и усел­ся. – Пусть при­ез­жа­ют, я им рас­ска­жу, – чуть спо­кой­нее за­явил муж­чи­на, слег­ка по­ка­чи­ва­ясь. «Все-та­ки пьян», – по­ду­мал. – У ме­ня все укра­ли! – про­дол­жал он. – Сколь­ко ни ра­бо­тай, де­нег ни­ко­гда ни на что не хва­та­ет, цены ре­гу­ляр­но по­вы­ша­ют­ся, а моя зар­пла­та – нет! Док­тор без де­нег и раз­го­ва­ри­вать со мной не ста­нет! Негде жить, а за­ра­бо­тать на квар­ти­ру невоз­мож­но да­же за сто лет! Они, не спра­ши­вая ме­ня, уже са­ми все рас­пре­де­ли­ли! – Он ткнул паль­цем в по­то­лок. – Эти... И бу­ду­щее при­над­ле­жит не мо­им детям, а их. Их вну­кам и пра­вну­кам, а не мо­им! Сна­ру­жи по­слы­ша­лись зву­ки си­ре­ны: при­ка­ти­ла по­ли­ция и спец­на­зов­цы. Я по­ду­мал: «Они зай­дут там же, где за­шел я, и нач­нут стре­лять. Мо­гут быть жерт­вы». Му­жик все сто­ял, ру­ка с гра­на­той под­ня­та вверх, и кри­чал, что он всех тут по­ло­жит к чер­то­вой ба­буш­ке и сам взо­рвет­ся, ес­ли ему не вер­нут его день­ги и его жизнь. Уже ми­нут два­дцать про­шло, все в ди­ком на­пря­же­нии и в по­лу­об­мо­роч­ном со­сто­я­нии, ес­ли кто за­кри­чит – бе­да будет. Я со­об­ра­жал быст­ро, на ка­ком-то ин­ту­и­тив­ном драй­ве. Осто­рож­но под­нял­ся, по­до­шел к тер­ро­ри­сту, бо­ко­вым зре­ни­ем от­ме­чая блед­ные ли­ца за­лож­ни­ков. – И у ме­ня все это то­же за­бра­ли, – ска­зал ему. Он удив­лен­но по­смот­рел на ме­ня, а я смот­рел на гра­на­ту. От­вер­стие для за­па­ла боль­шое, об­луп­лен­ная крас­ная крас­ка, коль­цо де­то­на­то­ра тол­ще... Все яс­но: учеб­ная гра­на­та, му­ляж! Не раз­ду­мы­вая, я бро­сил­ся к нему, вы­бил из ру­ки «гра­на­ту», сде­лал под­сеч­ку и уло­жил его ли­цом в пол. Мель­ком слы­шал, как вбе­жа­ли бой­цы, кто-то гром­ко крик­нул: «Да это же учеб­ная гра­на­та! Вот па­ра­зит, сво­лочь пья­ная!» По­том ме­ня до­пра­ши­ва­ли по­ли­цей­ские. – Ты же мог всех взо­рвать! Бы­ли бы жерт­вы, ты не имел пра­ва дей­ство- вать са­мо­сто­я­тель­но! – Я недав­но из ар­мии, сра­зу по­нял, что это му­ляж. – И все рав­но нель­зя под­вер­гать рис­ку граж­дан­ское на­се­ле­ние! В об­щем, из охра­ны ма­га­зи­на ме­ня уво­ли­ли. Бы­ло немно­го обид­но, что со мной так неспра­вед­ли­во обо­шлись. Но че­рез несколь­ко дней раз­дал­ся звонок: – С то­бой го­во­рит ко­ман­дир от­ря­да спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния. Пред­ла­гаю обу­че­ние и служ­бу в спец­на­зе. Мне та­кие бра­вые ре­бя­та нуж­ны. Что ска­жешь, бо­ец? – По­ду­маю, по­жа­луй, – от­ве­тил я.

Я осто­рож­но по­до­шел к нему – сей­час или ни­ко­гда С ра­бо­ты ме­ня уво­ли­ли. Бы­ло очень обид­но...

су­мел обез­вре­дить гра­би­те­ля, во­ору­жен­но­го гра­на­той, а вме­сто бла­го­дар­но­сти по­лу­чил вы­го­вор

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.